Четверг, 23.11.2017, 06:24
Главная | Мой профиль | Регистрация | Выход | Вход Вы вошли как Призрак | Группа "Гости"Приветствую Вас Призрак | RSS
[ Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Форум "За горизонтом" » Гарри Поттер » Гет » Рыцарь Завесы (макси, ГП/АГ, ДМ/НЖП, R, Darkfic/Thriller/AU/Adventure)
Рыцарь Завесы
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 17:56 | Сообщение # 1
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
Автор: чирелли
Бета: SammyDark
Пэйринг: Гарри Поттер/Астерия Гринграсс, Драко Малфой/Новый Женский Персонаж, Гермиона Грейнджер/Рон Уизли
Рейтинг: R
Жанр: Darkfic/Thriller/AU/Adventure
Размер: Макси
Статус: Закончен
Саммари: Они грань между добром и злом, правдой и ложью, тьмой и светом. Всегда на чьей-то стороне и всегда между… И он один из них.
От автора: Использованы цитаты из Принца Полукровки.
Моя Астория Гринграсс, Просто иллюстрация
Фанфик написан в подарок Jalina


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 17:57 | Сообщение # 2
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
1 глава. Поттер, ты теперь мой ученик...

На улице было очень холодно.

Несмотря на середину лета почти осенний ветер шелестел в газонной траве, играл с пылью и каким-то мусором, пробирался сквозь едва заметные щели в стенах аккуратных домиков на Прайвет -драйв. Темные грозовые тучи низко нависали над землей, скрывая от людей закат и приготовившись вылить на них все свои запасы.

Гарри сидел на подоконнике, прислонившись спиной к оконной раме, и внимательно разглядывал небо. Он и сам не знал, зачем это делает, но каждый вечер, как только его родственники ложились спать, он залезал сюда и подолгу смотрел на звезды или просто вглядывался в ночную пустоту на Прайвет— Драйв.

Каждую ночь он вспоминал Сириуса…и ему казалось, что именно звезды делали его ближе к крестному. Только с ними он мог подолгу прокручивать в голове те редкие моменты, когда он видел его, и фантазировать о том, какой была бы его жизнь, если бы Блэк был жив. Гарри обхватил себя руками, стараясь хоть немного согреться. Можно было, конечно, слезть и накинуть на себя что-нибудь теплое, но он не хотел вставать.

Сегодня был день летнего солнцестояния, Гарри никогда особенно не задумывался о значении дат в жизни волшебников, но он знал, что это одна из самых важных ночей в году. Травы, собранные в это время, обладали особой силой, а магия — мощью. Сегодня можно было гадать и загадывать любые желания.

Гарри с тоской посмотрел на темное небо — ни одной звездочки не было видно. Тогда он просто закрыл глаза и прошептал:

— Я хочу спасти своего Крестного… — и замер, ожидая.

От яростного удара грома задрожал дом. Гарри испугано подскочил на месте и открыл глаза. Улица все так же была пуста, тучи вот-вот готовы были разразиться проливным дождем, а ветер продолжал гонять пыль… ничего не изменилось. Гарри почувствовал, как к глазам подступили слезы разочарования. Он зло стукнул кулаком по подоконнику и спрыгнул с него, направившись к кровати. Завернувшись в одеяло, он обиженно отвернулся к стене, смахивая некстати навернувшиеся слезы, и сам не заметил, как уснул.

Гарри снился сон…

Он был в огромном зале старого замка, освещенном слабым, колеблющимся светом волшебных свечей, парящих под самым потолком, и увешанном древними портретами, с которых смотрело бесчисленное множество лиц неизвестных волшебников и волшебниц. Вокруг неспешно прогуливались странные люди в просторных мантиях с накинутыми капюшонами, из-за которых невозможно было рассмотреть ни лиц, ни фигур. Гарри сначала подумал, что это Пожиратели, но почему-то сразу отбросил эту мысль, показавшуюся ему глупой и не имеющей под собой основания. Звучала легкая, мелодичная музыка… Казалось, ничто не представляет опасности, и Гарри расслабился, отдаваясь на волю странного сна.

В противоположном конце зала что-то призывно сверкнуло, и Гарри быстро направился в ту сторону, откуда-то понимая, что его там ждут. Люди расступались перед ним, пропуская… Это была огромная арка, высеченная прямо в каменной стене Замка, подобная той, которая находилась в Министерстве, только она была ярко украшена золотыми цветами и лианами. Гарри медленно приблизился к ней, не понимая, что он здесь делает. Скорее всего, это был один из его кошмаров, но он не знал, как можно вырваться из него… оставался единственный выход — досмотреть до конца.

Парень подошел практически к самой арке, остановившись в шаге от нее, и замер, не понимая, что должен делать дальше. Арка переливалась тысячами огоньков, но при этом из нее не слышалось ни звука. Легкие тени скользили внутри, завораживая своим движением. Гарри обернулся назад и увидел, что все люди выстроились вокруг него полукругом, у некоторых в руках были жезлы, у некоторых палочки.

Гарри отпрянул назад, почти касаясь спиной арки, и в тот же миг толпа двинулась к нему… Они приближались медленно и неотвратимо, в них не было ничего пугающего, но Гарри отступил еще на шаг, забыв про арку, и тут же почувствовал, что куда-то проваливается. Дыхание захватило — в него впились несколько сотен иголок, казалось, что на теле не осталось места, куда бы они ни достали. Гарри успел подумать даже о том, что вот сейчас поймет, что чувствовал Сириус, когда упал за Завесу, но в следующую секунду все связанные мысли исчезли у него из головы, а сам он растворился в каком-то бесконечном, обжигающем потоке чистой магии. Тело раздирало, распыляло на мелкие частицы, скручивало, казалось, что чья-то огромная рука перебирает частицы его существа, выискивая что-то… Боль яркой вспышкой пронзила сознание, и Гарри открыл глаза. Ему потребовалось некоторое время, чтобы отдышаться и придти в себя, таких ярких снов ему не снилось уже давно. Нащупав на тумбочке свои очки и нацепив их на нос, он осторожно оглядел комнату.

Ветер трепал легкие занавески на окнах, в комнату залетали крупные капли дождя, и на полу у окна образовалась уже огромная лужа, поблескивающая в ярких вспышках молнии. На подоконнике сидел огромный ворон, к его лапе был привязан небольшой сверток. Птица недовольно смотрела на юношу, всем своим видом показывая, что долго ждать не намерена. Гарри поежился под одеялом и, неохотно выбравшись из-под него, поплелся к окну, едва не поскользнувшись на луже.

Птица, внимательно оглядев юношу с ног до головы, протянула ему лапку. Сжав на всякий случай в руке палочку, Гарри отвязал посылку. На свертке, действительно, значилось его имя, написанное красивым, витиеватым подчерком.

— Первый раз вижу, чтобы почту доставляли вороны, — пробормотал он.

Ворон сердито клюнул его за палец.

— Ай! Что я такого сказал?

Но черная птица просто проигнорировал его, выразительно покосившись на сверток, который Гарри продолжал сжимать в руке. Судя по размерам, там было что-то небольшое. Повертев его еще немного в руках, Гарри осторожно потянул за ленту. Ему на ладонь выпал небольшой серебряный перстень с черным камнем в центре, к которому прилагалась записка.

«Мистер Гарри Поттер,

Вы признаны достойным стать одним из Рыцарей Завесы, к посылке прилагается ваш перстень. Ваш наставник прибудет в ближайшее время. Рады принять Вас в наши ряды, надеемся, что Вы оправдаете наши ожидания».

Подписи не было, а как только Гарри прочел последнее слово, бумага вспыхнула и превратилась в пепел. Ворон довольно каркнул и, еще раз презрительно оглядев юношу, быстро вылетел в окно. Гарри успел только поднять руку, чтобы остановить его.

— Эй! Подожди, я не понимаю в чем дело!

Но птица уже скрылась в ночной тьме. Гарри угрюмо посмотрел на перстень , лежавший на ладони, обнаружив, что по его ободу были начертаны какие-то руны. Отложив украшение в сторону, мало ли что он мог скрывать в себе, Гарри выглянул в окно. В этот момент сверкнула особенно сильная молния, и его ненадолго ослепило. Когда он смог, наконец, нормально видеть, то обнаружил, что перед дверью стоит высокая фигура, укутанная в длинный черный плащ, скрывающий ее с ног до головы. Человек внимательно огляделся по сторонам и постучал в дверь.

Гарри отшатнулся от окна. Открывать дверь он не собирался, вполне логично предполагая, что это могут быть происки Воландеморта. В это время кольцо, лежащее на столе, засветилось ярким, холодным светом. Гарри вспомнил, что к нему якобы должен был прибыть Наставник. Он растерянно посмотрел на окно, потом на кольцо, потом на дверь…

Тяжелые, грузные шаги дяди Вернона и его громкое ворчание по поводу ночных гостей заставили Гарри подпрыгнуть. Он быстро схватил кольцо и бросился из комнаты вон.

Дядя Вернон уже успел дойти до двери и как раз открывал ее, когда Гарри практически скатился с лестницы. Он хотел было крикнуть, чтобы не открывали, но споткнулся и растянулся на полу.

— Поттер, Вы как всегда в своем репертуаре!

Гарри удивленно поднял глаза. Прямо над ним навис его самый ненавистный учитель — Северус Снейп. Некоторое время Гарри мог только открывать и закрывать рот, пытаясь найти подходящее слова. Снейп долго ждать не стал, он просто взял юношу за плечо и грубо поставил на ноги. В это время опомнился дядя Вернон.

— Что здесь происходит!? — забрюзжал он, срываясь на крик.

Гарри напряженно посмотрел на Снейпа, который с невозмутимым видом окинул презрительным взглядом помещение и, крепче сжав плечо ученика, прошествовал в гостиную. Дядя Вернон проследовал за ним, громогласно крича:

— Я требую освободить мой дом! Я не позволю находиться в нем таким… таким… — он задохнулся, не зная, как подобрать слова.

Снейп резко развернулся к нему, легко вытаскивая палочку. Дядя Вернон испуганно отшатнулся, закрывая лицо руками.

— Значит так, — от голоса Снейпа Гарри непроизвольно сжался, радуясь про себя, что гнев профессора в кои-то веки направлен не на него, — вы сейчас спокойно отправляетесь к себе в комнату и не высовываетесь оттуда до самого утра, пока мы не покинем этот дом!

Дядя Вернон трусливо отступил назад и неожиданно послушно ушел вверх по лестнице. Гарри удивленно проводил его взглядом, он ожидал большего сопротивления со стороны своего дяди. Впрочем, он на его месте тоже не стал бы связываться с разъяренным Снейпом. Боль в плече напомнила ему, что его все еще держат, Гарри осторожно поднял взгляд на профессора, тот презрительно рассматривал его, словно видел в первый раз. Впрочем, было в его взгляде и еще кое-что, что Гарри квалифицировал, как любопытство, и это было странно.

— Профессор, — осторожно вскрикнул Гарри, попытавшись вырвать плечо из крепкого захвата.

Снейп усадил его в кресло возле камина и навис над ним, Гарри непроизвольно вдавился в спинку, мечтая исчезнуть из этого места.

— Поттер, что вы делали сегодня ночью?

Гарри поежился, но взгляда не отвел. В конце концов, он действительно не сделал ничего плохого!

— Я спал, сэр, — пробормотал он.

Снейп недоверчиво обвел его взглядом и внезапно схватил за руку, в которой был зажат перстень.

— Тогда откуда у вас это?

Гарри удивленно разжал руку и уставился на драгоценность, пытаясь вспомнить, откуда она у него появилась.

— Ворон принес, — ответил он, наконец.

Снейп прошелся по комнате, его плащ развивался позади, подобно крыльям летучей мыши. Гарри напряженно следил за ним, сжав в руке перстень.

— Вы когда-нибудь слышали о рыцарях Завесы? — сухо поинтересовался Снейп.

Гарри покачал головой.

— Нет…

Снейп задумался, продолжая мерить шагами комнату. Через некоторое время Гарри решился спросить.

— Профессор, а что произошло?

Снейп прошипел что-то неразборчивое, и Гарри решил, что ради собственного выживания лучше не стоит переспрашивать. В это время в дверь снова постучали, и Зельевар стремительно направился к ней. Вернулся он уже в сопровождении Дамблдора. Гарри сразу заметил насколько похудел и осунулся директор Хогвартса.

— Здравствуй, Гарри, — тепло поприветствовал он ученика, располагаясь на диване напротив.

Гарри сдержано поздоровался, косясь на профессора Зельеварения. Снейп встал рядом и скрестил руки на груди. Дамблдор обратился к нему:

— Северус, ты уверен, что это правда?

Снейп поджал губы:

— Абсолютно, — мрачно ответил он, — нет никаких сомнений, что Поттер стал Рыцарем. Магия его выбрала.

Дамблдор проницательно посмотрел на него:

— И его Наставником…

— Буду я! — Снейп скривился так, словно съел целый лимон. — И с этим тоже ничего невозможно поделать, так решила магия. И я очень надеюсь, что вы сохраните все это в тайне.

Дамблдор кивнул и повернулся к Гарри:

— Ты знаешь, кто такие Рыцари Завесы? — поинтересовался он.

Гарри хмуро покачал головой.

— Профессор, прошу вас, объясните, что происходит, — взмолился он, глядя на директора.

Дамблдор задумчиво пригладил бороду.

— Северус, — позвал он, — прошу тебя, оставь нас на несколько минут.

Снейп раздраженно посмотрел на него.

— Я не имею права оставлять воспитанника ни на секунду в течение первых сорока восьми часов, пока устанавливается связь.

Гарри ошеломленно посмотрел на него, пытаясь осознать услышанное. Сказать ему не дали.

— Гарри, я прошу тебя помолчать и послушать, — резко одернул его Дамблдор.

Гарри поглубже уселся в кресло и весь обратился в слух. Директор тем временем обернулся к Снейпу.

— Обойти запрет нельзя?

Снейп посмотрел на него таким взглядом, что ответ не вызывал сомнений.

— Хорошо. Я не буду настаивать, — кивнул Дамблдор, — значит, поговорим втроем.

В его глазах сверкнуло что-то странное, отчего Снейп нахмурился еще больше, а Гарри подумал, что ему еще предстоит разговор с директором наедине, и он не был уверен, что он ему понравится. Дамблдор тем временем повернулся к нему.

— Гарри, так уж случилось, что сегодня ты стал Рыцарем Завесы, — мягко сказал он, но Гарри мгновенно напрягся, ожидая подвоха, — поэтому теперь твоя жизнь немного изменится.

— Но я не хочу никем становиться! — возмутился Гарри, но быстро осекся под недовольным взглядом директора.

— Боюсь, что все не так просто, — вздохнул Дамблдор, — Рыцари Завесы существуют с незапамятных времен, и не подчиняются никому, кроме самих себя. Их магия находится где-то между темной и светлой магией, а их основная задача — поддерживать это равновесие. Это закрытый орден, члены которого тщательно скрывают свою принадлежность к нему.

Гарри недоуменно посмотрел на него, неосознанно теребя в ладони перстень, который стал постепенно нагреваться.

— Гарри, знания, накопленные Рыцарями, бесценны… Опыт, что мы приобрели в битвах с Воландемортом, позволил нам понять, что Пожиратели смерти изменили тактику. Раньше их главным оружием были непростительные проклятья, но теперь они все чаще и чаще используют против нас разнообразную магию: и темную, и светлую. И если против светлых заклинаний мы можем бороться, то против темных абсолютно бессильны, эти заклятья мы или забыли, или отвергли. Для того, чтобы мы были конкурентоспособны, нам необходимо развиваться.

Дамблдор поднялся, глядя на повернувшегося к нему спиной Снейпа.

— Сейчас я оставлю тебя наедине с твоим Наставником, он объяснит тебе все необходимое, — закончил он, направляясь к двери.

На самом пороге он остановился:

— Гарри, помни, о чем я тебе сказал, — строго напомнил он. — Мы еще сможем поговорить с тобой обо всем. Северус, я надеюсь в ближайшее время увидеть тебя в своем кабинете.

Снейп не ответил, и Дамблдор растворился в стене дождя. Гарри же напряженно перевел взгляд на своего нового Наставника.

— Сэр, — решился напомнить он о себе.

Снейп глубоко вздохнул.

— Поттер, на всякий случай, чтоб не было напрасных надежд, вы не имеете права отказаться от рыцарства. Если вы попробуете это сделать, то лишитесь магии…

Гарри испуганно вскинул голову:

— Но… — он замер, с удивлением посмотрев на ладонь. Перстень нагрелся, обжигая кожу и причиняя боль.

Снейп быстро приблизился к нему и опустился на колени. Гарри хотел было отбросить от себя перстень, но профессор быстро сжал его ладонь.

— Поттер, тебе необходимо решить прямо сейчас!

Гарри попытался вырвать руку, но у него ничего не получилось. Жжение становилось нестерпимым, и на глаза выступили слезы.

— Я согласен! — воскликнул он.

Снейп, однако, ладонь не разжал. Он достал свободной рукой длинный узкий нож и, зажав его между их сцепленными ладонями, резко дернул. Кровь брызнула из разрезов, но перстень поглотил ее всю, моментально перестав жечь. Гарри с ужасом смотрел на происходящее, на лице же Снейпа не отразилось ни одной эмоции.

—Ну вот и все, Поттер, с этого момента ты — Рыцарь Завесы и мой ученик, — объявил он, скривившись, — все знания, которые я буду преподавать тебе, ты не имеешь права сообщать никому, кроме таких же, как ты. О том, кто ты такой, ты можешь сообщать только самым близким тебе людям. В идеале лучше, чтоб вообще никто не знал.

Он разжал руку, и Гарри с удивлением посмотрел на ладонь, на ней не было ни одной капли крови или царапины, зато перстень приобрел легкий оттенок красного.

— Надень его! — приказал Снейп.

Гарри, все еще недоверчиво глядя на него, надел перстень на палец. Он пришелся как раз в пору и едва заметно запульсировал.

— Прикажи ему скрыться от посторонних глаз.

Гарри вздрогнул, отвлекаясь от разглядывания драгоценности.

— Как?

Снейп закатил глаза.

— Поттер, просто прикажи ему скрыться! Можно мысленно…

Гарри крепко сжал зубы, стараясь сдержать себя и не нагрубить Снейпу, и мысленно приказал перстню скрыться. Украшение немедленно растворилось, но Гарри продолжал ощущать его пульсацию.

— Теперь быстро собирай свои вещи и тащи их сюда! — прикрикнул Снейп. — Пошли наверх!

— Зачем? — не понял Гарри.

Снейп зарычал, но сдержался:

— Поттер, ты теперь мой ученик, — напомнил он, — и должен постоянно находиться рядом.

Гарри поджал губы, но спорить не стал. Он быстро поднялся по лестнице, Снейп шел следом за ним, не отставая ни на шаг. Гарри потребовалось не больше десяти минут, чтобы побросать в сундук все необходимое. С трудом запихнув котел, он захлопнул крышку и повернулся к Наставнику. Снейп презрительно рассматривал бардак, творившийся в комнате, Гарри смущенно выпрямился и опустил глаза.

— Я готов, профессор, — пробормотал он.

Снейп что-то невнятно хмыкнул и направил палочку на сундук, он мгновенно исчез.

— А моя сова? — напомнил Гарри.

Хедвиг, недавно вернувшаяся с охоты, недовольно ухнула, когда Снейп направил на нее палочку. Через секунду клетка исчезла.

— Все? — поинтересовался Снейп.

Гарри кивнул, все еще теребя в руках палочку. Снейп крепко взял его за руку и аппарировал…

Они оказались в центре небольшой, странной квартиры. Гарри удивленно огляделся вокруг. Казалось, что в квартире практически полностью отсутствуют стены: кухня плавно перетекала в гостиную, гостиная в спальню. Гриффиндорец заметил только две двери, и он не сомневался, что одна вела на выход, а другая в ванную. Все помещение было обставлено с поистине аскетичным вкусом, ничего лишнего и ненужного, каждая вещь строго на своем месте. Ненужным здесь смотрелись разве что его сундук и клетка, которые стояли прямо в центре гостиной.

— Кто здесь живет? — поинтересовался Гарри.

Снейп снисходительно усмехнулся:

— Я, Поттер, здесь живу я. Это моя квартира…

Гарри удивленно посмотрел на него. Зельевар стремительно пересек помещение и достал из шкафа подушку и серый шерстяной плед, которые и перебросил Гарри.

—будешь спать на диване, Поттер, — объявил он.

Гарри открыл было рот, чтобы спросить про свое рыцарство, но Снейп заговорить не дал.

— Завтра я расскажу тебе все, что необходимо знать, — сказал он и одним взмахом палочки потушил свет в квартире.

Гарри ничего не оставалось, кроме как пожать плечами и направиться к дивану, пробираясь в темноте на ощупь. Диван стоял в центре гостиной, прямо напротив камина, и был вполне пригоден для сна. Завернувшись в плед, Гарри некоторое время вслушивался в темноту. Снейп быстро разделся и лег спать. Через несколько минут единственным звуком, раздающимся в квартире, стало размеренное дыхание двух людей.

Гарри свернулся калачиком и осторожно высунул из-под пледа руку, на которой находился перстень. Он все еще пульсировал, но больше не был горячим. Гарри осторожно провел рукой по камню… Он был растерян, все слишком быстро навалилось на него, и он все еще не до конца понимал, что произошло.

Пульсация едва заметно усилилась, и Гарри сам не заметил, как уснул.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 17:58 | Сообщение # 3
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
2 глава. Сосна и рябина

Солнечный лучик, проникнув в щель между шторами, скользнул по комнате, замерев на сомкнутых веках юноши. Гарри недовольно нахмурился и попытался спрятаться под плед, натянув его на голову. Одеяло моментально исчезло, а телу сразу стало холодно. Гарри обижено засопел и засунул голову под подушку. Но и она предательски исчезла.

— Поттер, я не намерен нянчиться с тобой все утро!

Громкий голос «любимого» учителя лучше всего вывел Гарри из сонного состояния, он подпрыгнул на диване и распахнул глаза, моментально все вспомнив. Снейп нависал над ним, уперев руки в бока.

— Доброе утро, сэр… — выдавил из себя Гарри, понимая, что от него ждут какой-нибудь реакции.

Снейп недовольно поморщился, но выпрямился и отступил на шаг.

— Вставай! — приказал он, кидая Гарри белое, махровое полотенце. — У тебя десять минут, чтобы принять ванну, потом сядем завтракать.

Гарри хотел было возмутиться против резкого тона нового Наставника, но в это время в животе неприятно заурчало, напоминая ему о том, что он вчера не обедал и не ужинал. Спорить сразу расхотелось, и он поспешил в ванную. Хотя он не стремился уложиться в отведенное Снейпом время, выйдя в гостиную, Гарри обратил внимание, что стрелка на часах переместилась ровно на десять минут вперед.

Снейп жестом указал ему на стол, на котором стояли тарелки с бутербродами и омлетом. Гарри, подавив желание уточнить, сам ли зельевар готовил завтрак, молча принялся за еду. В центре стола стояло большое блюдо с фруктами, но Гарри не решился взять с него что-либо. Быстро съев все, что положили ему на тарелку, юноша поднял взгляд на Наставника, обнаружив, что тот внимательно разглядывает его, отложив вилку в сторону. Заметив, что Гарри закончил есть, Снейп легким взмахом палочки перенес тарелки к раковине в кухне и поднялся.

— Пошли, Поттер, нам надо поговорить.

Он разместился в большом кресле возле камина, и Гарри, не задумываясь, сел на диван, стоящий напротив, положив палочку рядом, чтобы он мог, в случае чего, всегда дотянуться до нее. Снейп его маневры заметил и недовольно поджал губы.

— Поттер, вы мой ученик, — мрачно напомнил он, неожиданно переходя на вы, — если я захочу, то могу заставить Вас делать все, что захочу.

Гарри нахмурился:

— А если я не хочу… — начал он.

Снейп вздохнул:

— Значит, Вас заставит ваша собственная магия.

И пока Гарри не успел опомниться, приказал:

— Встаньте и сделайте десять прыжков.

Гарри упрямо тряхнул головой, намереваясь воспротивиться, и тут же почувствовал сильное жжение вокруг нагревшегося перстня. Он попытался терпеть, но боль начала расползаться по руке, и ему пришлось встать и сделать то, что ему приказали. Жжение немедленно прекратилось, и Гарри хлопнулся на диван, с ненавистью глядя на Наставника. Снейп в ответ только пожал плечами:

— Это была просто наглядная демонстрация, — пояснил он, — связь практически полностью сформировалась, разорвать ее не сможет теперь никто и никогда.

Он провел рукой по пальцу, на котором, как подозревал Гарри, было такое же, как у него, кольцо.

— И еще, на всякий случай, чтобы не было лишних мыслей, — ухмыльнулся Снейп, — не пытайтесь сбежать, наша связь настолько сильна, что я смогу найти Вас, даже если Вы будете на другом конце земного шара.

Гарри прикусил губу и заставил себя молчать. Снейп удовлетворенно кивнул:

— Итак, перейдем к вопросу о том, кто же такие Рыцари Ордена Завесы, — продолжил он, — вчера вечером Дамблдор попытался объяснить, но так как он сам не является членом Ордена, он мало что может знать.

Снейп проницательно всмотрелся в сидящего напротив него юношу.

— Рыцари Завесы существуют с незапамятных времен. Считается, что они появились сразу после того, как магия разделилась на темную и светлую. Их задача состоит в том, чтобы поддерживать равновесие сил.

Гарри нахмурился еще больше. Снейп невозмутимо продолжил:

— Но это не значит, что мы бросаемся на помощь темной магии, если побеждает светлая, и наоборот. Большинство Рыцарей предпочитает оставаться от войн в стороне и выходит из своих нор только после победы одной из сторон. Но есть и такие, кто становится на определенную сторону, считая, что именно ей необходима его помощь. Пока магия это позволяет, это допустимо…

Гарри мало что понял, но переспрашивать не решился.

— То, что ты стал учеником, довольно странно, — Снейп снова обвел его взглядом, — обычно рыцарем может стать только чистокровный маг, право которого подтверждено предыдущими поколениями.

Он поморщился, словно это было ему неприятно:

— А ученичество начинается с семи, максимум десяти лет… Ты же опровергаешь и то, и другое…

Гарри поежился, отсаживаясь чуть дальше.

— Впрочем, с тобой обычно всегда все наоборот, — вздохнул Снейп, — постепенно ты сможешь во всем разобраться. Во всяком случае, я надеюсь… самое главное, что ты сейчас должен запомнить, это то, что должен беспрекословно слушаться меня.

Увидев, как исказилось лицо Гарри, он усмехнулся:

— Хотя бы попытаться, — он внезапно резко наклонился к юноше, — Поттер, твоя жизнь резко изменится с этого времени. Люди не понимают и не признают Рыцарей Завесы, считается, что мы служим Тьме, что мы темные маги, нас ненавидят и боятся. Именно поэтому я предупредил тебя, чтобы ты не особенно рассказывал об этом друзьям… особенно, чистокровным.

Гарри кивнул, заранее зная, что рассказать ему все равно особо некому, а Рон и Гермиона всегда поддержат. Он был в этом уверен.

— Это плавно приводит нас к следующей теме сегодняшнего разговора, — продолжил Снейп, — Рыцари по сравнению с обычными магами имеют преимущество, так как могут свободно использовать разные виды магии. Но это приводит и к тому, что они имеют и недостатки.

Зельевар легким взмахом палочки наколдовал на столе сосновую ветку и горсть рябины.

— Сосна и рябина, — объявил он, — и то, и другое смертельно ядовито для нас.

Гарри нахмурился:

— Сосна ядовита для оборотней и вампиров, — пробормотал он, — но мы ведь не…

Снейп прервал его:

— Нет, мы не… но частично магия схожая. Впрочем, различия тоже имеются, — он положил на стол тонкий серебряный нож, — например, серебро для нас лучший в мире катализатор, рядом с которым магический потенциал увеличивается.

Гарри отполз немного в сторону от растений, словно они могли напасть на него. Снейп одобрительно кивнул.

— Я уверен, что окружающие будут стараться убить тебя. Особенно, если о твоем статусе узнает Темный лорд. Поэтому вот твой первый урок.

Снейп наколдовал пять стаканов с ярким апельсиновым соком.

— В одном из них сок рябины, — сообщил он, поглядывая на растерявшегося Гарри, — твоя задача — отыскать тот, который не отравлен, и выпить.

Снейп легко поднялся и пересел за небольшой письменный стол, расположенный в углу. На нем тут же появились ровные стопки бумаги и перья.

— У тебя время до вечера, — он посмотрел на часы, — ровно в восемь часов ты должен выпить один из стаканов.

Гарри ошеломленно застыл, рассматривая яркую жидкость. Как найти яд он не знал, пару раз он порывался спросить об этом у Снейпа, но тот только пожимал плечами, показывая, что ученик должен сам справиться с заданием.

Гарри попробовал отличить отравленный стакан по цвету, но, как он ни вглядывался в ярко рыжую глубину, никаких отличий найти не смог. С запахом вышло точно также. Через несколько часов разглядывание стаканов порядком надоело Гарри, спина начала ныть, а голова раскалываться от напряжения. К тому же смертельно захотелось пить, но он не сомневался, что Наставник ему этого не позволит, поэтому он продолжил гипнотизировать взглядом напитки.

Когда время перевалило за три часа, захотелось завыть. Гнетущая тишина, прерываемая редким поскрипыванием пера, никак не способствовала поднятию настроения. Гарри вздохнул и, плюнув на все, развалился на диване, положив руки под голову. А что собственно произойдет, если он вдруг выберет тот, что отравлен? Он недовольно посмотрел на прямую спину Наставника. Снейп его, конечно, ненавидит, но он почему-то был уверен, что не настолько, чтобы отравить. Тем более, что он теперь его ученик, а значит, если Гарри правильно понял смысл всего сказанного утром, должен защищать его. В то же время, это ведь Снейп, никогда не знаешь, что придет ему в голову в следующее мгновение. Возможно, яд и не убьет сразу, но покалечить может, а Снейп при этом вполне может оправдаться трудностями обучения.

Гарри прикусил губу, размышляя дальше. Ему никак не давало покоя то, что в задаче было уж слишком много вариаций. Проще всего было просто взять один наугад, отравлен-то только один, но Гарри не нравилась простота этого выхода. Особенно, если дело касалось Снейпа. Ситуация начинала злить…

Он с ненавистью покосился на стол. Взять бы да накормить самого Снейпа этой рябиной, чтоб помучался. Вот она лежит, ехидно светится, мучительница! Стоп! Гарри резко сел. Светится?

Маленькие рыжие ягодки, действительно, едва заметно светились. Гарри замер, стараясь удержать внутри новые ощущения, и осторожно перевел взгляд на стаканы. Четыре из них светились тем же ядовито желтым светом.

Юноша замотал головой, либо он что-то не понимал, либо… губы Гарри растянулись в понимающей усмешке.

— Сэр, — позвал он Наставника, — я готов дать ответ.

Снейп немного удивленно посмотрел на ученика, но быстро взял себя в руки.

— Я вас слушаю, Поттер. Надеюсь, что вы хорошо подумали перед этим?

Гарри пожал плечами и, подхватив стакан, который не светился, быстро выпил его. Снейп внимательно следил за его действиями, когда юноша отставил стакан, он подошел ближе.

— А если я предложу вам выпить еще один? — поинтересовался он, рассматривая на свету остатки сока на дне.

Гарри нахмурился:

— Тогда я откажусь это делать, потому что все остальные отравлены.

Снейп иронично поднял брови.

— И что же вам подсказало, что это так?

Гарри покосился на стаканы, приложив немного усилий, он смог вспомнить ощущение, и вот уже стаканы снова светятся. Снейп терпеливо дожидался ответа, услышав сбивчивый и немного непоследовательный рассказ, он вздохнул.

— Ну что ж, Поттер, можно сказать, что вы усвоили первый урок. Теперь любую еду, где бы вы ни ели, и кто бы вам ее ни дал, вы обязаны проверять.

Гарри кивнул, понимая, что Наставник, скорее всего, прав. Снейп, удовлетворившись этим ответом, направился к камину, но Гарри поспешил остановить его.

— Подождите, сэр, а если бы я выпил отравленный?

Снейп вернулся к столику и взял полный стакан, брезгливо понюхав жидкость, он вернул его назад.

— Здесь концентрация сока рябины слишком мала, вы не умерли бы, — спокойно объяснил он, — максимум, что вам грозило, это небольшое несварение и пару часов на унитазе.

Гарри мрачно отвернулся в сторону, пообещав себе, что еду, которую готовит Снейп, он будет проверять с удвоенной тщательностью.

В это время камин призывно зашипел, вызывая на связь, Снейп поспешил к нему. Подслушивать Гарри совсем не хотелось, во всяком случае, так явно, но спрятаться в комнате было некуда, поэтому он вернулся на диван, сев подальше от ядовитых стаканов.

— Северус, ты собираешься появляться? Сколько можно тебя ждать? — ядовитый голос Люциуса Малфоя Гарри узнал сразу и поспешил сползти вниз, чтобы его нельзя было заметить от камина.

Впрочем, Снейп уже встал так, что увидеть квартиру было невозможно.

— Я не смогу сегодня прийти, — мрачно сообщил он.

— Перестань, ты не можешь постоянно отлынивать, — Гарри с удивлением заметил в голосе Малфоя нотки иронии, — вот назови мне хотя бы одну причину, почему я должен отстать от тебя?

Снейп вздохнул:

— У меня появился ученик, Люциус, я не смогу оставить его еще несколько часов.

Некоторое время Малфой потрясенно молчал.

— Но это же замечательно, Северус! — в разговор влез кто-то еще, но этот голос Гарри не знал. — И кто он? Или она? Сколько лет? Из какой семьи? А мы его знаем?

Снейп напрягся от такого количества вопросов.

— Я не хотел бы пока рассказывать о нем.

— Значит, это мальчик, — усмехнулся Люциус, — а что, с ним что-то не так?

Снейп покосился на Гарри, выглядывающего из-за спинки дивана.

— Нет. С ним все так, просто… — он вздохнул, — Люциус, извини, но тебе придется извиниться перед остальными за то, что мы не придем.

— Хорошо, — Малфой явно был недоволен, — я передам. Но мы хотим видеть его в ближайшее время, ты не сможешь прятать его вечно.

Пламя вспыхнуло, и посетитель исчез. Гарри медленно выбрался из своего укрытия.

— И что, все Пожиратели Смерти — Рыцари? — поинтересовался он. — Тогда понятно, почему вас Темными магами считают.

Снейп с безразличным видом направился к кухне.

— Нет, конечно, — фыркнул он. — Я же говорил тебе, что в Ордене есть маги, которые предпочитают занимать чью-либо сторону. Среди них есть и Пожиратели, и члены Ордена Феникса.

Гарри удивленно вскинул голову:

— И вы все друг друга знаете? И встречаетесь?

Снейп посмотрел на него, как на умалишенного.

— Поттер, вам пока рано это знать, — отрезал он, но потом немного смягчился, — то куда нас звали, просто дружеская встреча, хотя все ее члены действительно являются Рыцарями.

Гарри промолчал, дожидаясь продолжения. Снейп молчал долго, ставя чайник на плиту, нарезая сыр и хлеб. Наконец, он отложил нож.

— Поттер, Рыцари служат только самим себе, и если для них сейчас выгодно быть при Лорде, они будут при нем. Впрочем, некоторые действительно поддерживают его идеи, поэтому я попросил бы тебя быть крайне осторожным при встрече с ними.

— А что, мы к ним пойдем? — удивился Гарри. — Но ведь они меня сразу убьют!

Снейп отложил нож в сторону, всем своим видом показывая, что разговор утомил его.

— Все встречи проходят только при условии, что всем присутствующим ничего не угрожает.

— Ага, а предателей среди вас не водится, — пробормотал себе под нос Гарри, усаживаясь за стол, Снейп его услышал.

— Водятся, — кивнул он, — но на этих встречах они не смогут ничего сделать. К тому же, увидев, что ты один из нас, во время битвы они будут более … лояльны. Впрочем, я постараюсь, чтобы встреча произошла как можно позже.

Гарри не поверил, но спорить не стал, понимая, что если Снейп разозлится, то просто прикажет ему туда пойти. На столе появилась тарелка с бутербродами, и Гарри уже протянул руку к одному из них, но вовремя вспомнил про отраву и быстро просканировал еду. Удостоверившись, что в ней ничего нет, Гарри запихнул в себя большой кусок и тут же поймал задумчивый взгляд Снейпа.

— Я собираюсь продолжить свое занятие делами, — объявил он, — Вы можете заняться своими или взять что-нибудь почитать.

Он махнул рукой в сторону стеллажа с книгами, и Гарри ничего не оставалось, как поплестись к нему.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:00 | Сообщение # 4
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
3 глава. Первое предательство

Подойдя к стеллажу, Гарри внимательно осмотрел названия книг. Многие из них заинтересовали его: здесь были учебники по ЗОТС, Чарам, Трансфигурации, об авторах которых Гарри никогда раньше не слышал. На огромную полку с томами по Зельям он предпочитал даже не смотреть.

Весь оставшийся день Гарри провел возле стеллажа, изучая его содержимое и пытаясь найти хоть какую-то зацепку, которая поможет ему спасти Сириуса. К сожалению, про Завесу ни в одной из книг не было ни слова. Гарри хотел было спросить у своего наставника (его очень интересовало, каким образом Рыцари связаны с Завесой), но он не решался, боясь нарушить хрупкое взаимопонимание. Снейп за все это время только пару раз поднял голову от своих бумаг, чтобы приказать Гарри пообедать и поужинать, сам он при этом не притронулся ни к чему, оставаясь голодным.

Утром Гарри проснулся сам. С удивлением покосившись на часы, он обнаружил, что проспал практически до двенадцати часов. Снейп все так же сидел за столом над бумагами, однако, как только Гарри поднял голову, он поднялся и подошел к нему.

— Поттер, у тебя полчаса чтобы позавтракать и собраться, мы отправляемся на Диагон-алею, — объявил он.

Гриффиндорец хотел было поинтересоваться, что они будут там делать, но глядя на хмурое лицо наставника, выглядевшего так, будто он не спал всю ночь, решил, что лучше не стоит. Выбравшись из постели, он поспешил в ванну, и уже возле двери его догнал мрачный голос Снейпа:

— Собери вещи, сюда мы не вернемся. Вечер мы встретим в Норе…

Гарри сначала показалось, что он ослышался. Не может быть, что он увидит, наконец, своих друзей, но Снейп был абсолютно серьезен. Подпрыгнув от нетерпения, Гарри бросился в ванную. Что и говорить, собрался он гораздо раньше, чем прошли отведенные ему полчаса.

Снейп мрачно оглядев его поношенную, немного грязную одежду, приказал надеть мантию.

— Постарайтесь не выделяться, Поттер, лучше всего будет, если Вы накинете капюшон и будете везде следовать за мной.

Гарри кивнул, отлично понимая, что если их увидят вместе, то ни к чему хорошему это не приведет. Он накинул капюшон, поморщившись от неприятного ощущения, что похож сейчас на Пожирателя. Снейп подхватил его за локоть и моментально аппарировал.

Они оказались прямо перед магазином Оливандера. Подозрительно оглядевшись, Снейп направился к нему.

— Нам надо купить вам палочку, — сказал он, обещаясь к Гарри, но глядя в противоположную сторону.

— Зачем? — не понял Гарри, — у меня ведь уже есть.

Снейп недовольно повернулся к нему:

— Поттер, чем Вы вчера слушали мои объяснения?

Гарри покраснел, но как ни старался, не мог вспомнить, чтобы Снейп говорил хоть что-то или хотя бы намекал на волшебную палочку.

— Сэр, я внимательно слушал вас вчера, но не понимаю, причем здесь моя палочка.

Снейп презрительно фыркнул:

— Если бы Вы слушали внимательно, Поттер, — вздохнул он, — то не задавали бы глупых вопросов.

Гарри упрямо молчал, ожидая продолжения. Наконец, Снейп сжалился:

— Поттер, я Вам сказал, что Рыцари используют разные виды магии, — устало напомнил он, — Вы что, собираетесь своей палочкой колдовать? Если ее проверят, то Вас моментально засадят за использование темной магии в Азкабан. А меня следом, за то, что преподавал подобное…

Гарри недовольно поджал губы, решив не спорить. Снейп толкнул трухлявую дверь магазина и пропустил ученика вперед. Гарри с интересом осмотрелся вокруг. С того времени, как он был здесь в последний раз ничего не изменилось. То же пустое, немного мрачное помещение, те же длинные узкие коробки, штабелями сложенные вдоль стен.

Оливандер появился неожиданно, словно из под земли. Увидев посетителей, он подозрительно огляделся по сторонам и, отметив, что в магазине никого, кроме них, нет, расплылся в довольной улыбке.

— Северус, рад тебя видеть, — он перевел взгляд на Гарри, — Мистер Поттер, я приветствую и Вас тоже. Прошу, проходите!

Гарри вопросительно посмотрел на Снейпа и, когда тот одобрительно кивнул, направился следом за Оливандером, скрывшимся за стеллажами. Мастер внимательно оглядел его, поглаживая подбородок.

— Не волнуйтесь, Мистер Поттер, Ваша палочка ждет Вас.

Гарри непонимающе посмотрел на него, но Оливандер уже отвернулся от юноши и достал откуда-то из недр лавки небольшую прямоугольную коробку.

— Северус, ты будешь его учить по своему истинному направлению?

Гарри вздрогнул, когда голос Снейпа раздался у него прямо за спиной:

— Да, вряд ли он сможет стать зельеваром…

Оливандер одобрительно улыбнулся и протянул Гарри палочку:

— Тогда вот эта будет Вам, скорее всего, как раз… черное дерево и шерсть единорога, десять с половиной дюймов, пружинистая, идеальна для занятий темной магией. Попробуйте.

Гарри осторожно взял в руки палочку. Покалывание в кончиках пальцев он почувствовал сразу, ему даже показалось, что палочка ожила в его руках, слегка завибрировав. Он взмахнул ею, и она мгновенно откликнулась, осыпав всех присутствующих дождем золотисто зеленых искр.

Оливандер довольно кивнул:

— Блестяще, Гарри, — он сверкнул глазами, — ты ведь позволишь себя так называть?

Гарри, все еще не до конца пришедший в себя, кивнул.

— Отлично, тогда можешь звать меня Альбертом, — улыбнулся Оливандер, — я рад приветствовать тебя в наших рядах.

Гарри удивленно открыл рот:

— Вы Рыцарь?

Оливандер ободряюще улыбнулся ему:

— Да, Гарри, и я очень надеюсь, что ты не будешь об этом никому рассказывать.

Гарри покраснел и, крепче сжав палочку, кивнул.

— Эта палочка нигде не зарегистрирована, — продолжил тем временем Оливандер, глядя на свое творение, — ее очень сложно отследить, я бы даже посоветовал тебе пользоваться ею, а свою спрятать на всякий случай. Я уверен, что она еще сослужит тебе хорошую службу.

Он повернулся к Снейпу.

— Все, Северус, можешь забирать его.

Профессор жестко сжал плечо Гарри и подтолкнул его к выходу.

— Спасибо, Альберт, — поблагодарил он хозяина, — надеюсь, что ты помнишь, что я не хотел бы пока никому говорить, кем является мой ученик.

Оливандер задорно усмехнулся:

— Ну, ты, конечно, лишаешь меня удовольствия, но я постараюсь сдержаться, — пообещал он.

Снейп недовольно поджал губы и, подхватив Гарри за локоть, вытолкнул его на улицу. Там он, не дав ему опомниться, аппарировал.

Они оказались возле Норы, и Гарри уже двинулся в сторону дома, но Зельевар его удержал.

— Подождите, Поттер, — хмуро приказал он, — я хочу Вам напомнить об осторожности.

Гарри нахмурился:

— Профессор, вы сказали, что я могу рассказать своим самым близким друзьям, которым я доверяю. Так вот, Рону и Гермионе я доверяю больше, чем себе!

Снейп покачал головой:

— Будьте крайне осторожны, — повторил он еще раз, — Уизли древняя чистокровная семья, которая никогда не была связана с Рыцарями, их реакция может быть для Вас неожиданной.

Гарри осторожно освободил свой локоть из цепких рук Наставника и упрямо взглянул на него:

— Я думаю, что все не так трагично…

Видимо смирившись, Снейп вздохнул:

— Вашу новую палочку лучше спрятать до возвращения в Хогвартс, — посоветовал он, — и будьте добры, постарайтесь следить за тем, что тащите в рот, и что хватаете руками.

Гарри улыбнулся:

— Не волнуйтесь, профессор, у меня все будет хорошо.

Снейп брезгливо поморщился:

— Волноваться?.. за вас, Поттер?.. ни в коем случае.

И направился к дому, а Гарри поспешил за ним, гадая, зачем он вообще это сказал. Волнующийся за него Снейп, так же не реально, как Воландеморт, желающий ему долгих лет жизни. Фыркнув под нос от абсурдности ситуации, Гриффиндорец поспешил за Наставником, предварительно спрятав палочку подальше от людских глаз.

Нора встретила их громким гомоном десятка голосов. Обитатели дома как раз садились обедать. Раскрасневшаяся Молли Уизли встретила Гарри и его Наставника, радостно всплеснув руками:

— Идите, скорее, есть! — потребовала она, — вы же, наверное, совсем голодные.

Обняв Гарри, она прошептала:

— Гарри, дорогой, прости нас, мы бы забрали тебя сами, но Дамблдор настоял, что это должен сделать Северус.

— Ничего страшного, — пробормотал Гарри, а в следующую минуту едва не оказался сметен огненным смерчем. Это вниз спустились остальные члены семьи Уизли, присутствующие в доме: Рон, Джинни, близнецы и Артур.

— Гарри! — Джинни оказалась возле него первая, — я так рада тебя видеть.

— Ну, наконец-то, друг! — Рон похлопал его по плечу, — Мы уж собирались сами тебя спасать.

Гермиона просто крепко обняла.

После долгих приветствий и объяснений, Гарри, наконец, препроводили к столу. Снейп уже был здесь, он сидел в самом темном углу и о чем-то тихо разговаривал с Люпином, но как только в комнате показались Уизли, моментально отодвинулся. Ремус поднялся к Гарри навстречу и, быстро обняв его, усадил рядом с собой.

— Нам надо поговорить, — шепнул он ему на ухо.

Брюнет кивнул, давая понять, что согласен, и уже взял вилку, чтобы начать есть, но вовремя поймал на себе мрачный взгляд Снейпа и попытался проверить еду. Сначала у него ничего не получилось, и только представив перед собой гроздь рябины, он смог вызвать знакомое ощущение. Осмотрев стол, он убедился, что светится только деревянная подставка, на которую миссис Уизли водрузила большую кастрюлю с пловом. Бросив на Снейпа короткий взгляд, он принялся за еду.

— Мы волновались за тебя, Гарри, — тихо сообщила Гермиона, проницательно рассматривая его лицо.

— Почему? — не понял Гарри.

Рон заерзал на своем месте, кидая недовольные взгляды на Зельевара.

— Нам когда Дамблдор сказал, что за тобой Снейп отправился, мы подумали, мало ли, что случиться может, — неохотно пояснил он.

Гарри поспешил их успокоить:

— Со мной все в порядке…

Снейп ведь ничего особенно ему не сделал… Рон расплылся в счастливой улыбке:

— Это мы видим. Дамблдор сказал, что ты сможешь остаться здесь до конца каникул, так что у тебя будет вполне даже нормальное лето.

Гарри недоверчиво покосился на Снейпа, уверенный, что тот хорошо слышал весь их диалог. Его Наставник осторожно ел, предложенный ему хозяевами салат и в их сторону не смотрел.

— Эй, ты чего не рад? — спросил озадаченный Рон.

Гарри улыбнулся ему в ответ:

— Рад, конечно же…

Время до конца обеда он провел, беседуя с Роном и Гермионой, обсуждая планы на ближайшие недели и предлагая свои варианты. Когда с десертом было покончено, близнецы потянули всех на двор, чтобы покататься на метлах, и Гарри уже собирался пойти вместе со всеми, но его остановил Люпин.

— Мы собирались поговорить, — напомнил он.

Гарри крикнул друзьям, чтобы начинали без него, и поспешил за Люпином, направившимся вглубь дома. Они вошли в небольшую комнатку с камином и небольшим выцветшим диваном.

— Ремус, что-то случилось? — спросил Гарри, начиная нервничать.

— Нет-нет, Гарри, все в порядке, — улыбнулся Люпин.

В это время вошел Снейп. Мрачно оглядев собравшихся, он уселся на диван. Гарри непонимающе переводил взгляд с одного на второго.

— Итак, Гарри, ты — Рыцарь, — начал Люпин.

Гарри удивленно подпрыгнул:

— Откуда ты знаешь? — но потом, сопоставив все факты, повернулся к Снейпу, — Но вы же сами сказали, что никому говорить нельзя!

Снейп недовольно скривился:

— Не ори! — одернул он своего ученика, — Я уеду на несколько дней, Люпин поможет тебе в случае непредвиденных ситуаций.

Гарри нахмурился, перевел взгляд на Ремуса, с интересом рассматривающего его, и наконец, догадался.

— Ремус тоже Рыцарь! — воскликнул он.

Снейп устало вздохнул и подошел к камину.

— Все, мне надо идти, — резко сказал он, — Люпин, ты мне за него отвечаешь. Поттер, не забывай то, что я тебе сказал, и слушайся его.

И быстро исчез в пламени, Гарри не успел даже рта раскрыть. Они с Ремусом остались наедине. Люпин немного нервно улыбнулся ему:

— Давай присядем, Гарри, — предложил он, — нам надо спокойно поговорить.

Юноша недоверчиво покосился на оборотня и сел на самый край дивана.

— Только не говори, что вы с ним друзья, — пробормотал он.

Люпин некоторое время пытался понять, о чем он говорит, и вдруг разразился громким смехом.

— Нет, — выдавил он из себя, — если бы Снейп слышал тебя, он бы повесился. Мы терпеть друг друга не можем. Во всяком случае, он…

— Но ведь вы оба Рыцари, — напомнил Гарри.

Люпин ободряюще улыбнулся ему:

— И что из этого? У нас одинаковые цели, но у каждого свое понятие о нравственности и морали.

Гарри все еще не очень понимал всего этого, но уточнять не стал.

— Почему же ты не стал моим Наставником? — поинтересовался он.

Люпин нахмурился, радость мгновенно исчезла с его лица:

— Мы не можем выбирать, кого учить или у кого учиться, — вздохнул он, — это решает магия.

— Но ведь он меня терпеть не может, — напомнил Поттер.

Люпин сочувственно похлопал его по плечу:

— Ничего не поделаешь, Гарри.

— Тогда, может быть, ты объяснишь, что такое обучение?

Люпин задумался:

— Обычно учеником становятся в семь-десять лет. Наставник обучит тебя всему, что знает сам и, когда ты будешь готов, объявит тебя Мастером — истинным Рыцарем.

— И сколько длиться обучение?

— Это решает сам Наставник.

Гарри грустно посмотрел на огоньки тлеющего камина:

— Почему Снейп требует, чтобы я никому ничего не рассказывал? Он ничего толком не объяснил, сказал, что я сам со временем пойму…

Ремус тоже посмотрел на огонь.

— Он прав, — неохотно признал он, — то, что Гарри Поттер стал Рыцарем Завесы, может привести к самым неожиданным последствиям. Я тоже советую тебе быть, как можно более осмотрительным.

Гарри хотел возмутиться, но Ремус не дал себя перебить:

— Гарри, Рыцарями практически всегда становятся по праву рождения, это закрытое общество, о котором практически никто ничего не знает. Люди не любят, когда не могут найти разгадку тайн, поэтому они напридумывали, что Рыцари — это темные маги, которые питаются детьми и жертвуют непонятно кому людей! Если ты скажешь Молли, что ты один из них, я не могу гарантировать, что она не выгонит тебя из дома!

Гарри потрясенно замер.

— Но ведь ей можно объяснить, что мы не плохие, — возмутился он.

Люпин покачал головой:

— Нет, нельзя, — вздохнул он, — я уверен, что Снейп говорил тебе, что ты можешь сообщить кому-то кто ты, но рассказывать этому человеку о том, чем занимаются Рыцари, не имеешь права. Тебе сама магия не позволит.

Гарри опустил глаза:

— Но ведь мы не занимаемся ничем неправильным? — осторожно спросил он, не сводя глаз с лица Люпина, тот ободряюще улыбнулся ему:

— Нет, конечно, во всяком случае, насколько я знаю. Это может слишком нарушить равновесие.

Гарри облегченно вздохнул. В это время в комнату заглянула Джинни:

— Гарри, ты идешь?

Гарри посмотрел на Люпина, тот кивнул в ответ.

— Я сейчас приду, — улыбнулся он Джинни, и девушка скрылась за дверью.

Гарри провел рукой по волосам:

— Я не хочу ничего скрывать от Рона и Гермионы, — пробормотал он.

Люпин довольно долго рассматривал его.

— Они твои друзья, они все поймут, — тихо сказал он, наконец, — просто попроси их никому не говорить.

Гарри кивнул. Все было слишком запутано… Люпин сжал его плечо:

— Гарри, твоя жизнь не так уж и сильно изменится, — улыбнулся он, — но это обучение может помочь в твоей войне.

Гарри неловко передернул плечами и поднялся:

— Пойду я, а то Рон и Гермиона ждут.

Люпин остался сидеть. Гарри почти дошел до двери, когда у него возник еще один очень важный вопрос:

— Ремус, ты сказал, что это право передается по рождению, мой отец был Рыцарем?

Люпин нежно улыбнулся ему:

— Да.

Гарри неожиданно улыбнулся в ответ и вышел из комнаты, плотно притворив за собой дверь.

* * *

До самого вечера он летал вместе с Роном и близнецами. На землю они спустились только тогда, когда стало настолько темно, что невозможно было рассмотреть друг друга. Миссис Уизли долго причитала вокруг них, всплескивая руками, но ужином конечно накормила. Добравшись до постелей, они моментально уснули.

А на следующий день Гарри прямо с завтрака забрал Люпин. Он отвел его в лес на небольшую поляну, заросшую кустами орешника. В центре ее располагался большой дуб, высохший и не живой. На его голых ветках не было ни одного листочка.

— У тебя вторая палочка с собой? — поинтересовался Люпин.

Гарри осторожно достал палочку из черного дерева.

— Снейп разрешил мне показать тебе некоторые заклинания, — начал Люпин, — я начну с моего самого любимого.

Он осторожно погладил кору мертвого дерева.

— Считается, что Темная магия может только разрушать, — тихо начал он, — но у нее, как и у всего на свете, есть обратная сторона, и любой Рыцарь может это подтвердить.

Он направил палочку на дуб.

— tyfu!

Сначала все осталось по прежнему, и Гарри хотел уже уточнить, в чем дело, но внезапно дерево задрожало, заскрипело, его кора начала трескаться, выпуская наружу молодые ярко-зеленые побеги. Это было, как в убыстренной съемке, которую Гарри как-то раз видел по телевизору Дурслей. Сначала маленький зеленый росток, потом листик, и вот он уже настоящая ветка, усыпанная молодой листвой.

Ремус опустил палочку и повернулся к нему.

— Светлой магии такое практически не доступно.

Гарри потрогал рукой ветку:

— А почему это заклинание темное? — поинтересовался он.

Люпин небрежно пожал плечами:

— Потому что силы для него я взял у тебя, — спокойно пояснил он.

Гарри нахмурился и тут же почувствовал, что ему и, правда, стало немного нехорошо, словно он пробежал стометровку, но это чувство быстро уходило. Люпин улыбнулся ему:

— Я взял совсем чуть-чуть, — сказал он, — завтра это дерево снова умрет. И мы вернемся сюда, чтобы ты мог попробовать сделать это сам.

Гарри недоверчиво посмотрел на дерево, оно казалось абсолютно здоровым. Люпин тем временем продолжил:

— Отличие темной магии от светлой состоит в том, что светлая магия берет силы у самого мага, а темная пользуется не только ими, но и теми, что находит поблизости.

Гриффиндорец кивнул в знак того, что все понял.

— Интересное волшебство, — признал он.

Люпин одобрительно посмотрел на него:

— Это только часть, — улыбнулся он, — я уверен, что Снейп не станет показывать тебе эту сторону магии, а я хотел бы, чтобы ты о ней знал.

Гарри опустил голову:

— Я никак не могу сменить Наставника?

Люпин покачал головой:

— Я уже говорил тебе, это невозможно.

— А если он умрет? — мысль внезапно показалась Гарри очень реальной, и неожиданно напугала его.

Люпин внимательно посмотрел на него:

— Твое обучение будет считаться законченным, — вздохнул он, — но я думаю, что это вряд ли произойдет. Снейп слишком живучий.

Поттер облегченно вздохнул, и они направились в сторону Норы. Когда они пришли, то оказалось, что Гермионы уехала домой — у нее заболел отец, и она немедленно направилась к нему. Гарри расстроился из-за того, что поговорить с друзьями не получится. Но он твердо решил, что расскажет им одновременно, поэтому откровенный разговор отложился на неопределенное время. Это одновременно удручало и радовало, поразмыслив немного, он решил, что все к лучшему и направился к близнецам смотреть их новые изобретения.

* * *

На следующий день Люпин снова привел его к дубу. Тот действительно снова засох и облетел.

— Ты должен почувствовать магию, — рассказывал оборотень, — она должна проходить через тебя, иначе не получиться. Когда будешь произносить заклинание, представляй себе, что ты хочешь увидеть — так будет проще.

Гарри кивнул и, встав напротив дуба, поднял палочку. Легкий взмах…

— tyfu!

По пальцам прошла легкая дрожь, но дерево никак не отреагировало.

— Пробуй еще раз! — приказал Люпин.

И Гарри пробовал. Снова и снова, пока рука не начала неметь от постоянного напряжения. Он уже готов был опустить руки, когда взглянув на дерево, внезапно вспомнил, каким красивым оно было вчера. Воспоминание родило в нем необычное чувство наполненности, магия действительно заструилась по венам, обжигая нервные окончания и требуя немедленного выхода.

— tyfu!

Он мог отследить, как магия переходит к дереву, возвращая ему жизнь. Более того он понял, что может контролировать ее количество. Поняв, что черпает силы из Люпина, он быстро прервал заклинание.

Дуб радостно шелестел зелеными ветками. Гарри повернулся к Люпину, тот был бледен, но на лице не было ни капли усталости.

— Не волнуйся, со мной все хорошо, — улыбнулся оборотень, — ты взял не очень много, я практически ничего не почувствовал.

Гарри провел рукой по шершавому стволу:

— Сколько продлиться заклинание?

— Около девяти часов, — довольно сообщил Люпин, — со временем ты научишься определять длительность и силу магии.

Гарри усмехнулся:

— Может мне удастся выкачать из Снейпа побольше сил, чтобы он заснул побыстрее.

Люпин укоризненно покачал головой:

— Я не был бы в этом уверен, Гарри. Снейп очень хороший маг, он не позволит тебе взять больше необходимого.

Гарри разочаровано вздохнул и, взглянув еще раз на дерево, направился в сторону Норы. Люпин молча шел рядом. Гриффиндорец думал о крестном.

— Ремус, — решился спросить он, — как Рыцари связаны с Завесой?

Люпин долгое время молчал, рассматривая траву у себя под ногами.

— Я знаю, что ты хочешь спасти Сириуса, Гарри, — вздохнул он, — но, к сожалению, ничем не могу помочь. Никто не знает, почему Рыцари служат Завесе, она считается символом равновесия между магиями, но сама она остается неразрешимой тайной. Я пытался отыскать какие-нибудь зацепки, но ничего не нашел.

Гарри удрученно поплелся дальше, он все равно верил, что сможет вытащить Сириуса. А зеленый дуб все еще стоял перед глазами. Если магия может сделать такое…

Уже возле дома Люпин остановил его. Достав из кармана несколько желудей, он протянул их Гарри.

— Возьми, — сказал он, — мы не можем часто уходить из дома, это привлечет ненужное внимание, но ты можешь тренироваться на них. Только будь осторожен.

Гарри благодарно взял плоды и засунул их в карман. Так прошла неделя, каждый день он проводил вместе с Роном, а когда удавалось остаться в одиночестве, пытался заставить желудь прорасти. Пока у него ничего не получалось.

* * *

Это произошло в понедельник вечером. Вся семья собралась за ужином. Миссис Уизли приготовила утку с яблоками, а Джинни испекла вишневые кексы. Гарри быстро расправился с первым блюдом и с удовольствием схватил румяное лакомство. Он откусил кусок, вкус показался ему странным… Гарри успел заметить, как вскакивает со своего места Люпин, как расширяются от ужаса глаза Рона, он даже услышал, что Джинни истерично закричала:

— Он темный маг, мама! Я говорила, он темный маг!

В это время к горлу подкатилась тошнота, а перед глазами запрыгали черные точки. Его резко скрутило, и Гарри почувствовал, как проваливается в глубокий обморок. Последней мыслью стало: «Снейп меня убьет, это была рябина».


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:00 | Сообщение # 5
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
4 глава. Изгнанник

Гарри очнулся от неприятного ощущения, что ему в рот льют какое-то горькое зелье, от которого внутри все сжимается и скручивается. Поморщившись, он собрался было открыть глаза, но услышал над собой тихий шипящий голос Снейпа.

— Притворитесь, что вы без сознания и лежите тихо.

Гарри внутренне сжался, моментально вспомнив, что произошло. Рябина! Малышка Джинни подсунула ему ягоды рябины, чтобы доказать, что он темный маг. Гриффиндорец постарался расслабиться и замер.

— Он не может придти в себя, — раздался громкий голос Снейпа над ним, — ближайшие два часа Поттер будет без сознания. Прямо сейчас его перевозить нельзя.

— Но я требую, чтобы мой дом освободили от этой твари!

Гарри едва не вздрогнул от визгливого голоса Молли Уизли, она явно была на грани истерики.

— Я не позволю, чтобы он находился в доме, здесь мои дети, вдруг он что-нибудь с ними сделает!

— Молли, Гарри здесь уже неделю, разве он что-то сделал плохое тебе или твоим детям? — О! значит, Дамблдор тоже здесь. Гарри успокоился, он надеялся, что старый волшебник сможет разрулить ситуацию.

— Мне все равно, что ты говоришь, Альбус, — упрямо заявила миссис Уизли, — мне не интересны твои игры. Он опасен, и ты это знаешь. Может быть, он просто выжидал подходящего момента…

Гарри почувствовал, что готов расплакаться — он ожидал другой реакции, думал, что мама Рона все поймет.

— Насколько я знаю, — голос Снейпа лучился скучающим превосходством, — вина мистера Поттера не доказана, может быть, у него просто аллергия на рябину, такое бывает.

— А может, это именно ты его сбил с пути истинного, — Молли уже практически шипела и, видимо, приближалась к кровати. — Ведь это ты привез его сюда! Может быть, нам стоит и тебя накормить рябиной, или у тебя тоже аллергия?

В комнате повисло ощутимое напряжение.

— Молли, ты перенервничала, — Дамблдор поспешил прервать пререкания, — я думаю, не стоит начинать разборки.

В это время раздался шум открывающейся двери, кто-то вошел.

— Что говорят авроры? — поинтересовалась Молли, она тяжело дышала, но ее голос уже не срывался.

— На его палочке ничего нет, — Гарри с облегчением узнал Тонкс, — а багаж проверить не представляется возможным — Джинни его полностью уничтожила. Я только не поняла, зачем она убила сову? Птица-то ей чем не угодила?

Гарри почувствовал, что по телу пробежала нехорошая дрожь. Хедвиг? Его сова была мертва… Он моментально вспомнил о карте Мародеров, плаще невидимке, фотографиях — все что осталось ему от отца и Сириуса. Слезы навернулись независимо от его желания, но рука, жестко сжавшая его плечо, моментально вернула его в действительность.

— Молли, у тебя нет никаких доказательств, — спокойно подвел итог Дамблдор, — на его палочке ничего нет, в багаже тоже. То, что Джинни слышала, как Ремус сказал, что Джеймс Поттер был Рыцарем Завесы, не значит, что его сын такой же. А даже если он и Рыцарь, то это не значит, что он темный маг.

— Ты можешь говорить все, что угодно, Альбус, но Гарри Поттер не останется здесь, так же, как и Люпин. Я требую, чтобы сегодня к вечеру они исчезли из моего дома!

Дверь с громким грохотом захлопнулась.

— Пойду я за ней лучше, — смущенно пробормотала Тонкс и, видимо, тоже вышла.

В комнате остались Дамблдор и Снейп. Гарри замер, стараясь, чтобы на его лице не отразилось ни капли эмоций.

— Он, действительно, так плох? — поинтересовался Дамблдор.

— Да, ему необходим покой, — сухо ответил Снейп, — я заберу его отсюда вечером.

— Он может остаться на Гримулд-плейс...

— Нет! — резко прервал его Снейп, — там все члены Ордена Феникса. Вы можете со стопроцентной уверенностью сказать, что никто не решит еще раз «проверить»? Я уверен, что уже к вечеру все будут знать, что Поттер — Рыцарь Завесы. И их не будут волновать Ваши доводы! Второй раз нам может не повести, и мир лишится своей Надежды.

Гарри даже с закрытыми глазами почувствовал, как недоволен Дамблдор.

— Куда ты хочешь увезти его?

Снейп неопределенно хмыкнул:

— Я не могу Вам ответить на этот вопрос, но Поттер там будет в полной безопасности.

— Северус, ты знаешь, насколько он важен в этой игре, — такого властного голоса Гарри у Дамблдора никогда не слышал, — я надеюсь, что ты помнишь наш уговор, и с Поттером ничего не случится.

— Первого сентября он живым и здоровым приедет в Хогвартс.

Гарри напряженно ждал, что Дамблдор откажет, но…

— Хорошо, Северус, я доверю тебе его жизнь.

Рука на плече Гарри сжалась еще крепче. Через секунду послышался шум закрывающейся двери.

— Можете открыть глаза, Поттер…

Голос Снейпа был странно усталым. Гарри немедленно открыл глаза… его Наставник стоял рядом, все еще крепко сжимая плечо ученика. Он был бледным и немного осунувшимся, под глазами залегли тени.

— Ну, что, Поттер, без приключений не можешь?

Гарри смущенно отвел глаза.

— Что со мной теперь будет? — хрипло спросил он.

Снейп отпустил его плечо и отошел немного в сторону.

— Вы же слышали, что я сказал Дамблдору, я заберу вас в безопасное место.

Гарри кивнул:

— Мой багаж, действительно, уничтожен?

— Да, авроры обещали, что вернут то, что смогут спасти…

Гарри почувствовал, что на глаза навернулись слезы обиды.

— Что с Ремусом?

— Он в Аврорате, я уверен, что он сможет выкрутиться, — Снейп достал из кармана небольшую бутылочку и выразительно посмотрел на ученика, — я отвечу на все вопросы завтра, когда мы будем в безопасности. А пока выпейте вот это…

Гарри послушно проглотил зелье и почувствовал, что голова начинает кружиться.

— Вы сейчас заснете, Поттер, и очнетесь уже в другом месте…

Гриффиндорец кивнул и проследил, как Снейп стремительно выходит за дверь. В комнате сразу стало неожиданно тихо, словно кто-то моментально выключил звук. Гарри свернулся калачиком и накрыл голову одеялом, мечтая спрятаться от всего мира. Очень хотелось плакать, но слезы почему-то не хотели капать из глаз. Желудок все еще болезненно сжимался, тошнота подкатывала к горлу, а голова нестерпимо кружилась. Он не мог поверить, что его предали… Неужели Рон не захочет хотя бы выслушать его? Не могли Рыцари быть злом, если уж ими были и его отец, и Ремус… вряд ли они стали бы делать что-либо плохое, в это Гарри верил бесспорно… в сердце начала зарождаться злость. Предали… не поняли, не поверили. С этими мыслями он заснул.

Гарри снился отец, прижимающий его к себе и шепчущий, что все будет хорошо. И он почему-то ему верил…

* * *

Лежать было мягко и тепло, пахло свежестью и легкими ненавязчивыми травами. Гарри с удовольствием потянулся и открыл глаза. Он оказался в небольшой уютной комнате, оформленной в светло зеленых тонах. Изысканный интерьер, приятные ненавязчивые цвета, дорогие картины на стенах — все говорило о богатстве и прекрасном вкусе хозяев.

Гарри приподнялся на подушках и огляделся. Его переодели в пижаму, палочка и очки лежали на прикроватном столике, там же стоял и стакан с водой. Гарри хотел было выпить его, но мгновенно напомнивший о себе желудок, быстро отбил у него это желание. Нет! Теперь он будет проверять любую еду, неважно кто ему ее дал и почему.

Осторожно приоткрылась дверь, и в нее вошли две девушки, обе светловолосые с красивыми серебристо серыми глазами и изысканными чертами лица. Гарри их знал, одна была его ровесница — Дафна Гринграсс, она училась на Слизерине, а другая ее сестра — Астория, она была младше его на год и училась в Равенкло. Некоторое время они рассматривали друг друга.

— Привет, — поздоровался, наконец, Гарри.

— Привет, — застенчиво улыбнулась Астория, — мы тут вообще-то неофициально, просто хотели посмотреть, кого же это привез профессор Снейп, ты уж не выдавай нас, ладно?

— Привет, Поттер, — поморщилась Дафна. — Не могу сказать, что рада тебя видеть…

Гарри пожал плечами.

— Я не выбирал, — признался он.

Дафна заинтересованно вскинула брови:

— А что случилось?

— Я не собираюсь никому рассказывать, что произошло, особенно тебе, — возмутился Гарри. Вообще-то, Гринграссы ничего ему не сделали плохого, но сейчас настроения делиться с кем-то произошедшим не было. — Где Снейп?

Дафна нахмурилась и высокомерно выпрямилась.

— Да пошел ты, Поттер! Как был неотесанным грифом, так им и остался!

И вышла. Астория проводила ее взглядом и повернулась к Гарри:

— Зря ты ее обидел, — вздохнула она, — ты в нашем доме и, насколько мы слышали, останешься здесь до конца лета, ни к чему начинать со ссоры.

Гарри откинулся на подушки и посмотрел в потолок.

— Почему же ты не уходишь? — Поинтересовался он.

Астория пожала плечами и села к нему на кровать.

— Потому что, в отличие от сестры, знаю, что произошло, и понимаю, что ты сейчас чувствуешь…

Гарри удивленно посмотрел на нее.

— И что же, по-твоему, произошло?

— Твои друзья узнали, что ты Рыцарь Завесы и не смогли этого принять, — мягко ответила Астория, — твоя жизнь резко изменилась, и теперь ты не знаешь, где свет, а где тьма…

Гарри нахмурился:

— Ты знаешь, кто такие Рыцари Завесы?

— Мой отец один из них, — улыбнулась девушка, — не волнуйся, здесь тебе ничего не угрожает. Отец предпочитает оставаться в стороне от войн, поэтому вряд ли кто-то догадается искать тебя здесь.

Гарри неуверенно улыбнулся в ответ.

— Ты от него узнала, что со мной произошло?

Астория покачала головой:

— Нет, у меня есть свои способы узнавать информацию, — она вздохнула, — мне надо кое-что тебе отдать, пока сюда не заявился кто-нибудь.

Она осторожно достала из кармана небольшой сверток:

— Это принесла сова, когда ты еще спал, я не сказала о нем профессору Снейпу, учти это, пожалуйста. Я проверила, никакой опасной магии на нем нет.

Гарри осторожно развязал нить и пораженно ахнул. Внутри оказалась его мантия невидимка и карта Мародеров. Астория внимательно следила за его лицом.

— Это очень дорогие тебе вещи, не так ли? — поинтересовалась она.

Гарри крепко сжал карту, словно боясь, что она вот-вот исчезнет.

— Да, это практически все, что досталось мне от отца, — вздохнул он, — при нем не было никакого письма?

Девушка покачала головой:

— К сожалению, нет, — она провела рукой по нежной ткани плаща-невидимки, — потрясающая вещь, в ней столько магии…

Гарри кивнул.

— Она столько раз меня выручала, — вздохнул он, — я бы очень не хотел ее потерять.

Астория легко поднялась.

— Спрячь их, — посоветовала она, — теперь это твоя комната, вряд ли кто-то додумается ее обыскивать. А мне надо идти, а то наткнусь еще на профессора.

Гарри проследил, как она доходит практически до самой двери и внезапно позвал:

— Астория…

Он и сам не понимал, что делает, но когда девушка обернулась, затаив дыхание, спросил:

— Ты еще зайдешь?

Лицо девушки озарила очаровательная улыбка:

— Конечно…

Она на секунду отвернулась:

— Да, еще, Гарри, кто-то ведь прислал тебе эти вещи. Возможно, что не все твои друзья тебя предали…

И закрыла за собой дверь. Гарри еще некоторое время разглядывал вновь обретенные вещи, потом внимательно оглядел комнату. Спрятать было практически некуда, в шкафу могли легко найти, в небольшом письменном столе тем более. Поразмыслив немного, он решил положить свои драгоценности под матрац.

Как только он вернулся на свое место, под одеяло, в комнату стремительно вошел Снейп. Внимательно оглядев ученика, он вытащил из кармана небольшой сверток и увеличил его.

— Здесь ваша новая одежда, Поттер, — сообщил он.

Гарри удивленно покосился на выглядывающий из свертка черный материал.

— Спасибо, сэр, — пробормотал он.

— Не за что, Поттер, — скривился Снейп, — я же не могу допустить, чтобы мой ученик ходил голым.

Гарри немного покраснел и решил, что лучше всего помолчать.

— Мы находимся в поместье Гринграссов, — продолжил Снейп, тоном каким обычно читал лекцию, — это очень древний, чистокровный род, в каждом поколении которого рождались Рыцари. Гринграссы очень умны и изворотливы, поэтому умудрились не участвовать ни в одной войне Магической Британии и при этом сохранить всю свою власть и богатство. Поэтому я вас очень прошу, постарайтесь не впутываться ни в какие неприятности.

— Да, сэр, — кивнул Гарри, — но что я буду здесь делать?

Снейп недовольно поджал губы, но на вопрос ответил:

— Учиться, Поттер, вы будете здесь учиться, — он развел руками, — после того, как Уизли узнали, что Вы Рыцарь, это, скорее всего, выплывет наружу. А это значит, что люди будут подозревать Вас, а возможно и пытаться убить. Вы слышали реакцию Молли Уизли? У большинства она будет такая же. До конца лета Вы должны научиться себя защищать.

— Но ведь если они уже уверены, что я Рыцарь, то почему просто не схватят меня? — спросил Гарри.

Снейп усмехнулся:

— А за что? За то, что у вас аллергия на рябину? Не вариант, — он обошел кровать с другой стороны, — понимаете, Поттер, предъявить Вам им будет нечего. У вас нет метки или какого-нибудь клейма, на вашей палочке нет ни следа темной магии. Что вы сделали плохого, за что вас стоит посадить в Азкабан? Ничего…

Он пронзительно посмотрел на ученика:

— Если Вы будете осторожны, то ничего подобного не произойдет. А с подозрительностью и неверием Вам уже приходилось иметь дело — справитесь.

Снейп достал из кармана черную палочку Гарри:

— При встрече поблагодарите за нее Люпина, — посоветовал он

— Как он? — тут же спросил Гарри.

— Все в порядке. Я же говорил, что он выкрутится. Сейчас он на Гримаулд-плейс, но, возможно, Вы даже увидите его в ближайшее время.

Гарри благодарно улыбнулся Наставнику, но тот снова одарил его недовольным взглядом.

— Собирайтесь, Поттер, — посоветовал он, — я должен представить тебя нашим хозяевам.

Гарри кивнул и направился к свертку. То, что он там нашел, его не очень обрадовало. Безусловно, Снейп не очень-то разбирался в моде, поэтому купил ему то, что носил сам. Гарри, морщась, надел тяжелую, черную мантию, скрывавшую его с ног до головы. Снейп одобрительно наблюдал за ним.

Они вышли из комнаты и по длинному коридору перешли в другую часть здания. Здесь располагались несколько кабинетов, оформленных в разных цветах. Снейп прошел их все и остановился возле большого портрета, изображающего статного мужчину сидящего в резном деревянном кресле.

— Мы к Лорду Гринграссу, — объявил Снейп.

Портрет немедленно отъехал в сторону, открывая их взорам небольшой кабинет, уставленный шкафами с книгами, различного вида картами и глобусами. Везде царил абсолютный порядок, казалось, каждая вещь здесь знала свое место. В центре комнаты стоял широкий стол, за ним восседал маг, очень похожий на изображенного на портрете, охраняющим вход в комнату. Это был строгий, очень худой, немолодой мужчина с внимательным, пронзительным взглядом стальных глаз, таких же, как у Астерии и Дафны. Он производил впечатление очень умного человека, знающего цену себе и своему окружению. Гарри пришло в голову, что он не хотел бы иметь такого человека в списке врагов.

Астория и Дафна тоже были здесь, они стояли возле открытого окна, о чем-то оживленно беседуя, но как только Гарри и его Наставник вошли, поспешили подойти ближе. Лорд Гринграсс тоже поднялся при их появлении.

— Итак, Северус, это твой юный ученик, — он говорил спокойно, с легким оттенком заинтересованности в голосе.

Снейп мрачно кивнул в ответ:

— Да, это Гарри Поттер. Мистер Поттер, прошу Вас, знакомьтесь это Эдриан Гринграсс, он согласился на время приютить Вас.

Гарри пожал руку мужчины, с удивлением отмечая, что она у него очень холодная. Гринграсс ободряюще улыбнулся ему:

— Чувствуйте себя, как дома, Гарри… вы же позволите себя так называть?

Гарри неуверенно кивнул, чувствуя себя не в своей тарелке.

— Вы знакомы с моими дочерьми?

Астория приветливо улыбнулась, а ее сестра предпочла сделать вид, что ей интереснее обои на стенах. Гарри заметил, что ее отцу это не понравилось.

— Да, мы с Дафной учимся на одном курсе…

— Тогда я думаю, что вам будет, о чем поговорить, — уверенно сказал лорд Грингасс, — девочки с удовольствием покажут Вам наш дом.

Дафна нахмурилась, но послушно направилась к двери. Гарри сначала растерялся, но Астория легко подхватила его за локоть и вывела из комнаты.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:01 | Сообщение # 6
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
5 глава. Семья Гринграсс

Отойдя подальше от кабинета, Астория повернулась к сестре.

— Дафи, если хочешь, можешь идти по своим делам, а я сама с Гарри погуляю по окрестностям, — предложила она.

Дафна подозрительно покосилась на сестру, и ядовито усмехнулась:

— Все ясно! Поттер, ты очаровал мою сестренку!

Астория покачала головой:

— Иди, куда собиралась. Мы тут сами разберемся.

Дафна фыркнула в ответ и, подмигнув, поспешила скрыться за поворотом. Астория смущенно повернулась к Гарри, ее щеки горели нежным румянцем.

— Не обращай внимания, она говорит чушь. Я ее отправила, потому что она нам только мешала бы.

Гарри неуверенно улыбнулся в ответ.

— Пойдем, я тебе кое-что покажу, — Астория поманила его за собой, уводя в обратную сторону.

Она практически дошла до кабинета, в котором все еще были Снейп и ее отец, но внезапно повернула направо и нырнула под висящий на стене ковер. Гарри не задумываясь, последовал за ней.

Это был длинный узкий коридор, едва освещенный редкими свечами и уводящий куда-то в сторону. Здесь не было ни пыли, ни паутины, но отчего-то создавалось впечатление пугающей таинственности, заставляющей кожу покрываться неприятными мурашками.

— Это место создано специально, чтобы можно было безопасно и незаметно попасть в любую комнату этого этажа, — прошептала девушка, — только тихо, а то они могут нас услышать, во всяком случае, уж профессор Снейп точно, мне порой кажется, что у него нечеловеческий слух…

Гарри удивленно посмотрел на нее. Она что собирается подслушать разговор Снейпа и ее отца? А если их и, правда, заметят? Гарри поежился, представив себе реакцию своего Наставника… но Астория уже тянула его за собой.

Они прошли несколько метров и остановились возле странной стены с шершавой поверхностью. Приглядевшись, Гарри понял, что это обратная сторона одной из картин, висящих в кабинете Гринграсса. Из-за стены слышались голоса. Астория присела возле небольшой трещины в углу и поманила юношу к себе. Гарри только на несколько секунд засомневался, но потом слизеринская сущность взяла верх, и он опустился рядом с девушкой, приникнув к трещине.

Гринграсс и Снейп сидели в креслах возле камина, в руках у них было по бокалу, складывалось впечатление, что они были давними и близкими друзьями.

— Ты уверен, что Дамблдор не узнает, куда ты увез Поттера? — голос отца Астории звучал немного приглушенно, но все же довольно отчетливо.

Снейп в ответ недовольно скривился и отпил из своего бокала приличный глоток:

— Уверен, — кивнул он, — я думаю, что Дамблдор надеется, что сможет выведать потом у Поттера все наши тайны.

— Каким образом? — Гринграсс выглядел обеспокоенным.

Снейп невозмутимо откинулся на спинку кресла:

— Поттер не знает, какой Дамблдор на самом деле. Он твердо верит, что старик заботится о нем и боюсь, что даже если я расскажу ему про то, что это совсем не так, он мне не поверит.

— Даже если мальчик ему доверяет, он не сможет рассказать ему всего, магия не позволит. А использование легиллименции может привести к смерти, потому что придется пробивать блокировку. Не станет же Дамблдор убивать свою дамку…

Снейп фыркнул в ответ:

— Возможно, что до исполнения пророчества, он и не сделает ничего подобного, — согласился он, — но старик уверен, что Воландеморт нападет еще до окончания Поттером Хогвартса, а значит, если мальчишка останется жив, то ничто не будет сдерживать Дамблдора от попытки взломать его память. И плевать ему на то, что Поттер умрет.

Гарри едва не вскрикнул, но Астория вовремя успела зажать ему рот ладонью.

— Но ведь у Дамблдора под боком сразу несколько детей Рыцарей, почему же он ни с кем из них не сделал ничего подобного? — подозрительно спросил Гринграсс. — Или попытки были, но ты нам ничего не сказал?

Снейп поморщился под проницательным взглядом.

— Нет, не было, — уверенно ответил он, — но ты забываешь, что за каждым из детей стоит не только Наставник, но и большая чистокровная семья, занимающая не последнее положение в обществе, Дамблдор не настолько глуп. А вот Поттер один, за ним никого кроме меня нет. Во всяком случае, так считает директор.

Гринграсс некоторое время молчал, задумчиво рассматривая языки пламени.

— Когда ты начнешь обучать его?

— Завтра, — вздохнул Снейп, — я хочу попробовать объединить их с Асторией, возможно, она поможет ему.

Гринграсс покосился на него, но возражать не стал:

— Если Воландеморт узнает, что Поттер — Рыцарь, что ты будешь делать?

— Защищать его, — решительно ответил Снейп, — он мой ученик, я не могу его оставить.

Его собеседник одобрительно улыбнулся:

— Поттер — один из нас, — напомнил он, — Гарри не останется без поддержки.

Снейп благодарно кивнул и легко поднялся с кресла:

— Когда меня не будет, займешься им?

— Конечно, Северус… — лорд Гринграсс тоже встал с кресла, — итак, сейчас позиции Дамблдора снова подкосились, и это немного выровняло равновесие…

Они вышли из кабинета, о чем-то тихо переговариваясь. Гарри и Астория их уже не услышали. Девушка осторожно поднялась, растирая затекшие ноги.

— Пойдем, — тихо позвала она, — нас могут хватиться. Нам лучше оказаться подальше отсюда.

Гарри кивнул, позволяя утащить себя в темноту коридора. Они шли довольно долго, минуя странные двери и переходы. Наконец, Астория толкнула одну из них. Перед ними открылся полу заваленный проход, в конце которого неясно светился выход на улицу. Появился свежий воздух, наполненный запахами летнего дня.

— Мы выйдем в саду, — пояснила Астория.

— Конечно, — согласился Гарри, все еще размышляя об услышанном.

Сад Гринграссов поражал своей красотой и размерами. Здесь росли диковинные деревья, волшебные цветы и папоротники устилали землю под ногами необыкновенным потрясающим ковром, живые изгороди отгораживали небольшие беседки и лабиринты, а белоснежные статуи фей создавали впечатление сказочной страны.

— Впечатляет, — пробормотал Гарри.

Гордо улыбнувшись, Астория сорвала один из цветов и вплела его в волосы.

— Я очень люблю наши сады, — сказала она, — их создавали десятки предыдущих поколений Гринграссов, заботясь и добавляя что-то свое.

Девушка провела его к узкой каменной дорожке. Некоторое время они шли молча, вдыхая прекрасные ароматы растений и любуясь чудесным видом.

— Ты ведь не веришь, тому, что мы сейчас услышали? — тихо уточнила Астория. — Про Дамблдора?

Гарри прикусил губу:

— Честно говоря, не знаю, — признался он, — я… я долго верил Дамблдору, но кое-что в его поведении, действительно, настораживало меня. Просто, это сложно принять… то, что остался один.

Астория взяла его за руку и сочувственно сжала ее.

— Гарри, отец ведь сказал, что Рыцари тебя не бросят, — напомнила она.

Вокруг них запорхали разноцветные бабочки, потревоженные новыми шумами. Гарри вздохнул:

— Сколько их? — спросил он, — у меня такое ощущение, что вокруг меня все Рыцари.

Астория засмеялась, прикрыв рот маленькой ладошкой.

— Нет, конечно, — уверила она, — на самом деле, нас очень мало. По всей Магической Британии не больше пятидесяти человек.

Она повернулась к нему и проницательно взглянула в глаза.

— Тебе ведь профессор Снейп говорил, что предназначение Рыцарей поддерживать равновесие, не так ли?

Гарри кивнул.

— Проще всего это сделать, если занимаешь ключевые посты в мире, — продолжила Астория. — ты увидишь рыцарей возле Воландеморта, Дамблдора, в Министерстве… везде, где они могут повлиять равновесие.

Они подошли к небольшой идеально круглой поляне. На ней ничего не росло, кроме травы, а ветви деревьев тесно сплетались по краям, образуя подобие стены. Астория вышла в центр и к ней немедленно слетелись несколько десятков воронов. Девушка позволила одному из них сесть на руку и ласково погладила по черной головке.

— Это Тайгет, — представила она птицу Гарри, — мой ворон. Мы используем их вместо сов.

— Да, мне кольцо принес именно ворон, — вспомнил Гарри. — Я еще удивился.

— Вороны гораздо умнее сов, — пояснила Астория, — а главное, незаметнее. Кого быстрее заметят сову или ворона, который живет везде и всюду?

Гарри не мог не согласиться с таким утверждением. В это время одна из птиц — большой черный ворон с маленьким белым пятнышком на спине, уверенно подлетел к нему и уселся на плечо.

— О, он признал тебя, — пояснила девушка, — значит, хотел бы тебе служить, если ты согласишься. Кажется, этому ворону ты понравился.

Гарри осторожно погладил жесткие перья птицы.

— С чего ты сделала подобные выводы? Он ведь не говорит…

Астория загадочно сверкнула глазами:

— Это очень умные птицы, Гарри, — туманно ответила она, направляясь дальше по дорожке, свернувшей к дому. Птица так и осталась сидеть у нее на руке, и девушка изредка поглаживала ее.

Гарри покосился на своего ворона. Он важно восседал у него на плече, рассматривая его умным и даже немного презрительным взглядом, и явно не собирался оттуда улетать. Птица понравилась Гарри и, поразмыслив немного, он решил не сгонять ее.

— А как его зовут? — спросил он у Астории, ушедшей немного вперед.

— У него пока еще нет имени, — спокойно ответила девушка, — Если хочешь, то можешь взять его себе и назвать так, как захочешь.

Гарри покачал головой.

— Не надо. Это же ваша птица.

Астория ласково дотронулась до его руки.

— У тебя ведь убили сову, — напомнила она, — считай, что эта птица — мой подарок тебе на день рождения. Он будет верно служить тебе всю жизнь.

— Спасибо, — поблагодарил Гарри, с восторгом рассматривая ворона, тот высокомерно каркнул в ответ, словно говоря: «Кто кому еще будет служить!».

— Как ты его назовешь? — поинтересовалась Астория.

Гарри внимательно вгляделся в птицу, пытаясь понять, кого же она ему напоминает:

— Снейп, — уверенно заключил он, наконец.

Астория какое-то время недоуменно смотрела на него, видимо считая, что это шутка. Однако, поняв, что это всерьез, захихикала.

— Тогда не называй его по имени в присутствии Наставника, — посоветовала она, — он вряд ли поймет.

Гарри безразлично пожав плечами, поспешил вперед. Всю дорогу до дома они проговорили о методах ухода за воронами, видах корма и незаменимости этих птиц. Возле входа их поджидали Снейп и лорд Гринграсс. Они о чем-то оживленно разговаривали, но как только молодые люди к ним подошли, мгновенно замолчали.

— Как погуляли, Гарри? — вежливо спросил отец Астории, — как тебе наши сады?

— Они великолепны, — честно ответил юноша, — я никогда не видел ничего подобного.

Гринграсс снисходительно улыбнулся ему в ответ:

— Я вижу, один из наших воронов выбрал тебя. Уверен, что он будет служить тебе верой и правдой. Ты уже придумал ему имя?

Гарри нервно покосился на Снейпа. Положение спасла Астория.

— Папа, они только познакомились, какие могут быть имена? — воскликнула она.

— Ну, что ж, — вздохнул лорд Гринграсс, — у них еще будет время. А сейчас, не совершить ли нам небольшую конную прогулку?

Астория радостно захлопала в ладоши и, отпустив своего ворона легким движением руки, поспешила к виднеющимся вдалеке конюшням. Снейп мрачно поспешил ее догнать, ворча что-то о современных детях. Лорд Гринграсс улыбнувшись, жестом пригласил Гарри следовать за ним.

— Это многое значит, Гарри, — он показал на гордого ворона, сидящего на плече у гриффиндорца, — вороны Гринграссов воспитываются поколениями, они служат только Рыцарям. Цени это…

Он иронично посмотрел на гриффиндорца:

— Конечно, было немного неосмотрительно назвать его в честь своего Наставника, но будем надеяться, что Северус узнает об этом как можно позже, — он подмигнул Гарри, — я уверен, что ты не собирался оскорблять его, но он может этого не одобрить.

Гарри прикусил губу, остановив вопрос, готовый сорваться с нее, но Гринграссу этого видимо и не требовалось.

— Я знаю все, что происходит на территории моего дома, — улыбнулся он, и, увидев расширившиеся глаза собеседника, повторил, — абсолютно, все.

Гарри почувствовал, что его щеки заливает предательская краска.

— Не стоит смущаться, Гарри, — уверил Гринграсс, — я очень люблю и уважаю Северуса, но порой он бывает слишком скрытен, что может привести к недопониманию. А я хочу, чтобы ты понимал, что происходит вокруг и чем это может закончиться.

Он внимательно посмотрел в глаза юноши:

— У тебя не завидная роль, Гарри. Потому что именно от тебя будет зависеть судьба многих тысяч человек. И я верю, что ты сделаешь достойный выбор… а мы всегда будем рядом.

Гарри хотел было ответить, но оказалось, что они подошли к конюшне и возле входа их уже ждет хмурый Снейп и улыбающаяся Астория. Лорд Гринграсс ободряюще улыбнулся своему спутнику и, как ни в чем не бывало, направился к дочери.

День пролетел незаметно. Они катались на лошадях, кормили чудесных рыбок в пруду, ловили маленьких садовых фей, живущих в розовых кустах, а когда к ним присоединилась Дафна, устроили большой пикник под открытым небом, который не испортило даже недовольное ворчание Снейпа. Гарри не мог поверить, что подобное возможно, за весь день он ни разу не вспомнил о друзьях, Дамблдоре и даже о Сириусе. Все это осталось за границами поместья Гринграссов.

Ложась вечером спать, Гарри постарался выкинуть из головы все ненужные мысли, и у него это неожиданно легко получилось. Гриффиндорец сам не заметил, как заснул… ему снова снился отец.

* * *

Проснулся он очень рано, еще не было даже шести. В комнату неуверенно заглядывали лучи встающего солнца. Спать больше не хотелось, и Гарри встал, решив оглядеть свою комнату. Его новая одежда уже заняла свое место в шкафу, на столе лежала стопка бумаги, несколько перьев и чернильница, на окне поместилась маленькая ваза с букетом цветов, которые вчера подарила ему Астория. Комната приобрела едва заметный уют и удобство жилого помещения.

Гарри медленно подошел к окну, вдыхая свежие запахи. К нему тут же слетел нахохлившийся Снейп, его перья были в утренней росе, но взгляд выражал крайнее удовлетворение. Ущипнув Гарри за ухо, он устроился у него на плече.

Юноша осторожно погладил птицу по голове.

— Ну, Снейп, сегодня начнем обучаться?

— Приятно видеть в вас такое прилежание, мистер Поттер.

Гарри подпрыгнул и обернулся. Снейп стоял возле двери, прислонившись плечом на косяк и внимательно разглядывая своего ученика.

— Профессор Снейп, — пробормотал Гарри, мечтая провалиться на месте и оказаться где-нибудь подальше отсюда.

Зельевар усмехнулся:

— Собирайтесь, Поттер, — приказал он, — мы идем с вами обучаться. В рот ничего не брать, особенно воды.

Гарри кивнул в ответ, но предпочел помолчать.

— Я жду вас через десять минут…

Дверь за Снейпом закрылась, и Гарри облегченно выдохнул. Ворон недовольно каркнул и еще раз ущипнул его за ухо, выражая свою поддержку.

Астория и ее отец ждали их на поляне, на которой вчера Гарри познакомился со своим новым питомцем. Они сидели друг против друга в позе лотоса, а между ними струилось неяркое светло-серое сияние. Вспышка! И вместо Астории на поляне оказалась серебристая белка. Гарри пораженно ахнул:

— Потрясающе!

Снейп снисходительно усмехнулся, глядя на него:

— Поттер, вы тоже так можете…

Глаза Гарри немедленно загорелись интересом.

— Астория тоже Рыцарь? — воскликнул он, — это ведь способность рыцарей, я правильно понял?

— Да, но я не думаю, что об этом стоит кричать везде и всюду. Не все анимаги — рыцари.

Гарри обиженно засопел. Спорить со Снейпом — дело не благодарное, это он знал очень хорошо, поэтому решил пропустить слова мимо ушей:

— А я смогу попробовать? — поинтересовался Гриффиндорец.

Снейп кивнул и подтолкнул его ближе:

— Значит так, Поттер, — громко объявил он, чтобы его было слышно на поляне, — с этого дня вы будете каждый день заниматься анимагией, боевой магией и трансфигурацией вместе с мисс Гринграсс. Ваша задача до дня рождения сравняться с ней по знаниям и умениям.

Гарри удивленно посмотрел на подбежавшую к нему белку. Да, лето предстоит жаркое… Астория легко вернула себе человеческое обличие и протянула ему руку.

— Пойдем, я тебе все покажу, — предложила она.

Гарри покосился на Наставника.

— Идите, Поттер, — согласился Снейп, — анимагей вы можете заниматься друг с другом. Через час я вас жду, чтобы заняться боевой магией. И используйте вашу вторую палочку.

И ушел к Гринграссу старшему, а Гарри и Астория остались наедине.

— Я не знал, что ты тоже Рыцарь, — улыбнулся юноша.

Астория ласково улыбнулась ему и жестом предложила сесть.

— В роду Гринграсс нет юношей, — напомнила она, — я сама удивилась, когда получила кольцо, папа сказал, что подобное случается очень редко.

— Никогда бы не подумал, — признался Гарри.

Астория слегка покраснела и взяла его за руки:

— Анимагия внутри тебя, — тихо сообщила она, — тебе надо просто позволить ей выйти наружу. Расслабься и постарайся прочувствовать окружающий мир каждой клеточкой тела.

Гарри послушно закрыл глаза и постарался отвлечься от мягких нежных ладошек Астории. Магию он почувствовал сразу, в этом месте она струилась отовсюду. Ее потоки легко проникали сквозь телесную оболочку, вызывая легкую щекотку и наполняя радостью и счастьем. Сначала Гарри потерялся в этих необычных ощущениях, но легкое рукопожатие не позволило ему соскользнуть. Он расслабился телом, одновременно сосредоточившись умом.

Как это произошло, Гарри так и не понял. Просто, в какую-то секунду маленькие ладошки исчезли, а сам он почувствовал, что его тело неудержимо начало меняться…

— Гарри, у тебя получилось, — услышал он радостный голос Астории, — О, Мерлин! Ты змея!

А к парню неожиданно пришла твердая уверенность, что он все сможет.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:02 | Сообщение # 7
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
6 глава. Превращения...

Гарри почувствовал, что у него закружилась голова, и интуитивно вернул себе человеческий вид. Когда он пришел в себя, то оказалось, что над ним склонились Снейп и Астория.

— И что это было? — ядовито поинтересовался его Наставник. — Вы чем вообще думали?

Гарри попытался подняться, но получилось только сесть, опираясь спиной о Асторию.

— Ничем, — не подумав, ответил парень.

Глаза Снейпа зажглись яростным огнем.

— Тогда лучше не думайте вообще! — рявкнул Зельевар, и, развернувшись, ушел.

Гарри поднял вопросительный взгляд на Асторию.

— Ты очень быстро перешел, — пояснила девушка, — это могло привести к неприятным последствиям.

— Но у меня ведь получилось, — напомнил Гарри.

— Ну, можно и так сказать, — усмехнулась Астория, — главное, чтобы теперь это у тебя это получилось без обмороков и вне поляны.

— А что не так с этим местом?

Гарри, наконец, удалось справиться с собой, и он смог встать. Хотя внутри все еще осталось ощущение гибкого, холодного тела.

— Здесь создана специальная магическая аура, позволяющая практиковаться в анимагии, — пояснила Астория, — ты молодец, я не ожидала, что у тебя может так быстро получиться.

Гарри довольно улыбнулся и позволил увести себя к хмурому Снейпу и улыбающемуся лорду Гринграссу.

— Браво, Гарри! — воскликнул отец Астории. — У Вас, действительно, есть потенциал. Но почему змея?

— А разве оно не само так получилось? — растерялся юноша.

Снейп возвел очи в горе и выразительно посмотрел на друга.

— Я же говорил! — воскликнул он.

Лорд Гринграсс успокаивающе положил руку на плече Наставника Поттера.

— Погоди, Северус, если он все сделал интуитивно, это говорит только в его пользу, — он повернулся к Гриффиндорцу, — Гарри, перед тем как ты начал превращаться ты о чем-то подумал?

Гарри попытался вспомнить. Нет, мыслей никаких не было… Хотя!

— Я подумал, что из-за связи с Воландемортом мог бы превратиться только в змею, — честно признался он. — Хотите сказать, что я сам запрограммировал себя?

Гринграсс одобрительно кивнул:

— К сожалению это так, сейчас уже ничего не исправишь, первое превращение прошло, — он улыбнулся, — но я думаю, что твой выбор не так уж и плох. Змея очень хорошее животное, тем более тайпан.

Гарри пожал плечами, демонстрируя, что все возможно.

— Давайте займемся боевой магией, — предложил Снейп, которому, видимо, надоело слушать пустые разговоры. — Поттер, встаньте напротив меня. И помните, не в Ваших интересах валять дурака. До Вашего дня рождения осталось не так много времени!

Гарри обреченно вздохнул и, поудобнее перехватив черную палочку, встал напротив Наставника. Изображать из себя дурака при Астории и Гринграссе он и не собирался.

* * *

Недели до дня рождения пролетели для Гарри практически незаметно. Все это время он потратил, привыкая к своему новому анимагическому образу и тренируясь со Снейпом в Боевой магии. Последнее оказалось самым страшным, у его Наставника был довольно сложный характер, а методы обучения не совсем соответствовали общепринятым. В результате, Гарри часто оказывался носом в грязи или еще чего-нибудь похуже, если не успевал вовремя поставить блок или правильно отразить нападение. Сам же Гриффиндорец лишь один раз смог пробить защиту Снейпа. Но лорд Гринграсс утверждал, что Гарри делает значительные успехи. Парню очень хотелось в это верить, но каждый раз, глядя на недовольное лицо учителя или морщась от боли при, ставшем традиционным, лечении, его охватывали сомнения. Ночью ему снился отец, и на следующий день он брал себя в руки и с яростью бросался осваивать новые заклинания, уже не деля их на темные и светлые.

Астория все время была рядом, молчаливо помогая и поддерживая. Она научила его брать от людей столько магии, сколько ему нужно в данный момент, контролировать эти потоки и использовать их для лечения. Часто после тренировок они уходили в сад и долго бродили по нему, вызывая ехидные насмешки Дафны.

Дня рождения Гарри ждал с опасением, Снейп ни слова не говорил, доволен он или нет его успехами. Поэтому когда накануне Наставник пришел в его комнату, Поттер на всякий случай решил приготовиться к худшему, и как оказалось, не зря.

— Вас хочет видеть Дамблдор, — без предисловий объявил Снейп.

Гарри, ожидавший чего-то другого, не сразу понял смысла сказанного.

— Но ведь он отпустил меня до сентября! — воскликнул он.

Снейп мрачно кивнул:

— Дамблдор волнуется и хочет убедиться, что с Вами все в порядке, — объяснил он, — завтра с утра он ждет нас на Гримаулд-плейс.

Гарри нахмурился.

— Да, это не самая его удачная идея, — кивнул Снейп, глядя на изменившееся лицо своего ученика, — поэтому, я надеюсь, что Вы вспомните о чувстве самосохранения и будете крайне осторожны.

— Конечно, сэр.

Гарри прикусил губу и без того израненную за предыдущие недели. Идея ему не нравилась, особенно, потому что брюнет хорошо помнил разговор Дамблдора и Снейпа.

— С собой возьмите свою старую палочку, больше ничего, — решительно сказал тем временем Зельевар, — время пребывания там сократите до минимума, постарайтесь не отходить от меня без причины и будьте крайне бдительны.

Утром Снейп разбудил Гарри в обычное время и, невозмутимо приказав одеваться, вышел.

Поттер отвесил двери шуточный поклон и поспешил натянуть на себя мантию, радуясь, что она достаточно просторна и практически полностью скрывает его от посторонних взглядов.

Его ворон появился, когда он уже собирался было выйти из комнаты. В клюве птица притащила ему небольшой медный амулет, изображающий змею и неярко поблескивающий в лучах молодого солнца. Гарри осторожно забрал побрякушку и повесил ее на шею, почему-то это показалось мальчику крайне важным.

— Спасибо, — поблагодарил он.

Ворон окинул Гарри покровительственным взглядом, несильно клюнул в нос, выражая свою симпатию, и вылетел в окно. Гриффиндорец не сомневался, что птица найдет его, где бы он ни был. Потрогав медальон под легкой тканью мантии, он на всякий случай сделал его невидимым и, спрятав черную палочку под матрац, поспешил спуститься в столовую на завтрак.

В комнате никого, кроме его Наставника, пока не было. Снейп, оглядев ученика, недовольно нахмурился, но ничего не сказал, жестом предложив встать рядом. Как только Гарри занял свое место, в зале появился лорд Гринграсс и его дочери. Девушки выглядели великолепно. Одетые в одинаковые белоснежные туники, украшенные живыми цветами лилий и орхидей, они напоминали сказочных фей. Их отец гордо вышагивал в центре.

— Северус, Гарри, — тепло поприветствовал он собравшихся в столовой.

Гарри рассеяно кивнул ему, захваченный рассматриванием Астории. Девушка улыбнулась ему, смущенно покраснев. Молчаливый разговор был прерван Снейпом.

— Поттер, так пялиться на девушку в приличном обществе недопустимо. Не заставляйте меня думать, что Вам необходимы еще и уроки хороших манер.

Гарри поспешил отвести взгляд:

— Простите, сэр, — пробормотал он.

— Северус, они же молоды, — смеясь, напомнил Гринграсс, — оставь детей в покое. Тем более в такой день.

Он отвернулся от недовольного Снейпа и крепко обнял Гарри.

— Поздравляю, Гарри. Надеюсь, что сегодняшний день не будет ничем омрачен. Мы долго думали, что тебе подарить и в результате пришли к выводу, что лучшим подарком будет вот это…

Гринграсс отошел немного в сторону и хлопнул в ладоши. Перед ним тут же появилась небольшая коробочка, завернутая в яркую упаковку.

— В нашем мире очень важно иметь за спиной надежный дом, который всегда поможет и укроет тебя в случае несчастья или беды, — напомнил Гринграсс, — здесь кольцо-портал, оно настроено на этот дом и сможет перенести тебя из любого места. Достаточно просто сжать его и мысленно попросить, но воспользоваться им сможешь только ты.

Гарри не сдержался и ахнул. У него есть дом? Он нерешительно посмотрел на Гринграсса и, увидев в его глазах одобрение, крепко обнял. Снейп недовольно проворчал что-то себе под нос.

— С днем рождения, Поттер, — улыбнулась Дафна, — только меня не обнимай. Мои нервы этого не выдержат.

Гарри, усмехнувшись, пожал ей руку и повернулся к Астории.

— С днем рождения, Гарри, — голос девушки слегка дрогнул, и она поспешила быстро обнять его.

Снейп откашлялся:

— Прошу прошения, что прерываю такую идеалистическую сцену, — сухо сказал он, — но нам через полчаса необходимо быть на Гримаулд-плейс.

Гарри смущенно отстранился от Астории, и они все вместе присели за стол. Лорд Гринграсс с задумчивой улыбкой рассматривал молодежь.

— Да, Гарри, — вспомнил он, — постарайся побыстрее там со всем разобраться, потому что вечером мы устраиваем в твою честь небольшой званый ужин.

Гриффиндорец удивленно посмотрел на него и на всякий случай отложил вилку в сторону.

— Ужин?

Гринграсс покровительственно похлопал его по плечу:

— Не волнуйся, Гарри, будут только самые близкие друзья семьи. Все приглашенные в основном Рыцари, у тебя будет возможность познакомиться с единомышленниками.

Гарри покосился на Снейпа, тот с невозмутимым лицом продолжал есть салат.

— Спасибо, — выдавил из себя Гарри, — но не стоило…

— Мне это ничего не стоило, — уверил его Гринграсс.

На этом тема оказалась закрыта. Они в тишине закончили завтрак, наконец, Зельевар отложил приборы и встал.

— Все, нам пора, — объявил он. — Поттер, Вы готовы?

Гарри кивнул и поспешил присоединиться к Наставнику.

— Держите рот на замке, — хмуро посоветовал Снейп и, крепко взяв его за локоть, аппарировал.

Они переместились в квартиру Зельевара и уже оттуда через камин перешли на Гримаулд-плейс. Гарри умудрился практически не испачкаться, выйдя из пламени, и поспешил встать рядом с Наставником. Как оказалось их уже ждали, весь холл был заполнен людьми. Здесь были Тонкс, Макгонагл, Кингсли, Дамблдор. Поттер с радостью увидел среди толпы Ремуса, ободряюще улыбнувшегося ему.

— Гарри! — воскликнул Дамблор, — как мы рады тебя видеть!

Гриффиндорец едва не поморщился, почему-то в голосе директора ему почудилась фальшь. Но он удержал лицо и даже смог изобразить подобие радости.

— Профессор! Я так скучал по всем.

Ему самому показалось, что он говорит чушь, но остальные вроде поверили. Дамблдор довольно улыбнулся и, приобняв Гарри за плечи, подтолкнул его в гостиную. Гриффиндорец обернулся на Снейпа, тот едва заметно кивнул, и Гарри позволил увести себя, но продолжал держать Наставника в поле зрения. Остальные наблюдатели не сдвинулись с места.

— Гарри, мы собрались, чтобы поздравить тебя с Днем Рождения!

Люди зашевелились, на лицах некоторых даже появились улыбки. Самая искренняя была у Ремуса. На Гарри посыпались осторожные поздравления, словно каждый ждал, что именинник в ответ может проклясть. Когда подошла очередь Люпина, он крепко обнял юношу, прижав к себе.

— Я буду вечером на празднике, — прошептал он.

Гарри улыбнулся в ответ:

— Спасибо…

Снейп хмуро стоял в стороне, наблюдая все со стороны, его словно не замечали. Дамблдор некоторое время выждал, пока все поздравят, и подтолкнул Гарри к кабинету. Еще секунда и они остались в кабинете одни.

Директор внимательно вгляделся в лицо Гарри и предложил ему чаю. Гриффендорец хотел было отказаться, но перед ним уже стояла дымящаяся чашка. Он осторожно проверил ее. Чашка не светилась, но было в ней что-то не так. Чай словно переливался, а на фарфоровых стенках образовалась небольшая серо-зеленая пленка. Гарри сделал вид, что отпил и отставил чашку в сторону.

— Как у тебя дела? — заботливо спросил Дамблдор, — Я прошу прощения, что вынужден был отправить тебя с Северусом, я знаю, что Вы не очень любите друг друга, но поверь мне, у нас не было выбора.

— Все в порядке, — мрачно уверил его Гарри, отчетливо ощущая, что директор проник в его разум и пытается что-то отыскать там. Астория уверила его, что магия не позволит никому увидеть то, что касается Рыцарства, но он все равно сомневался и поспешил освободить голову от мыслей. Последнее время, благодаря занятиям анимагией, требующим большой концентрации, ему это удавалось гораздо быстрее и проще.

— Гарри, в последнее время нам все сложнее становится противостоять Воландеморту, — глаза Дамблдора недовольно сверкнули, но голос ни на секунду не потерял заботливого, покровительственного тона. И если бы Поттер не вглядывался в него так внимательно, то не заметил бы перемен. — То, что ты стал одним из членов ордена Завесы — это наш шанс. Рыцари веками хранят тайны магии, они намного мудрее и сильнее нас. Но, к сожалению, они не хотят делиться своими знаниями…

Гарри внимательно слушал проникновенную речь директора и отчетливо понимал, насколько изменилось его восприятие реальности за эти недели.

— Я не смогу ничего рассказать Вам, — сказал он, изображая раскаяние, — магия мгновенно уничтожит меня.

И на всякий случай постарался крепче заблокировать сознание. Как оказалось, он сделал это не напрасно, давление резко усилилось так, что заболела голова.

— Пей чай, Гарри, он же остынет.

А голосе Дамблдора послышалась угроза. Гарри напряженно перевел взгляд на чашку, мечтая чтобы чай в ней исчез. Внезапно жидкость начала убывать… Раздумывать было некогда, и Гарри поспешил приложить чашку к губам. Отставив ее в сторону, он с удивлением обнаружил, что она пуста.

— Спасибо, директор.

Дамблдор снова приторно улыбнулся:

— Так вот, Гарри, я вовсе не настаиваю, чтобы ты рассказывал мне все, но я уверен, что ты мог бы помочь. Ведь это необходимо для борьбы с Воландемортом.

— Я постараюсь сделать все возможное, сэр, — уверил юноша.

Дамблдор довольно кивнул:

— Я буду ждать, Гарри. А теперь давай вернемся к остальным, они ведь тоже хотят с тобой поговорить.

Он поднялся и направился к двери. Гарри, прикусив губу, поплелся следом, ему очень хотелось спросить про Гермиону и Рона, но он не решался, подсознательно боясь услышать ответ. В гостиной они застали странную картину: комната словно разделилась на две части, в одной из которых находились Снейп и Люпин, демонстративно не замечающие друг друга, а в другой остальные члены ордена Феникса.

Появление Дамблдора немного разрядило обстановку, но напряжение продолжало существовать. Гарри, не задумываясь, направился к Снейпу.

— Мы уходим, — объявил Зельевар.

Гарри постарался скрыть свое облегчение.

— Конечно, сэр.

Снейп повернулся к Дамблдору:

— У Вас еще есть вопросы?

Директор улыбнулся и покачал головой:

— Нет, Северус, я просто хотел поздравить Гарри.

Снейп крепко сжал плечо ученика и подтолкнул его к камину. Вскоре они перенеслись в квартиру Зельевара. Он немедленно отпустил Гарри и усадил его на диван.

— Что он вам говорил? — потребовал он.

Гарри пожал плечами, в теле появилась небольшая слабость.

— Он просил следить за Рыцарями и найти способ сообщить ему о том, чем мы занимаемся и какие тайны храним. Якобы это поможет в борьбе с Воландемортом.

Снейп нахмурился:

— Что-то еще?

— Нет, но он пытался напоить меня чем-то странным.

Снейп немедленно выхватил палочку и подскочил к нему.

— На Вас ничего нет, — сообщил он, после проверки, — Вы отказались пить?

Гарри покачал головой:

— Я… я испарил воду, — неуверенно пояснил он.

— Поттер! Объяснитесь яснее, что значит испарили?

Гарри вздохнул и попытался подробно описать, что произошло. Снейп внимательно слушал его, не прерывая. Когда рассказ был завершен, он призвал из кухни небольшую чашку и поставил ее перед своим воспитанником:

— Теперь представьте, что жидкость возвращается сюда, — потребовал он.

Гарри нервно посмотрел на кружку и постарался сосредоточиться. Жидкость послушно появилась. Снейп несколько раз провел над ней палочкой, что-то шепча:

— Это зелье подвластия, — задумчиво сказал он, — аналог империуса, но более сильный и практически не определяющийся обычными способами.

Гарри отшатнулся от чашки:

— Но зачем он это сделал? — не понял он. — Это все равно слишком очевидно.

Снейп пожал плечами:

— Я не знаю, какую игру затеял Дамблдор, — признался Наставник, хотя в глазах его мелькнуло что-то похожее на понимание. — Но она мне не нравится.

Снейп поднял палочку и одним движением уничтожил чашку с зельем.

— Надо усилить Вашу подготовку, — проворчал он. — Директор больше не доверяет Вам, это может привести к чему угодно.

Гарри кивнул, соглашаясь, и нерешительно попросил:

— Сэр, во время нашего разговора, Дамблдор пытался использовать легилименцию, — он посмотрел в глаза Наставника, — не могли бы мы возобновить тренировки?

Снейп некоторое время разглядывал его в ответ, потом вздохнул:

— Хорошо, Поттер, мы займемся оклюменцией, если вы действительно в этом заинтересованы.

— Я заинтересован, — решительно ответил Гарри, — как никогда…

В камине ярко вспыхнуло пламя, и из него вышел Люпин.

— Фу, несколько раз пришлось аппарировать, чтобы оторваться от погони.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:05 | Сообщение # 8
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
7 глава. День Рожденья

Снейп недовольно посмотрел на Люпина.

— Надеюсь, что ты никого не привел за собой? Конечно, эту квартиру, скорее всего, вычислили, но я не хотел бы ее терять совсем.

Ремус покачал головой:

— Я был очень осторожен, — заверил оборотень, и мгновенно потеряв интерес к Зельевару, повернулся к юноше, — Гарри! Давно не виделись!

После продолжительных приветствий Люпин усадил Поттера на диван и повернулся к Снейпу, словно чего-то ожидая.

— В честь чего Дамблдор устроил это шоу? — хмуро спросил Зельевар.

— Насколько я понял, — вздохнул Ремус, — он пытается доказать, что вам ничего не угрожает среди Фениковцев. Особенно, Гарри. Его очень нервирует, что он не знает, где находится его Золотой мальчик.

Снейп презрительно изогнул бровь.

— А как на самом деле обстоят дела?

Ремус пожал плечами:

— Молли рассказала всем, кого смогла найти, — горько сообщил он, — удивительно, что про это не проведал еще Ежедневный пророк, но думаю, стоит этого ожидать. Нас с тобой безапелляционно признали Рыцарями, так что жди проверки авроров, меня они уже неделю пытают. Все вещи перевернули…

— Что-нибудь нашли?

Люпин покачал головой:

— Нет, я уже давно все перепрятал. Да, и Дамблдор пока помогает.

Снейп недовольно поджал губы:

— Какие настроения?

— Кто-то явно настроен убить и расчленить нас на кусочки, кому-то очень интересно, чем это закончиться, есть и те, кому все равно. Но больше всего все-таки первых, особенно, после рассказов Молли, которых она наслушалась от своей бабушки в детстве. Ее дочь в Ордене Феникса чуть ли не героиней считают. Но все-таки сомневающиеся есть…

Ремус скривился, показывая свое отношение к происходящему.

— Может, стоит залечь на дно до поры до времени? — устало предложил он.

— Да, и тем самым доказать им, что они правы! — Снейп раздраженно прошелся по комнате. — У них нет никаких доказательств против нас, кроме лживых рассказов этой истерички. Авроры ничего не нашли против тебя и Поттера, тоже самое будет со мной. Глубже они копать не будут, не позволит Дамблдор. Пару допросов мы как-нибудь перенесем.

Люпин недовольно вскинулся:

— А Гарри? Ты думаешь, его оставили в покое? Аврорат очень интересуется, где он проводит лето. Они даже его счет в Гринготсе временно заблокировали.

Глаза Снейпа яростно сверкнули.

— Он не маленький мальчик, Люпин, — напомнил Зельевар, — и сможет постоять за себя. Поттер вполне способен противостоять каким-то там аврорам.

Гарри все время их разговора старался раствориться в пространстве, чтобы не привлекать внимания. Он старался дышать реже, но при этих словах Наставника не удержался и удивленно вскрикнул. На него никто не обратил внимания.

Снейп задумчиво нахмурился:

— Я предлагаю подождать, — сообщил он после недолгого молчания, — посмотрим, что из всего этого выйдет. Сбежать всегда успеем.

— Я согласен, — хмуро вздохнул Люпин, — как бы это ни было невероятно.

— Всегда мечтал, что бы ты со мной согласился, — язвительно усмехнулся Снейп. — Поттер!

Гарри подпрыгнул.

— Да, сэр?

— Сейчас Вы отправитесь с Люпином, — безапелляционно заявил Зельевар, — будьте внимательны.

Гриффиндорец кивнул, не понимая, чего от него ждут. Естественно он будет крайне осторожен, особенно, после того как услышал их разговор.

Люпин легко соскочил с дивана.

— Пошли, Гарри, — улыбнулся он, — нас ждет небольшая увеселительная прогулка.

— Ты мне за него отвечаешь, — напомнил Снейп им вдогонку.

Ремус усмехнулся и поспешил аппарировать, прижав Поттера к себе. Они переместились на Диагон аллею недалеко от входа. Улица жила своей обычной оживленной жизнью, наполненной шумом, гамом и грохотом, издаваемыми несколькими сотнями людей. На появившихся двух магов никто не обратил внимания.

— Ну, Гарри? — Люпин явно повеселел, — теперь, когда мы оставили этого хмурого параноика. Давай-ка отпразднуем твой день рождения.

Брянет удивленно приподнял брови:

— Что ты хочешь? — поинтересовался он.

— Купить тебе подарок, конечно, — сообщил Ремус, — я, возможно, и не особо богат, но вполне могу позволить себе купить что-нибудь нужное. Выбирай…

Гарри растерянно огляделся по сторонам, потерявшись в, казалось бы, бесконечном разнообразии магазинов.

— Может быть, сову? — предложил Ремус, указывая на витрину «Совиной Империи», на которой были выставлены самые красивые и редкие совы. — Твою ведь убили…

Гарри замотал головой:

— У меня уже есть ворон, — извиняющимся тоном признался парень, — мне его Астория подарила.

Люпин лукаво усмехнулся, но ничего не сказав, направился дальше. Они прошли мимо магазинов, где продавались телескопы и специальные серебряные инструменты, мимо витрин, где были выставлены бочки с печенью летучих мышей и глазами угря, заваленных стопками книг заклинаний, гусиными перьями, пергаментными свитками, склянками таинственных снадобий, глобусами луны…

— Может, ты сам чего-нибудь хочешь? — поинтересовался Люпин.

Гриффиндорец неуверенно перевел взгляд на витрину с метлой. Ремус моментально приуныл.

— Прости, Гарри, но я не могу купить тебе метлу, — признался он, — и даже не потому, что у меня не хватит денег. Большинство метел сделаны из сосны, а ты ведь сам знаешь…

Поттер разочаровано вздохнул.

— Но я ведь летал с Роном, — напомнил он.

— А я от беспокойства не знал, куда себя деть, — мрачно сообщил Люпин, — давай не будем рисковать. Достаточно ведь всего одной занозы…

Гарри расстроено прикусил губу, спорить было бессмысленно, он хорошо помнил рябиновые кексы Джинни. В это время ему на глаза попалась яркая вывеска магазина мадам Малкин.

— Ремус, сегодня вечером будет праздник, а у меня вся одежда только такая, — он выразительно обвел взглядом свою прямую строгую мантию, — я, конечно, ничего не имею против, но может…

Люпин радостно улыбнулся:

— Конечно, Гарри, мы купим тебе парадную мантию!

Они быстро дошли до магазинчика и скользнули внутрь. Мадам Малкин с приветливой улыбкой вышла из недр своего царства.

— Что угодно?

— Парадную мантию, — смущенно ответил Гарри, отводя глаза.

— Сегодня, — тут же добавил Люпин.

Мадам Малкин внимательно оглядела Гарри и жестом предложила ему пройти к примерочной. Мантию они выбирали больше часа. Все предложенные на выбор вещи были либо слишком длинны, либо коротки, либо совершенно невообразимых расцветок, либо не нравились Ремусу. Поттер старался помалкивать, отдавшись на волю оборотня.

Мадам Малкин терпеливо приносила мантии. Ни одним жестом или словом она не выдала, что знает, кто ее покупатель. Наконец, мантия была выбрана, и Гарри облегченно вздохнул, пообещав себе больше не позволять случиться подобному.

— Теперь в кафе! — объявил Ремус. — Сейчас наедимся мороженого.

Гарри скептически изогнул бровь, но спорить не стал. Они вышли на улицу и…

— Гарри!..

Прямо перед ними стояли Рон и Гермиона. Люпин поспешил выйти немного вперед.

— Привет, — хмуро поздоровался Гарри, — как дела?

— Куда ты пропал?! — возмутилась девушка, — я сегодня приехала, а тебя нет. Я даже не знаю, куда прислать тебе подарок! Я же волновалась!

Она крепко обняла друга. Гарри не двинулся с места и вопросительно посмотрел на Рона. Тот сильно покраснел и то и дело бросал нервные взгляды в сторону аптеки. Он явно чувствовал себя не в своей тарелке.

— А разве тебе ничего не рассказали? — поинтересовался Гарри.

Гермиона непонимающе нахмурилась:

— Что рассказали? Я только час назад приехала…

Рон поежился:

— Я не собирался рассказывать ей, — сообщил он, отводя глаза, — мама сама хотела поговорить.

Поттер так сжал зубы, что они скрипнули.

— Да, что случилось!? — возмутилась Гермиона. — Вы поругались? Гарри, почему ты не живешь в Норе?

В это время из аптеки вышла миссис Уизли, увидев сына в компании с Гарри, она бросилась к ним, расталкивая прохожих.

— Тебе все объяснят, — горько усмехнулся Гриффиндорец, — пойдем, Ремус, а то еще проклянет случайно.

Люпин крепко сжал его плечо, направляя в противоположную сторону.

— Гермиона, ты запомни только одно: не все то, что говорят, правда, — обратился оборотень к девушке. — Ты знаешь Гарри много лет, не позволяй кому-то разрушить вашу дружбу.

Молли уже была в нескольких шагах от них.

— Если что, пошли мне сову, — закончил Люпин, — я передам все Гарри.

Миссис Уизли яростным смерчем подлетела к ним.

— Что тебе от них надо! — закричала она, отгораживая сына и доставая палочку. — Не подходи к моим детям.

Гарри крепче сжал зубы и, выразительно взглянув на Ремуса, направился в противоположную сторону. Люпин поспешил за ним. До них донеслись обрывки фраз…

— Что он вам сделал? Вы ничего не брали у него? Зачем вы начали разговор?

— Мама, он ничего не сделал…

— Пока не сделал!

Гарри до крови прикусил губу.

— Заметь, Рон сомневается, — тихо сказал Люпин, — а Гермиона вообще ничего не знает.

Гарри стер кровь с подбородка.

— Знаешь, Ремус, — пробормотал он, — мне что-то не хочется мороженого. Может быть, вернемся домой?

Люпин погрустнел, но, неохотно кивнув, прижал парня к себе. Они несколько раз аппарировали и перенеслись в гостиную особняка Гринграссов. В комнате были Снейп и Астория, они тихо разговаривали о чем-то возле приоткрытого окна. Увидев Гарри, девушка улыбнулась.

— Мы не ожидали вас так рано, — призналась она, — но будем рады, если вы поможете украсить зал.

Поттер вопросительно перевел взгляд на Люпина.

— Иди-иди, — подбодрил тот. — Нам еще с твоим Наставником поговорить надо. Я буду ждать тебя в комнате.

Астория увлекла юношу за собой. Пройдя в противоположный конец дома, она распахнула двери в небольшой, празднично украшенный зал. Повсюду стояли живые цветы, летали воздушные шарики и ленты. Возле одной из стен стояла Дафна и при помощи палочки завязывала бант над букетом лилий.

— А, Поттер, — улыбнулась она, — видишь, на какие жертвы я иду ради тебя?

Дафна легко спрыгнула с постамента, на котором стояла, чтобы было удобнее колдовать.

— С чего такое хмурое лицо? — поинтересовалась она, — ты так собираешься гостей встречать? У них же аппетит пропадет!

Гарри поморщился:

— Я постараюсь поднять себе настроение к тому времени, — пообещал он.

Астория озорно сверкнула глазами:

— Давайте украшать, — предложила она, — а то не успеем.

Глядя на светящуюся счастьем девушку, невозможно было не улыбаться. И брюнет почувствовал, что раздражение медленно уходит, вымещаемое новыми эмоциями.

В свою комнату он пришел уже вечером, когда до прихода гостей оставался всего час, и лорд Гринграсс строго напомнил своим дочерям, что они должны быть лучшими на этом празднике, отчего девушки тут же скрылись в своих спальнях.

Гарри, все еще улыбаясь, вошел в комнату. Здесь его уже ждал Люпин.

— Хорошо выглядишь, — одобрил оборотень довольный вид парня, — но лучше тебе поспешить одеться.

Вскоре Гарри уже стоял посреди комнаты, облаченный в черную дорогую парадную мантию, на пальце его блестел подарок семьи Гринграсс, а волосы были красиво уложены при помощи магии. Последнее заняло больше всего времени, и Люпин серьезно пригрозил отстричь их в ближайшее время.

Гарри осторожно повернулся к зеркалу и взглянул на себя. Увиденное порадовало его, хотя он заметил, что выглядит немного уставшим.

— Надо залечить твою губу, — уверенно сказал Люпин, — она все портит.

Поттер осторожно дотронулся до больного места.

— Не надо, — вздохнул он, — все равно снова появится.

Люпин ободряюще обнял его за плечи:

— Ты прекрасно выглядишь, — прошептал он, — твой отец и Сириус гордились бы тобой.

Гарри кивнул, не отводя глаз от зеркала:

— Пойдем вниз, — предложил оборотень, — уже пора.

Внизу их уже ждали лорд Гринграсс, его дочери и Снейп.

— Потрясающе, Поттер, — усмехнулась Дафна, — я уж думала, что ты навеки задрапировал себя в похоронную одежду.

Снейп предупреждающе кашлянул.

— Профессор, это ни капли не относится к Вам, — иронично уверила девушка, — на вас эта одежда смотрится просто потрясающе. Недаром все старшеклассницы Слизерина считают вас самым сексуальным учителем Хогвартса.

Гарри фыркнул, в этот момент он почти поверил, что на Змеином факультете тоже водятся люди. Люпин поспешил кулаком скрыть улыбку. Снейпа заявление совсем не порадовало:

— Мисс Гринграсс, вам же еще учиться и учиться, — угрожающе напомнил он, — между прочим, на моем факультете.

Дафна обворожительно улыбнулась и поспешила скрыться за спиной, открыто усмехающегося, отца.

— Идем встречать гостей, — позвал тот.

Гарри нерешительно повернулся к Астории.

— Ты действительно прекрасно выглядишь, Гарри, — ласково сказала девушка, беря его под руку и направляя к камину, — не волнуйся, я уверенна, что все пройдет прекрасно.

В это время камин зашипел и на дорожку вступил первый приглашенный. Гарри разочарованно вздохнул:

— Малфой, — пробормотал он.

Люциус гордо вступил на ковер, следом за ним вышел и Драко. Увидев Гарри, юноша помрачнел.

— Я же говорил, что без Поттера тут не обошлось, — объявил он.

Люциус едва заметно улыбнулся:

— Мистер Поттер, рад вас снова видеть живым и здоровым.

Гарри болезненно прикусил губу, чтобы не выдать своего раздражения.

— Я тоже рад, — выдавил он из себя, — что жив и здоров.

Зельевар поспешил встать между ними.

— Люциус, ты как всегда раньше всех, — притворно радостно воскликнул он, — ты хотел видеть моего ученика. Вот он! Мистер Поттер...

Гарри гордо выпрямился, готовый отразить любые нападки в свой адрес. Но Люциус только внимательно оглядел его и неожиданно улыбнулся.

— Прекрасно, мистер Поттер, я уверен, что Вы достойны, быть среди Рыцарей, Вы это достаточно часто и убедительно нам доказывали.

Гриффиндорец натянуто улыбнулся в ответ, и Люциус, сделав пару комплиментов Астории, быстро отошел к лорду Гринграссу, утащив за собой и Драко.

— Терпеть их не могу, — признался Гарри, провожая взглядом Малфоев.

— Драко не так уж и плох, — вздохнула Астория, — у него просто немного сложный характер.

Гарри заявление не понравилось, но он не успел ничего ответить, потому что камин снова вспыхнул. На ковер вступил высокий, статный мужчина с пушистыми светлыми волосами и пронзительным взглядом умных глаз. Вместе с ним пришел невысокий худой юноша с соломенными волосами.

— Это Нотты, — прошептала Астория, — Теодор — младший сын, учится на одном курсе с тобой и Дафной, но он Рыцарем не является. А это Максимилиан он на несколько лет старше нас. Он один из помощников при Скримджере — новом Министре Магии. А его отец является одним из ближайших советников Воландеморта. Вообще, они странная семейка.

Гарри неохотно пожал руку светловолосому юноше.

— Надеюсь, что мы еще встретимся, — приветливо улыбнулся Максимилиан, — очень хотел бы услышать историю произошедшего в отделе Тайн.

Брюнет натянуто улыбнулся.

— Как-нибудь в другой раз…

— Так это, действительно, Поттер! — воскликнул тем временем старший-Нотт. И Гарри мгновенно узнал человека, которого он слышал в камине в квартире Снейпа. — Вот уж никак не ожидал.

— Ты вообще не очень догадливый, Эдриан, — хмуро сообщил подошедший Зельевар.

— Как всегда скучен, — Нотт забавно поморщился и, подмигнув Гарри, отошел в сторону.

После этого пришли еще несколько человек с учениками и без, но Гриффиндорец их практически не запомнил. Вскоре заиграла приятная музыка, и Астория увлекла его танцевать. К концу вечера он смог даже немного расслабиться.

В какой-то момент Асторию забрал отец, пригласивший ее потанцевать, и Гарри остался один. Он уже собирался найти Люпина, но увидел, что к нему направляется Максимилиан Нотт. Отвечать на глупые вопросы об отделе Тайн Поттеру совсем не хотелось и он, не задумываясь, скользнул в приоткрытую дверь балкона.

Свежий воздух резко ударил в нос. Гарри глубоко вдохнул и потянулся, держать спину прямо было тяжело, и порядком надоело.

— Что, Поттер, сбежал с собственного дня рождения?

Гарри застонал. Отлично! Сбежал от одного, чтобы попасть к другому. На парапете сидел Драко Малфой. В руке он держал бокал с вином, а в зубах сигарету.

— А что ты здесь делаешь, Малфой? — поинтересовался он. — Прячешься, потому что на тебя обращают слишком мало внимания?

Драко усмехнулся в ответ:

— Очень остроумно, я прямо в ужасе от твоего юмора, — фыркнул он.

Гарри покосился на слизеринца и решил помолчать, ожидая, что тот будет делать дальше.

— Как отреагировали Уизелы? — поинтересовался Драко.

Гарри отвернулся в сторону, чтобы Малфой не мог видеть его лица.

— Они не были в восторге, — неожиданно для самого себя признался он.

— Это бывает, — в голосе Драко мелькнуло что-то похожее на понимание. — Тебе повезло, что твой Наставник Снейп, он сможет отстоять тебя если что.

Гарри удивленно приподнял брови:

— Хочешь сказать, что твой отец этого делать не умеет?

Драко глубоко затянулся:

— Умеет… — выдохнул он, — если считает, что ему это выгодно.

— Ну, его выгода — это ведь твоя выгода, — напомнил Гарри.

— Не всегда…

Слизеринц выкинул сигарету и шагнул в сторону двери.

— В любом случае, я поздравляю тебя, Поттер, — тихо сказал Драко, — возможно, мы окажемся по разные стороны, но я обещаю, что постараюсь не причинять тебе вреда. Надеюсь, ты поступишь так же.

И вышел. А Гарри остался стоять на балконе, с ужасом понимая, что произошло что-то страшное. Он подумал, что Малфой — человек…

Остаток вечера прошел для него вполне спокойно. Последними уходили Малфои.

— С днем рождения, Гарри, — сладко проговорил Люциус. — Всего хорошего.

И попрощавшись с Гринграссами и Снейпом, исчез в каминном пламени. Драко неожиданно протянул Гарри руку.

— До встречи в Хогвартсе?

Гриффиндорец удивленно посмотрел на протянутую ладонь, потом на самого Драко и решительно пожал ее. Он был одним из этих людей, значит, стоило научиться жить среди них. Малфой на балконе хотел сказать что-то важное, Гарри был в этом уверен.

— До встречи…

Камин ярко вспыхнул и затих. Снейп крепко сжал плечо ученика.

— Пора спать, Поттер, — напомнил он, — завтра рано вставать. Мы должны продолжить обучение.

Гарри согласно кивнул и, пожелав всем доброй ночи, двинулся наверх.

— Северус тебе подарок в комнате оставил, — прошептал Гринграсс, обнимая юношу, — только он никогда в этом не признается.

Парень вздохнул и поспешил в спальню. Ему очень хотелось узнать, что мог подарить Наставник. Конечно, существовала вероятность, что это будет какая-нибудь гадость, но Гриффиндорцу очень хотелось верить, что это не так.

Брюнет приоткрыл дверь, чувствуя себя при этом глупым ребенком, и оглядел комнату. Все было на своих местах, кроме… Гарри ахнул. На кровати лежала новенькая метла. Она не была завернута в праздничную упаковку, на ней не было бантиков и цветочков. А рядом на подушке лежала записка.

Гарри бережно открыл ее.

«Метла создана без использования сосны. Она безопасна».

Улыбка все же прорвалась на лицо Гриффиндорца.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:06 | Сообщение # 9
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
8 глава. Новые враги/новые союзники...

Гарри быстро спускался по длинной, извилистой лестнице особняка Гринграссов. Сегодня был последний день его пребывания в этом доме, и впервые он не хотел ехать в Хогвартс. Это был лучший месяц в его жизни (не смотря даже на то, что они с Асторией каждый день тренировались со Снейпом и ее отцом). Он летал на метле, катался на лошадях, купался в озере — вообщем, вовсю наслаждался подарками судьбы.

Это был абсолютно изолированный мир, в котором не было Воландеморта, смерти Крестного, предательства друзей, перевернувшейся с ног на голову жизни. Конечно, Гарри подозревал, что все дело в магии дома, но прерывать этого не хотел, потому что ему здесь было хорошо. Лишь иногда возникали моменты грусти и задумчивости, которые быстро проходили, развеянные новыми навыками и впечатлениями. Таким сильным и уверенным в себе Гриффиндорец не чувствовал себя никогда…

Каждый день они занимались со Снейпом легиллименцией и несмотря даже на то, что у Гарри пока не очень получалось, Гринграсс постоянно повторял, что парень на верном пути и надо всего лишь чуть-чуть подождать. Некоторое время с ними жил Люпин, но его очень быстро потребовали назад, и оборотень вынужден был уехать. Они продолжали общаться с Гарри через письма. В этом очень помогала воронья почта, Снейп умудрялся доставить письмо в несколько раз быстрее, чем совы, и, как утверждал Ремус, незаметнее…

Сегодня они должны были отправиться на вокзал, но сначала необходимо было заехать на Диагон аллею, чтобы купить все необходимое для школы. Зельевар и Гринграсс с дочерьми уже ждали его возле камина, через который они собирались добраться до места.

— Готовы, Поттер? — хмуро спросил Снейп. — Чего Вы так долго возились? Даже девушки собрались быстрее.

Гарри пожал плечами.

— Я готов, сэр, — уверил он, привычно подхватив Асторию под руку.

— На Диагон аллее мы должны встретиться с Люпином, он будет нас сопровождать в нашем мероприятии, — безапелляционно заявил Снейп.

Настроение Гарри немного улучшилось, а легкое рукопожатие Астории и ее ободряющая улыбка быстро стерли все оставшиеся неприятные ощущения. Дафна, наблюдая за ними, иронично усмехнулась, прикрыв рот ладошкой.

— Все, уходим! — скомандовал Гринграсс и первый шагнул в огонь.

Диагон-аллея встретила их обычным шумом и толкотней. Отойдя немного в сторону, они встали возле книжного магазина. Гарри заметил, что на этот раз довольно многие обращали на них внимание. Люди вглядывались в его лицо, пытаясь отыскать в нем что-то и, видимо, находя это, в ужасе отшатывались.

— Как-то странно все, — пробормотала Дафна.

— Вчера в Ежедневном пророке вышла статья про Рыцарей, — мрачно сказал Снейп, безразлично разглядывая витрину, — там не было названо ни одного имени, но после прошлого года… да, и слухи очень странная вещь…

Он не договорил, но все и так было ясно.

— Но ведь вы подставляете себя! — обеспокоенно воскликнул Гарри, глядя на Гринграсса, — они ведь и вас будут теперь подозревать.

— Не волнуйся, Гарри, — твердо ответил отец Астории, проницательно глядя юноше в глаза, — мы идем на этот шаг осознано. Поверь мне, так было нужно, долго скрывать это в любом случае не получилось бы.

Снейп кашлянул, напоминая, что они в людном месте. Как раз в это время к ним приблизился Люпин.

— Пойдемте, нам много необходимо успеть, — объявил Ремус и стремительно подошел к двери в магазин.

Гарри удивленно приподнял брови, но поспешил догнать оборотня.

— Ремус, что?..

— Не сейчас, Гарри, ты все узнаешь чуть позже…

— Люпин, — угрожающе позвал Снейп, — а ну, стой! Дети сами купят книги, а ты нам пока все расскажешь.

Гарри растеряно посмотрел на Наставника, но под его строгим, не терпящим возражений, взглядом направился в магазин. Астория и Дафна послушно шли следом.

В магазине было очень много народа, дети толпились возле стеллажей, рассматривая новые учебники. Но как только брюнет и его спутницы вошли в двери, несколько десятков глаз мгновенно оказались направлены в их сторону, среди них оказались Рон и Гермиона. Гарри остановился как раз напротив них. Казалось, все замерло.

Гриффиндорец, не отрываясь, смотрел на бывших друзей, смущенно опустивших голову. Он так ждал их письма… обида все еще жгла его сердце.

— О, Гренжер, Уизли, — холодно воскликнула Дафна, — не скажу, что рада вас видеть.

Лицо Рона покрылось красными пятнами.

— Привет, Гарри, Астория, — пробормотала Гермиона, не обращая внимания на слизеринку.

— Привет, — Астория гордо выпрямилась и крепче вцепилась в руку Гарри, что не ушло от внимательного взгляда Гермионы.

— Ты едешь в Хогвартс? — невпопад спросил Рон у Гарри, слегка поежившись.

— Почему бы и нет? — холодно поинтересовалась Астория, — он такой же ученик, как и все.

Гарри осторожно сжал ее ладонь, напоминая, что и сам может себя защитить.

— Я… я просто спросил, — замялся Уизли, — просто, мама говорила, что потребовала, чтобы Гарри не жил в нашей комнате… вот я и подумал…

Поттер ошарашено замер. Его выгонят из комнаты? Такого не может быть.

— Это решает Дамблдор, а не твоя глупая мамаша, — неожиданно резко напомнила Дафна. — Насколько я знаю, попечительский совет отклонил ее прошение. Они не слушают всяких истеричек.

Рон мгновенно схватился за палочку, и Гарри поспешил загородить девушку.

— Спокойно…

— Не смей так называть мою мать! — закричал Уизли. — Что ты можешь знать, грязная слизеринская подстилка?

— Немедленно успокойся, Рон, — рявкнул Гарри, стараясь перекричать рыжего гриффиндорца, — ты не имеешь права оскорблять ее.

Уизли мотнул головой, словно ему дали пощечину.

— Быстро же ты освоился, — прошипел он, — уже защищаешь их, хотя она точно также оскорбила мою мать. Ты оказывается продажная шлюха, Поттер.

Его палочка оказалась упертой Гарри в грудь. Брюнет не пошевелился, хотя в кармане у него лежала одна из палочек, а вторая была надежно упрятана в рукаве. Гермиона потрясенно наблюдала за происходящим, сжав кулаки. Напряжение начало давить на уши, теперь уже все посетители смотрели на них, все ждали реакции Гриффиндорца.

— О! Поттер, Гринграсс, давно не виделись.

Малфой с улыбкой направлялся к ним через всю комнату. Он был один. Приглядевшись, Гарри заметил, что слизеринец нервничает. Во всяком случае, палочку он держал на готове.

— Давненько, — Дафна легко выступила из-за спины Поттера и обняла одноклассника, — как каникулы?

— Потрясающе, — уверил Драко и, неожиданно подхватив Гарри за локоть, потащил его к стеллажам, — представляешь, Поттер, в этом году у нас с учебниками какая-то муть. Особенно по ЗОТС, такое ощущение, что новый учитель хочет впихнуть в нас за один год сразу весь материал семи курсов.

Уизли и Гренжер остались стоять одни. Гарри позволил дотащить себя до стеллажа с учебниками и вывернулся из хватки слизеринца.

— Малфой, ты чего делаешь? — зашептал он, — ты же себя подставляешь!

Драко усмехнулся:

— Не волнуйся, Поттер. Я уж как-нибудь разберусь с этим… — и уже громче, — Представляешь, они думают, что ты Рыцарь Завесы. Ну, не смешно ли?

Гарри хмуро следил за ним.

— Лучше заткнись, Малфой, — тихо посоветовал он, — ты все только портишь.

Драко пожал плечами.

— Вот и жди потом благодарности от гриффиндорца, — театрально вздохнул блондин.

— Если б я не был уверен, что ты всегда делаешь только то, что тебе выгодно, — усмехнулся Гарри, — то обязательно поблагодарил бы.

Драко с хитрой улыбкой развел руками.

— Ты меня хорошо изучил? Правда?..

Астория осторожно вклинилась между ними.

— Давай купим книги, Драко, — предложила она, — у нас мало времени…

Набрав необходимые учебники и попросив доставить заказ прямо в Хогвартс, они направились за перьями, чернилами и пергаментом. За все время их пребывания в книжном магазине никто, кроме хозяина, так и не двинулся с места.

Выйдя на улицу, они столкнулись с Люпином.

— Все в порядке? — проницательно поинтересовался он, останавливая взгляд на Малфое, рассказывающем Дафне очередную историю из своего летнего отдыха.

— Да, Ремус, — кивнул Гарри, — мы заказали все необходимые книги…

Люпин хотел что-то сказать, но к ним подошел Драко.

— Здравствуйте, мистер Люпин, — вежливо поздоровался он. — Я вот тут решил походить вместе с вами по магазинам. Все равно я сегодня один, отца куда-то вызвали.

Оборотень подозрительно покосился на дверь магазина.

— Хорошо, мистер Малфой, — вздохнул он, — можете присоединиться к нам.

С остальными покупками они управились быстро. Больше ни в одном магазине не произошло ничего неожиданного, хотя их появление вызывало тот же эффект. Гарри немного нервничал из-за того, что с ним по магазинам ходило так много народа. В то же время он был благодарен им, потому что чувствовал поддержку и внимание. Малфой быстро втянулся в компанию и уже через минуту увлеченно беседовал с лордом Гринграссом и Снейпом.

— Как думаешь, почему он с нами? — тихо поинтересовалась Астория, когда они уже направлялись на Вокзал.

Гарри задумчиво прикусил губу:

— Он что-то хочет, — уверенно ответил Гриффиндорец, — вот только не пойму что….

— Драко, как и любой Малфой, будет держать нос по ветру, значит, он нашел здесь выгоду.

— Увидим, — вздохнул Гарри.

Малфой, словно услышав, что говорят о нем, оглянулся и иронично улыбнулся им.

Проходя мимо «Всевозможных вредилок Уизли» Гарри не смог отвести взгляда от празднично украшенной витрины. Через стекло он заметил Фреда и Джорджа, они не отрываясь смотрели на него. Гарри неуверенно кивнул им… и неожиданно получил в ответ две одинаковые приветливые улыбки.

— Они не похожи на свою семью, — прошептала Астория.

Гарри вздохнул и поспешил догнать остальных.

* * *

Когда они вышли на платформе 9 и ¾, здесь еще практически никого не было. Гринграсс, извинившись, отошел с дочерьми немного в сторону.

— Я ухожу, — сухо сообщил Снейп, — мне необходимо прибыть в Хогвартс раньше учеников. Дамблдор хотел о чем-то срочно поговорить.

Гарри нахмурился, он так и не успел спросить о том, где же он будет жить. А теперь было поздно, Зельевар только рассердится:

— Хорошо, — кивнул он, — мы будем осторожны.

— Слабо верится, — хмыкнул Снейп и направился к выходу.

Гарри неуверенно перевел взгляд на Люпина.

— Пойду, займу нам места, а то разберут самые хорошие, — сообщил Малфой и поспешил скрыться в вагоне.

Проследив за слизеринцем взглядом, оборотень обратился к оставшемуся юноше.

— Ты же понимаешь, что он здесь не просто так?

Брюнет кивнул:

— Я разберусь, Ремус, — уверил он, — пока что Малфой не опасен.

Люпин кивнул и крепко обнял юношу.

— До встречи, Гарри, — прошептал он, — в этом году очень многое изменилось. И еще больше изменится, когда ты придешь в Хогвартс. Помни, пожалуйста, что ты не один, и есть люди, которым ты необходим и дорог.

Он бросил взгляд в сторону Гринграссов.

— Я очень надеюсь, что ты не разочаруешь меня и не станешь вмешиваться в какие-нибудь приключения.

— Я не могу гарантировать тебе этого, — честно ответил Гарри, — потому что не знаю, что может ожидать меня в Хогвартсе. Если на меня нападут…

Люпин задумчиво оглядел стремительно заполняющуюся платформу. Проходившие мимо ученики внимательно смотрели на них.

— Береги себя, — прошептал Люпин, еще раз обнимая юношу, — запомни! Везде необходимо соблюдать равновесие. Нет абсолютного зла или абсолютного добра.

— Спасибо, Ремус, — прошептал Гарри.

К ним подошли улыбающиеся Гринграссы.

— Пора, — напомнила Дафна.

— Я буду писать, — пообещал Поттер и поднялся вслед за сестрами.

— Я очень обижусь, если не буду получать письмо хотя бы раз в неделю, — улыбнулся Гринграсс.

— Только одно может мне помешать этому, — засмеялся Гарри, — так что, как только это произойдет, присылайте спасательную экспедицию.

Судя по серьезному виду лорда Гринграсса, он воспринял эти слова как предупреждение. Поттер мысленно проклял себя, но объяснять было уже поздно, поезд тронулся. Гриффиндорцу осталось только виновато улыбаться.

Малфой, заметив их, жестом пригласил всех войти в купе.

— А где твои вышибалы? — поинтересовался Гарри.

— Где-то… — расплывчато ответил Малфой.

Парень пожал плечами, но пообещал себе внимательно следить за действиями этой лисы.

— Пока вы там прощались, я наслушался много интересных историй относительно того, кто же все-таки такой Гарри Поттер, — самодовольно сообщил тем временем Драко, — становится даже смешно… как люди быстро забывают добро.

— Зато долго помнят зло, — напомнил Гарри, усаживаясь напротив слизеринца.

Малфой приподнял бровь:

— Перестань, Поттер, ты ведь добрый…

— Был, до прошлого учебного года, — договорил Гарри, — и изменился я и благодаря вашей семье тоже…

Малфой нахмурился и, отвернувшись к окну, уставился на проносящийся мимо пейзаж.

Первую половину пути они проехали в тишине и спокойствии. Они купили кучу сладостей у продавщицы с тележкой и теперь сидели, наслаждались разнообразными вкусностями.

— Где ты будешь жить, Поттер? — поинтересовался Драко, — Если Уизли прав…

Гарри закрыл глаза и откинулся на мягкую спинку кресла.

— Понятия не имею, — пробормотал он, — но в прошлом году они ведь меня вытерпели…

— В прошлом году ты не был Рыцарем, — тихо напомнила Астория, — тебя всего лишь обвиняли во лжи. Сейчас все иначе, люди будут бояться тебя…

— Отец сказал, что они отстояли тебя, — сказала Дафна, — ну… тебя никто не сможет исключить, но вот где ты будешь жить, это вопрос…

Гарри прикусил истерзанную губу.

— Я думаю, Снейп разберется, — уверенно заключил он.

Поезд добрался до места и Гриффиндорец поспешил накинуть на себя мантию.

— Ты похож на Снейпа, — мрачно сообщил Драко, — я весь день хотел тебе об этом сказать.

Гарри, усмехнувшись, развел руками:

— Мой багаж был уничтожен, — пояснил он, — а счета заблокированы. Это купил Снейп.

Малфой оценивающе оглядел его:

— Ладно, это все-таки лучше, чем то, что было раньше, — поморщился он, — но дети тебя бояться будут.

Гарри невесело фыркнул и помог Астории спуститься с подножки.

— Нашел себе подобных, Поттер? — мимо них прошествовали Симус Финиган, Дин Томас и Рон Уизли. Кто из них бросил фразу, Гарри не понял, но это было не так уж и важно.

Малфой открыл рот, чтобы что-то сказать, но Дафна быстро схватила его за руку.

— Мы обещали отцу, что не будем поддаваться на провокации, — напомнила она.

Драко хмуро направился к повозкам, но проходя мимо Рона, больно задел того плечом.

— Извини, Уизел, не заметил, — презрительно сказал он.

Рон сжал кулаки, но неожиданно промолчал.

— Пойдем, — Гарри решительно поспешил нагнать Малфоя. — Не будем опускаться.

В карету они сели вместе с Луной Лавгуд. Девушка радостно поздоровалась со всеми и всю дорогу рассказывала, как они с отцом летом ловили шипастых кизляков. Гарри слушал с улыбкой, Астория и Дафна с вежливым интересом, Малфой морщился, но не сказал ни слова. И Поттер в который раз подумал о том, что же заставило слизеринца присоединиться к ним…

Большой зал гудел тысячами голосов, он был украшен, как обычно, летающими свечами, которые заставляли тарелки снизу пылать и блестеть. Подойдя к дверям, Гарри неуверенно замер.

— Ты можешь сесть к нам, — неожиданно предложил Малфой, — я смогу заткнуть особо говорливых.

— Или к нам, — подхватила Астория.

Неожиданно Гарри схватили за плечо и резко развернули. Он уже хотел выхватить палочку, но перед ним оказался Снейп.

— Поттер идет со мной, — объявил он, — а вы все марш по местам. Уже распределение началось!

Ребята быстро скрылись за дверью. Гриффиндорец вопросительно посмотрел на Наставника, ожидая дальнейших указаний.

— Поттер, ты идешь за мной, — сурово сказал зельевар, — сейчас объяснять некогда. Просто делай, что я тебе говорю, и не вздумай возмущаться.

Гарри кивнул, он и не собирался. Снейп открыл дверь и стремительно вошел в Зал, Гарри следовал за ним. Все ученики разом повернули в их сторону головы. Повисла тишина, в которой отчетливо слышалось шуршание мантий идущих. Гарри усмехнулся, представив себе, как они выглядят со стороны. Дамблдор внимательно следил за ними. Снейп дошел до преподавательского стола, жестом указал Гарри на соседний стул и сел сам.

— Прошу прощения за опоздание, — извинился он и перевел взгляд на замершую Макгонагл.

Декан Гриффиндора тут же вздрогнула, и поспешила надеть шляпу на очередного первокурсника. Снейп с непроницаемым лицом следил за распределением. Гарри огляделся, с другой стороны сидел Флитвик.

— Здравствуйте, профессор, — неуверенно поздоровался он.

— Здравствуйте-здравствуйте, мистер Поттер, — усмехнулся низенький профессор Чар.

Гарри поднял взгляд на Хагрида. Тот смотрел на него с приветливой, почти гордой улыбкой. Он радостно помахал гриффиндорцу… Снейп предупреждающе кашлянул, и Поттер поспешил опустить руку, которой собирался помахать в ответ.

Распределение тем временем закончилось, ужин тоже пролетел практически незаметно (Гарри просто не лезло ничего в горло), и Дамблдор вышел для приветственной речи:

— Я приветствую всех наших новых студентов, — сказал он, — и добро пожаловать старым. Вас ждет новый учебный год…

Гарри отвлекся и, краем уха продолжая слушать директора, окинул взглядом одноклассников. Многие из них следили за ним…

— Мистер Филч, наш смотритель, просил меня сказать, что запрещено покупать любые вещи в магазине Всевозможные магические вредилки Уизли. Все, кто хочет играть в квиддич за свой факультет, должны записать свои имена и передать их главам факультетов. Мы так же ищем нового комментатора матчей. Мы рады приветствовать нового члена преподавательского коллектива в этом году, профессора Слагхорна...

Гарри удивленно перевел взгляд на другой конец стола, чтобы внимательнее рассмотреть грузного старичка с абсолютно лысой головой, густыми серебряными усами и, казалось бы, необъемным животом.

— …Это мой бывший коллега, который согласился занять свой старый пост учителя Зельеварения...

Глаза Гриффиндорца расширились еще больше, но грозный взгляд Снейпа буквально пригвоздил его к месту.

— Зельеварение? — удивленно выдохнул Зал.

— Профессор Снейп, тем временем, — продолжил Дамблдор, слегка повысив голос, — займет пост учителя Защиты от Темных Искусств. Так как в этом году Министерством увеличено количество часов по этой дисциплине, профессором Снейпом было решено взять себе помощника из числа учеников. А именно Гарри Поттера…

Теперь уже шум в Зале практически полностью перекрывал его голос.

— Как же это?..

— Но ведь это же Поттер!

— Почему?..

Дамблдор откашлялся и заклинанием заставил всех замолчать.

— Мистер Поттер имеет опыт преподавания, к тому же он уже достаточно много раз доказывал свое мастерство в этом предмете, — строго напомнил он, — Профессор Снейп мог выбрать в ученики любого студента, если его выбор пал на мистера Поттера, мы не имеем права препятствовать этому. Таков закон!

Гарри нахмурился.

— Поздравляю, мистер Поттер, — пропищал рядом профессор Флитвик.

— И теперь, так как все в этом зале знают, Лорд Волдеморт и его последователи становятся всё сильнее и сильнее.

Напряженная тишина повисла в зале, после сказанных Дамблдором слов.

— Я не могу с достоверностью сказать, насколько опасна ситуация на данный момент, а также сколько заботы о собственной безопасности каждый из нас, в Хогвартсе, должен применить. Защитные укрепления замка были усилены в течение этого лета, мы защитили его и новыми более мощными способами, но мы даже в этом случае не должны проявлять неосторожность, начиная с учеников и заканчивая учителями. Посему я побуждаю вас придерживаться всех ограничений безопасности, которые ваши учителя могут на вас возложить, хоть вы и можете найти их обременительными... в частности, правило, по которому вам не разрешается выходить из замка в определённое время. Я умоляю вас, если вы заметите что-нибудь подозрительное внутри или снаружи замка, немедленно сообщить об увиденном члену преподавательского коллектива. Я верю, что вы будете вести себя правильно и предельно осторожно для вашей собственной безопасности, и безопасности других людей.

— А сам Поттера в учителя взял, — прошипел Рон.

Глаза Дамблдора окинули всех студентов, прежде чем он улыбнулся ещё раз.

— А сейчас ваши кровати ждут вас, настолько тёплые и комфортные, насколько вы можете себе представить, и я знаю, что в ваших интересах хорошо отдохнуть перед завтрашними занятиями. Посему, позвольте нам сказать вам спокойной ночи.

Снейп тяжело отодвинул стул и, поднявшись, направился к выходу. Гарри поспешил за ним, бросив извиняющийся взгляд на Асторию.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:07 | Сообщение # 10
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
9 глава. Хогвартс. Первые уроки.

Гарри хмуро шел по коридору вслед за Снейпом. Встречающиеся ученики (в основном со Слизерина, так как они уже повернули в сторону подземелий), внимательно рассматривали их и расступались в стороны. Гарри было очень интересно, они опасались его или своего сурового декана. Что-то подсказывало ему, что скорее все же второе, Зельевар сейчас выглядел по истине устрашающим.

— Профессор!

Поттер удивленно обернулся, их догонял Малфой.

— Профессор Снейп, простите, мне необходимо с Вами поговорить, — сообщил слегка запыхавшийся слизеринец.

Мастер Зелий мрачно кивнул и продолжил свой путь. Гарри и Драко поспешили следом, между собой они старались не разговаривать.

Наконец, они дошли до комнат преподавателя, и Снейп повернулся к юношам.

— Поттер, это вход в наши комнаты, — сообщил он.

Гарри деловито кивнул, хотя знал это и раньше.

— На входе нет пароля, но он будет пропускать только нас с вами, все посетители смогут заходить сюда только после приглашения, — он повернулся к Малфою. — Драко, я приглашаю вас посетить меня на два часа.

Слизеринец сдержанно кивнул, и все вошли внутрь.

— Там твоя комната, Поттер, — Снейп указал на лестницу, ведущую в спальни, — подожди меня там. Я сейчас подойду, только разберусь здесь.

Гарри покорно кивнул, и послушно направился к комнате, гадая, когда обращение Наставника к нему на «ты», постоянно срывающееся у Снейпа, перестало вызывать раздражение и, кажется, стало само собой разумеющимся.

Как только Гарри вошел, дверь сзади него захлопнулась с громким щелчком. Покосившись на нее, Гриффиндорец решил пока не испытывать судьбу и поборол в себе желание подслушать. Вместо этого он внимательно оглядел комнату, обставленную в лучших традициях Слизерина.

Над небольшой деревянной кроватью с резными столбиками в виде змей темно-зеленый полог с серебристыми кистями, по углам примостились письменный стол, шкаф для одежды, сундук и пара кресел. Гарри больше всего понравился мягкий ворсистый ковер на полу, увидев его, он немедленно скинул ботинки и с удовольствием прошелся по нему. А еще здесь были окна. Спальни находились не в подземельях, а на уровне второго этажа. И если в кабинете Сейпа окон не было, то в комнатах они занимали сразу две стены.

Вдоволь наигравшись с ковром, Гарри принялся разбирать вещи. Как раз в это время в комнату вошел Снейп. Брюнету показалось, что он был чем-то озабочен.

— Итак, Поттер… давайте поговорим.

Снейп пересек комнату и присел в кресло, жестом предложив Гарри последовать его примеру.

— Вас, скорее всего, интересует произошедшее сегодня, — начал он, — я думаю, что Вы уже знаете, что Молли Уизли подала прошение на имя директора о вашем отчислении.

Гарри неуверенно кивнул в ответ.

— Попечительский совет отказал ей в этом требовании, но при этом согласился, что Вы должны переехать. Так как особых вариантов у нас не было, я решил, что самое оптимальное будет официально признать Вас своим учеником. Существует древний закон, в соответствии с которым, любой ученик может после четырнадцати лет пойти в служение к Мастеру. Это влечет за собой определенные последствия, например, изменение Вашего статуса… но сейчас это только на руку.

Поттер нахмурился, но уточнить не решился.

— Как Вы понимаете, Вам придется помогать мне в ведении уроков, — Снейп испытующе посмотрел на него.

— А как же мое обучение, — неуверенно подал голос Гриффиндорец.

Зельевар устало вздохнул:

— Никто не предлагает Вам бросить учиться, — поморщился Снейп, — расписание, специально сделано так, чтобы Вы успевали и то, и другое.

Он достал из кармана небольшой помятый листок и протянул его ученику. Гарри быстро пробежал его глазами. Количество его дисциплин было немного сокращено, а уроки располагались так, что он мог попадать и на свои занятия, и на ЗОТС у других курсов, которое было обведено ярким красным цветом. Единственным минусом его расписания было то, что свободное время у него появлялось только после пяти часов вечера, а Поттер не сомневался, что Снейп найдет, чем ему заняться в эти краткие часы.

Гарри пожал плечами:

— Что я должен буду делать, — поинтересовался он.

Снейп задумчиво провел ладонью по ручке кресла:

— Следить за порядком, выполнять мои поручения… я думаю, мы на месте разберемся. Главное, это то, что теперь никто не сможет исключить Вас, пока я здесь.

Гарри задумчиво кивнул и повнимательнее вгляделся в расписание.

— Сэр, у меня стоят Зелья…

— И что Вас смущает, Поттер?

— Но ведь мне не хватало балов для продолжения обучения по этой дисциплине…

— Слагхорн и Директор решили, что их вполне достаточно, — Снейп поморщился, словно эта идея вызывала у него отвращение.

— Но у меня нет даже учебника, — попытался возразить Гарри.

Снейп вздохнул:

— Поттер, я дам Вам учебник!

Возразить больше было нечем, и брюнет сдался.

— Это еще не все плохие новости, — продолжил Снейп, — сегодня пришло уведомление о том, что Вас вызывают в Аврорат. Дату они пришлют позже, но до этого времени вы не имеете права покидать школу.

Гарри нахмурился:

— Чего они хотят?

— Допросить Вас на тему причастия к запрещенным организациям, — спокойно пояснил Снейп, — Ваш новый статус позволяет Вам потребовать моего присутствия при данном действии, что Вы и сделаете. Если все пройдет хорошо, они откроют доступ к Вашему счету и снимут все обвинения.

Гарри покорно вздохнул и Снейп поднялся с кресла.

— Запомните, Поттер, сейчас самое главное — это осторожность во всем. Вы не должны давать ни малейшего повода усомниться в себе.

— Конечно, сэр, — кивнул Гриффиндорец.

— Вопросы?..

Гарри нерешительно прикусил губу:

— Чего хотел Малфой? — выпалил он на одном дыхании.

Снейп недовольно поджал губы, и Поттер мгновенно пожалел, что решил спросить. Однако Зельевар ответил.

— Мистер Малфой просил помощи, — кратко сообщил он. — Я бы очень попросил Вас не задирать его и не вступать с ним в препирательства. Ему сейчас и так не сладко…

Наставник развернулся и вышел из комнаты, оставив недоумевающего Гарри одного.

* * *

Первыми уроками на следующее утро у Гарри стояли Зелья и ЗОТС. Снейп разбудил своего ученика засветло, заставив прозаниматься легилименцией до самого завтрака. Вручив Поттеру потрепанный учебник, он выпроводил его из комнаты. В результате, у Гарри сильно разболелась голова, и испортилось настроение.

— Мистер Поттер, я жду вас на занятии, — важно напомнил про себя профессор Слагхорн, грузно вставая со своего стула.

Гарри кивнул, поднимаясь следом.

— Поттер, будьте осторожны, — одними губами напомнил Снейп.

Гриффиндорец решил не отвечать. Выбравшись из-за преподавательского стола, он направился на урок. Астория уже ушла, и он разозлился, что не успел с ней поговорить. Дафна сидела в окружении подружек, и он решил, не подходить к ней. Смирившись с тем, что идти придется одному, Гарри уже собирался уйти, когда рядом с ним неслышно возник Малфой.

— Привет, Поттер, — поздоровался Слизеринец, — не будешь против, если я к тебе присоединюсь?

Гарри вздохнул и, решив, что Малфой все же лучше, чем ничего, кивнул. Он не собирался доверять Слизеринцу, но придержать его возле себя показалось заманчивой идеей. Выходя из Зала, Гриффиндорец поймал на себе странный взгляд Гермионы.

— Ты сегодня самая обсуждаемая новость, — тихо сообщил Драко, — из-за тебя даже двое первоклашек с Хафлпафа подрались.

— С чего бы вдруг? — не понял Гарри.

— Спорили, ешь ли ты детей, как Снейп, — усмехнулся Малфой.

Гриффиндорец улыбнулся в ответ.

— Ты сядешь со мной? — уточнил Слизеринец.

— Да, — уверенно ответил Гарри, решив, что врагов надо держать рядом.

Когда они вошли в класс, он был еще практически пуст. Малфой демонстративно прошел мимо Забини и Нотта, разговаривающих о чем-то, и уселся за первую парту. Гарри внимательно оглядев класс, сел рядом.

— Не боишься подорвать свой авторитет? — поинтересовался он, доставая учебник. Малфой брезгливо покосился на растрепанную книгу.

— Не боюсь, — усмехнулся он, — выглядишь ты теперь вполне прилично. Еще бы книги поновее были…

— Да, а еще дружба с помощником одного из преподавателей всегда может пригодиться, — иронично добавил Поттер.

Малфой, ни капли не смутившись, пожал плечами:

— И это тоже…

В кабинет вошли Гермиона и хмурый Рон. Гарри спиной почувствовал их напряженные взгляды, но решил не обращать на внимания. Он провел рукой по порванному корешку.

— Мне ее дал Снейп…

На лице Малфоя появилось странное выражение сожаления.

— Везет тебе, — пробормотал он и отвернулся в другую сторону. Гарри не успел уточить, чему же это завидует Драко, так как вошел учитель.

Слагхорн медленно выплыл в центр кабинета.

— Я рад вас всех видеть на самом прекрасном из возможных искусств — Зельеварении, — начал он, — сегодня я приготовил для вас одно из зелий, которое вы должны уметь делать после завершения вашего курса Ж.А.Б.А. Вы должны были слышать о нем, даже если вы не делали его раньше. Кто-нибудь скажет мне, что это?

Он показал на маленький черный котел, стоящий на столе Слагхорна. Зелье весело плескалось в его пределах; оно было цвета литого золота, и большие капли прыгали выше его поверхности как золотые рыбки, хотя ни капельки не было пролито. Рука Гермионы взметнулась вверх.

— Да, мисс…

— Грейнджер, сэр, — представилась Гермиона, — это Феликс Фелицис — жидкая удача. Оно делает Вас удачливым!

Драко резко выпрямился рядом с Гарри, внимательно взглянув на котел. Слагхорн одобрительно кивнул:

— Браво! — одобрил он. — Десять балов Гриффиндору. Да, это — забавное маленькое зелье, Феликс Фелицис. Очень хитро делается, и беда, если сделать что-то неправильно. Однако если сделать все правильно, как надо, вы найдете, что все ваши дела будут обречены на успех, по крайней мере, пока эффекты не смягчатся.

— Почему люди не пьют все это время, сэр? — нетерпеливо спросил Тэрри Бут.

— Потому что, если оно взято в избытке, оно вызывает головокружение, безрассудство, и опасную самонадеянность, — сказал Слагхорн. — Слишком много хороших вещей, и знаете... оно очень ядовито в больших количествах… Но сегодня оно станет призом на нашем уроке.

Гарри нахмурился.

— Один крошечный флакончик Феликс Фелицис, — проницательно повторил Слагхорн, глядя почему-то именно на Гарри, и, достав крошечную стеклянную бутылочку из своего кармана, показал ее всем. — Достаточно для удачи на двенадцать часов. С рассвета до сумрака, Вы будете удачливы во всем, что попытаетесь сделать. Откройте страницу десять вашего учебника. У нас есть немногим более, чем час в запасе, за это время, вы успеете сделать приличную попытку Draught of Living Death. Я знаю, что это более сложно, чем что — либо, что вы делали прежде, и я не ожидаю от вас прекрасного зелья. Однако, человек, который приложит все усилия, выиграет маленького Феликса. Можете приступать!

Гарри открыл учебник. Все поля, которого были исчерчены тонким, немного вытянутым подчерком Снейпа. Драко поморщился:

— Здесь ничего не разберешь, — прошептал он, — может быть, возьмешь мой?

Гарри покачал головой:

— Снейп дал мне именно этот учебник, значит, он хотел, чтобы я пользовался им.

Малфой пожал плечами и вернулся к своему котлу. Приглядевшись внимательнее, Поттер понял, что рецепт просто немного исправлен. В профессионализме Снейпа он не сомневался, поэтому послушно выполнил все указания. К концу занятия в его котле булькало великолепно выполненное зелье Draught of Living Death.

Слагхорн, медленно направился в обход класса, заглядывая в котлы. Дойдя до стола Драко и Гарри он посмотрел на творение Гриффиндорца, взгляд недоверчивого восхищения появился на его лице.

— Превосходно, мистер Поттер! — воскликнул он, — не зря вы стали учеником профессора Снейпа! Вот, пожалуйста, — один флакончик Феликс Фелицис, как и было обещано, используйте его!

Гарри прикусил губу и засунул флакон в карман мантии. Малфой иронично смотрел на него, хитро улыбаясь.

— Поттер, что ты делаешь в Гриффиндорфе? — он сокрушенно покачал головой.

Брюнет пожал плечами. Вместе они вышли из класса…

— Я, наверное, пойду к Снейпу, — неуверенно сказал Гарри, — может, он захочет, чтобы я что-нибудь приготовил перед уроком.

— Конечно, — кивнул Драко и быстро скользнул в ветвление коридора, которое вело к классу ЗОТС.

Гарри побрел к комнатам, уверенный, что Снейп его ждет там. Он почти дошел до цели, когда почувствовал, что кто-то крадется за ним. Немного сбавив скорость, он осторожно вытащил свою черную палочку. Зайдя за поворот, парень прижался к стенке. Сначала никаких звуков не было слышно, но потом появился тихий шорох мантии. Человек подошел практически к самому повороту, когда Поттер решительно вышел навстречу.

Гермиона испуганно всхлипнула и отскочила.

— Гарри…— она замерла, — прости… я.. я не хотела.

Она повернулась, чтобы уйти, но Гриффиндорец успел схватить ее за локоть и развернуть к себе. Некоторое время они смотрели друг другу в глаза.

— Ты им веришь? — спросил, наконец, Гарри.

Гермиона сдавленно всхлипнула:

— Нет, — она замотала головой, — но ты так быстро отдалился от нас…

Брюнет прикусил губу:

— Они пытались убить меня, — напомнил Поттер. — Я не заметил, чтобы Рон особо рвался защищать меня.

— Он не может, — грустно улыбнулась Гермиона, — его семья никогда не примет этого. В глубине души он не верит рассказам Молли, но ты каждый день сам заставляешь его сомневаться: отдалился от всех, исчез куда-то на все лето, подружился с Малфоем, стал учеником Снейпа...

Последнее было произнесено таким тоном, словно, это было практически невозможно. Гарри отступил на шаг назад.

— Гермиона, сейчас мне некогда объяснять тебе, что произошло, — тихо сказал он, — но тебе придется принять, что Снейп теперь всегда будет рядом со мной.

Девушка опустила глаза.

— Я уже поняла, — кивнула она, — просто знай, что я всегда готова тебе помочь... я твоя подруга, чтобы ни случилось.

Гарри испытующе посмотрел на нее.

— Спасибо, — кивнул он.

За поворотом послышались легкие шаги.

— Снейп идет, — предупредил юноша, — тебе лучше уйти.

Гермиона вздрогнула и спешно удалилась.

— Поттер.

Снейп подозрительно оглядел коридор за ним, но ничего не сказал.

— Я шел уточнить, не нужно ли чего-нибудь… — спокойно спросил Гарри.

— Похвальное послушание, — усмехнулся Снейп, — с чего бы?

Поттер растерянно пожал плечами.

— За мной! — приказал Зельевар и направился дальше по коридору в сторону класса.

Гарри нагнал его и молча, пошел рядом.

— Сядете на первую парту и будете сидеть слушать, — сурово предупредил Снейп возле двери, — будете нужны, я Вас позову.

Когда они вошли, в комнате моментально стихли все звуки. Гарри спешно скользнул к первой парте и сел рядом с Малфоем. Драко кивнул ему и отвернулся к Снейпу, прошедшему на свое место.

— В течение пяти лет у вас было пять разных преподавателей, — сухо сказал профессор, внимательно оглядывая класс, — естественно, эти преподаватели имели свои собственные методы обучения и приоритеты. Учитывая этот беспорядок, я удивлен, что многие из вас сдали С.О.В. по этому предмету. Я буду еще более удивлен, если все вы сумеете не отставать от уровня работы Ж.А.Б.А., которая будет более продвинута.

Гарри вздохнул и покосился на бывших друзей, сидевших в двух пролетах от него. Рон был бледен, словно ожидал, что преподаватель вот-вот набросится на него и разорвет в клочья. Гермиона внимательно следила за лекцией, но если хорошо приглядеться, было заметно, что она чем-то озабочена.

— Темные Искусства, — сказал Снэйп, — являются многоликими, различными, изменяющимися и вечными. Борьба с ними напоминает борьбу с многоголовым монстром, который, каждый раз, когда ему отрубают голову, выращивает другую, еще более жестокую и более умную, чем прежде…

Гарри прикусил губу. Вспоминался почему-то старый засохший дуб, распустивший зеленые ветви.

— На моих уроках я попытаюсь восполнить ваши пробелы в образовании настолько, насколько это будет возможно. Для начала я хочу посмотреть, на что вы способны…

Он махнул палочкой, убирая столы.

— Разбейтесь на пары, — приказал он, — один нападает, второй защищается. Ваша задача обезвредить противника.

Гарри неуверенно поднял на него взгляд.

— Работайте пока с мистером Малфоем, — небрежно бросил Снейп.

Драко усмехнувшись, встал напротив Гарри.

— Ну, Поттер, ты ведь всегда об этом мечтал!

Гриффиндорец поморщился:

— Давай лучше ты сначала нападай, — предложил он.

Драко пожал плечами. Гарри поймал на себе предупреждающий взгляд Дафны, которая постаралась встать рядом. Он кивнул ей, показывая, что все помнит и будет крайне осторожен. Вообще, на них многие косились…

— Экспелиармус! — Малфой решил напасть неожиданно.

Гарри легко отбил его удар и запустил в ответ заклинанием подножки. Драко лениво отошел в сторону, пропуская луч мимо себя.

— Инкарцеро!

Поттер едва не пропустил, успев блокировать в последний момент. Драко довольно улыбнулся и не без труда отбил Петрификус Тоталус. Краем глаза Гарри отметил, что остальные ученики перестали сражаться и теперь смотрели только на них с Малфоем. Злясь на лишнее внимание к своей персоне, он ринулся в новую атаку. Так они обменивались заклинаниями минут пять, кружа по комнате. Силы были равны, а уступать ни один не собирался. Внезапно Драко отпрыгнул в сторону и, спрятавшись за столом, кинул заклинание в большое чучело висевшее над Гарри. Гриффиндорец распылил ее, осыпав всех присутствующих опилками.

Драко воспользовался секундной заминкой:

— Ступефай!

Гарри кувыркнулся через себя и, увернувшись, послал ответное:

— Экспелиармус!

Ему повезло, в этот момент Драко неосторожно высунулся из своего убежища, и удар попал в цель. Гарри даже разочаровался, когда в его руке оказалась палочка, он ожидающе посмотрел на Снейпа. Тот не выглядел особо довольным.

— Плохо, — объявил он, — вы слишком медлительны, слишком неповоротливы и неизобретательны, слишком предсказуемы… Я ожидал от вас двоих гораздо большего.

Гарри скрипнул зубами и покорно кивнул.

— Все сели! — приказал Снейп, — каждый наш урок мы будем начинать с подобной разминки. Очень надеюсь, что все остальные ученики тоже начнут заниматься, а не будут проводить время в праздном безделии. Иначе я начну снимать балы! Начнем теоретическую часть урока…

Все быстро вернулись за свои столы. Остальная часть урока прошла для Гарри практически незаметно. Он даже не сразу понял, что занятие закончилось.

— Мистер Поттер, после обеда я жду Вас здесь, — объявил Снейп, — у нас сегодня еще пара со вторым курсом Равенкло и Гриффиндора.

Гарри кивнул и проследил, как Снейп скрывается за дверью.

— Ты идешь? — Малфой ждал его возле двери, и Гриффиндорец поспешил к нему.

Возле входа в Большой Зал они наткнулись на толпу учеников. Здесь были несколько студентов Слизерина и пара Хафлпавцев, основную же часть составляли ученики Гриффиндора. В центре толпы Гарри заметил рыжую шевелюру и уже хотел пройти мимо, когда среди лиц мелькнули знакомые серебристо серые глаза. Не раздумывая, он бросился к ним, отталкивая людей в стороны, Малфой помогал, как мог.

Наконец, Гарри смог пробиться внутрь. В центре он увидел Джинни, которая стояла над Асторией, парализованной каким-то заклятием, ее палочка была направлена в грудь девушки.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:13 | Сообщение # 11
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
10 глава. Пятьдесят балов с Гриффиндорфа

Гарри замер, не решаясь двинуться дальше. Руки Джинни, сжимающие палочку, нервно подрагивали, неверное движение могло привести к необратимым последствиям.

— Джинни, немедленно опусти палочку! — приказал он.

Девушка и не подумала подчиниться.

— С чего бы?

Поттер болезненно прикусил губу. До Джинни было не более двух шагов, он мог бы попробовать…

— Уизли, тебе, кажется, сказали опустить палочку!

Гарри обернулся и увидел небольшую компанию, состоящую из слизеринцев и равенкловцев, во главе ее шли Нотт и Дафна. Джинни лишь жестче сжала палочку.

— А! Еще одни предатели… — усмехнулась она, — или вы тоже Рыцари?

— Ты бы поосторожнее со словами, — посоветовал Нотт, — а то мало ли что. Чем тебе Гринграсс не угодила?

Джинни вспыхнула:

— А может, это не твое дело?

Пока Уизли отвлеклась на них, Гарри не мог не воспользоваться случаем и выхватил у нее палочку. Гриффиндорка только сдавленно вскрикнула. Но оказавшись без оружия, она не сдалась, а бросилась на врага.

Брюнет легко перехватил ее ладонь, занесенную для пощечины, и вывернул ее девушке за спину. Одновременно раздался встревоженный крик Гермионы.

— Нет, Рон, не делай этого!

Гарри обернулся, его когда-то лучший друг стоял сзади с палочкой наготове, Гермиона повисла на его руке, не давая напасть.

— Браво, Уизли, очень гриффиндорский поступок нападать со спины, — презрительно усмехнулся Малфой, чья палочка уже была направлена на рыжего.

Толпа напряженно замерла, ожидая продолжения. Рон неуверенно опустил палочку, судя по растерянному выражению лица, он не знал, что делать дальше.

— Отпусти мою сестру, — тихо попросил он.

Гарри покосился на разгневанную девушку. Ему очень хотелось бы узнать, кого собирался останавливать Рон: его или свою сумасшедшую сестру? А еще он очень хорошо помнил, что обещал Снейпу не впутываться во всякие сомнительные истории. А попадать в немилость к Наставнику он не собирался. Гарри вздохнул и резко толкнул девушку к брату, тот легко поймал ее, удержав на ногах. Джинни яростно сверкнула глазами:

— Думаешь, что победил? — зашипела она. — Это мы еще посмотрим…

— Вы ему стольким должны, что вряд ли стоит продолжать свои угрозы, — прервал ее Драко.

Джинни гордо выпрямилась:

— Где бы он был без нас!

— Кто бы говорил, — возмутилась Дафна.

Гарри почувствовал, как к горлу подступила тошнота.

— Пятьдесят балов с Гриффиндорфа, — спокойно объявил он, стремясь прервать этот базар.

Джинни замерла:

— Ты не имеешь права снимать балы, — зашипела она

Поттер кинул ее палочку понуро стоящему неподалеку Рону.

— Иди и проверь, — посоветовал он, — еще раз увижу, что ты нападаешь на учеников, одними балами не отделаешься…

Он осторожно расколдовал Асторию, девушка гневно сверкнула взглядом, ее рука метнулась к карману, где, скорее всего, лежала палочка. Гарри быстро остановил ее и повернулся к Джинни, яростно кричащей что-то о темных магах и их опасности для окружающих…

— У вас какие-то проблемы, мисс Уизли?

Рон поспешил утащить сестру, Гермиона последовала за ним, бросив на Гарри благодарный взгляд. Зрители тоже быстро скрылись, возле Гарри и Астории остались только Драко и Нотт с Дафной.

— Они напали со спины! — пробормотала Астория.

Гриффиндорец покачал головой и ласково поправил выбившиеся из прически волосы девушки.

— Не волнуйся, — посоветовал он.

Астория вздохнула:

— Отец убьет меня, если узнает, что я позволила так легко застать себя врасплох.

Гарри сочувственно похлопал ее по плечу.

— Ты не виновата, — напомнил он, хотя отлично понимал, что подобное оправдание для Гринграсса ничего не будет значить.

— Любой из нас мог оказаться в подобной ситуации, — добавил Драко.

— Тебе лучше не ходить пока одной, — посоветовал Нотт, — старайся, чтобы рядом всегда был кто-то.

Астория кивнула, пару раз глубоко вздохнула и, элегантным движением поправив прическу, шагнула в сторону Зала.

— Пойдемте обедать, — позвала девушка. — Будем выше этого.

Гарри осторожно придержал Нотта, собирающегося шагнуть за ней.

— Спасибо, — поблагодарил он.

Слизеринец усмехнулся краем губ:

— Все в порядке, Поттер,— уверил он.— В каком-то смысле, я защищал и свою семью тоже. Но тебе следует быть осторожным, я думаю, что Уизли не единственные Охотники в Хогвартсе.

— Охотники? — не понял Гарри, но Нотт уже вошел в Зал.

— Я потом объясню, — кратко пообещал Малфой и втолкнул его следом за слизеринцем. Дафна виновато пожала плечами.

Войдя в Зал, они разделились, направившись к своим столам. Кинув взгляд на таблицу, Гарри с удовольствием заметил, что баллы с Гриффиндора действительно исчезли. Думать о том, как он будет это объяснять, если его вдруг спросят, он не собирался, наслаждаясь победой. Подойдя к преподавательскому столу, он собирался незаметно сесть рядом с Наставником, избежав его внимательного взгляда. Но за маневрами не заметил, как к нему подошла профессор МакГонаглл.

— Мистер Поттер, — сурово позвала она.

Гарри вздрогнул и обернулся.

— Я хотела поговорить с вами о квиддиче…

Что-то в ее тоне ощутимо не понравилось Гриффиндорцу, и он напрягся, ожидая продолжения фразы, хотя уже подозревал, что она хотела сказать.

— Так как Ваша нагрузка теперь значительно усилилась, Вам будет сложно совмещать тренировки и занятия. Поэтому было принято решение отстранить Вас.

— Но, профессор, — попытался было возразить Гарри.

Макгонагл мягко прервала его:

— Я все понимаю, мистер Поттер, — уверила она, — но таково решение директора. Поверьте, он заботится, прежде всего, о Вас.

Гриффиндорец так сильно прикусил губу, что во рту появился соленый привкус крови.

— Спасибо, профессор, — пробормотал он.

МакГонаглл сочувственно кивнула:

— Мне жаль…

Гарри слушать дальше не стал. Усевшись за стол, он стал угрюмо возить еду по тарелке. Есть резко расхотелось…

— Поттер, возьми себя в руки, — потребовал Снейп.

Гарри кивнул и еще ниже опустил голову. Его лишили квиддича… это было пожалуй жестоко, но покосившись на гриффиндорский стол, он понял, что предпочел бы оставаться на земле, а не летать вместе с ними… Как учил его Гринграсс: на проблему всегда стоит смотреть с разных сторон, и искать, прежде всего, выгоду для себя. Эта мысль неожиданно успокоила его.

Снейп довольно кивнул, видимо, прочитав что-то на лице своего подопечного, и отвернулся к Директору. Поттер попытался было подслушать, но они слишком тихо разговаривали, а беседа, судя по всему, была очень интересной. Наконец, ему улыбнулась удача, и Зельевар с Дамблдором, встав из-за стола, направились к выходу для преподавателей. Подождав пару минут Гарри, выскользнул вслед за ними.

Наставник и Директор как раз завернули за угол. Брюнет спешно вытащил мантию-невидимку и, накинув ее на себя, бросился следом, стараясь не дышать. Учителя дошли до кабинета Дамблдора, и шагнули в открывшийся проход. Гарри едва успел прошмыгнуть следом, молясь, чтобы его никто не заметил. Пока собеседники были слишком заняты разговором.

— Это неразумно и слишком опасно! — раздраженно говорил Снейп, словно повторял это уже не в первый раз.

Они вошли в кабинет и закрыли дверь. Гарри остался снаружи. Он прижался спиной к стене и внимательно вслушался в разговор.

— Северус, я повторяю, ты не можешь вести его к Темному лорду!

Дамблдор был раздражен.

— Я это знаю лучше Вас! Это я каждый раз рискую своей жизнью, отправляясь туда!

Гарри моргнул, он не ожидал, что Снейп может так разговаривать с Дамблдором. Хотя он многого не ожидал от своего Наставника.

— Лорд может потребовать меня на довольно долгий срок, — холодно напомнил Зельевар, — особенно сейчас, когда он собрал силы. Посмотрите, каждый день приходят сообщения о новых нападениях и жертвах. Ему потребуется информация о школе, это всего лишь дело времени.

— Если он уже не нашел другого шпиона, — в голосе Дамблдора Гарри почудилась издевка.

— Очень может быть, — спокойно согласился Снейп, — но я доверяю своему источнику, он скоро меня призовет… а я не имею права оставить своего ученика!

— Нам нужен шпион! — твердо объявил Дамблдор, показывая, что на этом разговор окончен, — мы не можем рисковать.

— Но при этом вы рискуете своим Золотым мальчиком, — Гарри впервые слышал этот голос с таким оттенком раздраженного непонимания. — Он будет один в школе, наполненной несколькими десятками человек, которые хотят убить его просто потому, что он Рыцарь. В Хогвартсе ведь есть и другие Охотники, кроме Уизли…

— Они не опасны для Гарри, — уверенно ответил Дамблдор, ни капли не смутившись.

— Девчонка Уизли одна смогла отправить его на больничную койку.

Гриффиндорец услышал, как легко зашелестела мантия Дамблдора, видимо, он поднялся.

— Северус, он справится, Гарри достаточно сильный и умный маг, к тому же теперь он станет более осмотрительным.

Брюнет живо представил себе недоверчивый взгляд Наставника.

— Это не меняет того, что она не оставит своих попыток…

— Их можно понять, — напомнил Дамблдор, — Молли никогда не простит смерти своих братьев. К тому же это у них в крови, как и у любого Охотника.

Он сделал паузу.

— Гарри будет под присмотром. Я видел, что его защищают остальные Рыцари. А вот мы без шпиона вряд ли долго продержимся.

Снейп усмехнулся:

— Тогда, если он вдруг случайно убьет кого-нибудь, не говорите, что я Вас не предупреждал… С этой минуты, я считаю, что он имеет право защищаться любыми способами.

И вылетел из кабинета, Гриффиндорцу пришлось вжаться в стену, чтобы Наставник случайно не задел его. Но Снейп прошел несколько ступеней и вдруг резко остановился.

— За мной! — приказал он и быстро направился дальше.

Гарри ничего не оставалось, кроме как последовать за ним. Они быстро спустились по лестнице и направились в сторону подземелий — урок вот-вот должен был начаться.

— Снимите эту тряпку, — потребовал Снейп.

Юноша стянул с себя мантию и засунул ее в сумку.

— Вы все слышали?

Поттер кивнул, отпираться было бессмысленно.

— Вы понимаете, что меня могут вызвать в любой момент, и Вы останетесь одни?

Гарри снова кивнул. Снейп внимательно посмотрел на него и продолжил движение.

— На время моего отсутствия я разрешаю Вам защищать себя любыми способами.

Поттеру показалось, что в его словах был скрытый смысл, но он не смог раскрыть его. В это время они как раз подошли к двери класса, за ней слышалось нестройное гудение учеников.

— Профессор, а кто такие Охотники? — быстро спросил Гарри.

Снейп пожал плечами.

— Спросите мистера Малфоя, — посоветовал он. — У него с ними особые счеты.

Парень раздраженно нахмурился и вошел вслед за Наставником в кабинет. Ученики моментально притихли и уставились на преподавателей.

— Начнем с заклинания Экспелиармус, — без предисловий начал Снейп, — достаньте свои палочки и встаньте друг против друга.

Второклашки быстро разбились на пары, в их глазах явственно читался испуг. Гарри встал в углу, стараясь не выделяться, пока Снейп объяснял действие заклинания и показывал движения палочкой.

— Теперь сами, — приказал им Снейп, — тренируетесь друг на друге. Если хоть кто-нибудь пострадает, будете отмывать котлы до самого Рождества.

Ученики рассредоточились по кабинету.

— Мистер Поттер, проследите за ними. Вы мне за них отвечаете.

Гарри обреченно кивнул, и направился к тренирующимся. Он переходил от одной пары к другой, поясняя, поправляя, направляя, успокаивая. Дети поначалу напряженно смотрели на него, но через некоторое время успокаивались и оттаивали.

Снейп внимательно следил за каждым его движением, отчего Поттер не мог ни на секунду расслабиться, боясь получить разнос. Он понимал, что Наставник сейчас решает, насколько он подготовлен, можно ли его оставить одного… и Гарри совсем не хотелось ударить перед ним в грязь лицом. Хотя он и не понимал почему…

В целом занятие ему понравилось, оно напоминало ему тренировки ОД, когда все было ясно и прозрачно, как стекло. Вот друг, вот враг… и никаких там Рыцарей, Охотников и каверзных тайн, в которых не то, что черт, сам Мерлин ногу сломит.

— Закончили! — объявил Снейп. — К следующему занятию напишите мне десять причин использования этого заклинания в бою.

Он выпрямился:

— Все свободны. Поттер…

Гарри подошел к нему.

— Сегодня занятий больше нет, — сообщил Снейп, — мне необходимо вернуться к Директору. У вас пока свободное время, постарайтесь не влипать никуда.

Гарри кивнул и проследил, как Наставник выходит из кабинета…

* * *

Гриффиндорец медленно поднимался на верхнюю площадку Астрономической Башни. Он сам не знал, что здесь делает. Наверное, пришел, чтобы отдохнуть от косых взглядов и подозрительности, которые сопровождали его последнюю неделю.

Как назло, он не нашел ни Асторию, ни Дафну, и даже Малфой куда-то запропастился. Гарри так и не нашел времени спросить его про Охотников, но сейчас его это мало волновало.

Здесь было тихо, ничто, кроме шального ветра и его самого, не нарушало покоя этого места. Темнота, спустившейся ночи, давала ощущение защищенности и спокойствия, окутывая его словно кокон.

Помедлив на самом верхнем пролете, Гарри нерешительно толкнул дверь, выходя на большую открытую площадку. Неверный свет луны таинственно осветил неровные края парапета. Оглядевшись, Поттер шагнул к нему и, подойдя к самому краю, огляделся вокруг.

Тишина, наполненная звуками окружающей природы, завораживала, заставляла воображение создавать потрясающие картинки, а сердце трепетать от каждого прикосновения ветра к разгоряченной коже. Гарри раскинул руки в стороны и закрыл глаза, растворяясь во всем этом… на секунду ему показалось, что он вот-вот взлетит.

Черный ворон легко порхнул в ночной тьме и уселся на плечо своего хозяина. Брюнет неловко провел рукой по его гладким крыльям.

— Тебе тоже не нравится здесь? — тихо спросил он.

Ворон ласково ущипнул его за ухо.

— Я запутался, — признался Гарри, — но я обещаю тебе, что смогу во всем разобраться.

Он осторожно потрогал медальон, подаренный ему вороном.

— О, Поттер, да у тебя тут целая вечеринка!

Гарри неохотно оглянулся на Малфоя.

— Ты о чем? — не понял он.

— А ты оглянись…

Гарри хмуро огляделся вокруг и не смог сдержать удивленного вскрика. На парапете сидели несколько десятков ворон. Они не издавали ни звука, неслышными тенями скользя в темноте.

— Ух, ты…

— Тебе следовало бы быть более осторожным, — покачал головой Малфой, — сюда ведь мог подняться не я, а кто-нибудь другой.

Однако юноша лишь пожал плечами и отвернулся.

— Я и тебя не звал, — напомнил он.

Малфой сдержанно фыркнул и подошел ближе, встав рядом. Он нервничал, Гарри это очень хорошо видел.

— Ну… ты что-то хотел рассказать? — поинтересовался он.

Драко вздрогнул и покачал головой.

— Я не могу, если я это сделаю, то умру.

Гарри усмехнулся:

— А это для тебя страшнее всего… — он подозвал к себе еще одну птицу и усадил ее на тыльную сторону ладони. — От меня-то ты чего хочешь?

— Не знаю, — признался Драко, кормя другого ворона каким-то печеньем, — я думаю, что мы могли бы быть друг другу полезны.

Гарри недоверчиво вскинул бровь.

— С чего бы?

— Ну, я явно больше знаю о Рыцарстве, чем ты, — вкрадчиво сказал Драко, — к тому же я достаточно хорошо посвящен в некоторые планы Темного лорда. Я мог бы быть полезен…

Сложно было не согласиться…

— А ты? Чем это выгодно тебе?

Драко пристроил ворона на плече и открыто взглянул Гарри в глаза.

— Я — Малфой, — напомнил блондин, — а Малфой всегда должен думать о собственной выгоде. Что-то мне подсказывает, что сейчас экстренно необходимо сменить сторону.

— Честно, — похвалил Гарри. — Но иногда честность портит все впечатление…

Драко невинно пожал плечами.

— Хорошо, — решился Гриффиндорец, — я согласен.

Малфой недоуменно нахмурился.

— Что? Так просто?

— Расскажи мне, кто такие Охотники, — попросил Гарри, игнорируя вопрос Слизеринца.

Драко некоторое время растерянно молчал, но потом все же ответил.

— Они охотятся на нас, — пробормотал он, — Охотники появились одновременно с Рыцарями. Это те чистокровные семьи, которые не захотели связывать себя с Завесой, которую считали порождением тьмы. Сейчас Охотников практически не осталось, так жалкая горстка. Уизли одна из таких семей…

Гарри прикусил губу, из едва зажившей раны снова пошла кровь, и он раздраженно смахнул ее.

— Поэтому они такие агрессивные?

Малфой пожал плечами:

— Кто? Уизли? Насколько я знаю, братьев матери Уизелов убили Рыцари, которые подчинялись Темному лорду. У нее свои счеты…

— Возможно… — задумчиво пробормотал Гарри. — Снейп сказал, что у тебя тоже к ним счеты?

Драко мрачно кивнул:

— Из-за Охотников погиб мой брат… — пробормотал он и замолчал.

Гарри решил не уточнять. Ворон больно укусил его за ухо, словно напоминая, что пора уходить. Парень осторожно погладил его, успокаивая.

— Ладно, Малфой, — вздохнул он, — на сегодня пока хватит. Я не знаю, что тобой движет, но готов помочь тебе в случае чего, если это не будет противоречить моей совести. А сейчас извини, меня Снейп ждет.

Он практически дошел до двери, когда его остановил шепот Слизеринца.

— Ну-ну… надеюсь, ты не изменишь своего мнения.

Последняя фраза Поттеру не понравилась… Он задумчиво спускался по лестнице, а стая ворон все кружила над Башней Астрономии, словно ожидая чего-то. И Драко внимательно наблюдал за их движением.

— Надеюсь, я прав, — прошептал он.

Большой черный ворон с маленьким белым пятном на спине, одобрительно каркнул в ответ.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:14 | Сообщение # 12
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
11 глава. Темная личность...

Следующие два месяца Гарри практически не заметил. Они пронеслись перед ним, словно уроган, наполненные уроками, книгами, заданиями, которыми его завалил все более мрачневший Снейп и напряжением, возраставшим день ото дня. Ожидание вызова в Аврорат стало практически невыносимым, и Поттер даже обрадовался, когда в конце октября получил наконец, письмо скрепленное министерской печатью.

Гарри быстро шел по пустому коридору второго этажа на Трансфигурацию. Сегодня ему пришлось задержаться после урока Зельеварения у первого курса, чтобы убрать за первоклашками, разнесшими половину кабинета. Снейп, взбешенный больше обычного, рвал и метал и не отпустил своего ученика, пока тот не вернул все на свои места. В результате, Поттер не успел встретиться с Дафной и Драко, а теперь нестерпимо опаздывал на урок своего собственного декана. До кабинета было еще далеко, и он постепенно перешел на бег…

Опасность Гарри почувствовал сразу. Его спину обжег чей-то пристальный взгляд, и Гриффендорец едва успел упасть на пол, когда над ним пронеслось заклинание, ударившее в стену и оставившее в ней глубокую вмятину. Выхватив палочку, Гарри откатился в сторону. В коридоре некуда было спрятаться, здесь не было статуй или картин, отсутствовали окна, до ближайшего прохода оставалось еще метров сто, а Поттер совсем не горел желанием получить удар в спину.

Заклинание было пущено из узкого прохода, который Гарри пробежал не глядя. И он хорошо чувствовал, что тот, кто это сделал, был еще там, но нападать снова почему-то не спешил.

— Что тебе надо? — крикнул брюнет, прижимаясь к стенке и стараясь слиться с ней.

Ему не ответили, но под ногами появился едкий дым, быстро заполнивший весь коридор. Глаза мгновенно защипало… Ни одно из известных Гарри заклинаний не помогло. Он попытался уйти в противоположную сторону, надеясь скрыться в этом дыму…

— Экспелиармус!

Палочка Гарри вылетела из его рук, а сам он почувствовал, как его схватили за горло и с силой ударили об стену.

— Стоять! Не двигайся, иначе мало не покажется.

Поттер захрипел, а от дыма в глазах все расплылось… но он и так был уверен, что не знает нападающего.

— Как, оказывается, просто поймать Золотого мальчика… — голос был тихим, и каким-то безликим, словно лишенным любых эмоциональных оттенков речи, — мое мнение о Темном лорде сильно заколебалось.

— Кто ты? — выдавил из себя Гарри, пытаясь рукой незаметно дотянуться до кармана, в котором была запрятана его черная палочка.

Незнакомец еще раз приложил его об стену.

— Разве это важно?..

Гарри почувствовал, как от нехватки воздуха начинает кружиться голова.

— Я друг… — нелогично отозвался пришелец, при этом ледяная хватка на шее усилилась, — пришел посмотреть на тебя и предупредить …

Гарри дотянулся до палочки и, вынув ее, из последних сил оттолкнул от себя незнакомца, но рука неожиданно увязла в чем-то черном.

— Ступерфай!

Заклинание тускло вспыхнуло в дыму и легко прорезало его, не встретив сопротивления. В ответ раздался только хриплый смех.

— Мы еще встретимся, Гарри Поттер — Рыцарь Завесы, — пообещало нечто, — очень скоро… а пока берегись, Охотники вышли на тропу войны. Большая Охота снова объявлена, и за твою голову назначена высокая цена. А ты даже не представляешь, насколько она бесценна…

— Почему ты предупреждаешь меня? — выкрикнул Гарри.

Ответ раздался у него прямо над ухом.

— Потому что ты мне нужен живым…

И исчез. Одновременно испарился дым, словно его здесь и не было… Гарри хрипло отдышался, осторожно проводя рукой по шее и ожидая найти на ней синяки… но там ничего не было. Юноша замотал головой, не могло же все это присниться ему. Правда? Он огляделся, на полу лежала его палочка, вторая была зажата в руке.

Успокоив дыхание, Гарри убрал палочки и неуверенно шагнул в сторону класса. Одновременно прозвучал колокол, извещающий всех о конце занятий — он пропустил Трансфигурацию… Невозможно, он опаздывал всего на десять минут.

Проклиная все на свете, Гарри бросился к Снейпу, понимая, что только у него сможет найти ответы на свои вопросы. До подземелий он добежал за несколько минут и влетел в комнаты, где сейчас должен был находиться его Наставник.

— Профессор!..

Ответом ему стала тишина — в комнате никого не было. Чувствуя смутное беспокойство, Поттер быстро проверил остальные помещения, результат был тот же. Помедлив немного, Гриффиндорец кинулся к кабинету Директора. До него он не дошел, Дамблдор встретился ему на одном из этажей, он явно спускался в Подземелья.

— А, Гарри, — приветливо воскликнул он, — я как раз тебя искал.

Беспокойство переросло в уверенность.

— Что-то случилось? — тут же отреагировал парень.

— Нет-нет… что ты. Пойдем, поговорим в мой кабинет…

Гарри послушно последовал за старым директором.

— Присаживайся, — предложил Дамблдор, когда они вошли в комнату, — может быть, чаю?

Гриффиндорец покачал головой.

— Что случилось с профессором Снейпом? — настойчиво спросил он.

Дамблдор неспешно отпил из своей чашки.

— Он не на долго отъехал в… — он на мгновение задумался, — в Берн, на Симпозиум Зельеваров, точно!.. Я где-то видел их программку.

Он начал перебирать бумаги на столе. Гарри недоуменно нахмурился.

— Я спрашиваю, где он на самом деле! — возмутился он.

Дамблдор, сохраняя все то же беспристрастное выражение лица, недовольно поджал губы.

— Мистер Поттер, я вам повторяю, ваш Наставник уехал в Берн… — он отставил чашку в сторону, — и я очень надеюсь, Гарри, что ты это хорошо запомнишь. Учись сдерживать свои эмоции, ты слишком явственно их показываешь.

Лицо Директора мгновенно преобразилось, и на нем появилась обеспокоенность. Но Поттер уже не доверял своим глазам в таких вопросах, особенно, когда речь шла о Директоре Хогвартса. Он быстро взял себя в руки, вспоминая все, чему его учили Наставник и Гринграсс.

— Я запомнил, — уверил он, — а теперь, скажите правду, куда подевался Снейп?

Директор сочувственно покачал головой:

— Его срочно вызвал Воландеморт, — развел он руками.

Гарри прикусил губу. Вот этого-то он и боялся.

— Не известно насколько?

— К сожалению, нет…

— Воландеморт, скорее всего, уже знает, что я стал учеником Снейпа. Вы не боитесь, что подставите его?

Дамблдор тяжело вздохнул:

— Не волнуйся, Северус сможет повернуть ситуацию в нашу пользу. Он знает свое дело…

Поттер недоверчиво покосился на собеседника, он не был уверен, что этот риск был оправдан.

— Гарри, если я могу чем-то тебе помочь… — Директор внимательно вгляделся в лицо юноши. — Что-то случилось?

Гриффиндорец покачал головой.

— Нет. Я просто удивился, когда не нашел его после занятий.

— Ничего не поделаешь, — вздохнул Дамблдор, — Северус необходим нам, как шпион. Ты же знаешь, война набирает обороты, сейчас любая информация нам важна.

Гарри сглотнул, понимая, что последние слова относились больше к нему, чем к Снейпу, и поспешил проверить свой мысленный блок.

— Каждый день погибают люди, — задумчиво напомнил в это время Дамблдор, — Том все больше и больше отвоевывает у нас позиции. Аврорат не справляется со всем этим… к тому же Том уже давно захватил умы большей его части.

Гарри вскинулся. Неожиданная мысль заставила его сердце бешено ухнуть куда-то вниз.

— Аврорат! Мне завтра надо явиться на допрос!

Дамблдор спокойно откинулся на спинку.

— Не волнуйся, — попросил он, — с тобой пойдет профессор МакГонагл.

Гарри нахмурился:

— Но ведь она окажется под подозрением, — напомнил он.

Дамблдор пожал плечами:

— Сейчас любой, кто пойдет с тобой, будет под подозрением, — сказал он, — так как Северус не оставил никого, кто мог бы пойти вместо него, на данный момент это может быть только она.

— А вы? — неуверенно уточнил Гарри.

— Я тоже там буду, — кивнул Дамблдор, — как представитель Визенгамота.

Гарри скрипнул зубами. Он был уверен, что Директор вполне мог пойти с ним, но почему-то этого не делал… Поттер поднялся с кресла.

— Хорошо, профессор, — вздохнул он, — я могу идти?

— Да, мой мальчик, и прошу тебя, свяжись с профессором МакГонагл.

— Конечно…

Гриффиндорец направился к двери.

— Да, Гарри! — окликнул его Директор, — Северус уверил меня, что ты сможешь самостоятельно вести занятия во время его отсутствия, поэтому я сниму уроки на завтрашний день, а послезавтра жду, что ты продолжишь занятия.

Гарри кивнул и спешно вышел, стремясь оказаться как можно дальше отсюда. Оказавшись в коридоре, он направился вдоль по коридору, не особо разбираясь в том, куда идет.

Итак, его Наставник находится у свихнувшегося маньяка, на него самого, если верить неизвестно откуда взявшейся Темной личности, объявлена Охота, а завтра его ждут в аврорате, где все возможно, потому что защищать его будет некому. Перспективы были безрадостными…

— Поттер!

Рон появился перед ним неожиданно, словно из-под земли. Гарри автоматически схватился за палочку, но Уизли выставил вперед руки, показывая, что безоружен.

— Что тебе надо?

Поттеру сейчас совсем не хотелось всупать с кем-то в перепалку, особенно, с бывшим другом. Рон затравленно огляделся по сторонам и прошептал:

— Снейп уехал, об этом знает вся школа…

Гарри недовольно отступил на шаг:

— Я не исключение, — пробормотал он.

— Я не об этом. — Уизли прикусил губу, словно пытался сдержать слова, рвущиеся наружу. — Просто, теперь ты практически не защищен…

Поттер устало вздохнул:

— Зачем ты мне все это говоришь? Я это и так знаю…

Рон снова огляделся.

— Я не хочу участвовать во всей этой фигне, — прошептал он. — Ты мой друг, и всегда им будешь, но я тот, кто я есть… этого не изменишь. Просто, будь осторожен.

— Так на чьей ты стороне? — не понял Гарри.

Но Рон уже начал отступать.

— В школе девять Охотников, — шепнул он напоследок, — у всех одна и та же цель — убить тебя. Охота уже объявлена.

Гарри открыл рот, чтобы уточнить, но Уизли уже исчез где-то в развилках коридора. Постояв несколько секунд, гриффиндорец направился на седьмой этаж. Ему надо было подумать, и Выручай — комната была самым оптимальным решением для этого.

К сожалению, его удача сегодня явно решила где-то загулять и взяла отпуск. В обычно пустынном коридоре он нос к носу столкнулся со спешащим куда-то Малфоем.

— Поттер! — Драко испуганно отскочил от него, словно от прокаженного.

Гарри раздраженно прикусил губу:

— Что ты здесь делал? — поинтересовался он.

Малфой передернул плечами:

— Гулял, — невнятно пробормотал он. — А ты какими судьбами?

Поттер подозрительно окинул взглядом коридор позади Слизеринца. Он был пуст.

— Не важно, — он развернулся к стене. — Пошли, поговорим.

Дверь появилась моментально. Еще раз оглядев коридор, Гарри скользнул внутрь. Малфой вошел следом.

Комната специально для них приобрела вид уютной гостиной, обставленной удобной неброской мебелью. Усевшись в кресло, Слизеринец скрестил руки на груди и напряженно уставился на собеседника.

— Где ты был? — хмуро спросил он. — МакГонагл весь урок про тебя спрашивала.

Гарри на секунду нахмурился, но потом все же рассказал, про случившееся в коридоре. Малфой знал больше его и возможно мог бы помочь. Драко слушал внимательно, не перебивая. После того, как Гарри закончил, он сжал палец, на котором должно было быть кольцо.

— Что ты делаешь? — подозрительно поинтересовался Гарри.

Малфой только отмахнулся

— Зову Гринграсс...

Через минуту он опустил руку:

— Сейчас придут.

Гарри недовольно нахмурился.

— И зачем они нам нужны? — угрожающе спросил он.

— Они могут знать то, что не знаем мы, — туманно ответил Малфой и выжидательно уставился на дверь.

Проклиная все на свете, Поттер посмотрел туда же. Через несколько минут дверь отворилась, и в комнату скользнули Астория, Дафна, Нотт и… Гермиона.

Гарри удивленно посмотрел на бывшую подругу.

— Гринграсс, ты зачем ее сюда притащила? — возмутился Драко, — Она же с Уизли водится.

Дафна поспешила вступиться за сестру:

— И что?

— Уизли — Охотники!

Гермиона успокоительно подняла руки:

— Подождите, я не причиню Гарри вреда! Он мой друг!

Драко неуверенно повернулся к гриффиндорцу, тот в свою очередь перевел вопросительный взгляд на Асторию.

— Мы решили позвать ее с собой, — тихо пояснила девушка. — Она беспокоится о тебе и сказала, что хотела бы помочь.

Гарри внимательно посмотрел на Грейнжер, та явно не очень уютно себя чувствовала, но глаз не опустила.

— Проходи, — хмуро предложил Поттер. — Но если решишь остаться, у нас будет условие… ты должна принести нерушимую клятву, что не расскажешь никому о том, что здесь услышишь.

Гермиона нерешительно застыла. Гарри уже готов был к тому, что она откажется, и про себя просчитывал возможные варианты решения проблемы, когда в тишине комнаты раздалось тихое, но твердое:

— Я согласна…

Драко протянул ей руку.

— Учти, ты даешь клятву Рыцарю, ее нельзя обойти…

Гарри не был уверен, что это — правда, но слова подействовали. Гермиона побледнела еще больше, но решительно вскинула голову и сжала протянутую ладонь.

— Давай, Малфой…

Когда необходимые процедуры были закончены, и вспышка ярко осветила полутемную комнату, все расселись вокруг небольшого столика. Гарри снова повторил свой рассказ, делая небольшие отступления для Гермионы.

— Потом он исчез, и все исчезло… — закончил Поттер. — А я пошел искать Снейпа и узнал, что он уехал.

Драко задумчиво водил рукой по обивке дивана.

— Может быть, это был какой-нибудь дух? — предположил он.

— Духи не могут так долго поддерживать телесную форму, — фыркнула Дафна. — Это что-то другое…

Нотт вздохнул:

— Может, это связано с Рыцарством? Я помню, Максимильян говорил, что порой магия реагирует неправильно.

Гарри с надеждой посмотрел на Асторию, но та покачала головой.

— Я о таком тоже слышал, — нахмурился Драко. — но чтобы так… нет. Вряд ли.

— Скорее, это что-то из разряда магических существ, — тихо сказала Гермиона, впервые вступая в разговор. — Я где-то читала о подобном…

Гарри с надеждой перевел взгляд на нее.

— Я попытаюсь отыскать, — смущенно продолжила девушка. — В библиотеке должно быть...

Поттер благодарно улыбнулся ей.

— Спасибо.

— Это все, конечно, хорошо, — перебил их Драко. — Но есть еще несколько вопросов. Этот незнакомец предупредил про Охотников. Что ты будешь делать с ними? И куда делся Снейп, который по идее должен оберегать тебя от них.

Гарри прикусил губу. Зельевар был слишком скользкой темой, особенно, при том составе участников, которые находились сейчас в комнате. Он совсем не горел желанием рассказывать при Малфое и Нотте о шпионской деятельности своего Наставника. В конце-концов, Поттер решил притвориться дурачком.

— Я не знаю, где Снейп, — решительно ответил он. — Дамблдор сказал, что он уехал в Берн. Насколько, не известно…

Ему не поверил никто, но все согласно закивали.

— Если верить этой Темной личности, — вздохнул Нотт. — На тебя объявили Охоту. Если твой Наставник не появится, то ты будешь практически не защищен и станешь доступной жертвой.

— Что значит объявили Охоту? — не понял Гарри.

— Как думаешь, Поттер, откуда у Охотников такое прозвище? — иронично поинтересовался Слизеринец. — Есть жертва, есть Охотники. Тот, кто первым достанет дичь, получает приз.

Гарри прикусил губу.

— Что будет, если они поймают меня?

— Убьют, — уверенно ответил Драко. — Без всяких сомнений и сожалений.

Поттер встал и прошелся по комнате, мгновенно увеличившей свой размер.

— У них есть какие-нибудь слабые стороны?

Нотт пожал плечами:

— Это обычные люди, рожденные в семьях, где веками считалось за честь убить Рыцаря. Они так воспитаны, особых сверх сил у них нет, но зато жажда твоей смерти присутствует в избытке.

В комнате повисла тишина.

— Я попробую что-нибудь узнать у Рона про Охотников, — неуверенно пробормотала Гермиона. — Он не любит говорить про это, но вдруг…

Гарри провел рукой по волосам.

— Будь осторожна, — предупредил он. — Разговаривай об этом только с Роном и следи, чтобы при этом рядом никого не было.

Гермиона согласно кивнула.

— Ладно. С этим я как-нибудь справлюсь… — вздохнул Гарри.

— Лучше тебе на время залечь на дно, — посоветовал Драко. — Скажись больным и отсидись в больничном крыле. Туда вряд ли сунутся.

Гриффиндорец покачал головой.

— Я не могу, мне необходимо завтра быть в Аврорате…

Астория ахнула:

— Тебя вызвали на допрос?!

— Да, — поморщился Гарри. — Со мной завтра пойдет МакГонагл.

Девушка недовольно нахмурилась.

— Она плохой помощник…

— Выбирать не из кого, — Гарри развел руками. — К тому же Дамблдор просил продолжить занятия. А это значит, что я буду общаться со всеми курсами Хогвартса.

— Тогда необходимо чтобы рядом с тобой всегда кто-то был, — уверенно объявил Нотт. — Попроси у Дамблдора помощника, хотя бы Малфоя. Вы с ним часто вместе появляетесь, этому никто не удивится.

Драко, услышав последние слова, поморщился.

— Я могу сам справиться, — возмутился Гарри, но его мягко прервала Астория.

— Конечно, можешь, но перестраховаться стоит.

Поттер устало пожал плечами и сел на диван рядом с девушкой.

— Если завтра меня заберут в Азкабан, то никакая охрана не понадобится, — пробормотал он.

Астория задумчиво провела рукой по его волосам:

— Не волнуйся, не заберут, — уверила она.

— Ладно, — вздохнул Гарри. — Если завтра все кончится хорошо, то я подойду к Дамблдору с просьбой о помощнике.

Малфой поднялся.

— Ну, что? Это последние плохие новости для меня на сегодня?

Поттер кивнул.

— Тогда пойдемте отсюда, а то нас могут хватиться, — предложил слизеринец.

Все поднялись и потянулись к выходу.

— Давай, мы проводим тебя до комнаты, — предложил Нотт. — И если хочешь, можем сделать вместе домашнее задание…

Гарри недовольно поджал губы:

— Вы ведь тоже под подозрением, — напомнил он.

— Нас не предупреждают об Охоте разные Темные личности, — усмехнулся Драко. — Пошли уже.

На лестнице они остановились.

— Мне не стоит показываться с вами, — неуверенно сказала Гермиона, поворачивая в боковое ответвление коридора.

— Встретимся завтра здесь же, — предложил Гарри.

Девушка кивнула и быстро скрылась.

— Пойдемте?.. — Малфой потянул его за рукав.

Поттер двинулся следом, подхватив Асторию под руку. Вопрос о том, что Драко здесь делал, остался открытым…


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:14 | Сообщение # 13
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
12 глава. Аврорат

Утром Гарри проснулся неожиданно спокойным и уверенным в себе. Причем он сам не мог объяснить причины подобного самочувствия. Поттер помнил, что ночью ему снился Крестный, и он сказал ему что-то очень важное, только парень не помнил, что… но именно это что-то, заставило его сейчас взять себя в руки, умыться, одеться, намеренно выбрав свою самую темную и закрытую мантию, в которой со спины он смотрелся как уменьшенная копия Снейп, взять палочку с пером Феникса и спокойно выйти из комнаты.

Возле двери его ждала взволнованная Астория.

— Привет, — поздоровался юноша.

— Привет…

Астория привычно подхватила его под руку, и они направились к Большому Залу.

— Мне всю ночь кошмары снились, — тихо пожаловалась девушка.

Гарри успокоительно сжал ее ладонь.

— Не волнуйся, все будет хорошо…

Астория кивнула, но беспокойство из ее глаз никуда не делось.

— А где Дафна? — поинтересовался Гриффиндорец, чтобы отвлечь подругу.

— Она с Малфоем, — улыбнулась Астория. — Закрылись в Лабораториях, обещали сварить что-то очень важное.

Гарри заинтересованно прищурился. Они как раз подошли к дверям Большого Зала, и он надеялся отыскать Слизеринцев в толпе, собравшейся у входа.

— Поттер!

Брюнет обернулся — Дафна и Малфой пробирались к ним.

— Выпей это, перед тем как пойти в Министерство, — шепнул блондин, засовывая что-то в карман Поттера.

— Что это?

Малфой открыл рот, чтобы ответить, но их уже внесло в Зал, и необходимо было расходиться.

— Просто выпей, — попросила Дафна, спокойно отходя вместе с Драко к своему столу.

— Мы с тобой, — улыбнулась Астория, легко целуя Гарри в губы.

Поттер хмуро проследил за ее путем до стола Равенкло и направился к своему месту. Директора не было. МакГонагалл поприветствовала его кивком головы и напомнила, что сразу после завтрака они должны отправиться в Министерство.

— Конечно, — согласился Гарри, проходя мимо.

— О! Мистер Поттер, — улыбнулся Флитвик. — Доброе утро, не правда ли?

— Доброе, — вздохнул юноша, усаживаясь на стул и стараясь не смотреть на пустующее место Наставника.

— Слышали, какие странные дела творятся в мире, — поцокал языком профессор.

Гарри заинтересованно повернул голову к преподавателю.

— Что-то случилось?

Флитвик ткнул пальцем в лежащую рядом газету.

— Над Лондоном собираются тысячи ворон, словно на кладбище, — сообщил он, — давно такого не было. Магглы боятся… они и так напуганы убийствами, катастрофами, нападениями.

Флитвик выжидательно посмотрел на собеседника, Поттер недовольно выпрямился.

— Вольдеморт использует любую возможность воздействовать на людей, — сухо сказал он. — Не думаю, что стоит этому удивляться.

Профессор прищурился.

— Он ли?..

Рука Гарри застыла в нескольких сантиметрах от вилки. Подозрительно покосившись на преподавателя, он, на всякий случай, проверил еду… Увиденное заставило его скрипнуть зубами — в мясе и пюре была рябина. Быстро отыскав глазами Асторию, он заметил, что девушка обеспокоенно смотрит на него, прикрыв ладонью рот. Гарри перевел взгляд на Малфоя. Слизеринец сидел, сложив руки на груди, и мрачно рассматривал еду в своей тарелке.

— Почему вы не едите, мистер Поттер? — взволнованно поинтересовалась МакГонагалл.

Гарри отодвинул тарелку:

— Спасибо, не хочу…

— Мы можем пробыть в Министерстве до вечера, — строго напомнила декан. Она положила в рот ложку пюре и недовольно скривилась. — Хотя, может быть, вы и правы, вкус отвратительный.

Гарри пожал плечами и бегло осмотрел зал, пытаясь запомнить выражения лиц присутствующих, хотя отлично понимал, что не сможет отыскать того, кто пытался их отравить. Все одинаково хмурились и морщились…

МакГонагалл попыталась проглотить еще несколько кусочков мяса, но сдалась и недовольно встала из-за стола.

— Мистер Поттер, если вы все равно не едите, давайте отправимся в Министерство.

— Удачи, Гарри, — тихо пожелал Хагрид, похлопав его по плечу.

Поттер улыбнулся великану и вышел вслед за деканом. Пройдя в кабинет, МакГонагалл достала небольшую чернильницу.

— Этот портал перенесет нас на место...

Гарри пожал плечами и дотронулся до гладкого бока сосуда. Через секунду они были в Министерстве. МакГонагалл отступила на шаг и осторожно поправила прическу.

— Пойдемте, Поттер, — позвала она. — Главное, не волнуйтесь.

Гриффиндорец хмыкнул и достал из кармана пузырек. Улучив момент, когда преподавательница шла впереди, он выпил из него. Горькое зелье обожгло десну и заставило закашляться.

— Что-то случилось? — обеспокоенно спросила профессор.

Гарри замотал головой.

— Все в порядке, — выдавил он.

МакГонагалл недовольно поджала губы и направилась к Службе безопасности, где их палочки внимательно осмотрели и обмерили.

— Проходите, — кивнул охранник.

Спустившись на лифте, и пройдя через несколько Залов, МакГонагалл подошла к одной из больших дверей, украшенных золотыми узорами и, отворив ее, пропустила Гарри вперед.

В небольшом полукруглом кабинете сидели Руфус Скримджер, встретивший вошедших хмурым кивком, как всегда, приветливо улыбающийся Дамблдор и неизвестный Гарри мужчина, одетый в форму Аврората. Возле Министра гриффиндорец, к своему неудовольствию, заметил и Перси Уизли, не скрывающего своего враждебного взгляда.

— Присаживайтесь, мистер Поттер, — предложил Скримджер, указывая на стул, стоящий в центре Зала. — Мы сейчас начнем.

Гарри прикусил губу и сел на место. МакГонагалл скромно отошла в угол комнаты, было ясно, что она не собиралась принимать участие в допросе.

— Итак, все в сборе, — приторно улыбнулся Скримджер. — Можем начать.

Неожиданно громко заскрипела дверь, и появился лорд Гринграсс. Гарри почувствовал, как радостно забилось сердце в груди.

— Это закрытое заседание, — возмутился Аврор, — кто вы такой?

Гринграсс гордо прошествовал к брюнету.

— Я нахожусь здесь, как законный представитель мистера Гарри Поттера…

Дамблдор нахмурился:

— Но законным представителем мистера Поттера по закону является Северус Снейп — его Наставник, — напомнил он. — А в случае его отсутствия... представитель школы, в которой обучается мальчик.

Гринграсс отмахнулся:

— Мистер Снейп оставил мне право опеки над его учеником, — он протянул Министру аккуратно сложенную бумажку.

Скримджер подозрительно оглядел ее и, достав палочку, что-то прошептал. Бумага вспыхнула ярко голубым светом.

— Хм… это подлинник.

Гринграсс величественно кивнул в ответ.

— Может быть, мистер Гринграсс, вы ответите нам, куда так срочно отправился мистер Снейп? — прищурился Аврор.

Отец Астории развел руками.

— К сожалению, мне это неизвестно, я не имею привычки допрашивать своих друзей перед каждым их отъездом.

Аврор недовольно нахмурился.

— Я же уже говорил, что мой профессор отправился в Берн, — вставил свое слово Дамблдор. — Это очень важный Симпозиум Зельеваров…

— Ваш профессор уже не преподает Зельеварение, — напомнил Аврор.

Гарри сильнее прикусил губу, но постарался сдержать эмоции, чтобы они не проявились на лице. Дамблдор спокойно пожал плечами:

— Северус, действительно, сейчас преподает другой предмет, — согласился он. — Но это не меняет того, что он прирожденный Зельевар и вполне может отправиться на этот Симпозиум…

— И вы оставите школу без преподавателя одной из важнейших дисциплин?

Гриффиндорцу этот Аврор нравился все меньше и меньше…

— У меня есть мистер Поттер, — беззаботно улыбнулся Дамблдор. — Он вполне справляется.

Аврор нахмурился еще больше:

— Никто не сомневается, что мистер Поттер имеет большой опыт в этой сфере, но он является учеником Мастера всего неделю…

Гринграсс деликатно откашлялся:

— Господа, мне неловко вас перебивать, — извинился он. — Но, право же, я не понимаю, каким образом ваш разговор относится к делу, по которому мы здесь собрались.

— Да-да, — согласился Скримджер, внимательно прислушивавшийся к перепалке. — Давайте перейдем к допросу. Профессор МакГонагалл, вы можете быть свободны.

Декан бросила обеспокоенный взгляд на директора и неслышно скрылась за дверью. Аврор повернулся к Гарри.

— Мистер Поттер, ваш допрос будет проводиться при использовании сыворотки правды, — он протянул юноше склянку. — Это согласовано с Визенгамотом и не противоречит закону.

Гарри неуверенно перевел взгляд на Гринграсса, лицо того не выражало ни единой эмоции. Так как вариантов не было, Поттер выпил предложенную жидкость.

— Начинаем, — объявил Скримджер, и Перси сразу же начал писать. — Допрос от десятого сентября сего года, по обвинению Гарри Джеймса Поттера, проживающего по адресу: Суррей, Литл Уингинг, Прайвет-драйв, дом № 4 в применении темной магии и принадлежности к запрещенной организации, именуемой Орденом Завесы. Дознаватели: Руфус Скримджер, Министр магии; Альбус Персиваль Ульфрик Брайан Дамблдор — глава Визенгамота; Фальк Энтони Паркер — заместитель министра по безопасности. Судебный писец, Персиваль Уизли. Представитель несовершеннолетнего Гарри Джеймса Поттера — лорд Эдриан Вольфган Гринграсс. Допрос проводится с использованием сыворотки правды.

Вперед вышел Аврор.

— Ваше фамилия и имя… — сухо спросил он, обращаясь к юноше.

Гарри замер, но присутствие рядом Гринграсса поддержало его, и он спокойно ответил.

— Гарри Джеймс Поттер.

— Вы являетесь учащимся школы магии и волшебства Хогвартс?

— Да.

— Использовали ли вы темную магию?

Брюнет сглотнул, ожидая, что правда выплывет наружу, но все что изменилось в его самочувствии — это легкая горечь, появившаяся на языке.

— Нет!

Гринграсс одобрительно кивнул, зато Паркер недовольно нахмурился.

— Принадлежите ли вы к запрещенной организации, именующей себя Орден Завесы?

— Нет!

— Вы когда-нибудь слышали о ней?

— Да.

— От кого?

Гарри задумался, он не знал, что ответить.

— От Ремуса Люпина — друга моего отца, а еще от Молли Уизли.

Глаза аврора сверкнули.

— Мистер Люпин говорил что-либо о своей принадлежности к Ордену?

— Нет. Он сказал, что к нему принадлежал мой отец…

От напряжения у Гарри запотели ладони, и закружилась голова.

— Вы хотели когда-нибудь вступить в эту организацию? — влез Скримджер.

— Протестую, — тут же вмешался Гринграсс — Этот вопрос не корректен, Гарри может не отвечать на него.

Министр скрипнул зубами.

— Продолжайте, Паркер… — кивнул он.

Аврор кивнул:

— Во время вашего пребывания у семьи Уизли произошел инцидент, во время которого вы упали в обморок…

— У меня аллергия на рябину, — тут же заявил Гарри.

— Она проявлялась когда-нибудь раньше?

Поттер нахмурился:

— Нет. Рябина не является обычной едой магглов…

Гринграсс шагнул немного вперед:

— Мистером Снейпом были проведены необходимые исследования, которые подтвердили наличие аллергии у мистера Поттера. К тому же, во время следствия по этому делу, Авроратом было проведено детальное обследование палочки моего подопечного, которое показало полное отсутствие следов темной магии. Об этом есть протокол, который должен храниться в Отделе магического правопорядка.

Паркер недоверчиво покачал головой.

— Куда вы отправились после этого случая, мистер Поттер? — продолжил он.

Гарри растерянно поднял взгляд на отца Астории, тот едва заметно кивнул.

— Я остановился у мистера Гринграсса.

— Чем вы там занимались?

— Это слишком общий вопрос, — прервал Гринграсс.

— Хорошо, — кивнул Аврор. — Вы занимались чем-то противозаконным?

Гарри поморщился:

— Нет.

Паркер развел руками и повернулся к Скримджеру.

— У меня все…

Министр вздохнул и повернулся к Дамблдору:

— У вас есть какие-нибудь возражения или добавления?

Директор покачал головой.

— Тогда начнем обсуждение…

Гринграсс жестом подозвал Гарри и вместе с ним вышел из Зала. Оказавшись на свободе, Поттер сполз по стене, но увидев недовольный взгляд своего сопровождающего, поспешил выпрямиться.

— Как ты? — тихо поинтересовался Гринграсс.

— Неважно, — признался Гарри. — Почему не подействовала сыворотка правды?

— Потому что ты ее не пил, — улыбнулся отец Астории. — Но можешь поблагодарить Драко и мою дочь, их антидот действует безотказно, хотя при обследовании его легко было бы обнаружить.

Поттер недоуменно нахмурился.

— Как не пил?

Гринграсс развел руками:

— Я тебе говорил, что Рыцари по мере возможности стараются защищать друг друга…

Гарри открыл рот:

— Паркер — Рыцарь?

Гринграсс покровительственно похлопал его по плечу.

— Не стоит об этом кричать на все Министерство. Он тебе спасибо не скажет…

Поттер испуганно огляделся — рядом никого не было.

— Но почему же он тогда задавал такие провокационные вопросы?

— Потому что должен бы...

Гарри вздохнул, поняв, что Гринграсс прав. Паркер так оставался вне подозрений...

— Вы не знаете, как там Снейп? — неуверенно поинтересовался он, понизив голос.

Лицо мужчины на мгновение омрачилось.

— Нет. Теперь уже никто не знает… — он покачал головой. — Как отреагировала школа на его отсутствие?

Поттер прикусил губу:

— Сегодня утром в еде была рябина.

Гринграсс кивнул, словно сказанное юношей было само собой разумеющимся.

— Этого следовало ожидать…

— Почему?

— Самая страшная ошибка Охотника — ошибиться, — пояснил Гринграсс. — В тебе они уверены, но с тобой общаются и другие, кто может оказаться Рыцарем: Астория, Дафна, Драко… Ни один Охотник не станет нападать, пока не будет уверен, что его жертва, действительно, принадлежит к Ордену.

Гарри фраза не понравилась, но в это время из-за двери показался Министр.

— Ваши счета разморожены, мистер Поттер, обвинения сняты… — сухо объявил он.

Гриффиндорец облегченно вздохнул.

— Спасибо, Министр…

Скримджер хотел еще что-то сказать, но, кинув взгляд на величественного Гринграсса, так и не решился этого сделать. Что-то пробормотав на прощание, он поспешил скрыться. Как раз в это время появился Дамблдор.

— Гарри, мой мальчик, вот и все. Я же говорил, что все будет хорошо… ты просто молодец.

Гринграсс выступил немного вперед.

— Вы можете доставить моего подопечного обратно в школу? — поинтересовался он. — Мне необходимо закончить здесь некоторые дела.

Глаза Дамблдора вспыхнули:

— Конечно-конечно, — улыбнулся он.

Гринграсс повернулся к юноше:

— До встречи, Гарри…

Поттер кивнул и крепко пожал протянутую руку, пообещав себе при первой же возможности написать отцу Астории письмо. Когда Гринграсс ушел, директор жестом предложил следовать за ним.

— Это важная победа, Гарри, — тихо сообщил он.

Они вошли в лифт, и Дамблдор нажал на кнопку.

— А еще тебе повезло, что об этом заседании не пронюхали журналисты… Это стоило больших трудов, я едва уговорил Скримджера не устраивать из твоего дела шоу.

Поттер прикусил губу, не зная, что следует отвечать на данные утверждения. К счастью, в это время в лифт вошли еще люди, и до самого конца они ехали молча.

— Наш этаж, — объявил Дамблдор, выходя. Гарри шагнул следом.

Острый запах опасности ударил в нос, заставив шарахнуться в сторону. Стрела пролетела в сантиметре над ухом юноши, срезав клок волос и застряв в двери лифта. Дамблдор тут же загородил своего ученика, но нападавший не думал повторять содеянное, он уже скрылся в гомонящей толпе…


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:15 | Сообщение # 14
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
13 глава. Первая смерть...

В камине негромко потрескивали сухие поленья, на стене тикали старые, деревянные часы, а из приоткрытого окна слышались радостные звуки осени. Гарри расхаживал по кабинету. У него было самое мрачное расположение духа, какое только могло быть.

После происшествия в Министерстве Дамблдор быстро переправил его в Хогвартс, и ни слова не объяснив, куда-то исчез. Просидев в кабинете Директора больше часа, юноша плюнул на все и отправился к себе в комнаты, где можно было спокойно подумать и расставить все на свои места.

Теперь он сидел здесь и пытался осмыслить случившееся. То, что на него могли напасть только Охотники Гарри не сомневался, его волновало другое… Темная личность (это прозвище крепко закрепилось в его сознании за неизвестным духом) предупреждала, что на него объявлена Охота. Именно слово «объявлена» заинтересовало его больше всего. Поттер слабо верил в то, что Охотники — это толпа свихнувшихся фанатиков, не имеющая предводителя, пусть и негласного… Они не просуществовали бы столько времени. А значит, либо у него появился новый враг, либо это Вольдеморт решил расправиться с ним чужими руками. Предпочтительнее был, конечно, второй вариант, все-таки в этом случае было ясно, с кем необходимо бороться, но и первый исключать не стоило…

Гарри провел руками по корешкам книг, заполняющих полки на высоком стеллаже. Снейп разрешил ему брать любую из них, но он ни разу не воспользовался этой возможностью. Теперь, возможно, настала пора… Книги были все как одна старинные и редкие. Поттер не сомневался, что их вряд ли можно было встретить в обычной библиотеке в свободном доступе. Здесь были трактаты по ЗОТС и Трансфигурации, две полки занимали тома Зелий, а на самом верху, в углу, стояли несколько книг, которые не были никак озаглавлены, а открывая их, непосвященный читатель, не знающий определенного секрета, видел лишь пустые страницы. Именно к ним потянулась рука Гарри.

Серые невзрачные фолианты свято хранили свои тайны, ничем не выдавая своего содержания. Забравшись на табуретку, юноша пролистал один, потом другой… в какой-то момент ему показалось, что голова немного потяжелела, и его словно потянуло к толстому тому, затянутую в черную, шершавую кожу неизвестного животного. От книги веяло странным теплом, будто от живой, она неудержимо притягивала к себе взгляд, заставляя заглянуть внутрь. В ней было что-то близкое, родное… Гарри неуверенно протянул к ней руку…

Неожиданный стук в дверь мгновенно развеял магию. Помотав головой, Поттер спрыгнул с табурета, и, бросив извиняющийся взгляд на книгу, поспешил к посетителю.

Замерев на секунду перед дверью, Гарри на всякий случай достал черную палочку и повернул ручку двери.

— Поттер! Тебе что, сложно было найти нас? Сказать, что все в порядке? — Драко широко распахнул дверь, входя в комнату, за ним проскользнула Астория. — Между прочим, тебе кольцо и для этого дано.

Гарри отодвинулся, пропуская их вперед.

— Как-то не до этого было, — пробормотал он.

Малфой внимательно оглядел брюнета с ног до головы и недовольно покачал головой:

— Ты бы не размахивал ей, — посоветовал он, указывая на палочку. — Это не самый умный поступок в сложившейся ситуации.

— Мало ли кто тут ходит, — вздохнул Гарри, пряча палочку.

— Вот именно… мало ли.

Блондин бесцеремонно скрылся за дверью кабинета. Астория, воспользовавшись секундной заминкой, тут же крепко обняла Поттера.

— Мы волновались, — прошептала она. — Когда кто-то рассказал, что в Министерстве произошло нападение на тебя, здесь поднялась такая шумиха! Кто-то говорил, что тебя убили, кто-то, что ты якобы сбежал…

Гарри нахмурился:

— Как же вы узнали, что я здесь?

— Дамблдор появился на ужине, — Астория усмехнулась. — Он объявил, что с тобой все в порядке, и ты находишься в своей комнате.

Поттер задумался. Он и забыл, что уже подошло время ужина. Вообще, надо было бы там появиться, чтобы посмотреть реакцию на свое появление.

— А Снейп не против того, что ты хозяйничаешь в его кабинете? — Драко выглянул из-за двери, Гарри и Астория немедленно отодвинулись друг от друга.

— Ну, так как? — усмехнулся Малфой, делая вид, что ничего не заметил.

Гарри раздраженно пожал плечами:

— Когда он появится, обязательно уточню… — пообещал он.

Драко покачал головой:

— Ну-ну…

Он жестом пригласил их в кабинет:

— Давайте поговорим, — предложил он. — Грейнджер, Нотт и Дафна сейчас тоже подойдут.

Они разместились на большом аскетичном диване, причем Драко, подло усмехнувшись, уселся посередине.

— Итак, Поттер, — вздохнул Слизеринец. — Нотт сказал, что в тебя стреляли осиновой стрелой?

Гарри прикусил губу:

— Они промахнулись…

Драко хмуро посмотрел на него.

— Это мы уже поняли…

На некоторое время они замолчали, обдумывая ситуацию.

— Утром вся еда была отравлена, — тихо напомнила Астория. — Не только твоя. Значит, Охотники хотели выявить и остальных Рыцарей.

— Кто-нибудь пострадал? — обеспокоенно поинтересовался гриффиндорец.

Малфой покачал головой.

— Нет, все Рыцари, которые есть в Хогвартсе, отлично понимают свое положение, они очень осторожны.

Гарри подозрительно покосился на соседа.

— Ты знаешь других Рыцарей?

— Не всех, — вздохнул Драко. Парню видимо надоело сидеть, и он, легко поднявшись, заинтересовано направился к бару. — Отец говорил, что в Хогвартсе нас пятеро. С тобой получается шестеро.

— Кто остальные трое?

Драко задумчиво провел рукой по тонкому стеклу бутылки с огневиски.

— Я знаю Пьюси, видел его во время одной из вечеринок, его семья не часто показывается на таких мероприятиях. Еще есть второкурсник с Равенкло — Натаниэль Дарк, неприметный такой, может, знаешь… хотя вряд ли. А вот третий для меня пока остается тайной…

Слизеринец отошел от бара и внезапно замер возле стеллажа, внимательно разглядывая черный фолиант, привлекший до этого внимание Гарри. Поттер поспешил его отвлечь.

— Хорошо бы найти его, — сказал он. — Если что-то случится, вместе нам будет проще.

Малфой задумчиво пожал плечами, неохотно отводя взгляд.

— Это весьма спорный вопрос, — он отошел подальше от книг, растерянно моргая. — Возможно, им будет лучше, если они останутся неузнанными. Сейчас важнее вычислить Охотников.

В это время в дверь снова постучали, и Гарри направился открывать. Это были Нотт и Дафна.

— Дай мне мантию, — тихо попросила девушка. — Грейнджер не сможет пройти просто так, все коридоры заполнены студентами.

Поттер подозрительно посмотрел на нее, но за мантией сходил. Через несколько минут Дафна вернулась с Гермионой.

— Мы сидим в кабинете, — сказал Гарри, жестом показывая девушкам направление.

Когда они ушли, он на всякий случай окинул взглядом пустой коридор. Одна из портьер легко колебалась… Брюнет скрипнул зубами и крепко закрыл за собой дверь.

— За вами следили, — сообщил он, войдя в кабинет.

Нотт пожал плечами.

— Ничего страшного, — уверил он. — Я с утра специально демонстративно съел пол тарелки этой дряни.

— Я тоже, — кивнула, поморщившись, Дафна.

Гарри сел на свое место.

— Мы как раз говорили про Охотников, — начал он. — Мне интересно, кто мог объявить Охоту?

Он вопросительно посмотрел на Нотта, тот покачал головой.

— Я не знаю, что сказать… — признался тот. — Я ведь не Рыцарь, Максимильян и отец не часто говорят при мне о таких вещах.

Гарри перевел взгляд на Драко.

— Я понимаю, о чем ты думаешь, — кивнул блондин. — Ты считаешь, что у Охотников есть лидер. Эта идея не нова… но точно не знает никто, кроме самих Охотников.

Он вздохнул:

— Это не менее закрытая организация, чем мы. Никто не знает, сколько их сейчас..

Гермиона неуверенно шагнула вперед, выходя из тени одного из шкафов.

— Я спрашивала у Рона, он говорит, что был заказ, — сказала она. — То есть Охотникам как бы сказали, что Гарри — Рыцарь, и его надо убить, за это даже назначена цена. Рон не сказал сколько, но по его словам, на эту сумму можно прожить лет десять.

Драко прищурился.

— А он случайно не сказал, кто ее назначил?

Гермиона покачала головой:

— Он и это-то не очень охотно рассказал… Я подозреваю, что если Охотники узнают, что он выдал их секреты, ему не сдобровать…

— А кто еще в Хогвартсе, кроме него, Охотники?

— Прости, Гарри, но я не знаю.

Поттер прикусил губу.

— Значит, сейчас самое главное отыскать тех, кто находится в Хогвартсе, чтобы держать под наблюдением и в случае чего обезвредить их.

— И как ты рассчитываешь сделать это? — поинтересовалась Дафна. — Мы даже не знаем сколько их.

— Их несколько человек, — Поттер вспомнил предупреждение Рона. — И они должны как-то выдать себя. Рон и Джинни… Я так понимаю, что некоторых из этих людей Рыцари все же знают?

Малфой кивнул:

— За столько веков вражды, это вполне логично. Самые известные фамилии среди Охотников — Уизли, Файт, Вербер, Яксли, Корри и Кэрроу, — перечислил он. — Это те, кто никогда не скрывали своей принадлежности к ним. Кроме Уизли, в Хогвартсе учатся Пандора Вербер — шестой курс Равенкло, Эндрю Файт — седьмой Слизерина, а еще на Гриффиндоре есть Мартин Корри, но он внебрачный сын, и его воспитывала мать, так что я не уверен, что он знает обо всем происходящем…

— Итого, пять человек, — подвел итог Гарри. — Не густо. Должен быть кто-то еще…

Драко мрачно нахмурился:

— Понимаешь, в последние годы вражда между Рыцарями и Охотниками угасла, особенно, после появления Темного лорда. Многие семьи предпочли зарыть «топор войны» и отказаться от своего служения.

— Но никто не мешает им вернуться к нему сейчас, — закончила Астория.

Поттер задумчиво прошелся по комнате.

— Гарри, — подала голос Гермиона. — если еда была отравлена…

Лицо гриффиндорца озарила догадка:

— Добби!

Эльф моментально появился в центре кабинета, забавно шевеля ушами.

— Мистер Гарри Поттер звал?

Увидев Малфоя, он подпрыгнул:

— Х.. хозяин Драко!

Гарри подошел ближе.

— Добби, утром в еду была добавлена рябина, по чьему распоряжению это было сделано?

Эльф весь затрясся и, видимо, приготовился биться головой об пол, но Поттер удержал его.

— Нам запретили говорить, — пожаловался Добби.

Брюнет недовольно поджал губы. В это время вперед вышел Драко.

— Добби, ты ведь любишь Гарри Поттера? — вкрадчиво поинтересовался он.

Эльф подозрительно покосился на бывшего хозяина и нерешительно кивнул.

— Так вот, у него аллергия на рябину…

Добби испуганно вытаращил глаза:

— Мистер Поттер…

— Рыцарь, — договорил за него Малфой.

Эльф замер на мгновение и, подскочив, начал биться головой об пол.

— Плохой! Плохой, Добби!

Гарри присел на корточки, пытаясь успокоить отчаянно брыкающееся существо.

— Добби, нам очень важно узнать, кто это сделал. Этот человек хочет убить меня…

Эльф резко замер, пошевелил ушами и, склонившись, прошептал Гарри на ухо.

— Профессор Макгонагалл…

Поттер отшатнулся от него и, не удержавшись, сел на пол. Эльф выжидательно смотрел на него, словно решая, стоит ли ему начать биться головой об пол или можно подождать.

— Спасибо, Добби, — поблагодарил Гарри. — Можешь идти.

Эльф немедленно исчез.

— И кто это был? — спокойно поинтересовался Драко.

Гарри поднялся с пола, недовольно отряхиваясь.

— Макгонагалл…

Гермиона ахнула.

— Итак, мы примерно знаем, кого бояться, — подвел итог Нотт. — Возможно, есть и другие, но на этих людей стоит обратить особое внимание.

Гарри кивнул. Они еще немного посидели в кабинете, но как только часы пробили девять, все засобирались.

Гриффиндорец протянул Гермионе мантию.

— Возьми, — попросил он. — Завтра у нас первый урок, на нем и отдашь.

Девушка кивнула и, накинув на себя легкую ткань, мгновенно исчезла. Последним уходил Малфой. Он нерешительно помялся у двери.

— Что-то еще? — спросил Гарри.

Драко покачал головой:

— Н-нет…

И стремительно вышел. Поттер проводил его взглядом и вернулся в кабинет. Малфой не шел у него из головы… Рука сама потянулась к карте Мародеров.

Старый потертый лист мгновенно откликнулся на кодовые слова. Ничего странного Гарри сначала не заметил, большинство учеников спали в своих постелях. Просто ради интереса он решил отыскать Малфоя:

— Ну, где ты мой скользкий друг?

Драко нашелся там, где Поттер почему-то и ожидал — на вершине Астрономической башни.

— Проветриваемся? — усмехнулся юноша и уже собирался свернуть карту, как его внимание привлекла маленькая точка чуть ниже надписи Слизеринца.

— Мартин Корри, — прочитал Гарри.

Следующая мысль ему не понравилась, и он опрометью бросился вон из комнаты. Уже взбегая по лестнице, ведущей к башне, он вспомнил, что оставил свою палочку с пером Феникса. Обратно возвращаться было поздно, и он достал вторую.

Оказавшись на верхнем пролете, он замер, прижавшись к стене.

Малфой и Корри стояли друг против друга. В руках светловолосого мальчика была палочка, а вот Слизеринец, похоже, был безоружен. Внимательно оглядев все вокруг, Гарри увидел, что палочка Драко лежит на самом краю площадки, практически соскользнув вниз.

— Мой отец признает меня, если я это сделаю!

Поттер пригнувшись, чуть-чуть двинулся вперед.

— Тебе станет от этого легче?! — надо было отдать Малфою должное, его голос не дрогнул. — Ты все равно для общества ты останешься ублюдком. Подумай сам, неужели ты сможешь убить человека ради этого?

Мартин покачал головой:

— Тебе не понять, — крикнул он, поднимая палочку.

Гарри приготовился обезоружить его, но в этот момент раздался еще один голос у него за спиной, а между лопатками уперлось что-то острое.

— Не дергайся, Поттер, и быстро отдай мне палочку.

Гарри прикусил губу и неохотно протянул палочку назад.

— Вперед! — приказал голос. — Встанешь рядом с Малфоем. Умрете вместе, вы в последнее время очень дружны.

Они вышли на площадку. Драко их появлению, казалось, совсем не удивился.

— А, Поттер, Файт! Тоже не спится?

Гарри встал рядом с ним, и теперь смог рассмотреть своего противника. Это был темноволосый парень с вытянутым, смуглым лицом, на мантии ярко выделялся знак Слизерина. Мартин Корри — бледный болезненный мальчик, не спускал глаз с Малфоя.

— Ай-яй-яй! — Файт картинно покачал головой. — Как же это! Два таких могущественных и непобедимых Рыцаря и вдруг так глупо попасться!

Он поиграл палочкой Гарри и неспешно сбросил ее вниз.

— Ой!

Поттер дернулся за ней, но Файт уже приставил свою палочку к его груди.

— Не стоит…

Гарри отступил на шаг, оказавшись вровень с Малфоем.

— Зачем вам это? — спросил он, чтобы потянуть время.

— Как зачем? А награда?

Файт сильнее надавил на палочку, и она больно впилась в грудь брюнета.

— Твоя голова очень дорога…

Внезапно Гарри услышал шелест крыльев.

— А если... я дам больше? — предложил он.

Файт засмеялся:

— Убив тебя, я получу такую славу, что тебе и не снилось…

В темноте ворон не было видно, но звук был слышен. Мартин опасливо огляделся.

— Эндрю, что-то не так…

Рука Файта дрогнула.

— Перестаньте! — крикнул он. — Нам все равно вас убивать.

Малфой злорадно усмехнулся:

— Вы думаете, мы ничего не можем без палочки?

Вокруг уже было столько ворон, что они казались непроницаемой стеной. Первый сорвался Корри. Он задрожал и, направив палочку на Драко, крикнул:

— Авада Кедавра!

Гарри не раздумывая, бросился на блондина, утаскивая его на пол. Зеленый луч пролетел прямо над их головами. Драко сообразил быстро и, перекатившись, ударил по ногам Файта, тот всплеснул руками, роняя палочку, и упал на пол. Малфой тут же прыгнул на него. Завязалась драка.

Поттер схватил упавшую палочку и запустил заклятием в растерявшегося Корри, тот всхлипнул что-то нечленораздельное и, отступив на шаг, внезапно соскользнул в пропасть. Расширившимися глазами, Гарри проследил, как мальчик исчезает в неизвестность.

— Поттер, оглуши этого!

Гриффиндорец обернулся. Малфой сидел на Файте, который все еще пытался сопротивляться.

— Обливайт!

Юноша обмяк на полу.

— Где Корри? — спросил, задыхаясь, Малфой.

— Упал… — Гарри стер кровь с губы, которую разбил.

Драко поднял на него слегка ошалелый взгляд, потом перевел его на край башни.

— Он мертв?

Поттер поморщился:

— Ну, если он не умеет летать…

Малфой хрипло усмехнулся.

— Нам конец, Поттер…

Вороны все еще летали вокруг них, делая обстановку еще более зловещей. Один из них отделился от общей массы и опустился на плечо Гарри. В клюве он держал черную палочку хозяина.

— Спасибо, Снейп, — поблагодарил тот.

Драко осторожно посмотрел вниз.

— Нам конец… — повторил он.

В это время на лестнице послышался шум, и на площадке появился Дамблдор.

Гарри почему-то вспомнились пророческие слова Снейпа: «если он вдруг случайно убьет кого-нибудь, не говорите, что я вас не предупреждал… с этой минуты я считаю, что он имеет право защищаться любыми способами». Вот он и защищался... а вороны продолжали кружить над башней.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:18 | Сообщение # 15
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
14 глава. Неприятные открытия

Гарри быстро спрятал палочку в рукав и поднялся навстречу директору.

— Профессор…

Вороны все еще кружили вокруг, но их количество стало значительно меньше. Частично они переместились к подножью башни, и сейчас оттуда раздавалось зловещее карканье. Гарри предпочитал не задумываться над тем, что там происходит. Дамблдор, прищурившись, проницательно оглядел место происшествия. Гарри заметил, что он, судя по всему, все видел, потому что директор первым делом подошел к краю и выглянул вниз, при этом удивленным он не выглядел.

— Где палочка мистера Файта? — поинтересовался он.

Гарри оглянулся в поисках требуемого и с удивлением обнаружил ее возле себя, он совсем забыл, что во время схватки сражался при помощи нее.

— Вот она, — гриффиндорец протянул палочку директору, мысленно просчитывая все возможные варианты выхода из сложившейся ситуации.

Дамблдор осторожно взял палочку, внимательно оглядел ее, что-то прошептав себе под нос, а потом направил на Файта и оглушил его еще раз.

— Для верности, — объяснил он ошеломленным подросткам.

Малфой, на всякий случай, отступил на шаг назад, встав за спиной Гарри. Директор сделал вид, что ничего не заметил.

— За мной, — приказал он, быстро спускаясь по лестнице.

Парни переглянулись и поспешили за ним, бросив опасливый взгляд на Файта. Юноша неподвижно лежал в центре площадки, не подавая признаков жизни. Поттер решил что, на всякий случай, черную палочку пока не стоит убирать. Дамблдор молча провел их до своего кабинета.

— Располагайтесь, — предложил он. — Когда я вернусь, у нас будет долгий разговор.

И вышел…

Пару минут ни один из парней не двигался.

— Мы попали? — мрачно поинтересовался Драко.

Гарри передернул плечами и, пройдя к окну, открыл его. В комнату тут же ворвался свежий ветер, а на подоконник опустился большой ворон.

— Снейп, отнеси ее куда-нибудь, чтобы не нашли, — попросил он, передавая птице палочку. — А потом будь где-нибудь поближе, ты мне можешь понадобиться.

Ворон одобрительно каркнул в ответ и улетел.

— Зачем ты это сделал? — недоуменно поинтересовался Драко. — Я так понимаю, что у тебя основной палочки с собой нет…

Поттер покосился на него:

— Здесь на меня вряд ли кто-то нападет, — неохотно пояснил он. — Дамблдор не знает, что у меня есть вторая палочка и лучше будет, если не узнает.

Он плотно затворил окно и присел в кресло, стоящее возле директорского стола.

— Насколько я понял поведение Директора, — продолжил он, — никто не собирается отправлять нас в Азкабан.

Драко подозрительно прищурился:

— Ах, ну да! — догадался он. — Золотой мальчик…

— И это тоже, — кивнул Гарри. — Тебе не все равно как выкручиваться?

Малфой пожал плечами:

— Пожалуй, все равно, — согласился он.

Поттер задумчиво прикусил губу:

— Интересно, как он это сделает…

Драко бесцеремонно уселся на учительский стол.

— Это мне тоже не интересно, — вздохнул он. — Другое дело, что если он вытащит нас из этого дерьма, то мы останемся ему по жизни должны. Вот это меня не очень устраивает.

Гарри поморщился:

— Об этом подумаем на месте, — посоветовал он.

Они задумались каждый о своем. Оба понимали, что Драко теперь должник не только перед директором, но и перед самим Гарри. И этот долг гораздо важнее, потому что это — долг жизни. Поттеру по сути было все равно, но он не мог не признать, что ситуация приносила ему определенную пользу. Чем больше Слизеринец будет к нему привязан, тем меньше он будет доставлять проблем.

— Ты убивал когда-нибудь раньше, — мрачно спросил Гарри.

Драко вздрогнул и нервно провел рукой по волосам.

— Нет, — пробормотал он и тут же напомнил. — Я и сейчас никого не убил.

Поттер пожал плечами:

— Корри сам упал, я в него оглушающим запустил… так что, я тоже не убивал.

Малфой посмотрел на него странным взглядом и промолчал.

На этом их разговор закончился. Просидев еще немного на столе, Драко перебрался на диван и, свернувшись там калачиком, задремал. Комната погрузилась в тишину… Гарри хмуро разглядывал знакомую обстановку, пытаясь понять, почему его не волнует то, что он практически стал убийцей? Может быть, это так на него повлияло общение с Рыцарями? Или использование различных видов магии, где далеко не все заклинания были безобидными? Или изменившиеся отношения с друзьями? Как бы то ни было, все, что он сейчас ощущал, это глухое раздражение на себя из-за того, что не смог избежать этой ситуации.

Через два часа дверь, наконец, открылась, и в кабинет неспеша вошел Дамблдор. Драко тут же вскинулся и вскочил на ноги.

— Опустите палочку, мистер Малфой, — спокойно посоветовал директор, проходя мимо. — Я не собираюсь причинять вам зла.

Драко руку опустил, но палочку не убрал. Дамблдор пересек кабинет и сел за стол.

— Не хотите чаю? — предложил он.

— Нет, — одновременно ответили юноши.

— Тогда я налью себе, если вы не против, — продолжил Директор, ни капли не расстроившись.

Через минуту перед ним уже стояла дымящаяся чашка.

— Итак, давайте поговорим о том, что произошло на башне, — предложил Дамблдор. — Мой первый вопрос, что вы там делали?

Драко прикусил губу.

— Гуляли, — ответил за них двоих Гарри. — Мы понимаем, что это против правил…

Дамблдор кивнул, по-видимому, ответ его удовлетворил.

— Мистер Корри и мистер Файт гуляли с вами?

— Нет, конечно, — возмутился Драко. — Если вы намекаете, что у нас была дуэль, то поверьте, вы ошибаетесь. Они напали на нас со спины.

Дамблдор укоризненно посмотрел на слизеринца.

— Я ни на что не намекаю, мистер Малфой… — он повернулся к Гарри. — Правильно ли я понял, что мистер Корри упал с башни случайно?

Поттер нервно кивнул:

— Он напал на нас и собирался убить, я хотел просто оглушить его, но видимо не рассчитал силу, — признался он, отлично понимая, что директору не имеет смысла врать, тот и так все видел.

Дамблдор откинулся на спинку кресла и осторожно отпил из своей чашки.

— Я знаю, что мистер Файт и мистер Корри являлись Охотниками. Если они напали… Мистер Малфой, вы Рыцарь?

Драко так крепко сжал зубы, что у него на щеках заиграли желваки, но гордо выпрямившись, спокойно ответил.

— Да, профессор.

На губах Дамблдора появилась едва заметная улыбка.

— Хорошо… я понимаю, что вы не виновны в смерти мистера Корри, но будет очень сложно сделать так, чтобы вы оказались не причастны к произошедшему.

Гарри наклонился немного вперед, стараясь не пропустить ни одного слова из речи директора, Драко напряженно замер.

— То что произошло, безусловно, большая трагедия для школы, — вздохнул Дамблдор, поглаживая бороду. — Но чтобы не допустить еще большей трагедии, я постараюсь сгладить ситуацию.

Он еще раз отпил из чашки.

— Мальчики вполне могли поругаться, — задумчиво продолжил он. — На палочке мистера Корри остался четкий след от Авады Кедавры, который определит любой мало-мальски опытный аврор, а мистер Файт мог просто защищаться и нечаянно столкнуть мальчика в пропасть.

Он испытующе уставился на ребят. Гарри недоуменно нахмурился:

— Но ведь Файт заявит, что это был я, — напомнил он.

Дамблдор благодушно отмахнулся:

— Не волнуйся, Гарри, это уже моя проблема.

Парни переглянулись, не зная, что делать дальше.

— Можете идти, — улыбнулся Директор. — Мистер Малфой, учитывая, что вы оба сейчас находитесь в опасности, я думаю, что вам стоит пока пожить вместе с мистером Поттером. Так как профессор Снейп сейчас в отъезде, вы временно назначаетесь помощником Гарри.

Драко нахмурился, но кивнул в ответ.

Гарри поднялся:

— Спасибо, Директор, — поблагодарил он.

— Не стоит, мой мальчик, — уверил Дамблдор. — Мы еще сочтемся.

Последнее прозвучало довольно зловеще. Поттер схватил Малфоя за рукав и быстро вытолкал его из кабинета. До подземелий они добирались в хмуром молчании.

— Мне надо в комнату, — пробормотал Драко. — Не могу же я появиться завтра в этом.

Он обвел рукой грязную помятую мантию. Пришлось делать крюк. Наконец, они добрались до комнат Снейпа.

— Ты будешь спать в моей комнате, — сказал Гарри.

Драко безразлично пожал плечами, направляясь в указанном направлении. Поттер же скользнул в кабинет, где стоял диван. Он и сам не понял, почему не заставил Малфоя спать здесь, но что-то подсказывало ему, что он поступил правильно.

На столе все еще лежала развернутая карта. Подойдя ближе, Гарри осторожно провел по ней рукой и отыскал директора. Точка с надписью Альбус Дамблдор направлялась в сторону больничного крыла, где в данный момент находились Эндрю Файт, Мартин Корри и Помфри.

Поттер закрыл дверь кабинета на замок и сел на пол, стараясь расслабиться, как он делал это на поляне недалеко от дома Гринграсса. Мышцы мгновенно отреагировали на знакомую магию болью и судорогами. Вне специально созданной для этого поляны, превращение требовало колоссальных затрат энергии. Для и без того уставшего организма это было тяжелое испытание. Гарри почти сдался, когда смог, наконец, почувствовать необходимый уровень магии.

Непривычное поначалу ощущение чешуйчатого тела, сначала немного выбило его из колеи, но вскоре он смог освоиться и быстро выполз в небольшую дырку в стене, воспользовавшись путем, который когда-то уже освоил Воландемортовский Василиск — трубы. Грязь и вонь Гарри не сильно напугали, больше проблем доставили мыши, которые почему-то решили, что он пришел по их душу, и подняли такой гвалт, что удивительно было, как не проснулся весь Хогвартс. А еще он не сразу сориентировался, куда необходимо двигаться, но в этом ему помогли едва заметные надписи на стенах, указывающие на кабинет и этаж, оставленные неизвестными строителями. Уже через пять минут он был над Больничным крылом и выглядывал в небольшое решетчатое отверстие в стене под самым потолком.

Дамблдор находился здесь же, но, судя по-всему, пришел совсем недавно. Файт лежал на одной постели, Корри на другой, отгороженный от всех высокой ширмой, но Гарри со своего места наблюдения его отлично видел.

— Как мальчик? — поинтересовался Дамблдор, из чьего голоса испарились все проявления тепла и доброжелательности.

Помфри взволнованно скомкала руками передник.

— Корри мертв, — тихо ответила она. — Умер в результате удара о землю, вороны практически не повредили его. А Файт без сознания, но вполне здоров, если не считать пары синяков и сломанного пальца на руке.

Дамблдор внимательно оглядел мальчика.

— Можете идти, Поппи, больше вы тут не понадобитесь.

Медсестра мгновенно скрылась у себя в комнатах. В это время в дверь постучали, и вошла Макгонагалл. Гарри непроизвольно сжался, словно декан могла почувствовать его даже в таком обличие.

— А, Минерва, прошу тебя, подойди…

Макгонагалл гордо подошла ближе. Увидев Файта, она слегка побледнела и нахмурилась.

— Что случилось?

Дамблдор развел руками:

— Несчастный случай, — он показал на ширму. — Там еще один, но ему уже ничем не поможешь.

Макгонагал стремительно подошла ко второму мальчику и вскрикнула:

— Это же Мартин Корри!

Директор согласно кивнул.

— Что случилось? Как он погиб?

— Они напали на Гарри, — спокойно пояснил Дамблдор, — он защищался.

Декан нахмурилась и раздраженно поджала губы.

— Я так понимаю, что ты опять прикроешь этого вздорного мальчишку?

Дамблдор развел руками:

— Он не виноват, Минерва, и если бы был поумнее, то согласился бы на расследование. Его бы все равно оправдали, но… — на его губах появилась слабая улыбка. — Гарри согласился на мою помощь. И теперь он в моих руках…

Макгонагал подошла ближе к Файту.

— Ты это уже говорил, — поморщилась она. — А меня едва не опередили двое мальчишек.

Дамблдор успокоительно погладил ее по плечу:

— Минерва, ну, что тебе стоит немного потерпеть? — вкрадчиво спросил он. — Я же уже говорил тебе днем, как только он исполнит свое предназначение, я тут же отдам его тебе, и делай с ним что хочешь.

Макгонагалл недовольно покачала головой:

— Я помню наше соглашение.

— Тогда нам необходимо устроить так, чтобы все подумали, будто у этих двоих была дуэль. И все произошедшее не больше, чем досадная случайность.

— Ты хочешь подправить ему память?

Директор достал палочку и направил ее на Файта.

— Конечно, разве можно оставлять такие явные следы?

Заклинание ярко вспыхнуло в полутемной комнате и ударило в лоб юноши. Файта выгнуло на кровати и подбросило, словно тряпичную куклу. Тонкие нити воспоминаний заструились вдоль линии заклятья…

— Смотри, не убей его, — нахмурилась Макгонагалл. — Мне не жалко, но у нас и так проблем навалом.

Дамблдор только отмахнулся, продолжая свои странные манипуляции с нитями воспоминаний. Гарри впервые видел, как это делается. Со стороны выглядело, словно Директор решил заняться рукоделием и сейчас разматывал сразу несколько нитей, переплетая их в необходимом ему порядке.

Решив не рисковать, Поттер, на всякий случай, отполз чуть дальше.

— Вот и все, — объявил, наконец, Дамблдор, переходя к Корри. — Теперь необходимо сделать пару синяков нашему второму драчуну…

Он пробормотал заклинание, которое абсолютно точно не было из разряда Светлых. Тело мальчика опутало тугим синевато-зеленым коконом, и когда он исчез, на коже в некоторых местах показались темные отметины синяков.

— Ты не переусердствовал? — поинтересовалась Макгонагалл.

— Нет… все так, как должно быть.

Директор отряхнул руки, словно занимался какой-нибудь грязной работой.

— Вот так, — улыбнулся он. — Одним махом сразу несколько целей.

Макгонагалл внимательно оглядела мальчиков.

— Ты не боишься, что когда появится Снейп, он может повлиять на Поттера, и тот выйдет у тебя из-под контроля? — внезапно поинтересовалась она.

Дамблдор выпрямился, поглаживая бороду:

— Нет, не боюсь… Во-первых, он тоже многим мне обязан, а во-вторых, если я замечу что-либо подобное, я найду способ убрать его со своего пути.

Макгонагалл недовольно поджала губы:

— Ты недооцениваешь Рыцарей, — покачала она головой. — Это не просто кучка волшебников. Это очень умные и изворотливые твари. Не боишься, что они могут объединиться?

Дамблдор хитро прищурился:

— Вряд ли… — он направился к двери. — Еще немного, и мы сможем их вычислить всех. Драко Малфой был сегодня вместе с Поттером, и тоже кое-что нам теперь должен. Если не согласится сотрудничать с нами, просто заберем у него необходимую нам информацию силой. В условиях войны все возможно…

Он пропустил Макгонагалл вперед:

— Надо вызвать авроров… пусть поработают немного.

Дверь с негромким щелчком захлопнулась и отрезала Гарри от остального разговора. Пролежав еще несколько минут, он дождался, когда бледная, как мел, Поппи выйдет из комнаты и начнет убираться, и только после этого направился в обратный путь.

Добравшись до кабинета Снейпа, Поттер выполз из труб и замер на полу. Сил на то, чтобы вернуть себе нормальное состояние практически не было. Едва приподняв голову, он посмотрел на часы, до завтрака оставалось всего три часа. Он при всем своем желании не успеет восстановиться за это время.

Поттер сосредоточился, молясь всем богам, каких только знал, и попробовал превратиться. Ничего не получилось… Магия только болезненно обожгла его, заставив сжаться в плотный клубок. К тому же нестерпимо захотелось спать.

И тут Гарри заметил слабое свечение на верху книжного шкафа. Книга, которую он заметил днем, светилась ровным золотистым свечением. Создавалось впечатление, что она наполнена магией. Вот она! Достаточно просто протянуть руку…

Поттер вспомнил все уроки темной магии, какие у него были, и потянулся к неизвестному источнику. Поток хлынул неожиданно, словно прорвав какой-то заслон. Получив необходимое количество, Гарри превратился в человека и попытался перекрыть его, но это оказалось не так просто. Магия, словно взбесившись, шла все больше и больше, обжигая и сводя мышцы. Терпеть боль стало практически невозможно, и Поттер взвыл. Когда он уже практически потерял сознание, ему показалось, что дверь отворилась.

* * *

Гарри осторожно открыл глаза, ожидая, что боль вот-вот вернется, но ее не было. Осталась только безграничная усталость, мышцы казались ватными, а руки не желали подниматься.

— Очухался?

Хмурый голос Драко послышался откуда-то сбоку. Поттер попытался ответить, но во рту все пересохло, и он смог только что-то сдавленно прохрипеть. К губам тут же прижалась чашка с чем-то приторно сладким. Зелье приятно омыло рот и, попав внутрь, моментально придало сил, позволив повернуть голову и оглядеться по сторонам. Все было на своих местах, хотя он ожидал, что магия разнесет все вокруг. Он лежал на диване, а мрачный Малфой склонился над ним с флаконом в руке.

— Что это? — поинтересовался Гарри.

Драко пожал плечами:

— Обычное восстанавливающее зелье, их тут у Снейпа много, надо только поискать…

Поттер приподнялся на локтях:

— Что произошло?

Малфой вскинул брови:

— Это я хотел бы узнать, — усмехнулся он. — Я услышал, что ты кричишь и бросился сюда. Кстати, перед Снейпом за дверь оправдываться сам будешь.

Он ткнул пальцем в дверь, лежащую на полу.

— Ты лежишь на полу и корчишься, словно на тебя сразу несколько круциатусов наслали, — продолжил он. — Я подбежал, а ты уже затих.

Гарри кивнул и потянулся за флаконом, но Драко отодвинул его подальше.

— Прости, Поттер, но его нельзя пить часто, оно вызывает привыкание. Я возьму его с собой и через два часа дам еще.

Гарри прислушался к себе, все мышцы болели, но силы постепенно восстанавливались.

— Хорошо, — пробормотал он, спуская ноги с дивана.

Малфой мрачно следил за его движениями.

— Не хочешь рассказать, что произошло?

Гарри нахмурился:

— Магия как-то странно отреагировала, — солгал он, наконец. — Будто взбесилась.

Драко задумался.

— Наверное, это от переживаний, — предположил он.

Гриффиндорец неопределенно пожал плечами, бросив подозрительный взгляд на книгу. Она стояла на полке, как ни в чем не бывало.

— Надо немного поспать до завтрака, — пробормотал он. — Может быть, это придаст сил.

Драко усмехнулся:

— До завтрака всего час остался.

Гарри удивленно присвистнул и поплелся к ванне.

— Ладно… давай тогда собираться, — предложил он. — Нам еще предстоит сегодня тяжелый день.

Малфой подозрительно покосился на него, но безропотно направился в комнату, прихватив с собой пузырек.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:20 | Сообщение # 16
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
15 глава. Страхи врага

Умывшись и натянув на себя одежду, Гарри и Драко вышли из комнаты. Они были уже недалеко от входа в Большой Зал, когда из одного из боковых коридоров внезапно раздались голоса, и в разговоре явно прозвучали их имена. Гарри машинально отскочил в сторону и, схватив Малфоя за шиворот, затащил его за одну из портьер. Драко успел только недовольно проворчать что-то.

— …к тому же Поттер вчера так и не появился, — раздался тихий мужской голос.

Из-за поворота показались двое: черноволосая девушка с очень бледным, красивым лицом, и хлипкий, болезненный юноша. Гарри узнал их сразу, они учились с ним на одном курсе, это были ранквеловка Пандора Вербер и гриффиндорец Ричи Кут.

— Наверное, прячется у себя в комнате, — предположила девушка, элегантно отмахиваясь от собеседника. — Меня больше интересует другое, я с утра не видела ни Файта, ни Мартина, такое ощущение, что они сквозь землю провалились… как бы они, со своей старательностью, нам все не испортили.

Она прошла мимо портьеры, где прятались Гарри и Драко, едва не задев ее плечом. Кут шикнул на нее:

— Не шуми! Мало ли, кто тут ходит!

Девушка усмехнулась:

— Здесь никого нет… Куда же они могли пропасть? Как думаешь, у них хватит наглости попробовать самим словить Малфоя?..

Кут зашипел:

— Да помолчи ты! Мы почти дошли…

Они скрылись за поворотом, и парни вылезли из своего укрытия.

— Кажется, мы нашли еще одного Охотника, — сообщил Гарри, косясь на недовольного Драко.

Малфой мрачно отряхивался от паутины и пыли:

— Мы это узнали слишком дорогой ценой, — пробормотал он, потирая шею. — Ты меня едва не задушил.

Поттер поморщился:

— Ну, не задушил же. Заметь, они говорили про тебя. Значит, ловушка предназначена, прежде всего, тебе, а не мне.

Драко хмуро оглядел все еще пустынный коридор.

— Я польщен…

И быстрым шагом направился дальше. Гарри ничего не оставалось кроме как, пожав плечами, нагнать его. Вдвоем они вошли в Большой Зал.

Огромное помещение, обычно пестреющее несколькими десятками цветов и оттенков, сейчас было окрашено в темный траурный цвет. Драко, все также молча, кивнул и гордо направился к своему столу под напряженными взглядами нескольких десятков глаз. Гарри вздохнул и, решив, что он не хуже Малфоя, смело пошел в сторону преподавателей. Весь путь его сопровождали тихие подозрительные шепотки.

— Это Поттер…

— Говорят, ночью убили мальчика…

— Он ведь боролся с Тем-Кого-Нельзя-Называть…

— Может, у них свои счеты с ним были…

И совсем нерешительные, но все же имеющие место:

— Гарри не мог такого сделать…

— Я его знаю давно, это не он…

Гарри бросил благодарный взгляд на Дина. Тот мгновенно смутился и опустил голову к тарелке.

Подойдя к столу, Поттер поздоровался с присутствующими преподавателями, стараясь не встречаться взглядом с Макгонагалл, и уселся на свое место. Директора все еще не было, и это настораживало. Машинально проверив еду, Гарри потянулся к салфеткам.

— Поздравляю, мистер Поттер…

Юноша подскочил на месте, услышав вкрадчивый голос Флитвика, но быстро взял себя в руки.

— Простите, профессор?..

— Поздравляю с удавшимся вчерашним днем, — невозмутимо пояснил учитель.

Гарри насторожено замер, пытаясь понять, о чем говорит его собеседник.

— Спасибо, — решительно ответил он, наконец. — Это не было так страшно, как казалось сначала.

В глубине глаз Флитвика мелькнуло что-то непонятное, но профессор не дал этому отразиться на лице, оно продолжало оставаться благожелательным.

— Умение перебороть свой страх — это одно из редчайших свойств характера… Право же, вы очень везучий молодой человек

Гарри неуверенно улыбнулся, он не понимал, в какую словесную игру они играют, и это начинало раздражать:

— Так уж получается, — сказал он, пытаясь придумать, как отделаться от назойливого учителя.

Флитвик покачал головой:

— Все чего-то боятся, — уверил он.

Поттер открыл было рот, чтобы что-нибудь ответить, но в это время в Зале наконец, появился, Дамблдор, и они прервали свой разговор, повернувшись к нему. В мгновенно наступившей тишине директор медленно прошел к трибуне.

— Вчера вечером в школе произошла трагедия, — спокойно начал он. — Двое учащихся, игнорируя Правила и доводы разума, устроили на вершине Астрономической башни дуэль… В результате, один из них упал и, получив травмы не совместимые с жизнью, скончался.

По Залу, словно сквозняк, пронесся тихий вздох:

— Кто?

Дамблдор торжественно объявил:

— Погиб студент факультета Гриффиндорф Мартин Корри.

Гарри не сводил взгляда с Кута, внимательно слушавшего каждое слово Директора. Когда было произнесено имя погибшего, он резко побледнел и стремительно повернулся к Поттеру, их взгляды встретились... Гарри постарался улыбнуться, как можно более зловеще.

— Кто убийца? — выкрикнул кто-то с гриффиндорского стола.

Дамблдор трагически развел руками:

— Эндрю Файт — седьмой курс Слизерина.

Ошеломленная тишина длилась всего лишь мгновение.

— Не может быть!

— Файт был для Корри, как старший брат!

— Это ложь!

Дамблдор дождался относительной тишины и спокойно продолжил.

— Поверьте, мне тоже было очень сложно в это поверить, — уверил он, — но прибывшие на место Авроры детально исследовали место происшествия, проверили палочки обоих мальчиков и, наконец, допросили самого мистера Файта. К сожалению, доказательства неоспоримы.

Он театрально вздохнул и начал речь о недопустимости нарушения школьных правил. Гарри медленно отвел взгляд от бледного, испуганного Кута и перевел его на Вербер, девушка плакала, закрыв глаза руками. Почувствовав, что на нее смотрят, она обернулась, но Поттер уже отвернулся к столу Гриффиндорфа.

Многие недоверчиво качали головами, сочувственно хлопали по плечам тех, кто видимо был знаком с Корри, кто-то даже плакал. Джинни яростно показывала пальцем на стол преподавателей, что-то доказывая Колину Криви, который пытался отделаться от нее отсаживаясь все дальше и дальше. Рон хмуро разглядывал еду в своей тарелке, а Гермиона, сидящая рядом, ласково сжимала его руку, выражая молчаливую поддержку.

— Если вы знаете страхи вашего врага, то вы выиграли войну, — задумчиво проговорил рядом Флитвик.

— Что? — недоуменно нахмурился Гарри.

Профессор покачал головой:

— Нет-нет… жалко мальчика, он был хорошим учеником.

Поттер кивнул и отвернулся, разговор с профессором Чар ему совсем не понравился…

Дамблдор закончил свою речь и вернулся на место.

— Доброе утро, Гарри, — поздоровался он, протягивая исписанный листок. — Вот временное расписание мистера Малфоя.

— Спасибо… — Поттер улыбнулся в ответ, искренне надеясь, что общение со Снейпом научило его хотя бы частично скрывать свои эмоции. Директора, судя по всему, его умения удовлетворили.

До конца завтрака все продолжали обсуждать произошедшее. Только когда Дамблдор, откашлявшись, напомнил всем, что звонок вот-вот прозвенит, студенты неровными группами двинулись к выходу. Гарри тоже поднялся и неспешно направился к столу Слизерина, где его ждал все еще хмурый Драко.

— Держи, — гриффиндорец протянул своему новому помощнику расписание. — Пошли, а то на урок опоздаем.

— Может быть, это было бы к лучшему, — пробормотал Малфой.

Гарри не стал уточнять, что это значило. До самой двери их провожали подозрительные взгляды. Проходя мимо стола Ранквело, Гарри кивнул Астории, но подойти не решился. Дафна и Нотт тоже не стали к ним присоединяться.

Уже на пороге Поттер почувствовал, что его спину обжег чей-то внимательный взгляд. Обернувшись, он встретился глазами с Флитвиком. Профессор, слегка прищурившись, рассматривал его, словно решая что-то для себя. Гарри поежился, вспоминая слова преподавателя, и тут в голову закралась интересная мысль.

— Надо забежать в лаборатории возле кабинета ЗОТС, — сообщил он Драко, прибавляя скорость и, практически переходя на бег.

— Зачем? — поинтересовался Малфой, стараясь не отставать.

— Если вы знаете страхи вашего врага, то вы выиграли войну, — таинственно ответил Гарри.

Драко явно ничего не понял, но уточнять не стал. До кабинета ЗОТС они добежали быстро, Лаборатории находились здесь же, в соседнем помещении, и представляли собой большую комнату, заваленную различным инвентарем, использующимся на занятиях.

— Поттер, подожди! — Драко запыхавшись, остановился возле него. — Что ты там еще придумал? Давай, ты будешь экспериментировать, когда приедет Снейп. Мне твои эксперименты не нравятся.

Гарри отмахнулся и зажег свет на кончике палочки.

— Помоги мне найти боггарта! — попросил он. — Кажется, Люпин говорил, что он где-то здесь.

Драко посмотрел на него, как на умалишенного. Оглядевшись, он брезгливо поморщился.

— Поттер, ну, почему тебя всегда тянет в грязь, к паукам? — обреченно поинтересовался он, пробираясь через горы манекенов. — Последствия тяжелого детства?

Гарри решил проигнорировать подколку.

— Ты ведь хотел мне быть полезен, — напомнил он. — Вот и помоги найти сундук.

Малфой громко чихнул:

— Мало ли, кто здесь может водиться…

Гриффиндорец пожал плечами и влез на небольшую лестницу, с которой удобнее было осматривать помещение. Внезапно его хлипкая опора подогнулась и обрушилась, задев большую конструкцию, заваленную манекенами. Гарри не успел даже вскрикнуть, как раздался страшный грохот, и часть манекенов обрушилась прямо на Драко. В воздух поднялась туча пыли.

Помотав головой, Поттер вскочил на ноги:

— Малфой!

Ближайшие к нему манекены зашевелились.

— Вот он! — крикнул Драко, вылезая из-под завалов и спешно отряхиваясь. — Я нашел твой сундук, но ты мне будешь должен новую мантию.

Гарри усмехнулся:

— Только не говори, что не знаешь ни одного чистящего заклинания…

— Почувствуй себя эльфом, — пробормотал Драко, вытаскивая палочку. — Но мантию ты мне все равно должен.

— Попроси Снейпа, — посоветовал Поттер, скрывая улыбку от Слизеринца.

Подняв заклинанием сундук, он отлевитировал его в класс. Хмурый, но вполне чистый Малфой спешил за ним.

Все ученики уже были в сборе, и сейчас с интересом рассматривали подпрыгивающий сундук. Многие уже вспомнили его и недоуменно хмурились, пытаясь разгадать загадку. Драко, спрятав палочку, скромно пристроился в сторонке. А Гарри, окинув внимательным взглядом класс, вышел в центр комнаты:

— Итак, сегодняшний урок я хочу посвятить повторению пройденного, — объявил он. —

В этом сундуке, как вы уже все, я думаю, поняли, находится боггарт, я хочу, чтобы каждый из вас обезвредил его. Прошу всех выстроиться в колонну.

Класс нерешительно замер, кроме Дафны и Нотта, никто не двинулся.

— В чем проблема? — угрожающе уточнил Гарри, копируя манеры поведения Снейпа, отлично понимая, как они действуют на учеников.

— Я не пойду! — объявил Финиган. — Что будет, если ты не сможешь защитить меня?

Гарри подошел к нему вплотную.

— Двадцать балов с Гриффиндорфа, мистер Финиган, — холодно сообщил он. — И если вы собираетесь пререкаться дальше, то сниму еще больше и отправлю на отработку к Филчу.

Он отвернулся и прошел к кафедре.

— «Риддикулус» входит в разряд обязательных для изучения в Хогвартсе, — вообще-то, он не был в этом уверен, но решил рискнуть. — Более того, оно будет в вопросах ЖАБА. Я являюсь учеником профессора Снейпа и имею право преподавать его вам. Это одобрено не только директором, но и Попечительским советом. Если кого-то что-то не устраивает, можете обратиться к ним.

В кабинете повисла тишина. Наконец, Гермиона тряхнула кудрями и решительно встала из-за стола. За ней потянулись и остальные… Оглядывая выстраивающихся в неровную колонну учеников, Гарри отыскал глазами Кута, тот стоял в самом конце очереди и сейчас нервно о чем-то переговаривался с Вербер.

Поттер подозвал Малфоя:

— Встань с противоположной стороны, — попросил он. — И страхуй оттуда. Заодно, понаблюдай за нашей сладкой парочкой.

Драко кивнул, подозрительно покосившись на него, и занял позицию.

— Итак, начинаем, — громко объявил Гарри, открывая крышку и отскакивая в сторону.

Первой в очереди стояла Дафна, и Поттер с интересом посмотрел на сундук. Из него медленно поднимался лорд Гринграсс, гневно сверкая глазами.

Гарри на всякий случай отступил на шаг, такого отца Астории он никогда не видел. Впрочем, девушка быстро расправилась с ним, нарядив в клоунский костюм и нацепив клоунский нос. Нотт, судя по всему, боялся летучих мышей. Во всяком случае, именно они появились вместо гордого лорда и, превратившись в мыльные пузыри, лопнули где-то под потолком. Следующая к сундуку нерешительно шагнула Гермиона… Гарри замер, ожидая ее боггарта. Увиденное ему не понравилось, потому что подруга, как оказалось, больше всего на свете боялась смерти… его и Рона, и даже радостные одежды, появившиеся на них, не смогли полностью убрать пугающего ощущения…

К сундуку постепенно подошли все, Поттер внимательно следил за тем, какие страхи мучают его одноклассников, но пока ничего интересного не попадалось. Наконец, остались Рон, Кут и Вербер… Уизли без проблем обезвредил появившегося паука и отошел в сторону. Его место заняла бледная ранквеловка. Гарри напрягся, ожидая ее страха. То, что он увидел, заставило его замереть от удивления. Из сундука повалил едкий густой дым, быстро заполняющий класс. Из него медленно поднялось темное расплывчатое существо. То, что это — Темная личность, поймавшая его в коридоре, Поттер не сомневался.

Кут бросился вперед, загораживая девушку, и боггарт, повинуясь его страху, тут же превратился в Гарри Поттера. Класс дружно ахнул… Кут отступил на шаг назад, но палочку поднял. Произнести заклинание ему не дала Вербер, которая, закрыв глаза руками, выбежала из класса вон. Кут тут же бросился за ней. Хорошо, что рядом стоял Малфой и успел выйти вперед, перестраховав.

В следующее мгновение боггарт медленно начал превращаться в Вольдеморта… Драко замер, глядя на него огромными глазами.

— Редиккулус! — Гарри оттолкнул Драко и запихнул боггарта обратно в сундук, лишь на мгновение, увидев дементора.

Защелкнув замок, Поттер обернулся к классу. Все испуганно смотрели на него…

— Урок окончен, — объявил он. — К следующему занятию с каждого конспект о недостатках заклинания и возможных случаях неправильного использования.

Ученики нестройной группой потянулись к выходу. Во взглядах многих из них Гарри заметил страх и недоверие. В голову закралась нехорошая мысль, что, возможно, он погорячился… впрочем, это дало определенные результаты, хотя и не совсем те, которые он ожидал. Гермиона скользнув мимо них, сунула ему в руки небольшой сверток.

— Спасибо…

Поттер кивнул.

— Все в порядке, — уверил он подругу, заметив ее обеспокоенный взгляд.

Гермиона недоверчиво покачала головой и быстро вышла из класса, а Гарри поспешил отыскать взглядом своего помощника.

Драко стоял возле окна, мрачно рассматривая пейзаж. Поттер нерешительно подошел ближе и, помедлив мгновение, неловко похлопал слизеринца по плечу.

— Не хочешь мне ничего сказать? — поинтересовался он.

— Ты идиот, — хмуро сообщил Малфой.

Гарри пожал плечами:

— Ну… это не новость, — усмехнулся он. — Ничего, сейчас еще один урок с пятым курсом, и мы свободны.

— Давай обойдемся без боггарта, — попросил Драко. — Мы так скорее их разозлим, чем выведем на чистую воду.

Поттер прикусил губу…

— Хорошо, — согласился он, наконец. — Мы все равно примерно теперь знаем, что Охотники больше всего боятся либо меня, либо Темной личности.

Блондин недоуменно нахмурился.

— То, что вылезло, когда Вербер подошла к сундуку, — пояснил Гарри. — Я уверен, это была она.

Малфой на некоторое время задумался:

— Тогда будем радоваться, что эта Тень вроде бы на нашей стороне, — пробормотал он. — Не хотел бы я встретиться с этим на поле боя.

Гарри согласно кивнул, новое название существа ему понравилось.

— Зато теперь вы знаете, как он выглядит. Надо будет вечером сказать об этом Гермионе, теперь ей будет проще искать.

Драко промолчал, выразительно показывая свое отношение к происходящему. Как раз в это время в кабинете стали появляться первые ученики. Астория обеспокоенно смотрела на них, видимо, Дафна успела ей что-то рассказать. Гарри кивнул ей, показывая, что все в порядке.

— Сегодня мы повторим заклинание «Протего», — объявил он. — Разбейтесь на пары.

Многие облегченно вздохнули… Во всяком случае, Джинни точно.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:22 | Сообщение # 17
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
16 глава. Нападение

Гарри недовольно рассматривал стопку исписанных работ студентов. Прошло уже несколько недель после того, как исчез Снейп. Постепенно шумиха вокруг убийства улеглась, авроры на следующее утро забрали Файта, и больше его уже никто не видел. Вербер и Кут тоже пока затаились, стараясь помалкивать и не лезть на рожон. Гарри отлично понимал, что все это очень странно, но постепенно все же стал успокаиваться. Все это время они с Малфоем практически не расставались, стараясь постоянно находиться вместе и избегать малолюдных мест. Вечером к ним в комнату приходили Нотт, Дафна и Астория. Иногда заглядывала Гермиона, она все еще пыталась найти информацию о Темной личности, но пока что никакого толку от этого не было.

Поставив «отвратительно» какому-то третьекласснику, Гарри отложил исписанный лист в сторону — такого бреда он начитался уже много, можно было создавать отдельную папку с особо отличившимися работами. Стопка непроверенных работ с другой стороны никак не хотела уменьшаться, наоборот, гриффиндорцу стало даже казаться, что она назло ему увеличивается. От глупых ошибок учащихся у него уже начала кружиться голова, а рука отваливаться, утомленная постоянным черканием. Поттер даже поймал себя на предательской мысли, что начинает сочувствовать Наставнику, которому приходилось проверять гораздо больший объем, да еще и по Зельеварению, что, по его мнению, было просто сногсшибательно.

Гарри отложил перо и, потянувшись, встал из-за стола. Малфой, развалившийся на диване с книгой Принца-полукровки, которую изучал уже больше недели, заинтересованно посмотрел на него:

— Ну, мы можем, наконец, пойти в Хогсмид? Нас, между прочим, ждут. Давай вечером проверим?

Поттер покосился на часы, они показывали только половину одиннадцатого утра, с Дафной и Асторией они договорились встретиться в час, так что они еще никуда не опаздывали. Но Малфой с утра нервничал так, будто от этой встречи зависела его жизнь.

— Ну, хорошо, — сдался Гарри. — Давай пойдем. Если что, зайдем в «Зонко».

Драко поморщился:

— Только не туда! Ненавижу это место…— возмутился он, натягивая на себя пальто.

Брюнет пожал плечами. Ему, собственно говоря, было все равно куда идти, лишь бы там было поменьше народа и тепло.

Бережно поставив потрепанную книгу на полку, Малфой засунул в карман палочку и развел руками, показывая, что готов.

— Только мне надо зайти в одно место, — нахмурился он, — кое-что забрать.

— В Хогсмиде? — удивился Гарри. — Что это тебе там понадобилось?

— Какая разница, что? — раздраженно отмахнулся Драко. — У меня тоже могут быть секреты! У меня есть право на личную жизнь или нет?

Поттер вскинул руки, отгораживаясь от нервного слизеринца.

— Ладно-ладно… только не волнуйся.

Малфой вылетел за дверь, громко хлопнув ею напоследок. Покачав головой, Гарри направился следом за ним, ему не нравилось изменившееся поведение Драко. Это не было похоже на обычно холодного и презрительного Малфоя, который умудрялся даже оскорблять, не повышая голоса. С ним что-то происходило, но он никак не мог понять что.

До самого выхода они так и не произнесли ни слова: Драко шел, глубоко задумавшись о чем-то своем, а Поттер совсем не горел желанием попасть под горячую руку, ему и так проблем хватало. Филч долго проверял их, словно ожидал, что из карманов вот-вот выпрыгнут запрещенные артефакты. Так ничего и не найдя, он разочарованно пропустил их.

— Идиоты, — пробормотал Малфой, видимо, пришедший в себя. — Они считают, что ученики будут выносить Темные предметы через главный вход…

Гарри нахмурился:

— А через что, по-твоему, они должны их проносить?

Драко иронично покосился на него:

— Брось, Поттер, ты еще скажи, что не нашел за время учебы ни одного тайного хода из Хогвартса… их даже второкурсники знают. Я вон сегодня двоих разогнал, с Равенкло и Слизерина — спелись прекрасно.

Гарри прикусил губу, что-то ему в этой фразе не понравилось.

— И что ты с ними сделал?

Драко пожал плечами:

— Ничего, мне не жалко. Пусть ходят…

Погода была отвратительной, пока они добрались до Хогсмида, Поттер успел несколько раз пожалеть, что послушал Малфоя и вспомнить о теплом, уютном кресле в кабинете Снейпа. Закутавшись в шерстяной шарф, он с ужасом смотрел на Слизеринца, гордо вышагивающего в такой-то холод в одном пальто и без шапки.

«Зонко» был забит народом, а в «Садкое Королевство» отказался идти Гарри, который заметил сквозь витрину Джинни и Дина.

— Пойдем в «Три метлы», — предложил он. — Подождем там Асторию и Дафну.

Драко покачал головой:

— Ты иди, а я пока схожу, куда собирался…

Поттер открыл рот, чтобы возразить, но вовремя заметил вспыхнувший взгляд собеседника. Решив не спорить, он направился к бару, возле которого уже собралось немало людей. Найдя уединенный столик в темном углу, Гарри заказал себе сливочного пива и, откинувшись на спинку стула, стал ждать…

В кафе вошли, о чем-то оживленно переговариваясь, Рон и Гермиона. Даже отсюда было заметно, что Уизли сильно нервничает, окинув взглядом помещение, он ненадолго задержал его на бывшем друге и, подхватив девушку за локоть, провел ее до соседнего с Гарри стола.

— Давай здесь устроимся, — предложил он.

Поттер недовольно завозился — ему совсем не нравилось такое соседство, особенно учитывая то, что сейчас должны были подойти остальные. Стоило ему об этом подумать, как появились Дафна и Астория.

— Привет! — радостно поздоровались они.

Гарри кивнул:

— А где Нотт?

Дафна махнула рукой:

— Отправился искать какую-то жутко умную книгу…

Поттер улыбнулся сестрам и предложил купить им пиво. Проходя мимо Рона, он внезапно споткнулся об его выставленную ногу и упал, Уизли при этом почему-то рухнул сверху.

— Они готовят нападение на кого-то из вас в Хогсмиде, будьте сегодня очень осторожны, — прошипел Рон и тут же громко возмутился. — Поттер, ты свои глаза дома оставил? Не видишь, куда идешь?

Он вскочил и быстро отошел в сторону, к Гарри тут же бросилась Астория.

— Ты как?

Тот кивнул:

— Все в порядке, — уверил он, — возвращайся к столу, я сейчас принесу пиво.

Девушка удивленно посмотрела на него, но послушно вернулась к сестре. Поставив пиво на стол, Гарри чуть ближе придвинулся к собеседницам:

— Будьте осторожны, — прошептал он. — Что-то готовится.

Астория пристально посмотрела на него:

— Хорошо…

— Мы прошли по всем магазинчикам Хогсмида, — заговорила Дафна, садясь так, чтобы их не было видно из зала.

— Рад за вас, — кивнул Гарри, приобнимая Асторию. — А я успел проверить работы третьего курса. Осталось еще два, самые страшные — первый и второй.

Дафна улыбнулась:

— Уверена, что ты справишься. А где Драко?

Гарри оглянулся на дверь. Беспокойство все больше завладевало им, Малфой вроде ему не был даже другом, а он все равно не мог найти себе места.

— Пошел куда-то по своим делам, — пробормотал он. — Обещал, что будет во время.

Дафна испуганно посмотрела на него:

— Может быть, попробовать отыскать его?

Поттер покачал головой:

— Весь Хогсмид не обежишь, а внимание к себе привлечем…

— Не надо никого искать, — прервала их Астория. — Я его предупредила.

— Как?

Девушка вместо ответа сжала руку Гарри с кольцом.

— Оно дано не просто так…

Гриффиндорец нахмурился, он уже давно хотел понять, что же за связь установлена между Рыцарями, но все никак не мог поймать подходящий момент. Он вообще часто замечал, что многого не знает о своих возможностях.

В это время появился Малфой, стремительно пройдя через все помещение, он сел к ним за стол.

— Привет, — поздоровался блондин, подозрительно оглядываясь.

Гарри заметил, что под пальто у слизринца что-то спрятано, и уже собирался уточнить что именно, но тот внезапно подскочил на месте и быстро ушел в сторону уборных.

— Что это было? — озабоченно поинтересовалась Дафна.

Поттер пожал плечами:

— Что-то, что мне явно не очень нравится…

Малфой вернулся скоро, причем подозрительная ноша исчезла.

— Пойдемте обратно, — мрачно предложил Драко. — Я что-то нехорошо себя чувствую.

Дафна обеспокоенно покосилась на него.

— Ты очень бледен, — согласилась она. — Пожалуй, стоит вернуться.

— И там безопаснее, — тихо добавила Астория.

Оба парня согласно кивнули; это посещение Хогсмида явно не доставило никому удовольствия. Они надели пальто, перчатки, замотали шарфы и направились к выходу. Идя за Малфоем, Гарри заметил, что тот метнул взгляд на Кетти Белл, сидящую в противоположном углу паба. Повернувшись к девушке, он увидел у нее под рукой небольшой сверток. Рассмотреть лучше у него не получилось, так как они вышли на улицу.

Они дошли практически до самого конца Хогсмида, когда к ним внезапно подбежала маленькая растрепанная девочка, ученица второго курса Слизерина — Эмилия Гор. У нее были заплаканные глаза и очень испуганное выражение лица.

— Мистер Поттер! Мистер Поттер!

Она схватила его за рукав и потянула куда-то за собой в сторону Гремучей ивы.

— Мистер Поттер, его там убьют, правда! Они могут!

Гарри нахмурился:

— Кого убьют? — не понял он.

Астория вцепилась в его руку, останавливая. Эмилия в отчаянии всплеснула руками, снова начиная плакать:

— Пойдемте, пожалуйста! Натан не хотел, он не виноват!

Гарри встряхнул девочку.

— Что случилось?

— Мы выбрались через тайный ход, — всхлипнула Эмилия. — С другом. Хотели просто погулять. А они подошли, схватили Натана и повели к Иве. Они сказали, что убьют его!

— Как фамилия мальчика?

Девочка подняла на него испуганные глаза:

— Натаниэль… Дарк.

Эмилия в отчаянии опять всплеснула руками, снова начиная плакать:

— Пойдемте же, пожалуйста! Натан не хотел, он не виноват! Они схватили его и поволокли к гремучей Иве!

Поттер быстро переглянулись с Малфоем и одновременно бросились в ту сторону, куда показывала девочка. Оба вспомнили фамилию мальчика, который так же как они был Рыцарем. Астория и Дафна побежали за ними.

До ивы они добежали одновременно. Дерево угрожающе размахивало ветвями, грозясь вот-вот задеть кого-нибудь.

— Здесь никого нет, — нахмурился Драко.

Он угрожающе повернулся к девочке:

— Если ты нам наврала…

Девочка испуганно замотала головой:

— Они потащили его сюда, клянусь…

Слизеринец двинулся на ребенка, но Астория поймала его за руку:

— Драко, подожди! Посмотри!

Она показала на снег, на нем были видны едва заметные следы, уводящие к Запретному лесу, над которым кружила огромная стая ворон.

— Он там. Что будем делать? — мрачно спросил Гарри.

Драко пожал плечами:

— Спасать, он один из нас. Пошли!

Поттер остановил его:

— Подожди…

Он повернулся к Дафне:

— Возьми девочку и идите в Хогвартс.

— Нет! Я с вами!

Гарри строго взглянул на нее:

— Дафна, быстро! Уведи девочку в безопасное место!

Слизеринка поджала губы и, подхватив девочку за руку, увела ее. Гарри повернулся к Астории, но она гордо вскинула голову:

— Только попробуй предложить мне сделать тоже самое, — пригрозила она.

Ворон быстро опустился на плечо к хозяину, бросив ему в руки черную палочку:

— Пошли! — приказал Гарри.

Идя по следам, оставленным на снегу, они вошли в лес и углубились внутрь. Драко и Астория тоже достали палочки, приготовившись отразить любое нападение. Лес стал гуще, и следы внезапно запутались, разбежавшись в разные стороны. Драко выругался:

— И что теперь делать?

— Они не могли далеко уйти, — вздохнул Гарри.

— Может разделиться? — неуверенно предложила Астория.

Малфой покачал головой:

— Не вариант, видишь, сколько следов? Мы не знаем куда идти…

И тут где-то совсем близко раздался пронзительный дикий крик. Ребята бросились на него… Земля заскользила, зашевелилась и моментально провалилась под ногами, не дав опомниться. Гарри ударился обо что-то острое и потерял палочку, в следующее мгновение он оказался схвачен: его прижали к земле и, вывернув руки, зажали их за спиной.

— А вот и наши гости!

Почему-то именно сейчас голос Вернер показался ему особенно противным.

— Как посадочка? — заржал кто-то сверху.

Гарри скрипнул зубами, сидящего на нем, он узнал сразу… Гойла ему вряд ли получится сбросить с себя. Он попытался повернуть голову, ему это практически удалось, во всяком случае, он увидел Кута, прижимающего к земле Асторию, Креба, держащего на прицеле Малфоя, прижатого к дереву… и Файта у ног которого лежал бесформенной кучкой маленький мальчик. Вокруг ребенка были разбросаны сосновые ветви, а сам он тихо постанывал, прижимая к себе вспухшую ладонь. Рядом с ним на корточках сидела Вернер.

— С детьми воюете? — прохрипел Гарри, отплевывая снег, попавший в рот.

Файт яростно сверкнул глазами:

— Почему воюем? Мы просто проверяем… — он повернулся к Вернер. — Отбери у них палочки и свяжи. Скоро появятся дядя и тетя.

Гойл жестко поднял Гарри и, не дав даже двинуться, прижал к стволу большого дерева, Вернер завязала руки и подобрала палочку, лежащую неподалеку. К счастью, только черную… Астория и Малфой подверглись той же процедуре. Гарри поднял глаза, ожидая увидеть ворон, но они летали вокруг, не пересекая кромки деревьев.

— Даже не пытайся, Поттер, — усмехнулся Файт. — Ни одна из этих тварей не сможет преодолеть наложенный барьер. Я уже научен горьким опытом.

Он подошел к Гарри и врезал ему под дых, отчего тот захрипел:

— Это тебе за Мартина, тварь! — он нанес еще один удар. — Чем тебе мальчик помешал?

Гарри с вызовом посмотрел прямо в безумные глаза своего мучителя:

— Я не виноват!

В это время засмеялся Малфой. Он, видимо, старался отвлечь внимание на себя:

— Совесть мучает, Файт?

Тот, оставив Гарри в покое, медленно подошел к Драко:

— С чего бы?

— Ты ведь его туда притащил, — напомнил Малфой. — Говорили, что Мартин тебе как брат, а ты его так подставил...

Договорить ему не дал сокрушительный удар в челюсть, от которого голова Малфоя мотнулась в сторону.

Гарри болезненно дернулся, но веревки крепко держали его.

— Как же ты Креба с Гойлом переманил к себе? — закричал он.

— Есть такая вещь, называется Империо, Поттер. — Файт сжал подбородок Драко, заставляя его смотреть себе в глаза. — Малфой хорошо знает его... правда, Малфой? Твоя семья ведь хорошо знает это заклинание?

Он развел руками.

— Сейчас к нам присоединятся мои дядя и тетя… Кэрроу, знаете таких? Ничего, теперь вы никуда не денетесь…

Поттер обеспокоенно посмотрел на Асторию, которую привязали к рябине. Файт проследил за ним взглядом. Злорадно усмехнувшись, он сорвал с ветки горсть сморщенных ягод и сжал в ладони.

— Мы можем начать и без них… Мы ведь должны проверить, что вы Рыцари, не правда ли? — ядовито красный сок потек по пальцам. — Ведь если мы ошибемся, это может стоить нам жизни… Тень не прощает ошибки.

Одним пальцем он провел по губам девушки. Астория попыталась вырваться, но он жестко сжал ее подбородок.

— Куда? У тебя что? Тоже аллергия?..

— Оставь ее в покое, — закричал Драко.

Файт, развернувшись, со всей силы, ударил слизеринца несколько раз. Кребб и Гойл и не подумали сдвинуться с места. У Малфоя носом хлынула кровь… но его мучителя это не остановило. Тот нанес еще несколько ударов, заставив того захрипеть.

— Знаешь, кого я ненавижу больше всего? — спросил юноша, поднимая голову Драко за волосы. — Нет, не Поттера! Он всего лишь зарвавшийся лгун… я ненавижу тебя, Малфой! Это из-за тебя погиб Мартин, он за тобой пошел на эту дурацкую башню.

Он повернулся к Вернер:

— Дай мне еще рябины!

Гарри попытался вырваться, но Гойл сжал его горло, мешая дышать. Файт взял у девушки рябину и поднес ее к губам Драко:

— Ешь! — приказал он.

Малфой сжал зубы, отказываясь брать в рот смертельное угощение.

— Тогда я убью тебя так!

Файт выхватил палочку, но Вербер удержала его за руку.

— Ты что, забыл? Хочешь к Тени?

Файт отбросил ее руку и заклинанием открыл рот Драко. Гарри метнул взгляд на небо, которого уже не было видно от обилия беснующихся ворон. Мысль появилась неожиданно… Из последних сил он крикнул:

— Малфой превращайся!!

Драко захрипел, пытаясь вырваться и не дать Файту засунуть ему в рот рябину, но несколько ягод все же попали. Малфой начал давиться, изо рта пошла пена… Гарри испуганно всхлипнул, напряжение достигло предела, и он неожиданно превратился в змею.

Раздался оглушительный визг. Вернер выхватила палочку и попыталась наслать на него какое-то заклинание, но оно скользнуло мимо. Кутт испуганно отпрянул.

Не теряя времени, Поттер бросился на Файта, не особо задумываясь, о том, что делает. Страх заставил проснуться животные инстинкты, и он впился зубами в палец противника. Файт взревел и ударил рукой по стволу дерева, едва не раздробив Гарри голову.

Раздался звук аппарации и на поле появились брат и сестра Кэрроу. Одновременно яркая вспышка озарила поляну, и вороны прорвались внутрь, заполнив все возможное пространство.

Гарри почувствовал, что начинает терять сознание, он укусил Файта за руку, которой тот сжимал рябину, и яд теперь медленно распространялся по телу, он почти чувствовал это. Сквозь пелену, как спасение, послышался голос Снейпа:

— Поттер! Немедленно превращайся назад…

Сил не было… Гарри очень хотел бы это сделать, но рябина парализовала нервную систему… Магия! Он вспомнил ощущения, которые испытывал, когда превращался в прошлый раз. Да, книга была далеко, но он точно знал, что она где-то рядом... что она по праву принадлежит ему.

Ее волшебство болезненно опаляло, но давало столь необходимую сейчас магию. Гарри изо всех сил вдохнул и превратился в человека, тут же потеряв сознание.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:23 | Сообщение # 18
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
17 глава. Тень

Гарри очнулся, внезапно вынырнув из терпкого забвения. Он был в Больничном Крыле… точнее слово «был» вряд ли могло охарактеризовать то, как он себя сейчас ощущал. Его словно абсолютно не существовало в физическом смысле, но при этом разумом он мог охватить собой сразу все помещение, от самого дальнего уголка до узенькой щели приоткрытого окна, в которое проникал холодный, морозный воздух. И даже этот легкий сквозняк воспринимался совершенно по-другому — частью его самого. Ощущения были странные и необычные, что наводило на определенные мысли.

— Нет-нет, Гарри, ты жив…ну, во всяком случае, пока.

Гриффиндорец скорее почувствовал, чем увидел, что рядом с ним кто-то есть.

— Кто ты? — Поттер сам не понял, как умудрился произнести эти слова, учитывая, что рта он не чувствовал.

— Наверное, тоже, что и ты… — туманно ответил его собеседник.

Поттер ничего не понял и решил уточнить:

— А кто тогда я?

— Тоже, что и я…

Гарри почувствовал себя Алисой, попавшей в Зазеркалье и разговаривающей с его безумными обитателями — ощущение не из приятных. Его собеседник неожиданно рассмеялся:

— Да, что-то похожее есть… глупая сказка, но Льюис был одним из лучших Рыцарей Завесы. Жаль, что из него ничего не вышло.

— Ты — Тень, — догадался Поттер.

Пространство вокруг него исказилось, начало рябить, и прямо из воздуха появилось темное существо, окутанное дымом. Сотканное из тысяч теней, оно лишь отдаленно напоминало фигуру человека, одетого в длинный плащ.

— Я то, что во мне видят люди, — коротко ответило оно. — Если хочешь, я буду Тенью, а могу и не быть…

— Ты сказала, что являешься моим другом, но при этом помогаешь Охотникам. Что тебе надо?

В комнате повисла задумчивая тишина…

— Я здесь, чтобы кое-что рассказать тебе, — ответила, наконец, Тень.

Гарри не понравилась постановка вопроса:

— Зачем?

— Чтобы поддержать равновесие…

Тень помолчала, словно ожидая ответа, но юноша решил подождать.

— Равновесие не должно быть нарушено… — продолжила она. — Мое дело — следить за этим. Тьма сейчас намного сильнее Света. Настолько, что весы могут вот-вот перевернуться, а этого допустить нельзя.

— А причем здесь я?

— Твоя судьба одна из тех, которые называют решающими, — призрачное тело Тени слегка зарябила, и внутри нее появился маленький светящийся шарик. — Пророчество, очень зыбкая вещь. Особенно тогда, когда они не дают четкого ответа.

Поттер внимательнее вгляделся в шар, он почему-то был уверен, что в нем содержится предсказание, которое они с АД в прошлом году видели в отделе Тайн.

— Но оно разбито, — напомнил он.

— Все в мире относительно…

— В соответствии с этим пророчеством: я должен либо убить, либо умереть, — Гарри начинал догадываться, что пытался объяснить его таинственный собеседник. — Ты хочешь, чтобы мы победили!?

— Я хочу, чтобы Равновесие восстановилось, — Тень спрятала шарик куда-то внутрь себя. — И буду помогать тебе ровно до того времени, как исполнится пророчество. Тьма перевешивает, а ты можешь исправить это.

Поттер замер… что-то здесь было не так:

— Но ведь если мы победим, то весы опустятся в другую сторону!

В ответ раздалось что-то похожее на смех:

— Ты льстишь Воландеморту, он далеко не самое большое зло, которое есть в мире…

В комнате снова повисла тишина.

— Ты ведь не все мне рассказала, — предположил Гарри. — Есть что-то еще...

Тень согласно промолчала.

— Почему до исполнения пророчества?

— Потому что все в Мире имеет свою темную и светлую сторону…

Поттер расстроенно вздохнул, но смирился.

— Так я жив или нет? — уточнил он.

— Жив, я никогда не вру.

— Даже если это нужно ради сохранения Равновесия?

Тень на секунду замерла.

— Хм… я вижу, что ты, действительно, тот, кто мне нужен, — одобрительно сообщила она. — Все-таки, Хроники не зря выбрали тебя Рыцарем… могу тебя порадовать или разочаровать, выбирай сам, всегда можно построить предложение так, чтобы не пришлось врать.

— У тебя это хорошо получается, — нагло заявил Поттер.

— Конечно, ведь я всегда между…

Тень переместилась к двери:

— Запомни, Гарри, от твоих поступков зависит не только твоя жизнь... она, собственно говоря, в масштабах происходящего не значит абсолютно ничего… от твоих действий зависит дальнейшее развитие магии.

Это заявление совсем не понравилось гриффиндорцу:

— Подожди! Что я должен делать?

По Тени пробежала едва заметная рябь.

— Пока просто жить дальше. Мы еще встретимся, Гарри… — пообещала она напоследок. —И очень скоро. Ищи равновесие, оно всегда рядом.

И исчезла, просочившись сквозь закрытую дверь…

* * *

Новое пробуждение было болезненным. Придя в себя, Гарри тут же поспешил открыть глаза. На этот раз он чувствовал свою физическую оболочку: тело болело, словно его долго и безжалостно отбивали молотком для мяса, голова раскалывалась, но эти неудобства не отменяли того, что он был жив, а это не могло не радовать…

— Очнулись?

Как всегда раздраженный голос Наставника воспринимался сейчас лучшей музыкой на свете. Гарри повернул голову на звук, Снейп стоял возле его кровати с самым мрачным выражением лица, которое только было в его богатом арсенале.

— Я тоже рад вас видеть, — прохрипел Поттер.

Голос никак не желал слушаться, и прекрасная ехидная фраза не получилась.

Снейп только покачал головой:

— Поттер, вы даже на смертном одре умудряетесь оставаться избалованным хамом! Впрочем, это не удивительно.

Гарри нахмурился:

— Почему на смертном одре? — не понял он. — Я ведь жив.

— А несколько дней назад были практически мертвы!

Зельевар махнул рукой и направился вглубь комнаты.

Гарри попытался проследить за ним взглядом, но его внимание отвлекла соседняя кровать, на которой лежал очень бледный Драко.

— Как Малфой?

Снейп вернулся назад с маленькой пробиркой в руке.

— Мистер Малфой жив, — хмуро ответил он. — Опять же, не благодаря вам.

Он влил Гарри в рот горькое зелье, от которого тот закашлялся.

— Мистер Поттер, объясните мне, чем вы думали, когда отправились в лес?

Голова немного закружилась, и Гарри не сразу смог ответить на вопрос.

— А что, надо было оставить мальчика там умирать? — мрачно поинтересовался он. — Мы были довольно далеко от Хогвартса и не успели бы добежать за помощью.

Как ни странно Снейп немного успокоился:

— Теперь уже поздно рассуждать об этом, — вздохнул он. — Дело сделано.

Гарри с удивлением заметил, что Наставник, за время своего отсутствия, осунулся и побледнел, вокруг глаз у него залегли темные тени, а у уголков губ образовались глубокие морщины, делающие его лицо хмурым и неприветливым. Все эти изменения совсем не понравились гриффиндорцу.

— Что случилось после того, как я потерял сознание? — тихо поинтересовался Гарри. — Что с Асторией и Дарко? Живы ли Файт и Кэрроу?

Снейп достал палочку и провел ею над своим учеником. Заклинание вспыхнуло в полутемной комнате и опустилось над ним серебристой вуалью.

— Астория жива, — спокойно ответил он на заданный вопрос. — Она практически не пострадала, отделавшись легким испугом. Думаю, еще прибежит проведать. А вам предстоит долгий и не очень приятный разговор с ее отцом, который очень недоволен, что вы подвергли ее и себя такой опасности…

Он отложил палочку и начал осмотр Гарри.

— Вы хоть понимаете, насколько вам повезло, что я и Люпин оказались рядом?

Поттер вскинулся:

— Ремус тоже здесь?

— Да, мы с ним встретились в Хогсмиде и шли к школе, когда встретили Дафну, — Снейп хмыкнул. — Поттер, вы бы видели его лицо, когда она рассказала о том, что вы отправились втроем в Запретный лес.

Гарри сглотнул, он мог себе представить… к разговору с лордом Грингассом прибавился еще один, и он тоже не предвещал ничего хорошего.

— К счастью, мы появились вовремя, — хмуро продолжил Снейп. — Кэрроу мертвы, впрочем, как и мистер Файт, но это уже благодаря вам. Змея, в которую вы превращаетесь, одна из самых ядовитых в мире… ее яд убивает в течении нескольких секунд.

Он снова накрыл Гарри одеялом.

— Впрочем, можете не волноваться. Все остальные участники происшествия обезврежены, благодаря нашему милосердному директору: им стерли память и отправили на несколько дней отдохнуть.

Поттер кивнул, говорить почему-то совсем расхотелось.

— Натаниэль Дарк, мальчик, которого вы спасли, — в голосе наставника мелькнуло что-то похожее на одобрение. — Сегодня утром выписан. У него сильно повреждена рука, он испуган, но стойко перенес и болезненное лечение, и разговор с директором, и не очень приятную беседу со своим отцом. Вы теперь у него вроде идола. В школе стало одним Криви больше...

Снейп вздохнул и направился к выходу, Гарри едва успел окликнуть его.

— А как в школе восприняли произошедшее?

Зельевар криво улыбнулся:

— Никто в школе не знает, что конкретно произошло. Все считают, что на вас с Драко напали неизвестные, — он сделал небольшую паузу. — Сегодня придут многие, постарайтесь поддерживать эту версию… для вашего же блага.

И вышел, крепко затворив за собой дверь. Гарри остался в полной тишине.

— Снейп стал мягче, не правда ли?

Поттер подскочил на месте и недоуменно повернулся к своему соседу. Драко смотрел на него с легкой благосклонной улыбкой.

— Ты вроде без сознания…

— Пока Снейп здесь, лучше притвориться, — усмехнулся Малфой. — Я не горю желанием выслушивать о том, какой я глупец, и что могло бы случиться, если б они не пришли во время.

Гарри покачал головой:

— И как давно ты устраиваешь это шоу?

— Два дня, — Драко хитро подмигнул. — Это, кстати, приносит свои плоды, я услышал многое из того, что в лицо нам с тобой не сказали бы никогда.

Поттер напрягся:

— Что, например?

Слизеринец поудобнее устроился на подушках, подмяв их под себя. Гарри тоже рад был бы поступить также, но боль в мышцах позволила ему только повернуться на бок и положить руку под голову.

— Снейп ведь уже сказал, что Астория приходила сюда каждый день, а она любит разговаривать вслух, — Драко вздохнул. — Подозреваю, что ты не знаешь о том, что наши с ней родители когда-то собирались нас поженить?

Поттер покачал головой.

— Ну, это все равно уже не важно, — продолжил Малфой. — Она так тебя любит, что я прямо обзавидовался.

На душе у Гарри потеплело.

— Ты ведь за Дафной ухаживал.

Драко помрачнел:

— Она тоже приходила пару раз, — пробормотал он. — Но я так и не понял, к тебе или ко мне…

Поттер открыл рот, чтобы приободрить собеседника, но тот быстро перебил его.

— Не вздумай меня успокаивать, — пригрозил Малфой. — Это не твое дело, я и сам разберусь.

Они ненадолго замолчали. Наконец, Драко продолжил:

— Вчера ночью приходил Уизли.

Гарри вскинулся, застонав от резкой боли.

— Как он прошел?

— Понятия не имею. Снейп все вокруг заклинаниями оплел, а у входа разве что баррикады не выстроил.

Поттер прикусил губу.

— Что Рон хотел?

— Извиниться…

Видя, что гриффиндорец не понял, о чем он говорит, Драко продолжил:

— За то, что произошло. Он ведь тоже Охотник, и чувствует свою вину.

— Он нас предупредил о засаде…

Малфой пожал плечами:

— Я тебе уже говорил, что многие из Охотников отказывались продолжать борьбу и становились обычными людьми. Известен даже случай брака между Охотником и Рыцарем, правда, только один.

Гарри вздохнул.

— Еще кто-то был?

— Приходил Дамблдор, вот он, кажется, понял, что я очнулся, потому что не сказал ничего интересного, а я не верю, что у него за душой нет пары скелетов… — Драко потянулся. — Слишком уж он добрый стал.

Внезапно слизеринец замер, прислушиваясь к происходящему за дверью. Поттер уже собирался уточнить, что случилось, когда внезапно Малфой дернулся, спешно натянул на себя одеяло и замер.

Гарри покачал головой. Глядя на Драко, он бы никогда в жизни не поверил, что тот минуту назад был абсолютно здоров. В это время дверь открылась и в комнату осторожно заглянула Гермиона.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:25 | Сообщение # 19
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
18 глава. Судьбоносные решения

Увидев Гарри, Гермиона замерла и нерешительно застыла возле двери, словно боясь переступить через порог.

— Ну, что застыла? — подбодрил ее Поттер. — Проходи.

Девушка ахнула и бросилась обнимать друга:

— Гарри, я так волновалась!

Она обняла его за шею, стиснув со всей силы.

— Мы все волновались, — прошептала она. — Два дня назад мы подслушали, как Снейп говорил Дамблдору, что ты можешь не выбраться и…

Поттер ободряюще улыбнулся подруге и осторожно стер слезы с ее щек:

— Ну, ты ведь видишь, что я живой, что воду-то разводить?

Гермиона всхлипнула, пряча лицо на его груди.

— Астория говорила, что ты обязательно выздоровеешь. Но… я так боялась, что ты умрешь. И Рон тоже, он места себе не находил.

Гарри нахмурился, почему-то вспоминался разговор с Малфоем и беседа с Тенью. Каждый из них хотел чего-то, но у него были и свои планы. Пора было начинать свою игру. От мыслей гриффиндорца отвлекла подруга.

— Он хотел придти, — сообщила она. — Знаешь, все случившееся в последнее время очень сильно его изменило.

Поттер прикусил губу:

— А ты можешь позвать его к нам?

Девушка испуганно замотала головой:

— Ты что! Снейп его убьет. Ты б видел, как он Рона на занятиях гоняет. Словно хочет ему отомстить за всех Охотников.

— Однако вчера Уизли приходил…

Гермиона подскочила и резко обернулась к Малфою. Тот развалившись сидел на кровати и с интересом рассматривал их.

— Рон был здесь вчера? — удивилась девушка.

— Да, Грейнжер, и второй раз я повторять не буду. Не заставляй меня разочаровываться в твоих мозгах.

Гарри успокоительно положил руку на плечо подруги, мешая ей вскочить с постели, но она все равно вырвалась и быстро прошлась по комнате.

— Так вот куда делась мантия!

— Какая мантия? — поинтересовался Драко.

Гермиона не обратила на него внимания. Впрочем, Поттер уже догадался.

— Моя… Ты спрашивал, как Рон прошел сюда — вот ответ. За день до случившегося я отдал свою мантию невидимку Гермионе.

— А он стянул ее… — продолжил Малфой с усмешкой. — А еще принадлежит к честному и благородному факультету Гриффов.

Гарри поморщился:

— Видимо, ему очень надо было добраться сюда.

Гермиона вернулась к другу.

— На него очень сильно подействовало случившееся, — повторила она. — Особенно, с Кетти.

— А она тут причем? — не понял Драко.

Слизеринец приподнялся на подушках и приготовился внимательно ловить каждое слово. Гарри даже показалось, что он наклонился ближе, чтобы ничего не пропустить. Гермиона удивленно посмотрела на парней.

— Вы не знаете? Хотя… нападения произошли одновременно. Ее прокляли.

— Кто? — голос Малфоя внезапно охрип.

— Никто не знает. Ей кто-то дал сверток, на котором было проклятие.

Поттеру тут же вспомнился тот день, то, что этот сверток, отдал Кетти именно Драко сомнений не возникало.

— И почему же это подействовало на Уизли? — мрачно поинтересовался слизеринец, рассматривая вид из окна. — Может, это какие-то разборки между девчонками?

Гермиона покачала головой:

— Девушки между собой так не разбираются.

— На Слизерине они только так и решают свои проблемы.

Гриффиндорка отмахнулась:

— Я слышала разговор Снейпа и Дамблдора. Кетти была Охотником. Директор не сомневается, что это было спланированное нападение.

На некоторое время в больничном крыле повисла тишина.

— Да кому это надо! — возмутился Драко. — Никто из Рыцарей не станет пачкать руки об Охотника.

— А вот Дамблдор не верит в это.

— Подождите! — Гарри поспешил прервать начинающуюся перепалку. — Гермиона, расскажи все с самого начала. Малфой, не перебивай.

Слизеринец что-то проворчал и отвернулся в другую сторону. Поттер повернулся к подруге.

— После того, как вы ушли, — начала она, — мы с Роном некоторое время еще сидели в кафе. Внезапно, он вскочил и сказал, что надо быстро нагнать вас. Мы вышли и побежали к Хогвартсу. На выходе из Хогсмида мы увидели Ремуса и Снейпа, они склонились над чем-то, что лежало на земле. Рон не хотел с ними разговаривать, а у меня с собой была мантия.

Она опустила голову:

— Я сказала Рону, что нашла мантию в коридоре. Он, кажется, поверил. Мы проскользнули мимо, и увидели, что на земле лежит Кетти. Снейп говорил, что если кто-нибудь узнает, что они с Ремусом были там, в нападении обвинят их. Ну, Рон и сказал, что Кетти Охотник…

Она замолчала, задумавшись.

— И что было дальше? — подбодрил Гарри.

Гермиона вздохнула:

— Появились Дафна, вся бледная, будто на грани обморока. Она сказала, что вы отправились одни спасать Дарка, — девушка поежилась. — Что тут было со Снейпом… да и с Ремусом тоже. Вообщем, они бросились в лес. А Дафне сказали, чтобы она вызвала кого-нибудь из школы. Желательно директора. Рон потянул меня за преподавателями.

Поттер нахмурился, вспоминая, что в это время происходило на поляне.

— Мы когда выбежали туда, где вы были, — Гермиона поежилась. — Снейп особенно не церемонился... Он один справился с братом и сестрой Кэрроу, пока Ремус освобождал вас. А потом, когда все закончилось, пытался привести в чувство тебя. У него это не удалось и он сказал… что если ты умрешь, он сам устроит новую войну с Охотниками, потому что этих бездушных тварей надо безжалостно уничтожать.

В комнате повисла напряженная тишина.

— Ты уверена, что это сказал Снейп? — недоверчиво поинтересовался Драко. — На него это не похоже.

Гермиона покачала головой:

— Вот, возможно, именно потому, что такое поведение невозможно для Снейпа, Рон и задумался. Дин сказал, что он в эту ночь не ночевал в комнате… а на следующий день у меня пропала мантия.

Драко посмотрел на Гарри:

— А что, Поттер… может, он и правда на нашей стороне? Нам шпион нужен.

— Гермиона, приведи его к нам, — попросил гриффиндорец.

Девушка кивнула. Одновременно за дверью послышался шум. Слизеринец одним движением оказался в постели под одеялом. А через несколько секунд в комнату ворвались Дин и Невилл.

* * *

Как и предсказывал Снейп, весь день приходили посетители. Гарри, казалось, что за весь день не было ни одной секунды, чтобы в комнате было тихо. После Дина и Невилла, заглянула Луна, которая долго развлекала больного рассказами из очередного выпуска Придиры. За ней пришел лорд Гринграсс… Поттер до сих пор не очень верил, что пережил это разговор. Отец Астории не повышал голоса, но от этого казался только страшнее. Он спокойным тоном заявил, что требует не допускать повторения подобного в будущем и будет впредь более внимательно следить за другом дочери.

— Особенно, если вы планируете развивать ваши отношения, — строго заключил он.

И попрощавшись легким поклоном, вышел.

Поттер готов был от стыда провалиться на месте, настолько его мучило чувство вины. Сейчас вся опасность ситуации виделась совсем в ином свете. Несмотря на то, что он отлично понимал: Астория все равно отправилась бы в лес, казалось, что был какой-то другой выход. Но не обездвиживать же ее!

За лордом появился Люпин. Вот он не пожалел ни слов, ни легких, расписывая, как он переволновался и как ему хочется выдрать Гарри, несмотря на его возраст и заслуги. Поттеру потребовалось много времени, чтобы успокоить друга отца. Но, в конце концов, оборотень вздохнул и крепко обнял парня.

— Еще одна подобная выходка, и я совсем поседею…

После обеда заявились Астория, Дафна и Нотт. С ними было проще. Они принесли с собой кучу сладостей, еще раз рассказали историю про Кетти и до самого вечера развлекали больного играми и историями. А потом пришел раздраженный Снейп. Он выгнал всех засидевшихся посетителей, влил в подопечного несколько склянок жутко противных лекарств и, уходя, закрыл дверь на ключ.

Наконец, в больничном крыле установилась долгожданная тишина. Гарри некоторое время подождал, а потом тихонько повернулся к соседней кровати.

— Малфой, — позвал он.

Слизеринец не откликнулся.

— Малфой!

Тишина.

Чувствуя смутное беспокойство, Поттер быстро откинул одеяло и, преодолевая боль в теле, бросился к слизеринцу.

— Малфой!

Гарри протянул руку к лежащему на постели парню. Внезапно Драко резко вскинулся и, оттолкнув, протянутую ладонь, отвернулся от гриффиндорца в другую сторону.

— Ты идиот! — возмутился Поттер. — Мозги совсем растерял?

Блондин хмыкнул, но ничего не ответил.

Гарри мрачно оглядел слизеринца. Видимо, что-то случилось, подобному поведению должно было быть оправдание. Он вздохнул и уселся на кровать рядом с Малфоем.

— Драко, — тихо позвал он. — Может, расскажешь?

Тот не двинулся, но тело значительно расслабилось.

— Если ты из-за Дафны, — предположил брюнет, — то зря. Она весь день на тебя косилась. Пару раз даже подходила…

Малфой недоуменно повернулся.

— Поттер, ты о чем? Причем здесь Дафна?

— Ну, я думал, что ты влюблен в нее, — пробормотал Гарри. — И расстроен от того, что она не обращает на тебя внимания.

— Ты же сам сейчас сказал, что она весь день на меня косилась…

Гриффиндорец почувствовал себя идиотом.

— А в чем тогда дело?

Драко вздохнул и снова отвернулся.

— Хорошо тебе, Поттер, — сказал он, обращаясь к стенке.

— Почему?

— У тебя нет родителей…

Гарри от возмущения едва не задохнулся.

— Ты хоть иногда думаешь, что говоришь? — хрипло прошептал он.

Малфой едва заметно пожал плечами.

— У тебя учусь…

Поттер подавил в себе раздражение, сейчас было не время для ссор. Он откашлялся и осторожно тронул слизеринца за плечо.

— Твой отец заставляет тебя сделать что-то, чего ты не хочешь?

Драко молчал, но Гарри догадался, что попал в цель.

— Это приказ Волдеморта… — продолжил он.

В тишине было слышно, как хрипло дышит Малфой. Казалось, что можно было уловить даже нервный стук его сердца. Он медленно повернулся к Поттеру, отполз на противоположную сторону кровати и устроился там на одеяле.

— Как ты догадался?

Гарри пожал плечами.

— Ты всеми силами мне это показывал, — честно признался он. — Наверное, подсознательно искал помощи.

— Я не трус, Поттер!

Глаза Драко вспыхнули яростным огнем.

— А я этого и не говорил, — голос гриффиндорца в противоположность его собеседнику бы спокоен.

Малфой поджал губы и гордо отвернулся.

— Да, отец представил меня этим летом Темному лорду, и тот дал мне задание, которое, состоит в том, чтобы найти способ провести Пожирателей внутрь. И меня это совсем не устраивает.

Гарри улыбнулся, давая понять, что догадывался.

— А Кетти ты зачем проклятый сверток подсунул?

— А это, Поттер, уже мое второе задание.

— Проклясть ученика Гриффиндорфа?

— Нет, убить Дамблдора.

Гарри потрясенно замер.

— Волдеморт совсем свихнулся?

Драко только флегматично пожал плечами.

— Может, и совсем…

Поттер замотал головой.

— Подожди, но ты-то о чем думал? Малфой, ты ж умеешь вывернуться из любой самой патовой ситуации! Неужели не было лазеек?

Драко скривился.

— Знаешь, Темный лорд умеет быть убедительным, — он провел рукой по предплечью.

Поттер вздохнул.

— Да, ситуация не из приятных, — согласился он. — И что ты собираешься теперь делать? Я думаю, Дамблдор уже догадался, что ты покушался на его жизнь. Кетти, скорее всего, все рассказала.

— Не знаю…

Малфой встал и прошел куда-то за ширмы, стоящие в конце комнаты. Оттуда он вернулся уже с пачкой сигарет.

— Будешь?.. — предложил он Гарри.

— Что прямо здесь? В больничном крыле?

— Можно открыть окно.

Драко кивнул на высокие стрельчатые окна, занимающие всю противоположную стену. Поттера уговаривать долго не надо было. Учитывая все происшествия последних дней, сигареты воспринимались как отдушина.

— Ну, давай…

Открыв раму, парни уселись на подоконник и с удовольствием затянулись.

— Я хотел все Дамблдоу рассказать, — признался Драко. — Но нечаянно подслушал его разговор с родителями Файта. Он явно на их стороне.

— А Файты — Охотники…

— Да. Понимаешь, я очень хочу жить и совсем не хочу быть чем-то обязанным кому-то из них.

Гарри вспомнился разговор Дамблдора и Макгонагалл: «Если не согласится сотрудничать с нами, просто заберем у него необходимую нам информацию». Да, Малфоя не упрекнешь в излишней подозрительности, он все правильно сделал.

— И ты решил все-таки выполнить задание, — предположил брюнет.

Драко засмеялся.

— Перестань, Поттер! Я думал, ты умнее… Мне надо было создать видимость того, что я его выполняю. Что я дурак, и у меня ничего не получается. Так сказать, притвориться Уизли. Если бы я действительно хотел убить Дамблдора, то действовал бы другими методами. И никто меня не заподозрил бы…

Гарри прищурившись, посмотрел на него.

— Не очень убедительно… — он выдохнул в окно облако дыма. — Хотя дураком ты себя выставил.

Драко резко помрачнел.

— Если я не найду способа впустить Пожирателей в Хогвартс до Рождества, то меня это перестанет волновать.

Он затушил сигарету и выбросил ее вниз.

— Так что, Поттер, скоро ты от меня избавишься естественным путем.

Слизеринец спрыгнул с подоконника и направился к кровати. Гарри с улыбкой проводил его взглядом.

— Это конечно, заманчивое предложение, Малфой, — согласился он. — Но у меня на тебя другие планы…

Драко подозрительно посмотрел на Поттера.

— То есть?

— Будем работать вместе… я тебе помогу выполнить задание.

Гарри получал прямо-таки садистское удовольствие, наблюдая за стремительно бледнеющим лицом слизеринца.

— Это невозможно!

Поттер усмехнулся:

— В условиях войны все возможно… — повторил он слова директора, уже звучавшие когда-то в этом месте.

Драко ошарашено посмотрел на гриффиндорца и хотел уже что-то спросить, но в это время из-за двери послышался едва слышный шум и возня.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:28 | Сообщение # 20
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
19 глава. Ночное приключение

Малфой тут же оказался в кровати. Гарри, помедлив лишь секунду, тоже кинулся к своей и, нырнув под одеяло, накрылся с головой.

— Поттер, свет! — зашипел Драко. — Нокс… все надо самому делать.

Гарри улыбнулся, радуясь, что слизеринец его не видит.

За дверью все стихло. Парни, находящиеся в больничном крыле, даже задержали дыхание на некоторое время, чтобы гарантированно не пропустить ни звука, но тишину ничто не потревожило.

— Может, послышалось? — тихо спросил, наконец, Драко, вылезая из кровати.

Гарри последовал его примеру и тоже встал. Мысленно поблагодарив Асторию, он вытащил из-под матраса черную палочку.

— Что-то я сомневаюсь, что могло сразу двоим послышаться.

Поттер медленно направился к двери.

— Куда ты?

Малфой попытался схватить своего беспокойного соседа, но тот ловко ускользнул из его цепких рук.

— Поттер! Ты — псих! А если это Охотники?

— Вот и проверим, — пробормотал Гарри, осторожно проверяя дверь на заклинания. — Если им надо, они все равно сюда проникнут. Так какая разница, где с ними встретиться? Лучше бы помог.

Драко, вздохнув, подошел к нему.

— Ничего себе, — присвистнул он, опустив палочку. — Снейп нас такой сетью заклинаний оплел, будто мы, как минимум, артефакт времен Мерлина.

— Скорее, атомная бомба, — усмехнулся Поттер.

Малфой удивленно покосился на него.

— Это еще что такое?

Гриффиндорец только отмахнулся.

— Так, оружие… магловское. Массового поражения.

Драко недовольно скривился.

— Фу, какая гадость.

— Оно убивает лучше, чем Авада, между прочим…

Гарри присел на корточки и попробовал снять хоть одно заклинание Наставника. Естественно, у него ничего не вышло.

— Малфой, ты сможешь что-нибудь сделать с ними?

— Ага, а не проще сразу проглотить эту твою бомбу? — Драко покрутил пальцем у виска. — Я еще жить хочу.

За дверью снова послышалась какая-то возня, казалось, что кто-то дрался. Парни замерли, но странный шум прекратился так же быстро, как начался.

— Ты уверен, что стоит туда пробиваться? — мрачно поинтересовался Драко.

— Мне кажется, что там происходит что-то очень важное, Малфой. Идеально было бы снять защиту частично, чтобы она пропустила только нас.

Слизеринец покачал головой и провел рукой по двери. Заклинания, соприкоснувшись с его ладонью, ярко вспыхнули, по ним пробежала легкая рябь.

— Нет, — уверил он. — Я такое точно не смогу. К тому же у меня нет второй палочки.

Поттер вздохнул. Что-то упрямо подсказывало ему, что там, за дверью, скрываются ответы на некоторые вопросы. Он огляделся в поисках выхода. Окно явно отпадало. Во-первых, Снейп, скорее всего, и на него наложил какое-нибудь заклинание. А, во-вторых, больничное крыло находилось на слишком большой высоте, и рисковать жизнью вряд ли стоило. На второй выход тоже рассчитывать не приходилось, уж он-то точно был перекрыт. Тайных ходов отсюда Гарри не помнил. Он уже готов был признать свое поражение, когда на глаза ему попалась решетка вентиляционной трубы.

Поттер бросился к ней.

— Ты что делаешь? — возмутился Драко, наблюдая, как гриффиндорец вытаскивает решетку и отбрасывает ее в сторону.

— Жди меня здесь.

Поттер сосредоточился и начал превращаться. Тело, не отошедшее еще от предыдущего приключения, сначала отказалось выполнять желания хозяина. Гарри постарался расслабиться и, вспомнив, что раньше ему помогала книга, вызвал ее образ перед собой. Магия прошла по телу, вызвав легкую дрожь…

— Всегда знал, что у тебя змеиная сущность, — усмехнулся Драко, брезгливо рассматривая рептилию. — Но одного я тебя отпустить не могу, а то потом меня обвинят в смерти национального героя.

Через секунду на месте, где он стоял, появилась маленькая белая мышь.

У Поттера так и чесались руки превратиться обратно в человека и высказать слизеринцу все, что он думает о нем и его образе. Но из-за двери отчетливо послышался стон, и все мысли о мести улетучились из головы гриффиндорца. Он, помедлив немного, схватил мышь хостом, стараясь не задушить ее, и быстро вполз в маленькую щель.

* * *

Труба проходила вдоль стены и имела выходы на обе стороны, поэтому Гарри без особых проблем оказался у выхода в коридор. Здесь решетка была сломана, и он быстро выбрался наружу.

Перед ним открылась занимательная картина. МакГонагалл и Рон Уизли стояли друг против друга с палочками на готове. Гермиона лежала возле двери. Девушка была без сознания, из приоткрытого рта у нее текла кровь.

— Предатель, — шипела декан Гриффиндора.

— Я никого не предавал! — Рон с ужасом смотрел на разъяренную женщину, но палочку не опускал. Телом он пытался прикрыть подругу.

МакГонагалл глубоко вздохнула, стараясь успокоиться.

— Рон, Поттер — чудовище, его уже не спасешь. Он продался Черным магам. Не позволяй ему утащить тебя за собой. Вспомни про Тень!

Уизли покачал головой.

— Тень сказала, что он спасет мир!

МакГонагалл вскинула палочку.

— Тень не могла говорить с тобой, грязный лжец!

Гарри уже приготовился прыгнуть на преподавателя, но в это время пространство за ней зарябило, и из ниоткуда стала появляться Тень. Она одним незаметным движением выхватила у Макгонагалл палочку и развернула ее к себе.

— Минерва…

Декан Гриффиндора потрясенно отступила на шаг и замерла.

— Посмотри на меня, — приказала Тень плененной женщине.

МакГонагалл нерешительно подняла голову.

— Теперь ты веришь, что юный Рон говорил правду?

Декан кивнула, и Тень торжествующе взмахнула плащом.

— Тогда слушай и запоминай, чтобы потом передать другим... Ты соберешь всех Охотников, которых сможешь найти, и расскажешь им, что я приказываю во всем подчиняться Гарри Поттеру. Я буду рядом, и если они не поверят, подтвержу. Но главное, запомни, если кто-то из Охотников расскажет об этом чужому, он умрет на месте. А я уж постараюсь, чтобы его смерть была мучительной.

МакГонагалл неохотно кивнула, в ее глазах стоял страх.

— А как же заказ…

Тень отпустила женщину и отплыла назад.

— Никакого заказа не было, — жестоко объявила она. — Вас обманули, и обманщики еще поплатятся за свою дурную шутку. Помни мои слова… Минерва.

Внезапно декан Гриффиндора всплеснула руками и осела на пол. За ней в обморок упал и Рон.

— Гарри, будь добр, появись, — попросила Тень.

Поттер неохотно подчинился и вернул себе человеческий образ.

— Ты все понял?

Гриффиндорец кивнул.

— Мне понравилась твоя задумка. Охотники помогут тебе в ее осуществлении, они все хорошие бойцы.

Гарри кивнул.

— Что с ними?

— Они спят…

Тень начала растворяться.

— Удачи, Гарри, — прошептала она. — Помни о нашем разговоре.

И испарилась. Поттер быстро обернулся к Рону. Тот неподвижно лежал на полу рядом с Гермионой. Девушка все еще была без сознания.

— Малфой!

Мышь выскользнула из отверстия и превратилась в слизеринца.

— Чего тебе? — мрачно спросил он.

— Ты можешь помочь Гермионе?

Драко подозрительно покосился на девушку.

— А сам?

— Малфой, я не очень хорошо знаю колдомедицину. Снейп ее не любит…

Вздохнув, слизеринец опустился на колени.

— Дай мне свою палочку, — попросил он. — Моя у Дафны.

Гарри лишь на секунду заколебался, но потом протянул палочку блондину.

— Осторожнее, она с норовом и в чужих руках может неправильно сработать.

Драко покачал головой.

— Поттер, для заклинаний колдомедицины неважно, какая у тебя палочка. Скажи еще, что Снейп тебе об этом не рассказывал.

Гриффиндорец промолчал, хотя действительно не помнил ничего подобного. Зачем-то закатав рукава, Драко осторожно провел палочкой над телом рыжего гриффиндорца. Через секунду Рон закашлялся и открыл глаза. Увидев склонившегося над ним Малфоя, он отшатнулся.

— И ты здесь!

— Да, Уизли, и я тут, — усмехнулся Драко. — А где мне еще быть, как не в твоем кошмаре?

— Малфой!

— А что? Я ничего…

Гарри раздраженно посмотрел на слизеринца.

— Посмотри Гермиону.

— Слушаюсь, мой господин…

Слизеринец отвесил Гарри шутливый поклон и перебрался к девушке. Покачав головой, Поттер помог Уизли сесть на полу.

— Рон… ты как?

Рыжик отмахнулся.

— Все нормально, Гарри, — уверил он. — Просто немного голова кружится. А ты здесь откуда?

— Мимо проходил.

Рон недоверчиво покосился на друга, но видимо решил не продолжать.

— Что с ней будет?

Гарри нахмурился.

— Малфой ее сейчас вылечит. Не волнуйся, у него все нормально с лечебными заклинаниями. Гермиона через минуту будет на ногах.

Уизли замотал головой:

— Я про МакГонагалл.

Поттер немного опешил.

— Ничего. Она же просто спит.

Рон посмотрел на преподавателя.

— Тень приказала подчиняться тебе.

— Я знаю… — Поттер прикусил губу, стараясь придумать, как объяснить другу все в нескольких словах, но тот его остановил, положив руку на плечо.

— Я все понял, Гарри, — прошептал он, — и я с тобой, что бы она ни сказала.

Брюнет благодарно взлохматил волосы рыжика.

— Все в порядке, — уверил он. — Главное, верь мне.

В это время Гермиона всхлипнула и пошевелилась. Парни тут же бросились к ней.

— Гарри? Малфой? А где Рон?

— Я тут…

Уизли тут же опустился перед ней на колени.

— Вот так всегда, — вздохнул Драко, перебрасывая палочку обратно ее владельцу. — Спасаешь, спасаешь девушку, а она даже спасибо не скажет.

Гермиона потерянно посмотрела на него.

— Спасибо, конечно, Малфой, но…

— Что вы здесь делали? — перебил ее Гарри.

— Ты же сам просил привести Рона.

Поттер прикусил губу, мысленно проклиная себя за глупость.

— МакГонагалл ждала вас здесь?

— Нет, она, наверное, следила за нами от самой гостиной.

Гарри покосился на преподавательницу, лежащую неподалеку.

— Надо ее перетащить к ней в комнату, — сказал он. — Пусть она сама очнется. Не хорошо, если она узнает, что мы с Малфоем были здесь.

Драко пожал плечами.

— Палочка только у тебя есть, если ты сможешь дойти до туда…

— У нас тоже есть палочки, — напомнил Рон.

— Уизли, не тупи! Зачем тебе свою палочку марать?!

Малфой раздраженно сверкнул глазами и протянул руку Гарри, помогая ему подняться. Превращение, быстрые движения и нервы сыграли свою роль — силы постепенно оставляли гриффиндорца.

— Рон, ты боролся с МакГонагалл? — спросил он.

— Нет. Не успел.

— А ты Гермиона?

Девушка покачала головой:

— Тогда Малфой прав, лучше вам не светить свои палочки, — вздохнул Гарри. — Снейп, скорее всего, поставил здесь несколько заклинаний улавливающих магию. Пусть лучше это будет моя.

Он направил палочку на МакГоналалл.

— А почему просто не оставить ее здесь? — поинтересовался Драко.

— Малфой, ты представляешь реакцию Снейпа, когда он придет утром?

Слизеринец пожал плечами.

— Ты сейчас в обморок хлопнешься, — хмуро сообщил он. — К тому же неизвестно, как магия среагирует в таком состоянии. Давай, я попробую твоей палочкой.

Гарри покосился на своего декана, потом на свои дрожащие руки и решительно протянул палочку Драко.

— Давай, Малфой.

Гриффиндорец с беспокойством наблюдал, как слизеринец поднял МакГонагалл в воздух и направился вперед в сторону Гриффиндорской башни. Видимо, палочка спокойно отреагировала на смену хозяина. Или Малфой просто не показывал, как ему тяжело. Гермиона пошла следом. Гарри повернулся к Рону, тот подозрительно рассматривал черную палочку.

— У меня их две, — пояснил брюнет, пресекая все дальнейшие расспросы.

Уизли пожал плечами.

— Обопрись на меня, — посоветовал он. — Ты не доберешься до места сам.

Поттер с благодарностью принял помощь.

Они шли чуть позади от остальных, и Гарри решил воспользоваться моментом, чтобы поговорить с другом.

— Рон, ты слышал, что Тень сказала?

— Что мы обязаны тебе подчиняться?

Уизли был совершенно спокоен. Если бы Гарри не был уверен в обратном, то точно решил, что перед ним кто-то другой.

— Нет, про то, что если об этом узнает кто-то чужой, то Охотник умрет.

Рон недоумевающее посмотрел на него.

— И?..

— Гермиона — чужая, — продолжил Поттер, — значит, ты не можешь ей ничего рассказать.

Уизли кивнул.

— Я понял.

На этом они замолчали.

— Гарри, — позвал внезапно Рон. — А мы теперь снова дружим?

Поттер закашлялся.

— А разве нет?

Внезапно Уизли прорвало:

— Ты не подумай, что я… вообщем, я хотел бы, чтобы мы снова смогли нормально дружить и Джинни тоже. Она не плохая, нет! Просто запуталась… а мама. Ее братьев убили Рыцари, прямо у нее на глазах. Ее можно понять… Ты ведь мечтал отомстить за своих родителей, и она тоже. Понимаешь, мы Охотники. Ну, нас с детства учили, что Рыцарей надо безжалостно убивать, потому что они порождения Тьмы.

Гарри поморщился.

— Рон, ты прощен, — прошипел он, — но лучше бы ты помолчал. А то нас Филч услышит.

Уизли мгновенно замолчал. В полной тишине они добрались до комнат МакГонагалл. Как ни странно, дверь оказалась распахнутой настежь.

— Она, наверное, очень спешила нас поймать, — предположила Гермиона.

— Надо ее посадить. — Сказал Гарри, указывая на кресло, стоящее возле камина.

Парни быстро усадили преподавателя. Немного подумав, Гермиона накинула на нее шерстяной плед.

— Все, — объявил Драко. — Уматываем отсюда, пока она не очнулась.

Ребята быстро покинули комнаты и остановились на развилке.

— Нам надо вернуться к себе, — напомнил Рон.

— Идите, — согласился Гарри. — Мы и без вас доберемся.

Уизли замер на некоторое время, словно не решаясь что-то сделать. Наконец, он медленно протянул брюнету руку.

— До встречи, Гарри.

Поттер крепко сжал ладонь друга.

— До встречи, Рон.

Гермиона улыбнулась ему и утянула Уизли за собой. А Драко и Гарри направились к больничному крылу.

— Как ты объяснишь Снейпу, что твоя палочка побывала снаружи? — спросил Малфой.

Поттер устало покачал головой.

— Не знаю, завтра видно будет.

Он подошел к дыре.

— Давай, Малфой, ты первый.

Драко пожал плечами и превратился в мышь. Зверек быстро пересек расстояние до дыры и бросился в нее. Однако тут же оказался отброшен назад, словно в отверстии была резинка.

Слизеринец превратился в человека и ошарашено замотал головой.

— Ничего себе! Вот это сила!

— Что случилось, — не понял Гарри.

— А то, Поттер, что на трубе защитное заклинание, и очень сильное.

Гриффиндорец недовольно поджал губы и, повинуясь интуиции, сунул руку в отверстие. Никаких препятствий она не встретила.

— Чтобы это значило? — поинтересовался он.

Драко нахмурился.

— Получается, магия пропускает тебя, но не меня…

— Малфой, она же пропустила тебя один раз.

Слизеринец покачал головой.

— Ничего подобного, Поттер! Она пропустила тебя, а меня ты притащил за собой.

Гарри вздохнул. От усталости у него уже слипались глаза.

— Ладно, Малфой, — решился он. — Превращайся назад, так и быть перенесу я тебя еще раз.

— Только повежливее, — предупредил Драко. — Ты мне прошлый раз едва все ребра не переломал.

Гарри ответил мрачным взглядом, через секунду перед ним оказалась мышь. Настала очередь Поттера. Используя магию книги, образ которой теперь сам возникал перед мысленным взором, он без проблем стал змеей и, подхватив возмущенно пищащего зверька, переместился в комнату.

Оказавшись внутри, парни быстро разделись и улеглись в свои постели.

— Поттер!

— Я сплю, Малфой!

— Ну, как хочешь…

— Все завтра!


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Форум "За горизонтом" » Гарри Поттер » Гет » Рыцарь Завесы (макси, ГП/АГ, ДМ/НЖП, R, Darkfic/Thriller/AU/Adventure)
Страница 1 из 212»
Поиск:


Copyright MyCorp © 2017
Хостинг от uCoz