Четверг, 23.11.2017, 06:25
Главная | Мой профиль | Регистрация | Выход | Вход Вы вошли как Призрак | Группа "Гости"Приветствую Вас Призрак | RSS
[ Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
Форум "За горизонтом" » Гарри Поттер » Гет » Рыцарь Завесы (макси, ГП/АГ, ДМ/НЖП, R, Darkfic/Thriller/AU/Adventure)
Рыцарь Завесы
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:31 | Сообщение # 21
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
20 глава. Медальон Мерлина

Гарри проснулся неожиданно. Сначала он даже не понял, что заставило его вынырнуть из сна, но тут же различил глубокий голос Снейпа.

Поттер хорошо помнил прошлую ночь и отлично понимал, что сейчас с обратной стороны двери — везде следы его палочки, а это не могло остаться незамеченным дотошным Наставником. Поэтому гриффиндорец планировал оттягивать неприятный разговор как можно дольше. Расслабившись, он сделал вид, что все еще спит.

— Я позвал тебя не для того, чтобы ты мне мешал, — раздраженно говорил Зельевар.

— О, Снейп, перестань шипеть, до змеи тебе еще далеко, а вот мальчиков разбудишь.

Гарри нахмурился. Второй гость был Ремус. Это настораживало…

— Я наложил на них самое сильное свое снотворное заклинание, их даже пушкой не разбудишь, — отмахнулся Снейп.

— Я не был бы в этом так уверен…

— Люпин, не действуй мне на нервы.

— Ну, ладно. Я не настаиваю…

В комнате раздался шум шагов, видимо гости куда-то перешли, но Гарри не решился приоткрыть глаз.

— Посмотри сюда.

Голос Снейпа раздался совсем рядом, возле стены. Поттер тут же напрягся, именно в этом месте находился вход в трубы.

— Защиту пытались прорвать с той стороны, но она выдержала. Видишь, мое защитное заклинание не нарушено.

Послышалась какая-то возня, видимо Ремус проверял.

— Ну, да… подожди, ты что думаешь, что кто-то мог пролезть сюда через дыру в трубе? Каким образом? Для этого надо быть как минимум анимагом и очень могущественным волшебником.

Гарри на всякий случай перестал дышать, ожидая ответа Наставника.

— Нет, — уверенно сообщил Снейп. — В коридоре следы магии только второй палочки Поттера. У него анимагический образ — тайпан, такая змейка здесь вполне пролезет. Значит, скорее всего, это он выбирался отсюда на ночную прогулку.

Сердце Гарри забилось сильнее. Мысленно он уже попрощался с жизнью.

— Подожди, — возмутился Ремус. — Здесь все защищено несколькими сильнейшими заклинаниями. Он же вчера едва сидел, ты сам сказал, что ему надо несколько дней для окончательного выздоровления.

— Это Поттер, — коротко напомнил Зельевар, словно это должно было все объяснить. — В его лексиконе нет такого слова, как «невозможно». Впрочем, как и «нельзя».

Снова раздались шаги.

— Слушай, Снейп, заклинание нигде не повреждено. Ни с этой стороны, ни с той… оповещение сообщило, что кто-то пытался проникнуть внутрь, а не отсюда. Ты сам сказал, что Гарри, когда ты уходил, был внутри. Может быть, кто-то просто воспользовался его палочкой в коридоре?

— Люпин, ты себя слышишь? Или во время последнего полнолуния окончательно мозги растерял?

Снейп был раздражен. Если бы Гарри так не боялся выдать себя, он обязательно поежился бы.

— Кто из нас преподавал ЗОТС? Палочку Рыцаря может использовать только он сам или другой Рыцарь, которому он собственноручно ее отдал. И то, она не будет работать правильно, если люди не связаны кровными узами!

На Ремуса возмущение не произвело ни малейшего действия.

— Я помню, — уверил он. — Но ты сам сказал, что для Гарри нет слова «невозможно».

— Нет, — голос Снейпа вновь обрел спокойствие и уверенность. — Гринграсс вчера предупредил меня, что Астория отдала палочку Поттеру.

На некоторое время в комнате повисла тишина, видимо мужчины анализировали ситуацию. Гарри осторожно выдохнул.

— Я думаю, что ты прав, — сказал, наконец, Люпин. — Ночью именно Гарри выходил из больничного крыла. Магия не подействовала на него. И самое верное в данном случае: спросить обо всем у него самого. Уверен, он сможет ответить на все интересующие нас вопросы. Правда, Гарри?

Гриффиндорец замер, не решаясь вздохнуть.

— Поттер, я уже понял, что вы не спите, концентрации и самодисциплине вы так и не научились. Не усугубляйте свою ситуацию…

Гарри втянул голову в плечи и неохотно открыл глаза. Над ним склонились хмурые Снейп и Люпин.

— Доброе утро, — попытался разрядить обстановку Поттер.

По лицу Зельевара прошла едва заметная тень. Он что-то прорычал и отошел подальше. Возле кровати остался только Ремус

— Итак, Гарри, ничего не хочешь нам рассказать?

У Гриффиндорца резко пересохло во рту. Снейп скрестил руки на груди.

— Поттер, как вы оказались с противоположной стороны двери? — резко спросил он. — И что там делали?

Гарри вздохнул, он уже понял, что отпираться бесполезно.

— Я просто превратился в змею и пролез по трубам, — честно признался он.

Снейп устало покачал головой, словно разговаривал с маленьким несмышленым ребенком.

— Слышишь, Люпин? Он просто превратился и пролез…

Поттер недоумевающе покосился на друга отца.

— Ремус, что случилось?

— Гарри, на все трубы Хогвартса после происшествия с Василиском наложены сильнейшие охранные заклинания, — пояснил тот. — Их накладывали лучшие маги современности. Как ты умудрился их снять?

Оба мужчины выжидательно посмотрели на парня. Но Поттер только растерянно пожал плечами.

— Я не знал, что на трубах защита… честно.

Снейп зарычал и, схватив воспитанника за шкирку, быстро поднял его на ноги. На протестующий возглас Люпина, он не обратил внимания.

— Поттер, раздевайся!

— Но…

— Раздевайся!

— Гарри, делай то, что тебе говорит Наставник!

Юноша нервно покосился на дверь, но одежду начал послушно снимать. Он отлично понимал, что Снейп все равно заставит его это сделать. Оставшись в одном белье, он вопросительно посмотрел на своих мучителей. Зельевар провел вдоль его тела палочкой. В районе груди его рука резко замерла.

— Что-то случилось? — поинтересовался Ремус.

Снейп осторожно отвел руку и хмуро посмотрел на ученика.

— Поттер, быстро покажи все, что скрыто.

Первым порывом Гарри было отказаться показывать свои маленькие тайны, но настойчивое жжение в пальце напомнило ему, что он не может не выполнить приказа Наставника.

Подарки ворона и Гринграсса, ярко вспыхнули, приобретая тяжесть и объем. Поттер сейчас как никогда почувствовал себя уязвимым. Стыдливо прикрывшись рукой, он внимательно следил за действиями своих мучителей.

Снейп и Люпин рассматривали амулет, висевший на груди. Первым заговорил Ремус.

— Мне кажется или это действительно амулет Мерлина?

— Нет, не кажется… — Зельевар раздраженно передернул плечами и ткнул пальцем в грудь ученика. — Поттер, откуда это у вас?

Гарри сглотнул.

— Это подарок, — пробормотал он.

— От кого?..

Снейп продолжал буровить взглядом юношу.

— Моего ворона.

— Гарри, ты что издеваешься? — возмутился Люпин. — Какой ворон?

Гарри и сам понимал, что его слова звучат, как издевка, но ничего другого придумать не мог. Снейп мрачно обвел его взглядом.

— На день рождение?

— Да.

— С ним было что-нибудь?

— Нет.

Поттер не мог поверить, что Наставник не собирается его убивать, но, кажется, это было так. Снейп спокойно убрал свою палочку в карман.

— Одевайтесь, Поттер, — разрешил он.

Гарри начал спешно натягивать пижаму. Снейп и Люпин в это время отошли в сторону и о чем-то тихо переговаривались, но юноша так и не смог услышать о чем.

Вдруг Зельевар резко обернулся.

— Поттер, я все еще жду объяснения, что вам понадобилось в коридоре.

Гарри побледнел и едва не выронил из рук одежду. Глубоко вздохнув, он убрал так и не надетые штаны и сел на кровать. Он уже открыл рот, чтобы обо всем рассказать Наставнику, но в это время прямо за спиной Снейпа появилась Тень. Она угрожающе нависла над Зельеваром и превратилась в череп с костями.

Юноша вздрогнул, этот знак нельзя было трактовать двояко.

— Я не могу рассказать, — признался он. — Но мне действительно, это было очень нужно.

— Вы дали клятву? — сухо спросил Снейп.

Гарри ответил не задумываясь.

— Да.

Зельевар покачал головой.

— Все, Люпин, — объявил он. — Оставляю тебя с ним. Разбирайтесь сами, мне мои нервы дороже. Заклинание с Драко сам снимешь, ты вроде ЗОТС преподавал, вот и применишь свои знания на практике. Поттер, я смотрю вы в прекрасной форме. Раз смогли превратиться, значит вполне вынесете и учебные занятия. Сегодня к вечеру вы должны вернуться в комнату. И передайте тоже самое мистеру Малфою, он может заканчивать свое шоу.

Гарри опустил голову.

— Профессор, а Малфой тоже должен вернуться к себе в комнату? — осторожно спросил он.

Снейп на некоторое время задумался.

— Нет, я хочу контролировать вас обоих, он будет жить с вами. С Дамблдором я этот момент улажу.

Поттер прикусил губу, но спорить не стал. Зельевар резко развернулся и быстро вышел из комнаты.

— Гарри, во что ты опять влез? — устало поинтересовался Ремус. — У нас сейчас и так проблем выше крыши. Люди каждый день гибнут, Темный лорд готовит что-то крупное, а тут еще и ты подкидываешь проблемы.

Поттер покачал головой.

— Ремус, я уверяю тебя, ничего страшного не случилось, — он искренне надеялся, что его голос звучит уверенно. — Так надо. Просто поверь мне.

Оборотень медленно подошел к юноше, сидящему на кровати.

— Гарри, я не могу сказать, что поверил тебе, — вздохнул он, — но так и быть не буду допытываться. Просто помни, ты Рыцарь. И от любого твоего шага зависит равновесие, а значит и судьба мира.

Поттер благодарно улыбнулся в ответ.

— Спасибо, Ремус. Я помню…

Ему очень хотелось добавить, что Тень не даст ему об этом забыть, но он решил не рисковать.

Оборотень повернулся к Драко.

— Ну, что ж давай, расколдовывать нашу спящую красавицу?

Гарри молча наблюдал, как Люпин достает откуда-то вторую палочку и, что-то нашептывая, проводит ею над телом слизеринца. Заклятие вспыхнуло и, зарябив, исчезло. Поттер перевел взгляд на подарок ворона. Украшение было все также безлично и невыразительно.

— Этот медальон опасен? — решился поинтересоваться он.

Ремус пожал плечами.

— Нет, скорее наоборот, Гарри, он очень полезен. — Голос оборотня уже приобрел свои спокойные размеренные нотки. — Этот медальон охраняет своего хозяина от воздействия любых светлых заклинаний.

Поттер нахмурился.

— Но разве Снейп…

— Профессор Снейп, — прервал его Люпин. — Он твой Наставник, ты должен его уважать хоть немного.

Гарри фырнкнул.

— Хорошо, разве профессор Снейп не использовал темную магию при защите труб?

Люпин с упреком посмотрел на юношу.

— Гарри, я ведь учил тебя определять источники магии. Ну, какая темная магия может быть в долговременном защитном заклинании? Откуда оно будет брать энергию?

Поттер стыдливо опустил голову.

— Извини, — пробормотал он.

Ремус только покачал головой.

— Гарри, ты должен внимательнее слушать, что тебе говорят. Этот медальон не просто так попал к тебе…

Он покосился на дверь.

— Прости, к тебе кажется гости, — улыбнулся он.

Поттер разочарованно застонал, только что ему должны были сказать что-то очень важное, он был в этом уверен.

— Гарри, ищи равновесие, — тихо сказал Ремус и быстро направился к двери.

— А Гермиона, рад тебя видеть! — услышал гриффиндорец.

Поттер бросился к брюкам и стал судорожно натягивать их на себя. Одновременно зашевелился Малфой. Приоткрыв глаза, слизеринец застонал.

— Меня что? Долго лупили чем-то по голове?

Гарри ответить не успел, в комнате появилась радостно возбужденная Гермиона. Влетев внутрь, она бросилась к нему.

— Я нашла! Я нашла!

— Грейнджер, тише! — завыл Драко.

Но девушка его не услышала.

— Гарри, я нашла то существо!

Она бросила толстый пыльный фолиант на кровать и быстро открыла ее где-то посередине.

— Вот, смотри, — девушка ткнула пальцем в изображение. — Похож?

На картинке и правда была Тень. Поттер нахмурился и перевел взгляд на текст. Часть страницы была уничтожена, но на том, что осталось, можно было прочесть надпись.

«И объединит он их под своим флагом. И уничтожит зло, восстановив равновесие ценою собственной жизни».

Юноша замер, рассматривая текст.

— Гарри?

Из задумчивости гриффиндорца вывел настойчивый голос подруги.

— Гарри, эта Тень — она действительно магическое существо.

Поттер кивнул.

— Интересно, где остальная часть текста, — пробормотал он.

Гермиона удивленно посмотрела на него.

— Гарри, тут одни картинки.

Драко слез с кровати и подошел ближе.

— Ну ка, дайте, я посмотрю.

Он склонился над текстом.

— Нет, Поттер, здесь ничего нет.

Гарри пожал плечами.

— Значит, показалось…

Гермиона быстро перелистнула несколько страниц.

— Эта книга очень старая, я ее еле смогла вынести из Запретной секции. К сожалению, тут практически ничего нет, кроме иллюстраций. Хотя в ней есть ссылка на оригинал.

Гарри посмотрел на изображение. На картинке, как он и ожидал, была изображена книга из библиотеки Снейпа.

— Это хроники Рыцарей, — продолжила девушка. — Самозаполняющаяся книга. У нее нет автора, она просто фиксирует все, что происходит с Рыцарями. Ее нет в нашей библиотеке, а Пинс сказала, что она, скорее всего, либо уничтожена, либо храниться где-нибудь под сотнями заклинаний, как самая дорогая реликвия.

Поттер кивнул.

— Спасибо, Гермиона, — поблагодарил он. — Больше ничего искать не надо.

— Но, Гарри, мы ведь не нашли эту книгу!

Юноша покачал головой.

— Не надо, — твердо повторил он. — Я узнал, все, что мне нужно.

Девушка подозрительно посмотрела на него, но отступила.

— Тогда я пойду? — осторожно спросила она.

— Да…

— Мы с Роном зайдем к вам вечером?

— Нет, нас отпустят. Мы сами вас найдем.

Прижав к себе книгу, Гермиона быстро вышла из комнаты. А Гарри повернулся к хмурому Драко.

— Ну, что Малфой! Через неделю ты выполнишь свое обещание…

Слизеринец только покачал головой.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:32 | Сообщение # 22
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
21 глава. Ультиматум

До обеда парни практически не разговаривали друг с другом. Гарри обдумывал произошедшее утром, а Драко никак не решался начать разговор, боясь разозлить гриффиндорца. Только когда мадам Помфри, недовольно морщась, отдала им палочки и сообщила, что профессор Снейп велел им присутствовать на обеде. Слизеринец не выдержал и потребовал объяснений.

— Поттер, ты мне ничего не хочешь сказать?

Гарри хмуро покосился на собеседника.

— Сейчас нет, мне кое-что надо проверить. Ты все узнаешь, Малфой, — пообещал он. — Чуть позже.

Драко недовольно поджал губы, и Поттер продолжил.

— Вечером… давай, поговорим вечером.

Малфой, прищурившись, посмотрел на него.

— Ты собираешься сбежать от Снейпа?

Гарри покачал головой.

— Нет, мы с тобой уйдем сразу после ужина, он не должен искать нас до отбоя.

— В Выручай-комнату?

Поттер задумался.

— Нет, я думаю, за нами будут следить. Не стоит выдавать нашу маленькую тайну. На Астрономической башне проще сделать так, чтобы не смогли подслушать.

Малфой поежился:

— Я буду один?

— Да.

— Зачем?

— Я все тебе объясню.

Поттер накинул на себя мантию и быстро повязал галстук. Внезапно он замер, рассматривая слизеринца.

— Малфой, а твоя семья и Поттеры никогда не были родственниками?

Драко закашлялся:

— Поттер, ты шутишь? — он внимательно вгляделся в лицо собеседника. Тот оставался спокоен. — Нет? Ну…

Блондин задумался.

— Знаешь, все чистокровные семьи в определенном смысле родственны друг другу, особенно, Рыцари, но я не помню твоего имени на нашем фамильном древе.

Гарри усмехнулся.

— Утром здесь были Снейп и Ремус. Они сказали, что палочку Рыцаря может использовать только он сам или другой Рыцарь, которому он собственноручно ее отдал. И то она не будет работать правильно, если люди не связаны кровными узами!

Драко недоуменно посмотрел на него.

— Но мы не родственники.

Гарри вздохнул.

— Вот именно, но моя палочка очень хорошо работала у тебя в руках, — он махнул рукой. — Ладно, не заморачивайся. Встретимся на обеде.

— Ты что хочешь меня бросить? — возмутился Малфой.

Гарри пожал плечами, направляясь к двери.

— Я думаю, ты и без меня справишься с тем, чтобы дойти до Большого Зала. Ни один Охотник сейчас не нападет. Все, Малфой, до встречи!

Помахав на прощание рукой, он вышел. И тут же почувствовал, что куда-то проваливается. Вокруг все завертелось, на мгновение разлетелось на куски и тут же собравшись, замерло. Гарри оказался там, где и должен был. В коридоре, ведущем от больничного крыла. Другое дело, что все вокруг неуловимо изменилось. Нет! Мебель, ковры и картины на стенах находились на своих местах. Но… из мира мгновенно исчезли все звуки и запахи, а пространство казалось сжалось до размеров коридора.

— Тень?.. — Поттер обернулся вокруг себя. — Это ты?

— Конечно я, — сообщил голос, идущий сразу со всех сторон.

Юноша облегченно вздохнул.

— Выходи! Я не собираюсь вести беседу с воздухом!

Поттер и сам не очень понимал, почему разговаривает так дерзко. Однако его выпад возымел свое действие: все тени, которые были в коридоре, внезапно удлинились и протянулись к нему. Замерев возле его ног, они слились в огромное темное пятно, которое начало стремительно расти вверх и приобретать форму, пока не стало Тенью.

— Доволен?

Гриффиндорец неуютно поежился, рассматривая предметы, которые теперь не отбрасывали тени.

— Ну, можно и так сказать…

Он повернулся к Тени.

— Что тебе нужно?

Темная фигура пожала плечами.

— Это тебе что-то от меня надо, Гарри. Ты ведь очень хотел со мной увидеться.

Поттер удивленно посмотрел на собеседника, но потом понял, что действительно все утро незаметно для себя думал о ней.

— Если ты знаешь мои мысли, то, получается, можешь ответить и на вопрос?

Тень медленно кивнула и перебралась к большому креслу, в которое и уселась.

— «И объединит он их под своим флагом. И уничтожит зло, восстановив равновесие ценою собственной жизни». — Процитировала она строки книги. — Одно из последних предсказаний Морганы. Твоя подруга очень обидела Оракул. Надо же! Назвать такую книгу копией — это было жестоко.

Она хихикнула.

— Значит, я прав, — нахмурился Гарри. — Эта книга содержит пророчества, касающиеся Рыцарей?

Тень развела полупрозрачными руками.

— Да, прав… Оракул, создан для хранения пророчеств. Как и Хроники это — величайшая книга Ордена Завесы.

Она протянула руку и на ней появилась книга из библиотеки Снейпа.

— Ты ведь за ней шел?

Поттер с интересом посмотрел на фолиант.

— Возьми, — Тень протянула ему книгу. — Ты имеешь на это право. Хотя она не ответит тебе на вопрос, который ты хотел узнать.

Как только ладонь юноши соприкоснулась с теплой, немного шероховатой кожей книги, он сразу почувствовал сильнейшее волшебное поле, которое окутало его словно кокон. Магия мягко исследовала его: каждую частицу, каждую мысль… узнавая, признавая, приветствуя.

— Она живая, — задохнувшись, прошептал Гарри, рассматривая эмблему, изображенную на обложке. Это была точная копия медальона, подаренного вороном.

— Конечно, живая, — засмеялась Тень. — Все настоящие книги живые. Ведь авторы вкладывают в них частички своей души.

Гарри дрожащими руками открыл книгу. На пожелтевших страницах мерцали буквы: истории, заклинания, рецепты.

— То, что ты держишь ее в руках, о многом говорит, — сообщила Тень. — Хроники признают далеко не каждого Рыцаря.

Она протянула ему вторую книгу. Ту, которую приносила утром Гермиона.

— Оракул, — догадался Поттер.

Фолиант дрогнул, коснувшись его руки, и открылся на той же странице, что и утром. Надпись горела ровным золотисто-розовым светом.

— И объединит он их под своим флагом. И уничтожит зло, восстановив равновесие ценою собственной жизни, — прочитал Гарри. — Почему больше никто не видит этого?

Тень, растворившись на мгновение, переместилась ему за спину.

— Ты знаешь ответ, — прошептала она на ухо юноше. — Ты ведь был в отделе Тайн…

Поттер почувствовал, как по коже пробежал целый рой мурашек.

— Пророчество открывается только тому, о ком оно сделано…

— Точно!

Тень просочилась сквозь него и оказалась напротив. Гарри побледнел.

— Я?.. Так вот почему ты мне так спокойно все это рассказываешь! Если я все равно умру, то какая разница!

— А что тебя удивляет? — невинно поинтересовалась Тень.

— А если я расскажу кому-нибудь?

— Если ты расскажешь больше того, что дозволено, магия тебе сообщит об этом. А будешь упорствовать — уничтожит.

Гарри открыл рот, но не смог ничего произнести.

— Ты ведь давно готов к этому, не так ли? — продолжила Тень. — Ты думал об этом еще с прошлого года…

Поттер помотал головой. Внезапно книги стали неимоверно тяжелыми. Юноша едва мог держать их на весу.

— Ты Рыцарь! — напомнила Тень. — У тебя нет выбора. Так что иди и исполняй то, ради чего живешь!

— Я не справлюсь один, — выдавил Гарри.

— У тебя есть Охотники.

— Я не доверяю им!

Тень на мгновение задумалась.

— Хорошо… юный Малфой заслуживает все знать.

Пол рухнул под ногами гриффиндорца…

* * *

— Поттер! Поттер, очнись!

Гарри открыл глаза и, хрипло втянув воздух, закашлялся. Над ним склонился бледный Драко.

— Это входит в привычку, — пробормотал он.

Малфой недоуменно вскинул брови:

— Ты о чем?

— Ну… я падаю в обморок, ты меня находишь, — усмехнулся Поттер, осторожно приподнимаясь.

— Давай, отказываться от плохих привычек, — предложил Драко, поднимая гриффиндорца с пола.

Однако сделать это ему не удалось, медальон потянул назад и Поттер упал.

— Ты чего?

Гарри отмахнулся.

— Да понял я! — крикнул он. — Я согласен.

Давление мгновенно исчезло. Вместе с ним пропала и боль в суставах и мышцах. Гарри, тяжело дыша, встал. Оказалось, он успел всего на шаг отойти от больничного крыла. Малфой, все еще раздетый, удивленно ждал объяснений.

— Не смотри на меня, как на сумасшедшего, — попросил он у Драко.

Слизеринец только пожал плечами:

— Что случилось?

— Ничего… голова закружилась, — Поттер дождался, когда голова перестанет кружиться и направился дальше по коридору.

Малфой покачал головой, глядя ему вслед, потом быстро натянул мантию и, на бегу завязывая галстук, бросился за гриффиндорцем. Гарри все еще чувствовал слабость, поэтому шел медленно, догнать его не составило труда.

— Ну, уж нет! — заявил слизеринец. — Я не собираюсь оставлять тебя одного.

Гарри прикусил губу.

— Малфой, не проще сразу признаться, что ты боишься оставаться один?

Драко упрямо поджал губы.

— Ничего подобного! Я не трус. Просто, ты обещал мне помочь выполнить задание, а мне, знаешь ли, совсем не светит оправдываться перед Темным лордом.

Поттер понимающе усмехнулся.

— Хорошо, — кивнул он, вспоминая последнее заявление Тени. — Пошли, но не говори потом, что я тебя не предупреждал.

Малфой замер на мгновение, словно взвешивая последние слова, но потом решительно тряхнул белокурыми локонами и поспешил нагнать гриффиндорца. Стараясь обходить многолюдные места, они спустились к Большому Залу. Обед только начался и большинство столов пока пустовали.

Драко нерешительно замер возле стола слизерина.

— Встретимся после обеда, — сказал Гарри, хлопая его по плечу.

Малфой кивнул, и быстро направился к Дафне и Нотту, настороженно следившим за их появлением. Натянуто улыбнувшись им, он сел рядом.

Поттер же направился к преподавательскому столу. Снейпа пока не было, и гриффиндорец этому тихо радовался, потому что ему хватило плохих впечатлений за сегодняшний день. Глазами он поспешил отыскать Асторию, девушка сидела за столом своего факультета и о чем-то разговаривала с Натаном Дарком — мальчиком, которого они совсем недавно спасли. Как только Гарри показался в дверях, они одновременно повернулись в его сторону. Брюнет ободряюще улыбнулся им, а проходя мимо, ласково провел рукой по плечу девушки.

Астория кивнула и неуверенно улыбнулась, выражая свою поддержку. Это милое одобрение придало Гарри сил, и он смело поднялся к своему месту.

— Мистер Поттер…

Грифиндоец вздрогнул и повернулся к Макгонагалл.

— Да?

— Я хотела бы поговорить с вами после обеда.

Гарри сглотнул и быстро взял себя в руки.

— Я сам вас найду, когда будет необходимо.

Глаза профессора сверкнули, но она ничего не сказала. Он прошел к своему месту, заметив обеспокоенный взгляд Драко. Обед прошел в напряженном ожидании. Еда не лезла в рот.

— Поттер, — Снейп появился к концу обеда, — я разговаривал с Директором. Он сказал, что вы замещали меня.

Гарри сглотнул.

— Д…да, это он так решил.

Зельевар покачал головой.

— Составьте мне сегодня к вечеру план занятий и список заданий, которые вы давали ученикам.

Поттер осел в кресле.

— Всех?..

— Вас что-то напрягает? У вас есть другие планы?

Снейп прищурился.

— Нет-нет, — замотал головой Гарри.

День обещал быть интересным… После обеда Поттер, захватив Драко, отправился в библиотеку. К ним присоединились Нотт, Дафна, Астория и Гермиона.

— Что? — возмущался Теодор, услышав про задание. — Это же практически не реально!

Поттер раздраженно покосился на него.

— Возможно, — уверенно заявила Гермиона. — Если мы все вместе возьмемся, то сможем закончить к ужину.

Все переглянулись и бодро занялись списками. К ужину они, действительно, успели, и Гарри с довольным видом вручил их Наставнику.

— Гуляйте, Поттер, — хмуро сказал Снейп, отворачиваясь, но Поттер успел заметить вспыхнувшие глаза профессора.

* * *

На башне было холодно. Гарри стоял на самом краю парапета, огораживающего площадку, и смотрел вниз. Земля была такой близкой и одновременно далекой. Она манила к себе, заставляя сердце бешено колотиться в предвкушении. Страх исчез, словно тело, осознавшее, наконец, свою ближайшую судьбу, перестало бояться опасности. Мысли стали ровнее, спокойнее, проще, чувства притупились.

Ветер то и дело норовил сбросить юношу, казалось вот-вот еще один порыв и все! Но ноги твердо стояли на каменном полу. Время еще не пришло.

Гарри думал о предсказании. Книга не позволяла трактовать свои слова двояко. Он умрет, чтобы ни случилось, конец будет один. Поттер понимал, что смирился. Боялся ли он смерти? Да… но еще больше он боялся отступить и тем самым обречь на смерть кого-то еще.

Он вспоминал Асторию и ее прекрасные глаза, хотелось бы верить, что у них все могло быть хорошо. Снейпа с его вечным ворчанием. Гриффиндорцу не хотелось это признавать, но он привязался к Наставнику. Зельевар оказался не такой уж и сволочью… было кого вспомнить. Вспомнят ли они о нем… после?

Драко поплотнее укутался в мантию и вышел на площадку.

— Поттер, ты чокнулся? — испуганно воскликнул он.

Гарри устало обернулся и легко спрыгнул с парапета.

— Не ори, Малфой, — попросил он.

— Ты чуть не упал!

— Ну, не упал же…

Они некоторое время смотрели друг на друга.

— Давай, поставим защиту, — пробормотал Малфой, доставая вторую палочку.

Гарри не возражал. Пока слизеринец шептал заклинания, он рассматривал площадку. Постепенно вокруг начинали собираться вороны. Гриффиндорец поднял руку, позволяя усесться на нее большой птице.

— Привет, Снейп.

Ворон каркнул в ответ.

— Скучал?

Птица покровительственно посмотрела на хозяина.

— И все же я правильно назвал тебя, — усмехнулся он.

— Поттер, — позвал Драко. — Ты не мог бы разогнать их? А то сюда весь Хогвартс сбежится.

Гарри удивленно оглянулся на него.

— А разве они не к Рыцарям летят?

Малфой покачал головой, поглаживая одну из птиц, усевшуюся к нему на плечо. Поттер посмотрел на ворона.

— Снейп, уведи пока всех, — попросил он. — Я позову.

Ворон каркнул и взлетел. Через несколько секунд практически все птицы испарились.

— Как ты это делаешь? — спросил Драко.

Поттер пожал плечами.

— Не важно, — объявил он. — Давай, к делу, пока нас не хватились.

Малфой кивнул и достал сигареты. Усевшись на одну из небольших лавочек, они закурили.

— У тебя есть какие-нибудь идеи, о том, как можно провести Пожирателей в Хогвартс? — поинтересовался Гарри.

Драко пожал плечами.

— Есть одна, — неуверенно пробормотал он, — но… вообщем, в Выручай-комнате есть Исчезательный шкаф…

Гарри кивнул.

— Да, это идея.

— Но он сломан.

— Надо попробовать его починить.

— Я несколько месяцев пытался это сделать, — поморщился Малфой, он задумался. — Поттер, объясни мне, что ты хочешь сделать?

Гарри прикусил губу.

— Я хочу заманить сюда всех Пожирателей и Вольдеморта.

Драко тихо ахнул.

— Иии?

— У меня теперь есть Охотники, так что мы справимся.

— Ты сумасшедший, — выдавил Малфой. — Я не буду в этом участвовать!

Гриффиндорец вздохнул и медленно выпустил струйку дыма в сторону Хогсмида. Блондин молча наблюдал за ним.

— Ты еще здесь? — спросил Гарри, спустя некоторое время.

Драко опустил голову.

— Ты спрашивал про кровные узы, — тихо сказал он, рассматривая свою ладонь. — Вообщем, мы связаны кровным долгом. Я не знаю как это случилось… наверное, когда ты спас меня.

Гарри покосился на собеседника.

— И что? Мне ничего не нужно от тебя.

Малфой покачал головой.

— Ты не понял. Как-то получилось, что ты стал моим Наставником…

Гриффиндорец ошарашено посмотрел на него.

— Как это?

— Поттер! Я же сказал, что не знаю! У меня просто другой наставник.

Они молча рассматривали друг друга.

— Как ты это определил?

Драко пожал плечами.

— Просто почувствовал…

— Подойди к парапету, — приказал Гарри.

Малфой медленно сделал то, что попросили.

— Залезай!

Драко вздрогнул.

— Поттер, я не хочу грохнуться отсюда… — взвизгнул он, но при этом начал залезать.

Гарри еще немного подождал, но потом сжалился.

— Слезай, Малфой. — Брюнет нервно закурил еще одну сигарету. — Только этого мне не хватало…

Слизеринец медленно приблизился к нему.

— Так что, Поттер, я с тобой… до самой смерти.

Сигарета дрогнула в руке Поттера и упала вниз. Гриффиндорец проследил за ней взглядом и посмотрел в глаза Драко.

— Тебе кое-что стоит знать…

Он рассказал слизеринцу все, начиная от своего посвящения в Рыцари, и заканчивая последним появлением Тени. Он ожидал, что магия не позволит ему поведать некоторые вещи, но… никаких барьеров не было.

— Так что, Малфой, через несколько дней я умру… а если о чем-то из сказанного мной узнает кто-нибудь чужой, то ты тоже.

Драко задумчиво кусал губу.

— Ты расскажешь Астории?

Гарри покачал головой.

— Снейпу?

— Только ты и я.

Малфой решительно кивнул.

— Тогда нам надо найти способ починить Исчезательный шкаф, — объявил он.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:33 | Сообщение # 23
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
22 глава. Хроники Рыцарей

Проспорив до темноты, парни так и не смогли придумать способ починить Исчезательный шкаф. Тема смерти и предсказаний не возникла ни разу. Это молчание стало подтверждением их союза, гарантией, что ни один из участников не отступит. Оба понимали, что выхода все равно нет…

— Как ни противно это признавать, но тут только Грейнжер может разобраться! — воскликнул Драко. — Или Нотт, но точно не мы с тобой.

— Нет, я не хочу их впутывать в это.

Малфой мрачно покосился на собеседника.

— Они все равно узнают, Поттер. Если ты хочешь, чтоб Пожиратели и Охотники встретились в Хогвартсе, то тебе так или иначе придется убирать отсюда учеников. Грейнжер или Дафна могли бы подсказать, как это сделать.

Гарри замотал головой.

— Мы разберемся со всем сами! — он схватил слизеринца за плечи и встряхнул. — Я не хочу, чтобы они пострадали, Малфой…

— Ты думаешь, незнание — лучший выход?

Они некоторое время напряженно смотрели друг другу в глаза. Гарри не знал, как объяснить, что еще сам не привык к мысли о том, что должен умереть, что он не хочет никого пугать, а уж тем более заставлять страдать. Ему казалось, что самый лучший выход сейчас — промолчать.

— Пойдем спать, — устало предложил, наконец, Драко, освобождаясь из хватки гриффиндорца. — Все равно ничего больше не придумаем.

Поттер пожал плечами:

— Выбора нет, времени мало.

— Выбора нет у меня, — горько усмехнулся Малфой. — Мне достался Наставник, который знает меньше меня и через неделю собирается умереть!

Гарри пожал плечами.

— Ты не сильно расстроился смене своего статуса, — напомнил он.

Драко пнул камень, валявшийся под ногами.

— Поверь, ты намного лучше моего отца, — хмыкнул он. — Если уж выбирать между вами, то я… остался бы с тобой. Но не обольщайся, это не значит, что ты мой друг!

Поттер слабо улыбнулся.

— Как думаешь, он знает?

— Понятия не имею, — поежился блондин. — Но я-то понял. А ты? Ты что-нибудь чувствуешь?

Гарри сосредоточился на своих чувствах. По его мнению, ничего не изменилось. Может быть, немного поменялось отношение к слизеринцу, но в последние месяцы столько всего произошло…

— Нет, ничего. Может, еще появится.

Драко неопределенно хмыкнул.

— Дурацкая ситуация…

Они неспеша спустились с лестницы и направились к комнатам.

— От Снейпа будет сложно скрыть, — тихо сказал Малфой. — Ты сказал, что вы занимаетесь окклюменцией, не боишься, что он может прочесть твои мысли на уроках?

Гарри пожал плечами.

— Мы давно не занимались. К тому же, я думаю, что Тень не позволит ему увидеть то, что не положено.

Драко с сомнением покачал головой.

— Он может почувствовать.

— Но я не чувствую.

— Может, это опять проделки Тени?

— Тогда я не понимаю, зачем ей это.

— А разве все ее поступки логичны?

Гарри вздохнул, но ответить не успел. Из-за поворота вышел профессор Флитвик.

— О, молодые люди, что вы здесь делаете?

Поттер почувствовал, что Драко ощутимо напрягся.

— Гуляем, профессор.

Флитвик неодобрительно покачал головой.

— Скоро отбой, а вы еще далеко от своих постелей, — проворчал он. — Вы бы поторопились.

Гарри закивал.

— Да, конечно, — он схватил слизеринца за локоть и потащил за собой. — Спасибо за совет.

Он практически дошел до поворота, когда услышал тихий голос учителя.

— Вы бы лучше почитали книги, мистер Поттер, в них можно найти ответы на любые вопросы, которые вас интересуют.

Гриффиндорец замер.

— Спасибо, профессор, мы учтем, — пообещал он.

Флитвик улыбнулся.

— Не сомневаюсь…

До подземелий Гарри и Драко добирались практически бегом.

— Сейчас от Снейпа получим, — воскликнул Малфой.

— Надо было следить за временем! — проворчал гриффиндорец, поворачивая в коридор, ведущий к комнатам.

— Да, мистер Поттер, вы правы, за временем надо следить, а еще предупреждать, если отлучаетесь надолго!

Юноши одновременно подпрыгнули. Снейп хмуро рассматривал их, стоя в дверях.

— Профессор…

Гарри замер, подыскивая подходящие слова.

— Мы просто заговорились, — нашелся Драко.

Зельевар окинул учеников подозрительным взглядом и отошел в сторону, пропуская их внутрь.

— Будете спать вдвоем, — сообщил он, — никаких возражений слушать не желаю.

Никто и не возражал. Тем более, что это было небезопасно. Переглянувшись, юноши скользнули к комнате. Быстро раздевшись, они нырнули под одеяла. Тут же вошел мрачный Снейп с парой склянок в руках.

— Выпейте, — приказал он.

Внимательно проследив, чтобы лекарство было правильно принято, он кивнул.

— Завтра с утра у вас занятия, советую лечь спать. Нокс!

И вышел…

— Ну, могло быть и хуже, — прошептал Драко.

Гарри кивнул, забыв, что в темноте слизеринец этого не увидит. Он думал про слова Флитвика. Профессор снова что-то подсказывал ему, но что? Книга! Он говорил, что все ответы есть в книгах. Рука вновь начала тяжелеть, фолиант обрел очертания… гриффиндорец подскочил на постели.

— Ай! — зашипел Малфой, получивший локтем в лоб. — Поттер, ты что?

Он завозился с палочкой.

— Люмос!

Эмблема на книге ярко вспыхнула в неровном свете палочки.

— Это… это ведь Хроники, — воскликнул слизеринец.

Гарри кивнул, рассматривая обложку, она была теплой и изредка вздрагивала, словно ей не нравились прикосновения.

— Класс. Я чувствую ее магию.

Драко осторожно протянул руку к книге.

— Ай!

Блондин отдернул ладонь.

— Она обжигает, — пояснил он на удивленный взгляд Гарри.

Тот приподнял книгу, осторожно повертел ее в руках, но никакого жжения не почувствовал.

— Наверное, она только тебе подчиняется, — прошептал Драко.

Гриффиндорец пожал плечами и открыл книгу. Страницы громко зашелестели в тишине комнаты, буквы, переливающиеся перламутровым цветом, блестели в полутьме.

— Ты что-нибудь видишь? — спросил Гарри у соседа.

Малфой кивнул.

— Да, текст, но… если это Хроники, то книга должна вмещать в себе несколько веков жизни Рыцарей. Книга должна быть гораздо больше.

«Гарри Джеймс Поттер родился 31 июля 1980 года. Отец — Рыцарь Джеймс Эдриан Поттер, мать — маглорожденная волшебница Лили Роза Эванс…»

Гарри так подпрыгнул, что едва не выронил фолиант из рук.

— Ты чего? — возмутился Драко.

Гриффиндорец схватил его за плечо и притянул к книге.

— Что ты видишь?

Слизеринец попробовал вырваться, но у него ничего не вышло.

— Ай, Поттер, ты маньяк! Больно же! Хорошо-хорошо, я читаю, — вдруг он замер. — Драко Люциус Малфой…

Гарри отодвинул книгу.

— Значит, каждый из нас видит только свою родословную.

За дверью послышался шум.

— Поттер, это Снейп!

Гриффиндорец испуганно подпрыгнул и растерянно посмотрел на книгу.

— Убери ее, — прошипел Драко. — Нокс!

Комната погрузилась в темноту. Гарри панически искал способ заставить книгу исчезнуть, но она упрямо отказывалась это сделать. В конце концов, он просто засунул ее под одеяло. Одновременно открылась дверь, и ярко вспыхнул свет.

— Я же сказал: спать! — раздраженно напомнил Снейп.

Драко зевнул и приоткрыл один глаз.

— Профессор? Что-то случилось?

— Мистер Малфой, я знаю, что вы хороший актер, но вам придется применить свои таланты в другом месте. В моей комнате отлично слышны ваши голоса.

— Но мы молчали, — невинно возмутился блондин.

Снейп мрачно окинул взглядом парней. Гарри старался всеми силами сдержать дыхание и выглядеть спящим.

— Что у вас под одеялом?

Поттер похолодел.

— Н…ничего.

Внезапно одеяло исчезло и стало холодно, Малфой ахнул, и Гарри, сжавшись, приготовился услышать все, что о нем думает наставник, но обвинительной речи не последовало.

— Я же говорю, ничего нет, — облегченно сказал Драко.

— Тогда немедленно спать! — угрожающе приказал Снейп. — Если услышу от вас хоть звук, завтра на уроке будете подопытным материалом!.. для Лонгботтома!

Он потушил свет и вышел, хлопнув дверью.

— Поттер, — тихо прошептал Драко, — давай завтра поговорим обо всем. Я ненавижу Лонгботтома.

— Спокойной ночи, Малфой, — Гарри кивнул и осторожно поднес руку к лицу. Ладонь оказалась пуста, но он хорошо чувствовал давление, словно книга все еще была в ней.

Юноша прижал руку к груди и тут же заснул.

Череда бессмысленных видений постепенно сменилась четкой, уверенной картинкой. Это был Сириус. Крестный сидел за большим письменным столом у себя в кабинете на Гримаулд-плейс. Перед ним лежали Хроники.

— Сириус?

Поттер неуверенно двинулся к мужчине. И тут же обнаружил, что стал намного меньше ростом. Ему было не больше пяти лет.

Сириус поднял голову и с улыбкой посмотрел на крестника.

— А, Гарри, иди сюда.

Он приглашающе махнул рукой. Мальчик на мгновение замер, не решаясь двинуться, но потом решительно подбежал к Крестному, тот подхватил его на руки и усадил к себе на колени.

— Ну, что? Ты решил сбежать от родителей?

Сириус начал щекотать ребенка. Гарри заливисто засмеялся. Хотя весело ему было не от щекотки, а скорее от счастья, переполнявшего душу. Почему-то здесь у него не возникло даже мысли о том, что его мама и папа давно мертвы. Откуда-то он точно знал, что они ждут его в соседней комнате.

— Нет, крестный, — он вывернулся и обнял мужчину, стараясь сжать его изо всех сил. — Я просто соскучился.

Сириус внезапно посерьезнел.

— Я тоже, Гарри. Я тоже… — Он снова усадил крестника на колени и пододвинул книгу ближе. — Я хочу тебе кое-что показать. Посмотри и запомни на всю жизнь.

— Конечно!

Мужчина провел рукой над книгой, и она открылась, тихо зашелестев страницами.

— Это Хроники Рыцарей — величайшая книга ордена Завесы.

— А зачем она?

— В ней есть ответы на все твои вопросы.

Гарри провел рукой по страницам.

— А как ею пользоваться?

— Просто попросить.

Глаза мальчика вспыхнули.

— Мама рассказывала мне про смерть... — он нерешительно замер. — Я могу спросить: как оживить мертвых?

Сириус, продолжая улыбаться, погладил ребенка по голове.

— Попробуй...

Гарри с замиранием сердца протянул руку над книгой и прошептал.

— Как оживить мертвого?

Страницы быстро зашелестели, переворачиваясь, и замерли где-то в самом конце. Мальчик замер, с надеждой глядя на крестного.

— Никак, — прочитал Сириус. — Прости, но по-настоящему оживить мертвого человека нельзя.

Мальчик почувствовал, что у него сбилось дыхание. Он что-то упустил, что-то очень важное именно сейчас.

— Но Сириус!

— Нет, Гарри, нельзя.

Слезы навернулись на глаза ребенка, он вспомнил.

— Сириус, я ведь хочу спасти тебя!

Внезапно мир завертелся вокруг него, руки крестного исчезли... он летел. Его окружала бесконечная, безграничная пропасть, из которой невозможно было найти выход.

С громким всхлипом Поттер подскочил на кровати. Сердце бешено стучало, грозя вот-вот выскочить из груди, сбившееся дыхание не позволяло нормально дышать… Несколько минут Гарри приходил в себя. Сон не желал оставлять его просто так, обрывки воспоминаний и ощущений то и дело всплывали в сознании, заставляя тело нервно вздрагивать.

Полежав несколько минут, юноша приподнялся и сел в постели. Правую ладонь обожгла резкая боль, и Гарри тихо вскрикнул. Переждав приступ, он левой рукой отыскал палочку и тихо прошептал:

— Люмос!

Заклинание осветило комнату. Как ни странно, Драко не проснулся. Отвернувшись в противоположную сторону, он продолжал тихонько сопеть. Покачав головой и позавидовав слизеринцу, Гарри взглянул на ладонь. Тонкие бордовые струйки медленно стекали на пол, при этом никакой раны не было, кровь сочилась из-под золотого обода перстня Рыцаря.

Поттер застонал и, нашарив в полутьме платок, обернул им палец.

— Куда я опять влип? — прошипел юноша.

Ему никто не ответил. Переждав пару минут, Гарри опять лег. Боль постепенно утихала, сменяясь легким подергиванием. Раздраженно встряхнув рукой, гриффиндорец представил себе книгу. Фолиант мгновенно появился на больной ладони.

Прикусив губу, чтобы не вскрикнуть, Поттер открыл книгу.

— Как починить Исчезательный шкаф?

Страницы зашелестели, переворачиваясь.

— Чтобы беспрепятственно проникнуть в дом своего врага, Норфик Малфой купил пару Исчезательных шкафов, — прочитал Гарри. — Один из них оказался сломан. Чтобы починить его, Норфик…

Дальше шло длинное описание необходимого заклинания и ритуала. Магия была сложная и темная.

— Да, Гермиона тут не помогла бы, — пробормотал Поттер и, педантично переписав все на бумажку, захлопнул книгу. Прижав ее к себе, он заснул.

* * *

— Поттер! Поттер, вставай, что здесь случилось?

Гарри почувствовал, что его трясут. Он попробовал пнуть надоедливого слизеринца, но промахнулся.

— Уйди, Малфой, дай поспать.

— Что? Сейчас Снейп придет, а тут вся кровать в крови!

Он снова встряхнул гриффидорца.

— Вставай!

Гарри недовольно поморщился и открыл глаза.

— В какой еще крови, Малфой? У тебя глюки?

Он неохотно потянулся и с удивлением осмотрел постель. На белье, полу и пижаме, действительно, были большие бурые пятна.

Поттер со свистом втянул воздух и быстро поднес правую руку к лицу. Вся ладонь была покрыта коркой застывшей крови.

— Что произошло? — севшим голосом поинтересовался Драко.

Гарри пожал плечами.

— Ночью было весело.

— Это я уже понял, — хмуро кивнул блондин, брезгливо сползая с постели.

Поттер медленно убрал руку от лица и осторожно привстал с постели. Откуда-то из-под пижамы выпал маленький смятый листок. Подобрав его, Гарри некоторое время вглядывался в буквы, вспоминая, когда успел их написать.

— Малфой, ты можешь почистить здесь все? — хрипло поинтересовался он, наконец.

Драко напряженно кивнул, доставая палочку. Ему потребовалось несколько минут, чтобы комната приобрела свой нормальный вид. Гарри тем временем очищал себя. Левой рукой у него это получалось с трудом, но приходилось терпеть.

— Все, — объявил Малфой, убирая палочку. — Может, расскажешь теперь?

Гарри кивнул и, подозвав слизеринца к себе, протянул ему листок.

— Я нашел способ починить шкаф…


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:34 | Сообщение # 24
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
23 глава. Сомнения

Рассказать про свою задумку Гарри не успел, дверь открылась, и вошел хмурый Снейп. Юноша тут же спрятал бумажку в карман.

— Встали?

В комнате повисло смущенное молчание.

— Д… доброе утро, профессор, — запоздало поприветствовал учителя Драко.

Зельевар внимательно оглядел помещение, выискивая видимые ему одному изменения. Судя по всему, найти ничего не удалось…

— Надеюсь, мистер Малфой, — хмуро сообщил он. — Очень надеюсь.

Драко только натянуто улыбнулся. Снейп, глядя на него, покачал головой.

— Мистер Малфой, возьмите себя в руки, вы не убедительны. Быстро собрались и на завтрак.

Он замер на мгновение, словно не решаясь что-то сказать.

— Поттер, — произнес он, наконец. — Будьте добры придти на урок до ваших одноклассников. Вы мне нужны.

Гарри кивнул, смело выдерживая пронзительный взгляд наставника.

— Я приду.

— Безусловно…

Снейп развернулся и стремительно вышел. Драко облегченно выдохнул.

— Ну… он, кажется, что-то подозревает.

Гриффиндорец пожал плечами.

— Я сказал, что на нас с тобой нерушимая клятва. Он не будет сильно допытываться.

Слизеринец недовольно поджал губы.

— Допытываться, может, и нет, но вот наблюдать точно начнет.

— Нам все равно прятаться, — устало отмахнулся Гарри. — Так какая разница от скольких человек? Главное, чтобы он ничего не накопал. Я не хочу, чтобы кто-то из Рыцарей участвовал в битве, а тем более пострадал.

Драко некоторое время удивленно рассматривал его.

— Поттер, Снейп — Пожиратель! Ты что думаешь, что Темный лорд не возьмет с собой на операцию века любимого шпиона? А отец? А Нотт? Да, там куча Рыцарей!

Гарри поморщился.

— Я надеюсь, что до боя все же не дойдет. Самое главное, устроить мою встречу с Волдемортом. Охотники должны будут просто сдерживать Пожирателей.

— Ты так уверен в своей победе?

Поттер прикусил губу.

— Я уверен в своей смерти, — мрачно сообщил он. — Что-то должно произойти после нее, что приведет к сближению Охотников и Рыцарей. Только мне уже не важно, что…

Малфой покачал головой.

— Почему мне кажется, что здесь что-то не так?

Гарри пожал плечами.

— Малфой, есть предсказание, оно должно быть исполнено. Вариантов там нет. Сейчас вопрос в другом, — он протянул блондину исписанный лист. — Вот, смотри.

Драко с интересом просмотрел текст. Одновременно с тем, как он вникал в смысл написанного, его лицо все больше мрачнело.

— Ты понимаешь, что это Темная магия? — хрипло поинтересовался он.

Гарри невозмутимо кивнул и начал быстро натягивать штаны и рубашку.

— А что именно тебя напрягает, Малфой? Ты вроде Рыцарь, должен быть привычен к таким вещам.

Слизеринец передернул плечами.

— Поттер, этот ритуал заберет огромные силы, — он ткнул пальцем в рисунок. — Тебе понадобится жертва! Очень сильная и здоровая жертва.

На некоторое время в комнате повисла тишина.

— Нет, — объявил Гарри. — Насколько я понял, убивать никого не надо. Моих сил должно хватить.

— Ты едва на ногах стоишь!

— Я прекрасно себя чувствую!

— Поэтому утром здесь все было в крови?

— Со мной все в порядке!

Они резко замерли, поняв, что кричат друг на друга.

— А кто будет проводить ритуал? — спокойнее спросил слизеринец.

— Ты.

Малфой ошеломленно уставился на собеседника.

— Ты чокнулся? — выдавил он. — Я?

— Ты, — кивнул Поттер. — И если надо будет, я тебе просто прикажу это сделать.

Драко открыл рот, чтобы что-то возразить, но только сокрушенно покачал головой.

— Не дрейфь, Малфой, — Гарри похлопал блондина по плечу. — Все будет хорошо. И не из таких передряг выходили.

Слизеринец вздохнул.

— Поттер, в твоем плане слишком много минусов. Ты хочешь провести в Хогвартсе под носом у Дамблдора очень сильный темно магический ритуал. Думаешь, он ничего не заметит? Или Люпин? Или Снейп? Уж он-то точно теперь с нас глаз не спустит. Ты видел его взгляд, каким он на нас посмотрел? К тому же после ритуала, даже если он пройдет идеально, ты несколько часов не сможешь двигаться. Как ты собираешься выйти из этого? Ты понимаешь, что это не реально?

Гарри раздраженно нахмурился.

— Вот к вечеру нам и надо придумать решения этих проблем, — заявил он. — Так что встречаемся после ужина возле Выручай комнаты и постарайся сделать так, чтобы тебя никто не увидел.

Он накинул на себя мантию и направился к двери.

— Поттер, подожди, — позвал его Драко. — Я хотел сегодня встретиться с Дафной, а ты обещал поговорить с Асторией.

Гарри прикусил губу.

— В восемь, Малфой, — хмуро приказал он. — У тебя достаточно времени.

И вышел за дверь. Драко только покачал головой…

* * *

Опустив голову и глубоко задумавшись, Гарри шел по путаным коридорам Хогвартса. Снейп приказал ему явиться в кабинет ЗОТС до одноклассников, а значит, на завтрак практически не оставалось времени. Решив, что проще остаться без еды, гриффиндорец направился прямиком в класс.

В голове у него сейчас был абсолютный кавардак. Он хорошо понимал, что Драко прав, и его план не просто трещит по швам, он практически не осуществим. Им двигала интуиция, а гриффиндорец совсем не был уверен в том, что она знает правильную дорогу...

Еще у комнаты он почувствовал, что за ним кто-то следит. Сначала Поттер подумал, что это Тень, но потом отбросил эту версию, так как отследить ее посещения никогда не получалось — она предпочитала появляться неожиданно. Гадать было бесполезно, поэтому гриффиндорец осторожно достал палочку, стараясь сделать это как можно более незаметно, и стал ожидать удобный момент.

Наконец, ему подвернулся удобный коридор, куда он и завернул. Спрятавшись за поворотом Поттер, стал ожидать дальнейших действий следившего за ним.

Несколько долгих секунд прошли в тишине. Но Гарри готов был поклясться, что слышит чье-то неровное дыхание. Наконец, раздались приглушенные шаги. Когда идущий был уже возле поворота, Поттер стремительно вышел из своего укрытия.

— Экспелиармус!

В руке гриффиндорца окатилась чужая палочка.

— Джинни?

Гарри нахмурился, рассматривая рыжеволосую девушку, замершую у стены коридора.

— Зачем ты за мной следишь?

Джинни до крови закусила губу и отступила на шаг. Палочка Поттера немедленно взметнулась вверх.

— Не стоит…

Они выжидающе посмотрели друг на друга.

— Итак?.. — подбодрил девушку Гарри. — Я жду.

Внезапно лицо Джинни исказилось, и из глаз потекли слезы. Она прижала руки к щекам и сползла по стене на пол.

— Ты чудовище! Ты убиваешь людей! Ты темный маг!

Поттер расслабился, но палочку не опустил.

— Я такой, какой есть, — спокойно заявил он. — Хочешь ты того или нет.

Джинни всхлипнула.

— Я не понимаю, почему должна тебя слушаться, — жалобно прошептала она. — Почему Тень этого требует? Она должна защищать добро, а ты приносишь боль и горе. Ты мой враг!

Последнее она практически выкрикнула в лицо гриффиндорца и, обхватив себя руками, заплакала еще громче. Гарри с отвращением наблюдал за своей бывшей подругой. Внезапно он почувствовал насколько сильно устал.

— Мне очень жаль, что все так обернулось, Джинни. Обидно думать, что мы могли быть друзьями, если б не все эти глупости. Я всегда считал, что ты умнее… Одно могу сказать точно: я никогда не желал плохого ни тебе, ни твоей семье, даже тогда, когда ты уничтожила мои вещи и убила Хедвиг.

Он посмотрел на чужую палочку у себя в руках и, помедлив секунду, бросил ее к ногам девушки.

— У меня один враг — Волдеморт. И тебе придется смириться с тем, что вы будете сражаться вместе со мной.

Джинни неподвижно сидела на полу, уткнувшись лицом в колени и слегка вздрагивая от сдерживаемых рыданий. Гарри покачал головой и, отвернувшись, направился дальше.

— Они убили дядей у меня на глазах…

Поттер вздрогнул и замер на месте.

— Они их мучили, — голос Джинни был мертвым, словно из него исчезли все эмоции и чувства. — Думаешь, я сошла с ума, Поттер? А что сделал бы ты на моем месте? Если б твоих близких убили у тебя на глазах? Круциатус смешная игра по сравнению с тем, что делали Рыцари. Они… они высасывали их силы, сжигали живьем, превращали в безвольные тряпичные куклы, которые можно было ломать по собственному усмотрению. А когда дяди умерли, они стали издеваться над моей матерью. И если бы не подоспели Охотники, то мы бы были мертвы! Темная магия не может привести ни к чему хорошему.

Гарри закрыл глаза, вспоминая старый дуб, тянущий зеленые ветви к небу.

— Ты в этом так уверена? — спокойно поинтересовался он.

Девушка не ответила.

— Ты ошибаешься, Джинни, — вздохнул Поттер. — Охотники едва не убили Драко и Асторию, и то, как они это собирались сделать, не сильно отличалось от того, как погибли твои дяди. И среди Рыцарей, и среди Охотников есть плохие люди, это не зависит от того, какую магию они используют. Я знаю, что ты сейчас не услышишь меня, но надеюсь, что со временем поймешь.

И поспешил уйти, не дожидаясь продолжения разговора. Думать о произошедшем не хотелось, у него и так хватало проблем. И то, что теперь к ним прибавилась еще одна, ничего хорошего не сулило.

Снейп ожидал ученика в своем кабинете. Склонившись над столом, он что-то вычерчивал на большом листе бумаги. Гарри нерешительно замялся у двери.

— Профессор?

Зельевар даже не поднял головы от своего чертежа.

— Входите, Поттер, — разрешил он.

Гарри неохотно протиснулся внутрь и замер возле парт.

— Еще раз спрашиваю, не хотите ли вы мне что-нибудь рассказать?

Юноша покачал головой.

— Даже если бы хотел, не смог…

Снейп недовольно нахмурился и, оторвавшись, наконец, от своего занятия, подошел к ученику.

— Вашу руку.

Гарри недоуменно посмотрел на Наставника.

— Поттер, дайте мне вашу руку с кольцом.

Помедлив на мгновение, гриффиндорец протянул ладонь.

— Покажите кольцо.

Украшение блеснуло в свете каминного пламени. Снейп внимательно оглядел его, исследуя со всех сторон.

— Поттер, вы знаете, что кольцо можно использовать для связи с другими Рыцарями?

Гарри кивнул.

— Я видел, как это делают, — признался он. — Но никогда сам не пробовал.

Снейп кивнул.

— Все кольца взаимосвязаны, — пояснил он. — Эти связи Рыцари используют для того, чтобы вовремя предупредить друг друга и успеть на помощь.

Он внимательно вгляделся в лицо ученика.

— Поттер, если вам понадобиться помощь, достаточно сжать кольцо и представить себе того, кто необходим.

Гарри кивнул.

— Я запомню, профессор, — пообещал он.

Снейп недовольно покачал головой и, отойдя к чертежу, снова склонился над ним. Гарри прошел к своему месту, сбросил с плеча сумку и уселся на скамейку. Про себя он уже несколько раз проклял свою предупредительность.

— После рождественского бала я уезжаю, Поттер, меня снова вызывает Темный лорд.

Гарри сначала показалось, что он ослышался.

— Что? Опять?

Снейп хмуро посмотрел на ученика.

— Да. У Темного лорда какие-то грандиозные планы на Рождественские каникулы. Поэтому, Поттер, хорошенько подумайте, не нужна ли вам моя помощь.

Гриффиндорец прикусил губу и кивнул. Тут же открылась дверь, и класс постепенно стал заполняться учениками. Драко и Дафна вошли вместе, но тут же разделились и к своим местам добирались уже по раздельности.

— Сегодня мы будем изучать боевые зелья и способы защиты от них, — объявил зельевар, как только все расселись…

Гарри приготовился записывать, но внезапно его что-то отвлекло. Тень от учительского котла едва заметно пошевелилась и медленно начала вытягиваться.

Замерев на месте, Поттер с ужасом смотрел на нее. Отделившись от предмета, тень заползла к нему на колени, плечо, руку, стол… и, добравшись до листа, исчезла.

— Ты сомневаешься… не веришь, — прошелестела Тень ему на ухо.

От ее голоса по телу юноши пробежала нервная дрожь. Стиснув зубы, он уставился на чистый лист пергамента. Перо вздрогнуло, и с его кончика сорвалась капля чернил. На бумаге тут же расплылось пятно.

— Поттер! Что происходит?

Гриффиндорец вздрогнул и вскинул голову. Снейп выжидающе смотрел на него.

— Ч..что, профессор?

— Вам плохо?

Гарри замотал головой.

— Нет-нет, все в порядке.

Зельевар недовольно прищурился.

— Тогда перестаньте витать в облаках и начинайте писать!

Поттер кивнул и поднял перо, выпавшее у него из руки. Драко ткнул его в бок.

— Все в порядке?

— Да… конечно.

Малфой недоверчиво покосился на него и продолжил писать.

— Теперь уже поздно отступать… — прошептала Тень.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:35 | Сообщение # 25
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
24 глава. Равновесие должно быть восстановлено

Гарри задумчиво брел в сторону Выручай-комнаты, опустив голову и засунув руки в карманы. Там его должна была ждать Астория, а он не знал, как себя вести. Хотелось и рассказать все, и в тоже время он отлично понимал, что не сделает этого. Потому что не мог позволить себе подобной вольности.

А еще его очень волновало происходящее. Он не сомневался, что Тень говорит правду и ближайшее время ему предстоит умереть, но…

— О, мистер Поттер!

Гарри подпрыгнул от неожиданности. Перед ним стоял Флитвик, причем гриффиндорец мог поспорить, что только что его не было.

— Добрый день, профессор.

Флитвик отмахнулся.

— Да что вы! Какой день, вечер уже давно.

Поттер нервно кивнул, оглядываясь по сторонам и хорошо понимая, что стоит практически напротив нужной комнаты. Он даже видел дверь, приоткрытую в ожидании его.

— Профессор, а что вы здесь делаете?

— Наверное, то же что и вы, — Флитвик таинственно улыбнулся, и Гарри захотелось взвыть. Ему хватало Тени со своими словами загадками.

— То есть?

Профессор усмехнулся, рассматривая ученика.

— Власть слов одна из самых сильных в мире, мистер Поттер, — сообщил он. — Умение задавать правильные вопросы — необходимое качество настоящего предводителя. Порой всего одного вопроса хватает, чтобы положить своего противника на лопатки.

Гарри нахмурился, вспоминая сон.

— Я знаю…

— Тогда почему не пользуетесь этим?

— Вы ведь не мой противник.

— Нет, но всегда существует вероятность…

Гриффиндорец, прищурившись, посмотрел на учителя.

— Зачем вы мне все это рассказываете?

Флитвик пожал плечами.

— Учу… вы ведь будущий предводитель, мистер Поттер.

— С чего вы взяли?

— У вас это на роду написано. А теперь подумайте и задайте вопрос еще раз.

Гриффиндорец прикусил губу.

— Что я, по-вашему, здесь делаю? — осторожно поинтересовался он.

Преподаватель Чар одобрительно кивнул.

— Вот видите, можете, если хотите.

— Но вы не ответили на вопрос.

Флитвик довольно улыбнулся.

— Прекрасно, мистер Поттер. Я отвечу. Вы также, как и я, ищите ответы на свои вопросы… так или иначе.

Гарри замер.

— Вы ошиблись, профессор, — пробормотал он, справившись с собой. — Я просто… гуляю.

Флитвик пожал плечами.

— Как вам будет угодно, — уверил он.

Они замолчали, внимательно глядя друг на друга.

— Пойду я, — Гарри осторожно обошел учителя и растерянно замер возле двери, не зная, что делать дальше.

— Конечно, мистер Поттер, — кивнул профессор, не обращая внимания на смущенного юношу. — Из вас выйдет прекрасный предводитель. Вам просто надо поверить в себя…

Флитвик заковылял дальше по коридору.

— И внимательнее читайте книги, — громко сказал он, не оборачиваясь. — В них… все ответы на любые вопросы.

Гарри нахмурился и внезапно решился.

— Профессор, — позвал он.

Преподаватель с интересом обернулся. Он стоял сейчас в тени, и юноше показалось, будто глаза учителя светятся.

— Да, мистер Поттер?

— Вы сказали, что в книгах можно найти ответы на все вопросы… но тогда, что вы искали здесь?

На лице маленького Флитвика появилось странное выражение.

— Браво, — улыбнулся он. — Все просто, чтобы найти ответ в книге, ею надо обладать, а далеко не каждую из них может прочесть посторонний человек.

— А что надо сделать, чтобы книга повиновалась?

— Порой необходимо заплатить своей собственной кровью… или жизнью.

Гарри пораженно замер.

— Впрочем, если хотите узнать больше о книгах и их истории, вам лучше обратиться к первоисточнику. А теперь извините, мне пора. Было очень приятно разговаривать с вами, но нехорошо заставлять себя ждать. Времени и так мало.

И быстро скрылся за поворотом.

Поттер еще некоторое время смотрел на пустой коридор.

— Почему все знают больше меня, — пробормотал он и, резко развернувшись, Выручай— комната приобрела вид маленькой, уютной гостиной, увешенной картинами. В камине потрескивали дрова, а на полке стояли какие-то безделушки, которые бывают в домах, где хозяева любят путешествовать. Гарри пришло в голову, что он хотел бы иметь такое жилище… когда-нибудь.

Астория сидела на большом диване, подогнув под себя ноги, и задумчиво следила за игрой теней на стене. Она не услышала, когда юноша вошел в комнату, и, только увидев чью-то тень на стене, вздрогнула и быстро выхватила палочку.

— Гарри?

Поттер поднял руки.

— Все в порядке, — уверил он. — Это я.

Девушка кивнула.

— Проходи, я… просто немного испугалась. Ты такой тихий, словно привидение.

Гарри сглотнул, сравнение ему не понравилось. Совсем. Обойдя диван, он присел рядом с подругой.

— Прости, что опоздал. Просто Флитвика по пути встретил.

— Странный он какой-то последнее время, — задумчиво произнесла Астория.

— Правда? А в чем это выражается?

— Недавно он сказал мне, что невеста героя — это почетное звание, — тихо ответила девушка, пожимая плечами. — А… мертвого вдвойне.

Она скомкала подушку и умоляюще посмотрела на собеседника.

— Гарри, что происходит?

Поттер усилием воли сдержал эмоции, не дав им прорваться на лицо.

— Ничего, все в порядке.

Астория покачала головой.

— Нет не в порядке. Я чувствую, что что-то не так.

— Ты ошибаешься, Асти.

— Тогда почему ты не смотришь мне в глаза и…

Гарри наклонился и нежно поцеловал девушку в губы. Он не хотел врать, не хотел оправдываться… не хотел разговаривать. Рядом с Асторией не хотелось думать ни о Тени, ни о Флитвике, ни о таинственных книгах и дурацком предназначении. Сейчас Гарри Поттеру нужна была только любовь…

Астория сначала испуганно замерла. Юноша почувствовал, как бешено забилось ее маленькое сердечко, и уже хотел отступить, но… внезапно мягкие губы дрогнули и приоткрылись. Второго приглашения не требовалось, и Гарри углубил поцелуй, чувствуя, как девушка плавится в его руках. Яркие чувства захватили ее, и она ответила, подчиняясь своему партнеру и открываясь навстречу со всей страстью и любовью, на которую была способна.

Поттер сам не понял, когда их поцелуй, начал превращаться во что-то большее. Его руки запутались в ее необыкновенно мягких волосах, в которых прятался солнечный свет. Его губы медленно исследовали каждый сантиметр совершенного тела.

Астория начала расстегивать на нем мантию… и Гарри словно очнулся.

— Нет, подожди…

Девушка умоляюще посмотрела на него.

— Не останавливайся, Гарри, только не сейчас…

— Ты понимаешь, что…

— Я все понимаю.

И она вновь потянулась к его губам. А Поттеру внезапно вспомнилось, что он вот-вот умрет, и у него уже никогда не будет подобной возможности… Этот поцелуй получился более грубым, отчаянным, почти злым. Казалось, они хотят оставить друг на друге отпечаток себя, навечно заклеймить, утвердить свое право. Мир сузился до размеров этой маленькой комнаты, само время замедлилось в этой точке бесконечного пространства, даря паре драгоценные секунды. Сейчас у них в руках была сама вечность.

— Не оставляй меня, — прошептала Астория.

Гарри закрыл глаза, вдыхая запах любимой.

— Никогда… я всегда буду рядом.

И снова прижался к ее губам, увлекая в новый поцелуй. Он сдержит свое обещание… так или иначе.

В комнату Поттер вернулся уже после двенадцати ночи. Снейп встретил его хмурым взглядом, не обещающим ничего хорошего.

— Завтра, после занятий, отработка! — процедил он. — И меня не волнует, какую вы там клятву давали.

Гарри кивнул и быстро направился к комнате. Драко лежал, отвернувшись к стенке. Гриффиндорец сначала решил, что он спит, но, присмотревшись, заметил, что у слизеринца слишком напряжены плечи.

— Малфой, ты сегодня не пришел.

Некоторое время Драко не двигался, но потом все же ответил.

— Ты меня не очень-то и ждал.

Поттер залез под одеяло и недовольно посмотрел на соседа.

— Ты… что-то видел?

— Нет, я не смог войти, — тихо сообщил слизеринец. — Но мне не сложно догадаться, с кем ты там был.

— Я не обязан перед тобой отчитываться, — раздраженно напомнил Гарри.

— А я и не прошу. — Малфой неохотно пошевелился и повернулся на другой бок. — Просто… скажи честно, тебе ее совсем не жаль?

— Нет.

Глаза Драко вспыхнули.

— Ты умрешь, а она то останется!

— Я не умру… — прошептал Гарри, но слизеринец его не услышал.

— Тебе будет все равно, а ей жить с этим всю жизнь.

— Я не умру…

Малфой замер, недоумевающе глядя на собеседника.

— Что?

— Я не умру, — повторил Поттер, с деланно безразличным видом укладываясь спать.

Драко замотал головой.

— Подожди, а как же пророчество? А Тень?

Гарри пожал плечами.

— А вот не буду я ничего делать, — с вызовом заявил он. — Не буду и все! Я жить хочу, как все нормальные люди.

И накрывшись с головой одеялом, затих. Малфой некоторое время сидел молча, словно собираясь с мыслями. Но потом осторожно тронул гриффиндорца за плечо.

— А как же Темный лорд?

Гарри застонал.

— Пусть все само случится, если это пророчество правда, то почему я должен сам нарываться на смерть?

Драко пожал плечами и растерянно лег на подушку, но через минуту прошептал:

— Поттер. Тебя искал Уизли.

— Что он хотел?

— Поговорить с тобой. Он там что-то важное узнал.

— Рон это тебе сам сказал? — недоверчиво поинтересовался Гарри, выныривая из-под одеяла.

Слизеринец посмотрел на него, как на сумасшедшего.

— Нет, конечно! Уизел передал все через Грейнжер.

Брюнет вздохнул.

— Хорошо, я завтра с ним переговорю.

На этом разговор закончился, и они заснули, отвернувшись друг от друга. Всю ночь Гарри снился бесконечный лабиринт, из которого не было выхода. Он метался по нему, но так и не смог убежать. Проснувшись в холодном поту, гриффиндорец еще долго не мог отдышаться и успокоить нервную дрожь в пальцах.

Утро тоже не принесло с собой ничего хорошего. Драко, мрачно поздоровавшись, не произнес больше ни слова, просто молча шел рядом, глядя куда угодно, но только не на своего соседа. Поттер терпел, отлично понимая, что, возможно, заслужил подобное отношение.

Завтрак также прошел в абсолютной тишине. Рона не было, и быстро поев, Гарри направился на урок Трансфигурации.

— Поттер, что случилось с Драко? — прошептала Дафна, нагоняя его.

— Не знаю.

— Вы что поругались?

Девушка удивленно приподняла брови.

— Мы не друзья, чтобы ругаться, — раздраженно ответил Гарри и ускорил шаг, стремясь оказаться как можно дальше от подруги.

Дафна расстроено посмотрела ему вслед.

— Я же говорил, что просто повздорили, — усмехнулся Нотт, подходя к ней ближе. — Помирятся еще.

— Надеюсь…

И они поспешили в кабинет.

Прозвенел звонок, но МакГонагалл все не было.

— Может, она себя плохо чувствует? — осторожно предположила Сьюзен Бонс.

— Тогда нам сказали бы, что занятия не будет, — хмуро напомнила Гермиона, нервно глядя на пустующее место рядом с собой.

— Сегодня Рон не ночевал в своей постели, — тихо сказал Невилл, глядя почему-то на Гарри. — Скорее всего, она с ним разбирается.

Гермиона тут же вскинулась.

— А ты его видел?

Лонгботтом покачал головой.

— Нет, его не было ни в комнате, ни на завтраке.

Поттер почувствовал, что у него взмокли ладони. Он сидел, уткнувшись в конспект с лекциями, но мог точно сказать, что большинство одноклассников смотрит сейчас в его сторону.

Внезапно дверь резко отворилась и стремительно вошла декан факультета Гриффиндор. Приглядевшись, Гарри заметил, что она была бледнее обычного.

— Мистер Поттер, после занятий директор хотел бы вас видеть у себя в кабинете.

Юноша кивнул.

— Начнем наше занятие…

Гермиона вскинула руку. МакГонагалл раздраженно посмотрела на нее.

— Да, мисс Грейнжер.

— Профессор, простите, вы не знаете, что с Роном Уизли?

Весь класс замер в ожидании ответа.

МакГонагалл обвела учеников недовольным взглядом и неохотно ответила.

— Мистер Уизли исчез. Его нет на территории Хогвартса.

Кто-то вскрикнул… Гарри, не отрываясь, смотрел на конспект.

— Это Поттер!

— Конечно, он!

— Он ненавидел Уизли!

— Что еще можно ждать от Рыцаря?

МакГонагалл выпрямилась.

— Немедленно успокойтесь! — громко приказала она. — Вы не имеете права обвинять кого-то, пока его вина не доказана.

Класс затих.

— А теперь начнем занятия.

Все взяли в руки перья. Гарри потерянно посмотрел на свое...

— Поттер, — Драко ткнул его в бок. — В кабинете что-то не так.

Гриффиндорец мгновенно напрягся.

— Что?

Малфой пожал плечами.

— Тени, — прошептал он. — Предметы не отбрасывают тени.

Гарри перевел взгляд на свою руку… тени не было.

— Тень…

— Конечно, я, — прошелестело у него над ухом.

Юноша закрыл глаза, стараясь отогнать неприятное чувство.

— Ну, что ты, Гарри… — голос Тени стал приторно заботливым. — Открой глазки, я хочу, чтобы ты все видел!

Поттер сглотнул и открыл глаза.

Мир замер. Все вокруг остановилось, секундная стрелка настенных часов нервно вздрагивала на месте, люди застыли в тех позах, в которых их застало мгновение. Только Драко нервно осматривался по сторонам.

— Что тебе надо? — громко спросил Гарри.

Тень неспешно материализовалась из воздуха прямо напротив их парты.

— Ты знаешь…

Поттер хмуро посмотрел на нее.

— Я не буду этого делать.

— Будешь.

— Нет!

Тень мгновенно переместилась в пространстве, схватила Драко за волосы и заставила его откинуть голову. Возле шеи слизеринца появился кинжал.

— Я ведь могу заставить.

— Нет!

— Да…

Тонкое лезвие впилось кожу, на которой мгновенно стали появляться маленькие бисеринки крови. Малфой зажмурился от боли и крепко сжал зубы, чтобы не застонать.

— Ну же, Гарри, разве ты позволишь умереть другу?

Поттер передернул плечами.

— Зачем тебе я? Иди и сама убей Волдеморта, ты же можешь!

Тень пожала призрачными плечами.

— Я не могу этого сделать, — хрипло прошептала она. — Это качнет весы не в ту сторону.

— А если это сделаю я?

— Пророчество, Гарри, ты же помнишь… «И объединит он их под своим флагом. И уничтожит зло, восстановив равновесие ценою собственной жизни».

Поттер растерянно смотрел на капли крови, стекающие по лезвию.

— Почему я?

— Это философский вопрос, — усмехнулась Тень. — На него нет ответа.

Гарри прикусил губу до крови.

— Отпусти Драко, — хрипло попросил он. — Я все понял.

Тень медленно убрала кинжал от шеи слизеринца.

— Молодец… это правильное решение.

Она переместилась в центр комнаты.

— Ты ведь и сам знаешь, что так должно быть, — напомнила Тень.

Гарри не ответил.

— И вчера знал. Не стоит обманываться… А чтобы тебя больше не мучили сомнения…

Тень распахнула свой призрачный плащ, под ним оказался Рон. Гриффиндорец был без сознания.

Поттер дернулся было к нему, но ноги вдруг стали ватными и отказались слушаться.

— Зачем он тебе? Я же сказал, что выполню все!

Он упал с лавки, но так и не смог сдвинуться с места. Тень медленно подплыла ближе и за подбородок подняла голову гриффиндорца, заставив его смотреть на себя.

— Если через неделю пророчество не будет выполнено, он умрет. И его кровь будет на твоих руках.

Она отпустила его, и Гарри с ужасом увидел на своих руках бордовые ручьи.

— Нет!

Тень начала медленно растворяться.

— Равновесие должно быть восстановлено, и я сделаю для этого все.

Мир раскололся на мелкие кусочки…

— Мистер Поттер! Мистер Поттер! Что с вами?

Гарри со стоном поднялся с пола и огляделся по сторонам. Весь класс смотрел на него.

— Все в порядке, профессор. Прошу прощения…

МакГонагалл хмуро взглянула на него.

— Вы упали в обморок, — напомнила она.— Что именно по-вашему в порядке?

Гриффиндорец покачал головой.

— Просто голова закружилась. Простите.

— Возможно, вам стоит сходить в больничное крыло?

— Нет-нет, все хорошо.

Декан подозрительно посмотрела на него, но больше ничего не спросила. Гарри сел на место, все еще пытаясь прийти в себя. Ему казалось, что его ладони все еще липкие от теплой крови.

Драко крепко сжал его плечо, выражая молчаливую поддержку.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:36 | Сообщение # 26
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
25 глава. На Астрономической башне...

Гарри не запомнил, как прошел урок. Он выполнял задания, отвечал на вопросы… а перед глазами стояло бледное лицо Рона Уизли обезображенное гримасой боли. Поттер то и дело ловил на себе напряженные взгляды Драко, и был рад, что слизеринец не лезет к нему с вопросами.

— Можете идти, — провозгласила, наконец, МакГонагалл.

Гарри на автомате поднялся, запихнул вещи в сумку и вышел из кабинета, направляясь к директору.

— Поттер! — Драко нагнал его и схватил за плечо. — Я с тобой.

— У тебя же сейчас Руны.

— Ничего страшного, переживу.

Гарри благодарно кивнул, и они вместе направились дальше.

Дамблдор сидел у себя в кабинете. Даже не приглядываясь, было заметно, что директор Хогвартса чем-то очень недоволен. Он нервно теребил в руках перо и то и дело бросал испытующие взгляды на остальных собравшихся. Здесь были Молли и Артур Уизли, Снейп, Скримджер, Перси Уизли и… Энтони Паркер. Последний прищурившись, рассматривал вошедших юношей и в глубине его глаз был заметен затаенный интерес. Встретившись глазами с гриффиндорцем, он едва заметно кивнул. Поттер сначала решил не реагировать, но потом осторожно наклонил голову в ответ.

— Где мой сын?!

Гарри вздрогнул, переводя взгляд на Молли, которая через весь кабинет бросилась к нему и, схватив его за шиворот, толкнула в стену.

— Верни моего сына, чудовище.

Снейп стремительно кинулся к ним, собираясь освободить ученика, но его опередил Артур.

— Молли, успокойся, прошу тебя.

— Нет! Он! Это он!

— Молли, возьми себя в руки!

Отец Рона бережно обнял жену за плечи и отвел в сторону. Профессор Зельеварения вопросительно посмотрел на юношу.

— Поттер?

— Все в порядке, — уверил тот.

Снейп кивнул и вернулся на свое место.

Дамблдор, дождавшись окончания сцены, поднялся.

— Гарри, прошу, проходи, — он покосился на Драко. — Мистер Малфой, я понимаю, что вы волнуетесь за товарища, но вам придется подождать снаружи.

Слизеринец хмуро покосился на директора.

— Прошу прощения, профессор, но думаю, я мог бы помочь.

Дамблдор приподнял брови:

— Чем же?

— Я вчера был с Поттером.

Скримджер пристально посмотрел на него.

— Мы пока еще не предъявили мистеру Поттеру никаких обвинений, — раздраженно напомнил он.

— Пока? — Во взгляде Снейпа, которым он смотрел на министра, не было ни единой эмоции, кроме глубочайшего презрения. Гарри мысленно позавидовал Наставнику, умеющему мастерски владеть своим лицом. — А у вас есть, что предъявить?

Скримджер сделал вид, что не услышал этих слов.

— Хорошо, — объявил он. — Раз мистер Малфой так близок к Поттеру, пусть остается.

Драко высокомерно кивнул. Глядя на него, Гарри гордо выпрямился и постарался сделать лицо как можно более непроницаемым. Чем он хуже слизеринца, в конце концов?

— Приступим, — продолжил Министр. — Мистер Поттер, вы должно быть уже знаете, по какому поводу мы собрались…

Гриффиндорец покачал головой.

— Не имею ни малейшего понятия.

Скримджер хищно оскалился.

— Очень хорошо. Тогда я сообщаю вам о том, что сегодня ночью исчез ваш друг Рон Уизли.

Молли всхлипнула и уткнулась в плечо мужа.

— Одноклассники его видели в последний раз вечером в общей гостиной Гриффиндора, после этого он исчез.

— Мы с лета не общаемся с Роном, — спокойно ответил Гарри.

Как ни странно, но чем дальше продолжался допрос, тем увереннее он себя чувствовал. Ультиматум Тени словно делал его выше остальных.

Скримджер отошел в сторону, пропуская вперед Паркера.

— Дальнейший наш разговор будет проводиться с использованием сыворотки правды, — объявил он. — Ваш Наставник и Директор в курсе.

Гарри безразлично пожал плечами и одним глотком выпил протянутое ему зелье. Паркер встал прямо перед ним, словно отгородив от остальных людей, присутствующих в кабинете.

— Ваше имя.

— Гарри Джеймс Поттер.

— Вы знаете мистера Рональда Биллиуса Уизли?

— Да, мы долгое время дружили.

— Вы в ссоре?

— Да, не сошлись во мнениях.

— Когда последний раз вы его видели?

— Вчера… на ужине.

— Вы разговаривали?

— Нет.

— Что вы делали вечером с восьми до двенадцати вчера?

Гарри сглотнул, не разрывая зрительного контакта с Паркером. В глазах аврора мелькнула обеспокоенность.

— Гулял.

Бровь Паркера медленно поползла вверх.

— Кто-нибудь может это подтвердить?

— Да, профессор Флитвик.

— Кто-то еще?

Поттер покачал головой.

— Нет, больше никого, я хотел побыть один.

Аврор кивнул.

— Что было после?

— Он вернулся в комнату, — мрачно ответил за Гарри Драко. — Как раз пробило двенадцать.

Паркер перевел взгляд на слезиринца.

— А вы, мистер Малфой, каким образом оказались в комнате мистера Поттера?

Драко бесстрастно выдержал взгляд.

— Я был у профессора Снейпа, в гостях.

Аврор подошел ближе к нему.

— А когда вы последний раз видели мистера Уизли?

— Тогда же. На ужине.

Паркер кивнул и повернулся к Скримджеру.

— Министр?

Тот подозрительно покосившись на Дамблдора, поинтересовался.

— Мистер Поттер, вы имеете отношение к каким-либо запрещенным организациям?

Гарри не дрогнул.

— Нет.

— Ну, что ж, господин Министр, — подчеркнуто вежливо сказал Директор, вставая. — Насколько я понял это все вопросы к моему ученику?

Скримджер кивнул.

— Да, пожалуй, все.

Дамблдор повернулся к юношам.

— Можете идти, вы здесь больше не нужны.

Тут Молли вырвалась из объятий мужа и снова набросилась на Поттера.

— Верни моего сына, — умоляюще прошептала мать Рона, при этом в голосе ее было столько ненависти, что Гарри невольно дернулся от нее в сторону, но ему помешал стол. — Я согласна подчиняться тебе, только верни.

Артур снова оттащил жену в сторону.

— Поттер!

Снейп кивнул на дверь, и Гарри с Драко поспешили уйти. Оказавшись в коридоре, гриффиндорец прижался спиной к стене, перед глазами все еще стояло искаженное от горя лицо Молли Уизли.

— Пошли, Поттер, — позвал слизеринец. — Нам обоим надо проветриться.

Минуя многолюдные места, они быстро добрались до Астрономической башни. Вороны уже кружили вокруг нее, создавая сплошную черную воронку, через которую было не видно земли. Один из них опустился на плечо гриффиндорца.

— Привет… — поздоровался Гарри, погладив птицу по голове.

Драко протянул ему сигареты. Некоторое время ни один из юношей не решался заговорить. Они молча стояли, курили и наблюдали за полетом ворон.

— Ты бы отправил их куда-нибудь, — предложил, наконец, слизеринец. — Не стоит, чтобы их видел Скримджер.

Поттер посмотрел на ворона, через минуту все птицы исчезли.

— Доволен?

Драко пожал плечами.

— Если ты хочешь поругаться со мной, чтобы выплеснуть раздражение…

— Да ну, нет. — Гарри устало покачал головой. — Я не идиот.

Малфой понимающе кивнул. Снова наступило молчание…

— Что будем делать? — поинтересовался Драко. — У нас не так много времени.

Поттер прикусил губу и одним прыжком вскочил на парапет. Слизеринец вскрикнул и бросился к нему.

— Поттер! Ты чего?

— Все нормально, — уверил Гарри, спокойно докуривая сигарету.

Ворон вернулся и невозмутимо уселся на плечо хозяина, словно тот каждый день влезает на парапет самой высокой башни Хогвартса.

— Нам надо починить шкаф.

— Теперь, после похищения Уизли, все удвоят свое внимание к нам, — напомнил Драко. — А после ритуала ты минимум день должен провести в постели.

Гарри прошелся вдоль пропасти.

— Когда Рождественский бал?

— Поттер, ты чего? Завтра. Вся женская половина учениц Хогвартса уже несколько недель на ушах стоят.

Гриффиндорец задумчиво посмотрел на землю, виднеющуюся далеко внизу.

— После бала Снейп уедет. Он не будет нам мешать. Как и большинство учеников.

— А Дамблдор?

Драко продолжал внимательно следить за собеседником.

— А от Дамблдора нам надо избавиться, — коротко подвел итог Гарри.

Малфой закашлялся, подавившись дымом сигареты.

— Что? Ты хочешь его убить?

Его собеседник устало вздохнул и спрыгнул с парапета.

— Я не идиот, — повторил он. Книга, подчиняясь его желанию, мгновенно появилась в руке. — Его просто надо на некоторое время убрать с дороги.

Внезапно ему вспомнились слова Флитвика: «Порой необходимо заплатить своей собственной кровью…»

— Малфой, дай свою руку, — приказал он.

Драко осторожно протянул ладонь.

— У тебя нет ничего острого?

— Зачем?

— Есть или нет?

Слизеринец, с опаской глядя на собеседника, достал из кармана небольшой складной кож. Не долго думая, Гарри полоснул им по ладони блондина.

— Ай!

Драко попытался вырвать руку, но Поттер не позволил ему это сделать и, подождав, когда кровь польется сильнее, наклонил ее над книгой.

— Ты что делаешь!! — закричал Малфой. — Совсем свихнулся?

Гарри отпустил ладонь и внимательно посмотрел на страницы, испорченные бордовыми потеками крови.

— Ну… и зачем ты испортил книгу? — хмуро поинтересовался слизеринец, баюкая больную руку. — Чего ты добился?

Поттер молча показал на страницу. Кровь на ней вспенивалась, шипела, словно поджариваясь на сковородке… и исчезала. Уже через минуту на книге не было ничего заметно.

— Как починить шкаф? — справившись с собой, поинтересовался гриффиндорец.

На странице появились перламутровые буквы.

— Малфой, что ты видишь?

Драко склонился над книгой.

— Чтобы беспрепятственно проникнуть в дом своего врага Норфик Малфой купил пару Исчезательных шкафов…

Гарри довольно кивнул.

— Отлично, — заявил он. — Книга теперь слушается тебя.

Слизеринец недоуменно нахмурился.

— И что это нам дало?

Поттер прикусил губу и снова обратился к фолианту.

— Как захватить сильного волшебника в плен?

Драко несколько мгновений оторопело смотрел на соседа, потом наклонился к книге и прошептал:

— Очень сильного…

Буквы на странице зашевелились и, перемешавшись, сложились в новый текст. Вглядевшись в них, Малфой пробормотал.

— Я знаю этот ритуал, отец рассказывал. Он сковывает противника и отправляет его в необходимое место.

Гарри задумчиво обвел пальцем рисунок.

— Это будет сложно, — хрипло пробормотал он.

— И этот ритуал опять же использует темную магию, — напомнил Драко. — Ты же не думаешь, что Дамблдор такой идиот и сам сиганет на руну?

Поттер покачал головой.

— Для этого здесь есть зелье дезориентации.

— И как мы вольем его в него?

Гриффиндорец прикусил губу и быстро захлопнул книгу.

— Мы сделаем это завтра, — сообщил он, поднимаясь. — Снейп скорее всего отбудет сразу после бала, он не заметит отсутствия директора. А учитывая то, что он никогда не провожает учеников, то и они не должны ничего заметить.

Драко скептически приподнял бровь.

— А МакГонагалл?

— А МакГонагалл обязана подчиняться мне.

Он протянул руку слизеринцу, помогая ему встать.

— Пошли, нам надо приготовить зелье.

Малфой хмуро посмотрел на спину уходящего гриффиндорца.

— Не нравится мне все это, — пробормотал он.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:37 | Сообщение # 27
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
26 глава. Наследник Мерлина

Драко неспешно плелся за гриффиндорцем по извилистым коридорам Хогвартса.

— Поттер, нам ведь не одно зелье надо приготовить.

Гарри непонимающе посмотрел на него, но кивнул:

— Да, два… одно Дезориентации, а второе для ритуала.

— И ты хочешь сегодня приготовить оба?

— Да.

Малфой недоверчиво покачал головой, но спорить не стал. Подойдя к Лабораториям, они услышали звуки голосов.

— Как не вовремя, — раздраженно пробормотал Гарри.

Драко покосился на него.

— Это Нотт и Дафна. Они лучшие по Зельеварению в школе. Давай, попросим у них помощи.

— Малфой, не заставляй меня повторять…

— Поттер, я не предлагаю рассказывать им все. Мы просто попросим помощи с Зельем Дезориентации. Оно ведь, действительно, сложное!

На угрожающий взгляд гриффиндорца он поспешил добавить:

— Про ритуал и второе зелье мы не скажем ни слова.

Гарри некоторое время нерешительно мялся на пороге, но потом, устало вздохнув, протянул собеседнику книгу.

— Перепиши рецепт. Ни Дафна, ни Нотт не смогут увидеть его.

Драко быстро выполнил все, что от него хотели. Как только он поставил точку, фолиант исчез, и Гарри, жестом пригласив слизеринца следовать за ним, шагнул внутрь кабинета.

— Привет!

Дафна и Нотт удивленно подняли головы от бурлящего котла.

— Что-то случилось? — обеспокоенно поинтересовалась девушка.

Драко поспешил выйти вперед.

— Привет, — бодро поздоровался он. — А мы тут пришли немного поэкспериментировать.

— С чем поэкспериментировать?

— Мы в Лаборатории, — напомнил Малфой, натянуто улыбаясь. — С зельями, конечно.

Тео подозрительно покосился на него.

— Поттер, ненавидит Зельеварение. У него не получается даже элементарная микстура от кашля. Ты о чем?

— Будем считать, что это я на него так положительно влияю.

Драко пожал плечами, и смело направился к свободному котлу. Гарри шел следом. Он решил не вмешиваться, отлично понимая, что слизеринец лучше знает, как общаться со своими товарищами по факультету.

Малфой тем временем невозмутимо вымыл руки, достал из кармана рецепт и разложил его на столе.

— Поттер, так как Нотт все-таки прав, и ты ничего не смыслишь в Зельях. Давай, я буду варить, а ты просто помогать?

Гарри поднял руки, давая понять, что власть полностью в руках слизеринца. Водя пальцем по тексту, Драко задумался.

— Тогда… нарежь стручки аммибулуса.

Гриффиндорец тут же принялся исполнять, но как только он дотронулся ножом до длинного скользкого стручка, рядом с ним мгновенно оказалась Дафна.

— Поттер, ты что делаешь? — громко возмутилась она. — Кто же их нарезает поперек?

Юноша смущенно опустил голову.

— А что? Не так?

— Конечно! Надо вдоль!

Гарри сделал невинное лицо и протянул нож слизеринке.

— Покажешь?

— Ох… но только ради сохранности ингредиентов профессора Снейпа, — усмехнулась Дафна, забирая у гриффиндорца орудие труда.

В это время Нотт уже успел заглянуть в котел.

— Драко!

Малфой подпрыгнул и удивлённо повернулся к товарищу.

— Ты что творишь? Положил белладонну, а мешать начал по часовой стрелке. Это же первый закон Глоруса!

Слизеринец недовольно поджал губы.

— Я все правильно делаю, Нотт! — заявил он. — Закон Глоруса имеет исключение, и это одно из них.

Он ткнул исписанный лист бумаги в нос Тео. Тот быстро пробежал текст глазами, все больше хмурясь в процессе чтения.

— Зачем вам зелье дезориентации? Это уровень Высших зелий, вы не проходите их.

Драко пожал плечами.

— Если я скажу, что это секрет, ты поверишь?

Нотт покосился на него, потом на Гарри.

— Безусловно, нет!

Дафна стремительно подошла к ним и выхватила листок.

— Драко, что вы задумали? — требовательно спросила она.

Малфой промолчал, опустив голову.

— Дафна, — тихо позвал Гарри.

Девушка удивленно обернулась к нему.

— Нам нужна ваша помощь, — медленно продолжил гриффиндорец. — Очень… но мы не можем сказать зачем.

Дафна и Нотт с сомнением переглянулись.

— И почему мы должны вам помогать? — поинтересовался слизеринец.

Поттер закатил глаза.

— А что? Просто так, нельзя?

Он отвернулся и направился к стручкам аммибулуса.

— Мы и без вас обойдемся.

Схватив нож, он начал ожесточенно нарезать ингредиенты, но на его руку тут же опустилась маленькая девичья ладошка. Дафна, молча, отобрала у него нож и продолжила работу.

— Хорошо, — кивнул Нотт. — Мы поможем. Надеюсь, что нам не придется пожалеть потом об этом.

Драко вопросительно посмотрел на Гарри, тот покачал головой.

— Нотт, ты лучше меня разбираешься в зельях, — громко заявил слизеринец, уступая место у котла.

Тео внимательно вчитался в текст и склонился над кипящей жидкостью. Малфой тем временем воспользовался моментом и отвел Поттера в сторону.

— Тебе надо идти к Снейпу.

Поттер кивнул:

— Я помню.

— Для зелья дезориентации не надо ничего особо редкого, — прошептал слизеринец. — Я справлюсь. А вот для ритуального нужны крылья фей и слезы дракона. Эти ингредиенты можно найти только в личном Хранилище Снейпа. Да… а еще нужны сразу три живые мыши. Где мы их искать будем?

Гриффиндорец прикусил губу.

— Я попробую проникнуть в кладовую.

— А мыши?

— Принесу.

Драко вздохнул.

— Тогда до встречи.

Поттер кивнул и быстро выскользнул из Лабораторий.

* * *

Снейп раздраженно ходил по комнате.

— Поттер! Где вас носило?

Гарри поежился, но все же смело встретил взгляд наставника.

— Прошу прощения, профессор, я… я немного прогулялся.

— И забыли об отработке?

Гарри опустил голову.

— Не знал, что вы так ранимы, — поморщился зельевар. — Вы Рыцарь! Надо учиться спокойно реагировать на подобные вещи! Идет война, вокруг каждый день гибнут люди, и многие из них близки вам.

— Я знаю.

— Тогда в чем дело?

— Ни в чем…

Снейп пристально вгляделся в его ученика.

— Поттер, вы не ребенок.

— Я знаю, — сквозь зубы ответил Гарри. — Что мне надо делать, сэр?

Зельевар недовольно нахмурился.

— Вы будете очищать щупальца орнигул. Все уже на столе…

Поттер сглотнул, не в силах поверить в удачу. Работать надо было в воде, а раковины находились совсем близко от Хранилища. Не дожидаясь продолжения разговора, юноша поспешил туда.

Снейп внимательно наблюдал за работой ученика. Гарри старательно изображал отвращение, хотя на самом деле ничего не чувствовал от стучащей в висках крови.

— Профессор… — Натаниэль Дарк осторожно выглянул из-за приоткрытой двери. — Профессор Снейп, Директор просил передать, что хотел бы встретиться с вами, чтобы обсудить вашу поездку.

Гарри замер, он не ожидал, что удача улыбнется ему сегодня еще раз.

— Поттер, когда я вернусь, все должно быть готово, — хмуро приказал зельевар.

— Д..да, конечно.

Снейп еще раз подозрительно смерил взглядом ученика и стремительно вышел.

Не теряя времени, Гарри бросился к двери кладовки. Та конечно, была заперта. Применять какие-либо заклинания гриффиндорец не решился и, после секундного замешательства, превратился в змею. В этот раз трансформация практически не принесла никаких проблем, он даже не почувствовал, как она произошла.

Пробравшись через трубу внутрь маленькой комнаты, Поттер вернул себе человеческий образ. Как он и ожидал, с этой стороны на двери не было защиты. Схватив все необходимые ингредиенты, он прошептал заклинание и быстро выскользнул обратно в комнату.

Расставив баночки на столе, гриффиндорец прикусил губу, раздумывая как бы теперь их побыстрее доставить в Лаборатории. Он не хотел рисковать, а Снейп вполне мог заметить, что ученик что-то скрывает.

— Мистер Поттер!

Гарри вздрогнул и удивленно обернулся. Это был Натан, он смущенно мялся возле двери.

— Что-то случилось?

— Э… я хотел поблагодарить.

Поттер кивнул.

— Ничего страшного, мне это ничего не стоило.

Натан замотал головой.

— Все равно, спасибо… если я могу чем-то помочь…

Гарри досадливо отмахнулся.

— Нет, мне ничего не нужно.

И тут ему на глаза попались ингредиенты.

— Хотя, нет! Нужно.

Мальчик в одно мгновение подбежал к гриффиндорцу. Поттер протянул ему склянки.

— Вот, ты можешь отнести это в Лаборатории и вручить лично Драко Малфою.

— Конечно, мистер Поттер.

— Только это необходимо сделать незаметно.

— Все будет исполнено.

Натан схватил ингредиенты и, положив их в карман, бросился из кабинета. Гарри проводил его взглядом и вернулся к работе. С отработкой он провозился до самого ужина. Пришедший Снейп придирчиво осмотрел выполненную работу, но отпустил ученика.

— В десять часов я хочу вас видеть в комнате, — сурово напомнил он на прощание. — Все ваши прогулки отложите до утра.

Поттер быстро закивал. Выйдя за дверь, он побежал в Лаборатории. Там Дафна, Нотт, Драко и, откуда-то взявшаяся Гермиона громко спорили о зелье.

— Надо делать так, как написано в рецепте, — возмущался Малфой.

— Но это не правильно, — Тео раздраженно стукнул кулаком по столу, — если сейчас добавить русалочью чешую, она блокирует действие остальных ингредиентов!

— Но рецепт…

— Рецепт может быть неверен, — осторожно напомнила Гермиона. — Он ведь переписан откуда-то.

— Там все правильно, Грейнжер! — слизеринец не собирался уступать.

Гарри покачал головой и громко откашлялся. Все находящиеся в комнате мгновенно повернули к нему головы.

— Привет, Гермиона, — поздоровался он, подходя к котлу.

Темно-зеленое, практически черное, зелье бурлило. Мелкие капли выплескивались из него и, падая на стол, оставляли на его ровной поверхности мелкие трещины.

— Сделайте так, как сказал Малфой.

Дафна мрачно покосилась на него.

— Это испортит зелье.

— Гарри, это противоречит всем законам зельеварения, — осторожно добавила Гермиона.

Поттер упрямо посмотрел на них.

— Сделайте так, как там написано.

Нотт выругался себе под нос, но высыпал чешую в котел. Несколько долгих секунд ничего не происходило… но потом зелье медленно начало менять цвет, пока не стало абсолютно прозрачным. Драко гордо вскинул подбородок.

— Я же говорил! Все верно!

Остальные удивленно смотрели на котел.

— Не может быть, — пробормотала Дафна. — Это… надо спросить у профессора Снейпа, что могло вызвать подобный эффект.

Гарри предупреждающе откашлялся, и Дафна разочарованно вздохнула.

— О, прости, Поттер, вылетело из головы.

— Зелье готово?

— Да, — Нотт еще раз внимательно вгляделся в жидкость. — Но я бы не рискнул использовать его в Хогвартсе.

Гермиона подошла к Гарри.

— Что вы задумали? Это как-то связано с Роном?

Юноша покачал головой.

— Простите, но мы ничего не можем вам объяснить.

Он обвел взглядом разочарованные лица.

— Более того, я прошу вас уйти и оставить нас одних.

На некоторое время в кабинете воцарилась тишина. Наконец, Дафна нерешительно поинтересовалась.

— То, что вы делаете, это очень опасно?

При этом она смотрела только на Малфоя, и все остальные отступили, позволяя им разобраться друг с другом. Драко опустил голову.

— Нет.

Девушка облегченно выдохнула, хотя Гарри готов был поклясться, что она не поверила.

— Тогда мы пойдем.

Дафна направилась к двери, Нотт шел следом. Гермиона задержалась всего на несколько секунд.

— Берегите себя…

Как только одноклассники скрылись за дверью, Гарри повернулся к Драко.

— Снейп приказал, чтобы мы были в комнате к десяти, мы успеем с зельем?

Слизеринец покачал головой.

— Его надо настаивать больше трех часов.

Поттер прикусил губу.

— Давай, переберемся в Выручай комнату. Там нас никто не увидит, и мы всегда сможем вернуться.

— Ага, так нас Снейп и выпустил.

— Выберемся.

Гарри достал из кармана рюкзака мантию-невидимку.

— Держи. Иди туда, а я пока принесу мышей.

Малфой перелил зелье в колбу, спрятал ее в карман и направился к шкафу, а гриффиндорец тем временем превратился в змею. Нырнув в трубу, он быстро пополз в первое попавшееся ответвление.

Найти и поймать мышей оказалось просто. Грызуны никак не ожидали нападения в тесном пространстве, где они были единоличными хозяевами. Слегка придушив жертв, чтобы не пищали, Поттер направился к Выручай комнате, осторожно заглядывая во встречающиеся на пути комнаты.

— Ты можешь узнать, какие планы у Темного лорда на праздники?

Гарри замер услышав голос Люпина. Ремус и Снейп стояли в пустом коридоре шестого этажа.

— Каким образом? — раздраженно поинтересовался зельевар. — Я же не могу напрямую спросить у него: простите, но мой ученик что-то задумал, и я хочу выяснить что.

Люпин покачал головой.

— А что Он говорит?

— Темный лорд ждет информации от Драко. Он почему-то уверен, что тот на его стороне.

— Может быть, так и есть?

Снейп презрительно посмотрел на собеседника.

— Люпин, я хорошо знаю Драко... что-то Поттер нашел, что заставило его поверить.

— Гарри что-то задумал, — вздохнул Люпин. — И мне это совсем не нравится.

— Мне тоже, но давить я не хочу. У меня и так постоянно ощущение, что рядом находится вулкан.

Ремус кивнул:

— Я прослежу за ним, но последнее время это все сложнее делать.

— Да, — согласился Снейп. — Однако, если наши подозрения подтвердятся и он наследник, его ничто не остановит.

— Дай Мерлин, чтобы это был не он.

Снейп сжал кулаки.

— Дай Мерлин…

И они быстро разошлись в разные стороны. Гарри некоторое время продолжал рассматривать пустой коридор, пока не почувствовал, что мыши начали шевелиться. Перехватив грызунов поудобнее, он направился дальше.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:38 | Сообщение # 28
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
27 глава. Предсказание

— Держи, — Гарри, отплевываясь, протянул слизеринцу копошащихся грызунов. — Отвратительные создания.

Он только что вошел в Выручай-комнату и был рассержен из-за того, что пришлось воспользоваться дверью, ему так и не удалось найти проход через трубы. Драко подхватил пищащих мышей и обиженно отвернулся от гриффиндорца.

— Поттер, между прочим, мыши — очень полезные животные, — пробормотал он, рассматривая грызунов. — Их кровь очень близка по своей магической составляющей к человеческой, поэтому они и используются в черномагических ритуалах. А если ты хотел оскорбить меня, то они тут не при чем.

Гарри недоуменно нахмурился, пытаясь понять, о чем говорит блондин.

— Малфой! Причем здесь твоя анимагическая форма?!

Слизеринец пожал плечами.

— Все в порядке, — уверил он. — Мне от тебя и похуже слышать приходилось. Так что не бери в голову… Я тоже не люблю змей.

Поттер покачал головой.

— Малфой, ты слизеринец…

— И что?

— Ты их обязан любить.

Драко смерил высокомерным взглядом собеседника и гордо направился к длинному алхимическому столу, на котором уже были разложены ингредиенты. Гарри ничего не оставалось, кроме как закатить глаза и последовать за ним.

— Малфой, перестань!

— Зелье готовится в два этапа. Первый очень легкий, хотя и долговременный. До отбоя мы сможем приготовить только его, — невозмутимо сообщил Драко. — А вот второй… Даже если Снейп не заметит нашего отсутствия, мы провозимся до утра.

Поттер пожал плечами.

— И в чем проблема?

— Ты намереваешься не спать всю ночь?

— Да.

— А потом еще одну… при этом обвести вокруг пальца одного из самых сильных волшебников современности, провести темномагический ритуал и остаться в живых?

— Да.

— Ты чокнутый…

— Да.

Малфой что-то фыркнул и предпочел промолчать. Поставив котел на огонь, он спешно начал нарезать какие-то травы.

— Помочь? — предложил Гарри, подходя ближе и кладя открытую книгу перед слизеринцем.

Драко внимательно вчитался в текст.

— Нет, зелье не потерпит вторых рук.

Поттер поднял ладони вверх в знак того, что полностью доверяет слизеринцу.

— Как скажешь, — уверил он. — Но тогда я, с твоего позволения, отдохну пока.

Выручай-комната мгновенно откликнулась на его молчаливую просьбу и предоставила удобный кожаный диван. Развалившись на нем, Гарри некоторое время пытался уснуть, но тихое бормотание Драко, проговаривающего последовательность своих действий и резкий запах самого зелья, распространившийся по помещению, ему мешали. Промаявшись около часа, гриффиндорец сел и, протянув руку, вызвал Оракул.

Фолиант, покрытый многолетней пылью, потянул ладонь вниз, и Гарри поспешил перехватить его второй рукой. Эмблема, изображенная на обложке, ярко вспыхнула в слабом свете свечей.

«И объединит он их под своим флагом. И уничтожит зло, восстановив равновесие ценою собственной жизни»… Гарри провел пальцем по строчке, от начала и до самого конца. Буквы слегка размазались от соприкосновения с кожей и медленно исчезли, а на их месте стал появляться новый текст, написанный ровным четким подчерком.

«И придет Наследник, помеченный вороном, и уничтожит орден Рыцарей».

Гарри на секунду показалось, что все вокруг замерло… он некоторое время потрясенно разглядывал пергамент.

— Малфой! — позвал он. — Малфой, иди сюда!

Драко поднял раздраженный взгляд от котла, однако, подошел.

— Что случилось?

Гарри ткнул пальцем в книгу.

— Ты что-нибудь здесь видишь?

Слизеринец поморщился.

— Поттер, мы уже это проходили, — напомнил он, переводя взгляд на страницу. — Нет там ниче…

Он замер, ошеломленно глядя на текст.

— Ты видишь? — требовательно спросил Поттер. — Видишь надпись?

Драко неохотно кивнул.

— Наследник, который уничтожит Рыцарей, — он нахмурился. — Я слышал об этом от отца. Но, если я его вижу, то…

— То ты либо сам Наследник, либо один из Рыцарей, которых он уничтожит, — кивнул Гарри, проводя рукой по надписи и практически мечтая, чтобы она снова исчезла.

Малфой покачал головой.

— Подожди, но как же первое пророчество, о котором ты говорил. Про твою смерть?

Они уставились на книгу, словно она могла ответить на их вопрос. Однако, буквы оставались по-прежнему неподвижны.

— Дай мне Хроники, — попросил, наконец, Гарри. — Оракул — это просто собрание предсказаний, ему не задашь вопрос, а вот Хроникам можно.

Драко, ни слова не говоря, принес второй фолиант.

— Что ты хочешь спросить?

Поттер отмахнулся от него и раскрыл книгу.

— Вопрос… — пробормотал он, до боли закусывая губу. — Нужен правильный вопрос…

— Кто такой Наследник? — осторожно предложил слизеринец.

Хроники мгновенно откликнулись на его вопрос, покрывшись тысячами слов и изречений, которые то и дело мелькали на страницах.

— Нет, — Гарри покачал головой. — Не то… надо конкретнее. Кто такой Наследник, помеченный вороном?

Буквы вспыхнули и мгновенно исчезли, оставив пустые строчки.

— Может, его не существует? — осторожно предположил Драко.

Поттер только молча указал на страницу. На ней медленно начинали появляться буквы, написанные темно-бардовой краской.

«…Мир появился ровно в полночь. И весы равновесия заняли свое место, став неразрывной частью этого мира. Многие века мировой порядок держался на спокойствии и равенстве… пока не появились люди и не начали устанавливать свои порядки. Страсть человечества к власти, богатству и величию постепенно стали перевешивать весы на одну сторону, заставив их впервые дрогнуть…

Мерлин и Моргана были первыми, кто нашли способ увидеть Весы Равновесия. Они узнали о грозящей опасности для человечества и попытались предотвратить катастрофу. Обладая величайшими силами своего времени, они создали орден Завесы, главной задачей которого стало восстановление и поддержание равновесия.

К сожалению, волшебники поссорились между собой, и Моргана ушла, поклявшись отомстить мужу и всему Ордену. В тот день в Оракуле впервые появилась запись о Наследнике, помеченном вороном — любимой птицей Мерлина».

Ниже был изображен рисунок змеи, оплетающей шею ворона. Гарри сглотнул и спешно вытащил из-за пазухи амулет. Потертое медное украшение неярко блеснуло в свете свечей. Силуэт птицы был практически не заметен, его можно было отгадать только по едва заметной игре теней.

Драко шумно вдохнул.

— Ты, ты и есть помеченный вороном.

Он отдернул ладонь и быстро перебрался на противоположный конец дивана.

— Поттер, это ты уничтожишь Орден Завесы.

Гарри все еще оторопело смотрел на амулет.

— Я ведь умру, — напомнил он.

Малфой сдавленно хмыкнул.

— Предсказания не могут противоречить друг другу… они оба исполнятся.

Он с удивлением посмотрел на свои ладони, словно видел их в первый раз.

— Если ты умрешь в ближайшую неделю, мне тоже немного осталось…

Поттер замотал головой.

— Нет, тут должен быть какой-то подвох. Не может все быть так очевидно.

— Однако, это так.

Драко пожал плечами и поднялся с дивана. Гарри прищурившись смотрел, как он возвращается к столу и невозмутимо продолжает нарезать какую-то траву. Ни одно движение не выдало настоящие чувства блондина.

В комнате повисла напряженная тишина. Поттер не сводил испытующего взгляда со слизеринца, а тот упрямо делал вид, что ничего не произошло.

— И что? Никаких истерик? — не выдержал, наконец, Гарри. — Никаких обвинений? Попыток убить меня и спасти свою жизнь?

Нож слизеринца лишь на секунду замер над доской, но Драко быстро взял себя в руки и продолжил приготовление зелья.

— По тебе сразу видно, что ты лишь недавно стал Рыцарем, Поттер, — тихо сказал он, когда Гарри уже перестал ждать ответа.

— Почему?

— Потому что ты не понимаешь значения Равновесия.

Драко тихо отложил в сторону нож и пристально посмотрел в глаза своего собеседника.

— Рыцарь всегда будет делать все, чтобы поддержать Равновесие и ни в коем случае не нарушить его.

Он ссыпал нарезанные ингредиенты в котел.

— Если Орден должен быть уничтожен для восстановления равновесия, то я обязан подчиниться.

Они снова замолчали, думая о своем.

— Если у нас получится пленить Дамблдора, что ты будешь делать дальше? -поинтересовался Драко, окончательно закрывая тему.

Гарри, принимая условия его игры, пожал плечами и откинулся на спинку дивана, устраиваясь поудобнее.

— Чинить шкаф… нам необходимо привести сюда Волдеморта.

— А Охотники?

Поттер устало помассировал виски.

— Я соберу их перед самой битвой, — сообщил он. — Что бы там не говорила Тень, я не доверяю их страху перед ней. Предатели везде могут быть. К тому же среди Пожирателей тоже есть Охотники, кто знает, какие у Волдеморта способы связи со своими подчиненными.

Малфой кивнул, признавая его правоту.

— Тогда ложись спать, Поттер. У тебя еще целый час до возвращения к Снейпу. Нам предстоит самая горячая неделя нашей жизни, необходимо встретить ее со свежей головой.

— Нам предстоит последняя неделя нашей жизни, — фыркнул Гарри, но тем не менее лег на диван.

Чувство обреченности и неотвратимости все больше загоняло его куда-то. Он не мог, как Драко, оправдать себя служением Равновесию. Для оправдания своей собственной смерти это был бы слишком слабый аргумент. Однако… одно Гарри мог сказать точно — он никогда в жизни не отступит, потому что это означало бы предательство самого себя.

Засыпая, он вспоминал вкус губ Астории.

* * *

— Поттер… вставай.

Гарри поморщился.

— Угу.

— Пошли, у нас пятнадцать минут, чтобы добраться до комнаты.

— Угу.

Гарри неохотно открыл глаза и потянулся, он уже давно не спал так крепко. Ему снилось что-то приятное, от чего осталось внутри теплое ощущение уюта, словно от общения с близким человеком… но как он не старался, никак не мог вспомнить что. Тело откликнулось неприятной дрожью. Кажется, что-то взволновало его до сна, что-то очень неприятное и страшное, что-то…

— Вставай, — Драко не больно пнул гриффиндорца. — Нам надо успеть, а то Снейп убьет нас раньше времени.

Убьет… Точно! Смерть. Гарри прикусил губу, стараясь привести свои чувства в порядок, и поднялся с дивана. Малфой понимающе похлопал его по плечу.

— Что с зельем?

— Настаивается.

Драко махнул рукой и открыл дверь.

— Подожди, — окликнул его Поттер. — Давай, через трубы. Так быстрее, и нас никто не увидит.

Слизеринец недовольно поджал губы, но послушно превратился в мышь. Гарри последовал его примеру и, подхватив маленького зверька, выскользнул из комнаты. Дверь за ними с громким стуком захлопнулась.

До подземелий они добрались в считанные секунды. Порой Поттер сам не понимал, что именно толкало его в том или ином направлении. Однако, интуиция ни разу не подвела его, и ровно в десять они были возле комнаты.

— Явились?

Снейп окинул их мрачным взглядом и отошел, пропуская внутрь.

— Вас не было на ужине.

— Мы гуляли, — пробормотал Гарри, опуская глаза.

— Где?

— В Хогвартсе.

Драко осторожно выглянул из-за плеча гриффиндорца.

— Профессор, можно мы ляжем спать? Мы устали…

Снейп перевел недовольный взгляд на слизеринца.

— Если вы, действительно, собираетесь спать, то да…

Не дожидаясь продолжения, парни поспешили скрыться в спальне.

— Это было не так уж и страшно… — улыбнулся Драко.

Он открыл рот, чтобы еще что-то сказать, но Гарри покачал головой, останавливая его и кивая на стену, отделяющую их комнату и спальню Наставника.

— Давай спать, — громко сказал гриффиндорец, — завтра бал, надо иметь свежую голову.

Малфой пожал плечами и направился к кровати, намереваясь улечься прямо в одежде.

— Разденься, — прошипел Гарри, хватая его за рукав и понижая голос до едва слышного шепота. — Снейп обязательно придет нас проверять.

Драко что-то проворчал, но послушно переоделся в пижаму. Вскоре оба парня лежали под одеялами и ждали, напряженно глядя друг на друга.

— Почему не спим?

Снейп стремительно вошел в комнату, заставив учеников подпрыгнуть.

— С вами поспишь, — недовольно пробормотал Гарри отворачиваясь.

— Мистер Поттер, вам придется это сделать. Как вы правильно сказали, завтра трудный и долгий день, и я хотел бы, чтобы у моего ученика была свежая голова. Поэтому, чтобы вас ничто не отвлекало от сна все вентиляционные трубы в комнате были забиты и защищены хорошими заклинаниями.

Он сделал паузу.

— Поттер, на всякий случай, чтобы вы не вздумали проверять… темными заклинаниями. Я даже пожертвовал для этого несколькими мышами, так что, надеюсь, у вас хватит мозгов не лезть туда.

Гарри хмуро посмотрел на Наставника.

— Я все понял, сэр.

Снейп покачал головой.

— Ничего вы не поняли, Поттер, — вздохнул он. — Это сделано для вашего же блага, так что… спать!

Гарри и Драко с мрачными лицами наблюдали, как профессор выходит и крепко закрывает за собой дверь. Слизеринец вопросительно покосился на соседа, тот приложил палец к губам, встал и быстро стал одеваться. Малфой замер на мгновение, но потом последовал его примеру.

— Что ты хочешь делать?

Поттер зашипел.

— Заткнись, Малфой.

Он залез под кровать и быстро вытащил оттуда метлу, подаренную Снейпом. Слизеринец скептически посмотрел на нее.

— Поттер, ты думаешь, что на окнах нет защиты?

Гарри уверенно кивнул.

— Темной — нет.

Стараясь быть как можно тише, он приоткрыл окно и, сев на метлу, взлетел. Ночь хорошо скрыла его под своим покровом и, наслаждаясь долгожданной свободой, гриффиндорец сделал круг над школой.

Малфой недовольно ждал его у окна.

— А я? — поинтересовался он, когда Гарри, наконец, вернулся.

— Садись сзади.

Драко хотел было возмутиться, но Поттер молча показал ему кулак. Осторожно маневрируя, гриффиндорец подлетел ближе к окну, и оказался практически в комнате.

Проворчав что-то о своей тяжелой судьбе, Малфой залез на метлу и заклинанием закрыл окно. Гарри дернул древко вверх, намереваясь подняться выше, но слизеринец остановил его.

— Поттер, подлети к комнатам Снейпа, — крикнул он.

Гарри удивлено обернулся, но уточнять не стал, послушно выполнив то, что от него требовали.

Снейп сидел за письменным столом и что-то быстро писал на небольшом листе пергамента. Окно находилось у него за спиной, и он не мог видеть учеников застывших в воздухе прямо напротив.

— Что ты хочешь делать? — поинтересовался Гарри.

Драко вместо ответа махнул палочкой… заклинание сверкнуло сине-зеленой вспышкой, легко прошло через стекло и вошло в спину зельевара. Тот пошатнулся и упал головой на стол.

Поттер нервно поежился и, набрав скорость, перелетел на башню Астрономии.

— Что это за заклинание? — поинтересовался он, когда они слезли с метлы.

— Какая разница? — Драко недовольно поморщился. — Снейп мог в любое время проверить, в комнате ли мы. А так он проспит до утра.

Гарри пожал плечами.

— Ладно, не хочешь, не говори.

В полном молчании парни добрались до Выручай-комнаты.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:52 | Сообщение # 29
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
28 глава. Ловушка для Дамблдора

— Ты можешь пока поспать, — предложил Драко, направляясь к бурлящему зелью. — Сейчас от тебя никакого толку.

— А ты?

— Я справлюсь.

Поттер некоторое время хмуро рассматривал слизеринца, потом вызвал Хроники, положил их на стол и все же отошел к дивану. Развалившись на нем, он некоторое время задумчиво рассматривал обстановку комнаты, перебегая взглядом с одного предмета на другой, пока не решился, наконец, задать вопрос.

— Это было темное заклинание, не так ли?

Палочка слизеринца лишь на мгновение замерла над зельем, но он тут же взял себя в руки и вернулся к прерванному занятию.

— С чего ты взял?

— Малфой, я — Рыцарь, пусть и недавно, но вполне могу определить, когда у меня забирают силы для заклинания.

Гарри пристально следил лицом собеседника, но оно ни на секунду не изменилось, только в глубине глаз мелькнуло что-то похожее на сомнение.

— А если можешь, то для чего спрашиваешь? — поинтересовался Драко.

Гриффиндорец на какое–то время растерялся, пытаясь подобрать слова, но слизеринец продолжил, не дожидаясь ответа.

— У каждой чистокровной семьи Рыцарей, насчитывающей хотя бы пару веков, есть заклинания, которые могут использовать только они, — Малфой небрежно сбросил на пол остатки трав, которые мгновенно исчезли. — Это магия, настроенная на конкретную кровь. Ее практически невозможно распознать, и ее не могут использовать другие…

Гарри кивнул, показывая, что понимает.

— Этим заклинаниям Наставник обычно обучает ученика в самом конце, — вздохнул Малфой. — Они помогают защищаться, нападать незаметно для других и служат своеобразным пропуском в мир Ордена, показателем взросления.

Поттер, слушая слизеринца, откинулся на диванную подушку, бездумно рассматривая потолок.

— У моей семьи, наверное, тоже есть такие… только я их никогда не узнаю.

Драко скептически покосился него, потом на книгу, лежащую перед ним и, наконец, решительно схватив ее, кинул гриффиндорцу на живот. Гарри, не ожидавший подобного, хрипло втянул в себя воздух и сложился пополам.

— Свихнулся, Малфой? — хрипло прошипел он.

— Хроники хранят в себе историю твоей семьи, — невозмутимо напомнил Драко. — Просто, задай нужный вопрос. Ты ведь это умеешь…

Поттер задумчиво посмотрел на книгу.

— Пожалуй, ты прав…

Слизеринец улыбнулся в ответ.

— Надеюсь, что ты этого не забудешь.

— Ну ты мне не позволишь этого сделать.

— Дурак ты, Поттер.

Гарри его не услышал, он с восхищением рассматривал книгу со всех сторон, словно она была самой дорогой вещью на свете.

— А тебе она разве не нужна для зелья?

Драко покачал головой.

— Нет, остальную последовательность ингредиентов я помню…

Испытывая благоговейный трепет, Гарри распахнул книгу и принялся за чтение.

* * *

— Поттер…

Драко осторожно тронул плечо гриффиндорца, заставляя его оторваться от Хроник, которые он не выпускал уже больше пяти часов.

— Поттер, ты бы лучше поспал это время, — укоризненно сказал он. — Книгу ты и потом мог бы почитать.

Гарри вздохнул, неохотно выпуская фолиант из рук.

— Потом может и не наступить, а я хочу знать…

— Зачем?.. Ты же…

Драко резко осекся, поняв, что сказал лишнее, но Гарри только отмахнулся.

— Ничего страшного, — уверил он, поднимаясь. — Я предпочитаю, смотреть правде в глаза. Но даже если я должен вот-вот умереть, я хочу знать историю своего рода. К тому же эти заклинания могут пригодиться нам во время битвы.

Малфой смущенно замялся.

— Зелье готово, — быстро сообщил он, стремясь отвлечь собеседника от неприятных размышлений. — Скоро утро, а необходимо еще найти место, куда мы отправим Дамблдора. Желательно, чтобы это была небольшая комната. У тебя есть какие-нибудь идеи?

Гарри задумчиво провел рукой по изображению высокого красивого дома, под которым стояла надпись: Родовое имение Поттеров.

— Есть одна мысль…

Малфой подозрительно прищурился.

— Мне не нравится, как ты это сказал…

Поттер поспешил его перебить.

— Скажи мне, Малфой-менор ведь родовой дом?

Драко растерянно кивнул.

— Но туда Дамблдора нельзя отправлять, мой отец, как глава рода, всегда знает кто, когда и зачем туда прибыл.

— И он может закрыть имение?

— Да конечно, и никто не войдет и не выйдет, — Малфой замотал головой. — Поттер, к чему ты клонишь?

Гарри снова покосился на картинку.

— У моей семьи есть поместье. Я последний из рода, значит, его глава, — он прикусил губу и приказал Хроникам. — Я хочу, чтобы изображение было видно всем.

Ему показалось, что ничего не изменилось, но Драко нагнулся ниже и внимательно вгляделся в картинку.

— Ты хочешь закрыть поместье, — догадался он. — И тогда Дамблдора будет держать не только заклинание, но и родовая магия.

Поттер согласно кивнул.

— Чтобы пробить двойную защиту, ему придется очень постараться.

Малфой передернул плечами.

— Дом это, конечно, хорошо, — вздохнул он. — Но его необходимо проверить. Мало ли что с ним могло произойти во время войны.

— Так давай прямо сейчас отправимся туда.

— Поттер, как мы туда доберемся? В Хогвартсе нельзя аппарировать,

Гарри встал с дивана и потянулся.

— Об этом я тоже уже подумал. Нельзя аппарировать ученикам. А вот эльфам — да! Добби!

Эльф мгновенно появился в центре комнаты. Отвесив поклон юношам, он с обожанием посмотрел на гриффиндорца.

— Что угодно Гарри Поттеру?

Драко поморщился от такого пренебрежительного отношения к себе, но ничего не сказал. Подхватив со стола одну из склянок, он быстро наполнил ее зельем.

— Посмотри на этот рисунок, — Гарри ткнул пальцем в книгу. — Это мое родовое поместье, ты можешь перенести нас туда?

Добби, забавно шевеля ушами, внимательно вгляделся в изображение.

— Если Гарри Поттеру нужно, сэр, то смогу.

— Отлично!

Гарри повернулся к Драко и протянул ему руку.

— Ну, что, Малфой, приглашаю тебя к себе домой.

Слизеринец пожав плечами, сжал его ладонь. Через секунду все трое исчезли из комнаты.

* * *

Гарри никогда не задумывался, что его семья является одной из старейших в мире и просто обязана иметь родовое поместье. Он привык к тому, что у него есть только дом дяди и тети и, увидев картинку в книге, сначала не поверил. Теперь, стоя перед белоснежным особняком по своему величию и красоте не уступавшему, а возможно и превосходившему, Малфой-менор, он чувствовал, как сердце готово выпрыгнуть из груди от переполнявшего его волнения.

Драко осторожно тронул гриффиндорца за локоть, возвращая в реальность.

— Мы можем войти внутрь?

— Д… да, конечно.

— Тогда в чем проблема?

Гарри раздраженно покосился на слизеринца и легко вбежал по высоким каменным ступенькам, ведущим к массивной двери. Не дав себе времени опомниться, он толкнул ее, входя внутрь.

Восхищенного вздоха не смог сдержать даже Драко, привычный к подобному. Богатая мебель, дорогие обои и картины.

— Ну, Поттер, — прошептал Малфой. — Да ты завидный жених.

Гарри укоризненно покосился на него.

— Тебе-то что?

Драко пожал плечами.

— Просто, если вы с Асторией поженитесь…

Он замолк, обрывая себя на полуслове. Гарри понимающе кивнул и сделал вид, что ничего не произошло.

— Поместье под кровной защитой. Сюда можно попасть, только получив приглашение от меня. В книге есть заклинание, которое закроет выход. Оно продержится ровно до того времени, пока я жив. После… останется только второе, оно будет держать Дамблдора здесь, пока мы не решим, что его можно снять.

— Мы?..

Поттер нервно откинул челку со лба.

— Ты, — решительно поправился он. — Если предсказание правдиво, и мне предстоит умереть, то ты вернешься сюда и освободишь Дамблдора.

Драко покосился на него.

— А если и второе предсказание правдиво?

— Тогда директор умрет от голода и жажды.

Малфой поежился.

— Не самая лучшая смерть…

Гарри решил не отвечать и, вызвав Хроники, протянул их слизеринцу.

— Давай, найдем нужную комнату и начертим руну.

Нужное помещение нашлось практически сразу. Возле кухонь обнаружилась небольшая, но довольно просторная кладовка с маленькими окошками под самым потолком, в которые не пролезла бы даже рука ребенка. Гарри хотел было их заколдовать, но Драко остановил его.

— Не надо. Магия дома действует на окна.

Пока Добби таскал воду и еду, Драко, предпочтя больше не тратить время на разговоры, быстро наколдовал кисточку и при помощи нее стал рисовать зельем на стенах, потолке и полу руну, старательно копируя ее изображение из книги.

Гарри тем временем обходил дом, заглядывая во все двери, встречающиеся по пути. В одной из спален он обнаружил удобную кушетку, в другой низенький столик. Оба предмета тут же перекочевала в новоявленную темницу. Поттер уже собирался заканчивать осмотр, когда заметил дверь, спрятанную за большим гобеленом. Открыв ее, он долгое время не мог придти в себя. Родовое дерево его семьи занимало все четыре стены.

Все ветви шли из одной точки… два человека. Гарри как ни старался, так и не смог рассмотреть их имена, но первые буквы были одинаковыми: М. Под ними висел кинжал — короткий, с узким лезвием и аккуратной рукояткой, на которой красовался ворон, шею которого обвила змея.

Медальон Мерлина внезапно потяжелел, но Поттер не обратил на него внимания. Он бережно снял со стены оружие и ножны. Желая проверить остроту кинжала, гриффиндорец приложил его к пальцу и даже испугался, когда внезапно пошла кровь.

— Милая игрушка, — пробормотал он.

От дальнейших экспериментов его отвлек голос Драко.

— Поттер! Поттер, где тебя носит?!

Схватив кинжал и ножны, Гарри поспешил к слизеринцу. Тот сидел возле руны начерченной на полу и был крайне раздражен.

— Поттер! Я забыл мышей! А чтобы заклинание обрело силу, нужна кровь. Ты не мог бы еще пару поймать?

Гарри замер на мгновение, потом крепко сжал в руках оружие, быстро спустился вниз и, не дав себе времени опомниться, полоснул кинжалом по ладони.

— Поттер, что ты делаешь?

Драко бросился ему наперерез, но не успел. Темная струя крови быстро заполнила ладонь и потекла на пол. Руна грозно зашипела, ярко вспыхнула и… исчезла. Гарри заворожено наблюдал за происходящим. Из оцепенения его вывел Малфой, который дрожащими пальцами схватил его руку.

— П.. Поттер, ты сдурел?

Гарри устало вздохнул.

— Мы давно решили, что да.

— Тогда в следующий раз сходи с ума где-нибудь подальше от меня. — Драко обмотал руку гриффиндорца платком. — Человеческая кровь может неправильно подействовать на заклинание.

— И?

Слизеринец раздраженно посмотрел на собеседника.

— И я не знаю! В книге нет никаких пояснений!

Гарри отмахнулся:

— Тогда не парься, Малфой. Здесь все?

Он обвел взглядом комнату, уставленную едой, бутылками с водой, какой-то мебелью. Драко в ответ кивнул.

— Здесь можно месяц прожить припеваючи.

— Вот и хорошо.

Поттер повернулся к Добби, сжавшемуся в углу.

— Верни нас назад…

Они переместились обратно в Выручай комнату, но как только ноги Гарри коснулись пола, он упал в обморок.

* * *

Драко привел гриффиндорца в сознание сунув под нос нашатырь, заботливо предложенный Выручай комнатой.

— Придурок, Поттер!

Гарри кивнул.

— Нам надо нарисовать руну в Хогвартсе, — хрипло пробормотал он. — И вернуться в комнату, пока Снейп не проснулся.

Он попытался подняться, но слизеринец позволил дойти ему только до дивана.

— Лежи, я сам все сделаю.

— Где Добби?

— Я его отослал.

Поттер попробовал было возмутиться, но сил не было.

— Нам надо найти место, чтобы нанести руну и произнести заклинание, — хмуро сказал Малфой. — Оно должно располагаться вдали от проходных коридоров, чтобы никто из учеников случайно не попал в сети.

Гарри кивнул.

— Возле Выручай комнаты, — предложил он. — Сюда будет проще привести Дамблдора, и мало кто из учеников о ней знает.

Драко покачал головой, но возражать не стал. Подхватив с собой котелок с зельем, он вышел из комнаты. Поттер, собравшись с силами, последовал за ним.

— На руну надо нанести отпугивающие заклинания, — проворчал Малфой. — Мало ли, кто тут ходит. Тем более во время бала.

Гарри согласно кивнул. Пока слизеринец тонкой кистью вычерчивал руну прямо посреди коридора на полу, гриффиндорец накладывал защиту.

Наконец, Драко выпрямился.

— Мне нужна кровь, — мрачно напомнил он. — Только не надо больше себя резать, просто проколи палец.

Поттер молча развязал повязку и порезал кинжалом палец. Руна впитала в себя жидкость и исчезла.

— Все, — объявил Драко.

— Отлично, тогда возвращаемся…

Уже укладываясь в кровать, Поттер напомнил.

— Малфой, не забудь пригласить Вольдеморта на праздник.

Драко нервно передернул плечами.

— Дурак ты, Поттер, — уверил он, с головой накрываясь одеялом.

— Но ты почему-то со мной…

— Тоже дурак, значит.

На этом парни закончили, и комната погрузилась в тишину.

* * *

Большой Зал пестрел тысячами цветов. Игрушки, свечи, веточки ели, переплетенные длинными лентами — все это создавало потрясающее волшебное настроение. Ученики с радостными лицами ходили по залу, наслаждаясь сливочным пивом и веселой музыкой. Кто-то самый смелый уже танцевал. Отовсюду слышался смех и шутки.

Гарри и Драко весь вечер провели вместе с Асторией, Дафной и Ноттом. Юноши всеми силами старались вести себя непринужденно, но то и дело кто-то из них забывался и бросал напряженный взгляд на директора. Друзья, конечно, заметили их поведение, но ничего не говорили.

— Снейп сегодня какой-то странный, — рассказывала Дафна. — Что там у вас произошло опять?

Пока Драко что-то рассказывал о буйном поведении профессора, Гарри покосился на Наставника. Тот мрачно рассматривал веселящихся учеников, словно ожидал, что любой из них может вот-вот что-нибудь выкинуть.

Поттер покачал головой. Утром они с Малфоем так и не смогли поспать. Снейп смерчем ворвался в комнату. Увидев, что ученики лежат в кроватях, он успокоился, но на всякий случай разнос им устроил. Гарри до сих пор не понимал, как получилось, что вездесущий зельевар не заметил перевязанной руки ученика. Впрочем, гриффиндорец всеми силами старался это скрыть.

Внезапно Снейп дернулся и, что-то прошептав на ухо Дамблдору, направился к выходу. Поймав взгляд Поттера, он только кивнул, не подав более никаких знаков. Гарри мысленно пожелал ему удачи и пихнул локтем Драко. Извинившись перед остальными и сказав, что у них осталось одно неоконченное срочное дело, он оттащил слизеринца в сторону.

— Снейп ушел. Пора начинать.

Малфой взволнованно кивнул.

— Мне не по себе, — признался он, нервно теребя бахрому какой-то занавески. — Сейчас бы покурить.

Гарри покачал головой и ободряюще сжал плечо собеседника.

— Уверен, что Рыцарю не положено бояться и паниковать.

Драко усмехнулся.

— Пошли уже, Поттер! Нам пора вершить судьбы мира!

— Для меня это привычная работа, — улыбнулся Гарри, и они растворились в толпе, разойдясь в разные стороны.

Низенького профессора Флитвика, выглянувшего из-за шторы никто из них конечно не заметил…

* * *

То, что на бал запрещалось проносить алкогольные напитки мало кого волновало. Многие ученики были уже навеселе и никто даже не обратил внимания на Гарри, пробирающегося к преподавательскому столу, стоящему немного в стороне от всех. Нацепив на лицо свою самую глупую улыбку и, слегка пошатываясь, он подошел к директору. Дамблдор в это время беседовал с мадам Пинс, но заметив гриффиндорца, тут же раскланялся с ней.

— А, Гарри, мальчик мой, как тебе праздник?

Гарри помотал головой.

— Все прекрасно, профессор, — пробормотал он заплетающимся языком. — Я уже… очень давно так не веселился.

Он пошатнулся и схватил со стола бокал, наполненный вином.

— Давайте выпьем за это? А потом я вам столько всего расскажу.

Дамблдор нахмурился.

— Что расскажешь?

— Что хотите… — Гарри икнул. — Все равно Снейп ушел и не может мне запретить вам ничего рассказывать.

Он приложил палец к губам.

— Только, тшшшш, а то меня убьют. А я хочу быть полезным Ордену.

Дамблдор прищурился.

— Это похвальное рвение, но тебе же нельзя ничего рассказывать.

— Кое-что можно.

Поттер пошатнулся и едва не рухнул, его успел подхватить вовремя оказавшийся поблизости Драко.

— Уйди, Малфой.

— Ты же пьян!

— Нет!

— Что ты хочешь рассказать?

— Не твое дело!

Завязалась потасовка, но Дамблдор и, подоспевший ему на помощь Хагрид, быстро разняли юношей в разные стороны.

— Мистер Малфой, — обратился директор к раздраженному слизеринцу. — Все в порядке, можете идти. Я сам разберусь с ним.

Глаза Драко испуганно расширились.

— Он пьян, господин директор, и не понимает, что говорит.

— Не волнуйтесь…

Малфой дернулся, но не смог вырваться из крепких рук лесничего.

— Поттер, предатель! — зашипел он. — Не смей даже рта раскрывать!

Глаза Дамблдора подозрительно сверкнули.

— Хагрид, уведи, пожалуйста, мистера Малфоя.

Великан хотел что-то сказать, но видимо передумал и молча увел вырывающегося слизеринца. Директор склонился к Поттеру.

— Гарри, что ты хотел мне рассказать?

Тот упрямо замотал головой.

— Давайте выпьем!

— Гарри!

— Потом расскажу!

Дамблдор нахмурился, но потянулся к бутылке, стоящей на столе. Гарри все еще не выпускал из рук бокал, из которого умудрился не выплеснуть ни капли во время стычки с Драко.

Налив себе немного вина, директор хотел понюхать его, но Поттер, схватив его за локоть, таинственно зашептал.

— В Хогвартсе есть еще Рыцари, и они собираются…

Дамблдор тут же забыл о вине и подозрительно огляделся по сторонам.

— Гарри, пойдем ко мне в кабинет, ты там все расскажешь.

Но гриффиндорец снова упрямо покачал головой.

— Выпиваем и уходим!

Наплевав на осторожность, директор одним глотком осушил свой бокал.

— Все я выпил… пойдем?

Гарри одобрительно кивнул и, повиснув на плечах директора, позволил вывести себя из Зала.

— Пойдемте туда, — он ткнул пальцем на лестницу. — Я покажу вам, где Рыцари занимаются темной магией.

Дамблдор внимательно оглядел пустой коридор, слегка покачнулся и направился вверх. Гарри все еще вися на нем, рассказывал разную чушь о том, как воду можно превратить в золото, а горшок заставить готовить еду. Директор молча слушал, но судя по тому, что его все больше шатало, зелье Дезориентации начало действовать.

До самой Выручай комнаты им никто не встретился.

— Вот! Вот оно это место! — объявил Гарри.

— Вы занимаетесь прямо в коридоре?

Дамблдор отпустил ученика и оперся на стену, остановившись в сантиметре от руны. Поттер раздраженно поджал губы.

— Зачем в коридоре? Мы занимаемся в комнате.

Директор нахмурился.

— Ах, конечно, Выручай-комната… как я и думал.

— Простите, директор, — пробормотал Гарри, выпрямляясь. — И прощайте. Я приглашаю вас к себе домой, господин директор!

Он со всей силы толкнул Дамблдора. Тот пошатнулся, на секунду в его глазах появилось удивление, смешанное с пониманием, и он упал на спину. Руна ярко вспыхнула, соприкоснувшись с человеческим телом, и через секунду вновь исчезла вместе с жертвой.

Гарри устало сполз по стене. Через некоторое время к нему присоединился Драко.

— Это было слишком просто, — пробормотал слизеринец, доставая сигареты и закуривая прямо в коридоре.

Поттер покачал головой.

— Я б не сказал…

Он закрыл глаза, чувствуя, как усталость накатывает с новой силой.

— Надо было палочку у него забрать, — пробормотал Драко.

Гарри, повозившись немного, вынул из-за пазухи палочку.

— На, держи, я забрал ее, пока мы сюда поднимались.

Малфой выпустил облако дыма, задумчиво рассматривая палочку директора.

— Храни нас Мерлин, — пробормотал он.

— Или Моргана, — сонно согласился Гарри, засыпая на плече у слизеринца.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:52 | Сообщение # 30
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
29 глава. Прощание

— Поттер…

Драко осторожно пошевелил плечом.

— Ммм?

— Поттер, сейчас не время спать. Нам еще многое нужно сделать.

Гарри кивнул, не открывая глаза.

— Угу.

На лице Драко мелькнуло беспокойство.

— Нам надо проверить, все ли в порядке в твоем поместье, — напомнил он.

— Не надо, Малфой. Я чувствую, что Дамблдор там. Разрешение на то, чтобы выйти, я ему не давал, родовая защита его просто не выпустит, а заклятие начало действовать, как только он прикоснулся к руне, так что сейчас наш директор, как мышка в клетке.

Поттер слабо отмахнулся и снова попытался заснуть, но Драко ему не дал. Он схватил гриффиндорца за плечи и хорошенько встряхнул.

— А Макгонагалл? Еще с ней надо поговорить! Она же может заметить отсутствие директора и завтра тут будет толпа авроров.

— Ну, поговори сам.

— Она меня не будет слушать!

— Ну, так уговори. Ты же умеешь!

— Это не смешно, Поттер!

Гарри застонал.

— Какой же ты надоедливый, Малфой, — пробормотал он, пытаясь уснуть уже на коленях слизеринца.

— Малфой? Гарри?

Гермиона, вынырнувшая из-за поворота коридора, застыла на месте. Драко устало посмотрел на нее.

— А, Грейнжер, только тебя здесь и не хватало.

— Что случилось?

Гермиона подбежала к парням и склонилась над спящим Гарри.

— Поттер отдал для заклинания свою кровь, и оно вытянуло из него все силы, — вздохнул Драко.

— Кровь? — девушка резко отдернула руку, словно боялась обжечься. — Вы… вы использовали темную магию?

— Мы Рыцари, Грейнжер. Мы ее постоянно используем.

Драко хотел подняться, но вовремя понял, что не может сдвинуться.

— Да… но, — Гермиона потрясенно выдохнула. — Но в Хогвартсе… Дамблдор вас тут же вычислит!

— Грейнжер.

— О чем вы думали?

— Грейнжер!

— Вас могли застать!

Малфой поджал губы.

— Прекрати истерику! — твердо приказал он. — Ни о чем Дамблдор не узнает, не волнуйся. Лучше придумай своими гениальными мозгами, как Поттера вывести из этого состояния. В ближайший час он должен быть в своем уме.

Гермиона растерянно огляделась по сторонам, словно ища в пустом коридоре выход из сложившейся ситуации.

— У меня есть одно зелье, — неуверенно сообщила она. — Мы с Дафной над ним работали…

— Ну, так неси его сюда скорее!

Гермиона бросилась к лестнице.

— Стой! — Драко дернулся за ней, и Гарри едва не ударился головой об пол, но слизеринец в последний момент успел его подхватить. — Погоди. Тебе до гриффиндорских гостиных далеко бежать.

— А ты меня еще дольше задерживаешь.

Малфой не обратил на нее внимания.

— Добби!— заорал он. — Добби!

Эльф с негромким щелчком появился посреди коридора, нервно теребя свою наволочку.

— Х… хозяин Драко звал?

— Да, — поддерживая Гарри, слизеринец наклонился к эльфу. — Для Гарри Поттера нам нужно зелье из комнаты Гермионы. Можешь быстро перенести ее туда, а потом обратно?

Добби подозрительно покосился на спящего гриффиндорца, но, тем не менее, быстро закивал.

— Конечно! Все, что нужно Гарри Поттеру, сэр!

Драко повернулся к Гермионе.

— Грейнжер, быстро! И смотрите, не разбудите никого!

Гермиона вздрогнула и протянула руку Добби, через секунду они исчезли. Малфой, морщась, погладил предплечье и посмотрел на Гарри.

— Ну, Поттер!..

Еще один хлопок оповестил его о том, что гриффиндорка вернулась с зельем.

— Вот, — Гермиона протянула слизеринцу небольшой флакон с серо-зеленой жидкостью. — Надо, чтобы он выпил его.

Драко кивнул и, взяв Гарри за плечи, так сильно тряхнул его, что у того клацнули зубы.

— Поттер! Просыпайся!

Гарри недовольно нахмурился и попытался отпихнуть от себя помеху мешающую спать.

— Малфой, отвали, ну сколько можно??

Стоило ему открыть рот, как Драко сунул ему между зубами флакон.

— Выпей вот это.. и тут же отвалю.

— Ммм…

Гарри попытался вырваться, но горькая жидкость уже потекла ему в горло. Гермиона взвизгнула.

— Малфой! Он же задохнется.

Но Драко только шикнул на нее.

— Заткнись и не двигайся.

Как только зелье закончилось, он отпустил гриффиндорца и тот безвольной куклой вновь упал ему на колени.

— Грейнжер, через сколько оно подействует?

Гермиона пожала плечами.

— Ну, уже должно… наверное.

Драко выругался себе под нос и аккуратно толкнул Гарри. Тот в ответ застонал и медленно поднял голову, оглядываясь по сторонам заспанными глазами.

— Ммм, что случилось?

Малфой раздраженно спихнул гриффиндорца с колен.

— Ты заснул. Заклинание забрало силы у тебя. — Он поднялся с пола и начал быстро отряхиваться от пыли. — В следующий раз думай мозгами!

— Я помню, Малфой, — Гарри тоже попытался встать, держась за стенку. — Ты мне уже это говорил.

Он пошатнулся, и Гермиона тут же оказалась рядом, готовая, если что, помочь.

— Тебе надо пару минут, чтобы прийти в себя, Гарри!

Поттер удивленно посмотрел на нее.

— Гермиона? Что ты здесь делаешь?

Но девушка не успела ответить, ее перебил Драко.

— Она тут гуляла, и именно она дала нам зелье, благодаря которому, ты сейчас на ногах. Кстати, Грейнжер, сколько оно продержится?

— Не больше часа…

Малфой нахмурился.

— Поттер, у нас мало времени, — напомнил он. — Давай, приходи уже в себя!

Он достал палочку и повернулся к Гермионе.

— Все, Грейнжер, ты нам больше не нужна, — сообщил он. — Прости, конечно, но никто не должен ничего узнать из того, что здесь произошло.

Девушка вскрикнула, но Гарри успел остановить Драко, схватившись за его палочку.

— Не надо, она ничего не скажет, — он повернулся к Гермионе. — Ты ведь обещаешь, что никому ничего не расскажешь?

Девушка медленно кивнула, заворожено глядя на друга.

— Даже Астории и Дафне, — предупредил Поттер. — Точнее, особенно Астории и Дафне.

— Да, Гарри, конечно…

Малфой недоверчиво покосился на гриффиндорку, но палочку убрал.

— Идем?

Поттер кивнул.

— Гермиона, тебе лучше уйти к себе в комнату, — посоветовал он. — И не выходить оттуда до самого утра.

Девушка последний раз окинула их напряженным взглядом.

— Удачи… — пробормотала она и быстро скрылась за поворотом.

Гарри несколько раз глубоко вдохнул и резко выпрямился.

— Все, пошли быстрее.

Через несколько минут они были у комнат Макгонагалл. Поттер постучался и, не дожидаясь ответа, вошел. Драко скользнул следом.

Профессор Трансфигурации нервно расхаживала по кабинету, услышав, что кто-то вошел, она молниеносно развернулась и выхватила палочку. Гарри поднял руки, демонстрируя, что не собирается нападать.

— Поттер! — пробормотала Макгонагалл, нервно отступая на шаг назад к столу, на котором лежали перо и пергамент. — Мистер Малфой? Что вам нужно от меня?

Гриффиндорец пожал плечами.

— Вы обещали подчиняться мне, — напомнил он.

Профессор бросила нервный взгляд на пергамент.

— Я знаю, мистер Поттер. Знаю и помню. Что тебе понадобилось сейчас?

— Я хочу, чтобы вы выбросили письмо, которое написали, приняли на себя управление школой и убедили всех, что Дамблдор отъехал по делам.

На несколько мгновений в комнате воцарилась напряженная тишина.

— Вы знаете, где Дамблдор? — хрипло поинтересовалась Макгонагалл.

Гарри безразлично пожал плечами.

— Да, знаю. Не волнуйтесь, ему ничего не угрожает.

Стараясь сохранить невозмутимое выражение лица, он незаметно оперся на кресло, стоявшее позади него.

— Что вы с ним сделали? — Макгонагалл стиснула в руках палочку. — Если директор пострадает, то…

— Он не пострадает, — отмахнулся Гарри, мечтая о том, чтобы как можно быстрее оказаться в своей постели. — Вы обещали подчиняться мне. Сейчас я хочу, чтобы вы сделали все возможное, чтобы никто не узнал, что директор исчез.

Дрожь, пробежавшая по телу, и нервно замигавшие свечи подсказали ему, что Тень появилась в комнате. Липкое неприятное ощущение чего-то инородного заставило гриффиндорца поежиться. МакГонаггал видимо тоже что-то почувствовала, потому что ее щеки стремительно побледнели, а губы сжались в тонкую полосу.

— Х... хорошо, — пробормотала она. — Я сделаю все возможное.

— Поклянитесь.

— Что?!

Гарри пожал плечами и протянул ей руку.

— Поклянитесь, что сделаете это, — жестко приказал он.

Декан Гриффиндора отступила еще на один шаг.

— Мистер Поттер, вы забываетесь.

— Я жду.

В комнате резко похолодало.

— Я Рыцарь, профессор, — тихо напомнил Гарри, угрожающе прищурившись. — И могу заставить вас подчиняться мне и без всех этих процедур. Давайте, не будем доходить до крайностей.

МакГонагалл стиснула зубы и неохотно сжала протянутую ладонь.

— Хорошо, мистер Поттер, я клянусь, что сделаю все, что вы просите.

Гарри кивнул.

— Отлично.

Он схватил со стола пергамент и, разорвав его, бросил в камин.

— На всякий случай, — пояснил он на недоуменный взгляд профессора.

— Что-то еще? — мрачно поинтересовалась Минерва.

— Проследите, чтобы как можно больше учеников отправились на зимние каникулы домой, — вздохнул Поттер. — Это необходимо для их же безопасности. И приготовьте мне список Охотников. Я сам оповещу их о времени и месте встречи.

Не дожидаясь ответа, он направился к двери. Драко шел следом, держась немного позади. Они успели дойти практически до лестницы, когда Гарри пошатнулся и рухнул на пол. Малфой едва успел его подхватить.

— Поттер… — с упреком вздохнул он.

* * *

Как ни странно, Гарри проснулся рано утром. Часы, висевшие на стене, напротив его постели показывали четверть десятого. Бросив на них недовольный взгляд, гриффиндорец попробовал снова заснуть, но у него ничего не вышло. Тело, еще не до конца пришедшее в норму, ныло и плохо слушалось, воздуха не хватало, голова кружилась, а нос щипало так, будто из него вот-вот должна была хлынуть кровь.

Полежав несколько минут, Поттер собрался с силами и поднялся. Бросив завистливый взгляд на спокойно посапывающего Малфоя, он накинул теплую мантию и быстро выскользнул из комнаты.

Пустые коридоры встретили его гулким эхом и неприятным ощущением заброшенности. Эльфы уже успели убрать последствия вчерашнего праздника, и теперь от каждого предмета веяло такой чистотой и аккуратностью, что они казались неестественными.

Не особо задумываясь о том, куда идет, Гарри пересек Хогвартс и быстро поднялся на Астрономическую башню.

Вороны уже ждали его.

Птицы, нахохлившись, сидели на всех возможных поверхностях: полу, перилах ограждения, статуях и даже на ручке двери. Один из воронов величественно опустился на плечо хозяина, горделиво поглядывая на остальных.

— Доброе утро, — пробормотал Поттер, поглаживая питомца по гладким черным перьям. — Надеюсь, ты принес мне добрые вести?

Резкий порыв ветра едва не сбил его с ног, обдав мелкой крупой ледяных снежинок. Гарри только невозмутимо вытер лицо и медленно подошел к самому краю парапета.

— Интересно. А если я спрыгну, что будет с пророчеством?

Ворон болезненно клюнул его в ухо.

— Ай! Ты чего?

Птица повторила свой маневр.

— Все! Я понял, — раздраженно пробормотал гриффиндорец. — Это был риторический вопрос… я уже понял, что спокойно умереть мне не позволят.

— Гарри? С кем ты разговариваешь?

Поттер вздрогнул и резко обернулся назад.

Астория стояла возле самого входа, растерянно комкая в руках край черной мантии, накинутой на плечи.

— Асти…

Поттер быстро подошел к ней и приобнял за плечи.

— Ты же совсем замерзнешь… зачем ты пришла?

— Не знаю…

В голосе девушки Гарри послышались странные интонации, но он не обратил на них внимания.

— Давай вернемся… — предложил он.

Но его собеседница только отрицательно покачала головой.

— Нет, здесь очень хорошо.

Гринграсс скользнула к краю, зачарованно глядя на открывающийся вид бесконечных полей и лесов. Вороны невозмутимо наблюдали за ее движениями, словно вечные стражники этого странного места.

— Да, здесь уютно, — неохотно согласился Гарри, стягивая с себя мантию и укрывая ею подругу. Укутав любимую, он осторожно обнял ее, стараясь согреть.

Почувствовав его горячее дыхание, девушка расслабилась и прижалась спиной к теплому телу. Так они простояли несколько минут. Ветер пытался сбросить их с площадки, но они не обращали на него внимания, наслаждаясь друг другом.

Гарри точно мог сказать ту секунду, когда настроение переменилась. Астория вдруг напряглась, и по ее телу прошла едва заметная дрожь.

— Ты Наследник?.. — тихо спросила она, обращаясь к пейзажу, лежащему у ее ног.

Поттер уткнулся носом в ее мягкие, немного влажные от снега волосы, стараясь запомнить навсегда это мгновение.

— Не знаю...

— Пророчество… оно говорит, что Наследник уничтожит орден Завесы. Это правда?

Поттер промолчал, не желая врать. Астория не дождавшись ответа, повернулась в кольце рук, обнимающих ее, и посмотрела юноше в лицо.

— Что случилось, Гарри? Я знаю, вы что-то затеяли с Драко…

Гриффиндорец открыл рот, чтобы возразить, но она покачала головой.

— Отец сказал, что вы можете качнуть равновесие каким-нибудь глупым непродуманным поступком, он просил проследить за тобой и все разузнать.

Поттер крепче сжал зубы, но не отстранился.

— Он беспокоится, и Снейп тоже, — продолжила девушка. — Вам повезло, что Люциус Малфой сейчас постоянно при Вольдеморте и практически не общается с остальными. Все Рыцари в состоянии боевой готовности, они ждут только твоего неверного шага, твоей ошибки. И они ни перед чем не остановятся.

— А если это будет необходимо для Равновесия?

Астория немного отодвинулась и отвела взгляд.

— Если ради равновесия орден должен быть уничтожен, Рыцари, конечно, подчинятся. Но с чего ты взял, что это так? Ты не думаешь, что можешь ошибаться? Тебе всего шестнадцать лет… Гарри, равновесие нельзя нарушить, на нем держится весь мир. Оно — основа всего сущего!..

Астория замолчала на мгновение, собираясь с силами.

— Я не хочу тебя потерять!

Поттер прикусил губу и прижал к себе дрожащую девушку.

— Я сделаю все возможное, чтобы Рыцари не пострадали.

— Но…

— Все, что я делаю, делается для поддержания равновесия, — он криво усмехнулся.

— А если ты ошибаешься?

Гарри показалось, что тени в окружающем мире на мгновение исчезли.

— Нет, я не ошибаюсь, — прошептал он. — Только не проси ничего объяснять. Просто поверь мне. Что бы ни случилось… верь мне.

Астория покачала головой.

— Обещай, что не оставишь меня…

Гарри нервно передернул плечами.

— Никогда… — и совсем тихо добавил. — Пока смерть не разлучит нас.

Но девушка услышала его. Вскинув голову, она посмотрела юноше в глаза.

— Даже смерть не сможет отобрать тебя у меня.

— Ты не позволишь мне умереть?

— Я украду тебя у смерти.

Она быстро поцеловала его и растворилась в темноте лестницы. А Гарри еще долго непонимающе смотрел вслед, пытаясь осознать: сон это или реальность. Ворон снова клюнул его в ухо.

— Спасибо, — пробормотал гриффиндорец, беря себя в руки.

Птица что-то каркнула в ответ.

— Держитесь рядом, — попросил Гарри, отпуская питомца, — но так, чтобы вас не было заметно.

Вороны одновременно взлетели со своих мест, и через секунду исчезли из поля зрения, но Поттер был уверен, что если он захочет, они тут же вернутся. Постояв еще пару минут, он резко развернулся и направился к лестнице.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:54 | Сообщение # 31
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
30 глава. Темный лорд

Гарри не успел спуститься даже до конца лестницы, как почувствовал, что у него начинает кружиться голова, а к горлу подкатывает тошнота. Схватившись за стену, он попытался удержаться, но что-то упрямо тянуло его вниз. Шрам пронзило тянущей, невыносимой болью…

Поттера шатнуло и неудержимо потянуло вниз. Пол и потолок внезапно поменялись местами, а боль властно захватила все тело, впиваясь в каждую клеточку безжалостными иглами. Спасительная темнота наступила только в конце лестницы.

— Поттер! Поттер!

Гарри неохотно приоткрыл глаза и с недоумением уставился на склонившегося над ним бледного Драко. Пошевелившись, гриффиндорец попробовал оценить масштабы причиненного ущерба. Все мышцы ныли так, словно по нему пробежалось минимум стадо слонов, а шрам нервно пульсировал в такт крови, бешено несущейся по венам.

— Что случилось?

Малфой тихо выругался себе под нос.

— Случилось стихийное бедствие под названием Поттер, — заявил он. — Ты что? Уже с лестницы не можешь спуститься, не свалившись с нее и не набив пару шишек? Таким макаром нам надо сражаться с Темным лордом в горах. Ты обязательно оступишься и упадешь в пропасть вместе с ним!

Гарри кивнул.

— Конечно-конечно, мамочка… я тебя услышал.

Драко покачал головой и со стоном прислонился к стене. Поттер внимательно посмотрел на лицо своего собеседника.

С первого взгляда было видно, что что-то случилось. Малфой был бледнее обычного, на лбу у него выступил пот, а губы тряслись и были искусаны в кровь. Одной рукой он судорожно сжимал предплечье второй, словно старался вырвать с нее метку.

Поттер осторожно встал, разминая ноющие мышцы.

— Я не просто так свалился с лестницы. У меня заболел шрам, впервые с лета. Что-то случилось, у Волдеморта. Он зол...

Драко сглотнул.

— Д…да, я чувствую.

Гарри вовремя успел сделать шаг и подхватить слизеринца, чтобы тот не упал.

— Что? Он вызывает тебя?

Драко нервно кивнул.

— Угу…

Гарри нахмурился. Глядя на его лицо, Малфой вздрогнул и замотал головой.

— Нет! Поттер, даже не думай об этом. Я не пойду!

— У тебя нет выбора.

— Нет! Я не хочу! Я не буду!

— Ты уже впутался в это!

— Нет! Почему я должен рисковать жизнью?

— Потому что сейчас все зависит от тебя и твоего умения изворачиваться!

— Ты псих!

Гарри не обратил на эти возмущения внимания и, приобняв Драко, подтолкнул его вперед по коридору. Стараясь поддерживать слизеринца, а не наваливаться, хотя его самого все еще трясло от пережитого.

— Ты послал письмо отцу, как я сказал?

Малфой поморщился.

— Да, сегодня он должен был прислать ответ.

Поттер болезненно ткнул пальцем в плечо Драко.

— Вот твой ответ…

Некоторое время они молча спускались вниз. Наконец, Гарри решил поинтересоваться.

— Как мы попадем к Волду?

— Достаточно приложить к метке палочку и сказать заклинание, — пробормотал Драко. — Мы???

— Да, мы, — Гарри постарался ускориться. — Я буду рядом.

Малфой замотал головой.

— Ты идиот?! Хочешь, чтобы нас обоих поймали еще до наступления пророчества? — он попытался вырваться из крепкой хватки гриффиндорца, но тот не позволил ему этого. — Поттер, куда ты меня тащишь?

— В комнату… а теперь заткнись и двигай ногами.

Уже возле Подземелий Драко внезапно замер.

— Поттер! Но… там ведь будет Снейп!

Гарри закатил глаза и, слегка пнув слизеринца для профилактики, втолкнул его в комнату. Драко добрался до кресла и с наслаждением упал в него. Поттер тут же бросился в кабинет Снейпа.

В небольшом серванте, притаившемся в углу, зельевар хранил зелья. Отыскав среди них обезболивающее, Гарри вернулся к слизеринцу и протянул ему лекарство.

— Что делать со Снейпом? — спросил Драко, отбрасывая от себя склянку и раздраженно стягивая с плеча мантию, обнажая слегка припухшую и покрасневшую по краям метку.

Гарри прошелся по комнате, раздумывая. Малфой следил за ним, нервно вздрагивая от болезненных спазмов то и дело пронзающих руку.

— Ничего, — объявил, наконец, гриффиндорец. — Твоя задача: удержать Снейпа там и заставить Волдеморта придти сюда.

В ответ Драко громко ахнул.

— Как я это сделаю? — выдавил он. — Я хреновый легилимент, я не умею притворяться!

Гарри фыркнул в ответ.

— Да, не умею!! Волдеморт не такая наивная овечка, как ты! Он моментально раскусит меня. Я не смогу!

Гарри стремительно пересек комнату, зло пнув по пути попавшийся под ноги стул, и навис над Драко.

— Малфой! Я приказываю тебе, — он встряхнул слизеринца за плечи, — слышишь? Приказываю! Отправиться на эту встречу!

Драко застонал и, изогнувшись, схватился за палочку.

— Ненавижу тебя, — прошипел он.

— Я знаю, — уверил Гарри и, превратившись в змею, скользнул в карман Малфоя.

Одновременно с этим палочка коснулась вспыхнувшей метки…

* * *

— Драаако… что-то тебя долго не было.

Гарри растерянно огляделся. Ему хотелось посмотреть на то, что происходит снаружи. В кармане слизеринца не было ничего, что помогло бы ему в этом. Поэтому не долго думая, Поттер впился зубами в ткань и проделал небольшую дырку. Устроившись поудобнее, он свернулся калачиком и замер, стараясь не двигаться.

Они стояли в большой довольно уютной гостиной. Кроме Драко и Волдеморта, словно король восседавшего в кресле, в комнате еще были Малфой старший, напряженно вглядывающийся в лицо сына, а так же ко всему безразличные Кребб и Гойл. Нотт и Снейп, устроились в углу и подозрительно оглядывались по сторонам вместе с Эйвери, Лестрейнж… но был и еще кто-то, кого Гарри со своего поста не видел их. Теперь ему оставалось только надеяться на изворотливость Малфоя.

— Прошу прощения, мой лорд, — в голосе Драко слышалась легкая дрожь. — Я… я не мог просто уйти от Поттера.

— Поттера?

Волдеморт медленно приблизился к слизеринцу, практически прижавшись к нему. Гарри чувствовал его запах, его магическую силу, ему казалось, что вот-вот и он прочтет мысли своего врага. Его цель была так близко, что от этого трясло… один укус. Всего один и все! Больше никаких страхов, смертей, Пожирателей, предсказаний…

Поттер усилием воли удержал себя от необдуманного шага. Если Волдеморт вдруг упадет замертво при всей этой компании, прихлебатели тут же решат, что это Драко убил их любимого предводителя и могут решить отомстить. А это не входило в планы гриффиндоца.

— Я… я завоевал доверие Поттера, чтобы выдать его вам…

— Значит, твой отец не солгал, и ты все же не отказываешься от своего служения мне?

— Нет, мой повелитель.

— Мой лорд, моя семья честно служит вашему делу, — Люциус, казалось, уже окончательно обрел контроль над собой.

— Ах, Люциус, сегодняшние дети так своенравны…

Драко спешно опустился на колени и, схватив край мантии Волдеморта, прижался к ней губами. Тот только брезгливо поморщился.

— И что же ты сделал, Драко, чтобы завоевать дружбу Мальчика-который-пока-жив-но-это-не-надолго?

Гарри практически почувствовал, как задрожали руки Малфоя. Он сосредоточился и собрал все силы, какие у него были, пытаясь нащупать ту самую призрачную связь между Наставником и учеником. То ли от мощи его желания, то ли от испуга, но он смог ее найти… тонкая магическая связующая, чистая и крепкая соединяла их с Драко умы, сердца... души.

Поттеру ничего не пришло в голову, кроме бестолкового — «Я с тобой», которое он и попытался передать слизеринцу вместе с частью своей уверенности.

Малфой тут же заметно расслабился, его дыхание выровнялось, а сердце перестало бешено колотиться.

— Могу ли я говорить при всех? — спокойно поинтересовался он. — Вы давали мне секретное задание…

На некоторое время в комнате повисла напряженная тишина. Все Пожиратели неотрывно следили за своим предводителем, отлично понимая, что тот кого он сейчас выгонит, может прощаться с жизнью.

— Говори! — объявил, наконец, Волдеморт.

— Как вы и приказывали, я искал пути к Хогвартсу, — тихо продолжил Драко. — Но я решил, что неплохо бы и подружиться с Золотым мальчиком. Поттер имеет определенные привилегии в Хогвартсе и иметь его всегда при себе, очень удобно.

Взгляд Гарри метнулся к Снейпу. Его наставник был все так же невозмутим и только чуть сильнее, чем обычно, сжатые губы выдавали его смятение. Малфой сделал небольшую паузу и выпалил на выдохе.

— Поттер — рыцарь Завесы…

На этих словах Гарри почувствовал, как сердце сделало кульбит. Даже Снейп не сдержался и вздрогнул.

— Это уже не новость, — поморщился Вольдеморт, — что с того?

— От него все отвернулись: Грейнжер, Уизли... все. Я смог добиться расположения Поттера, завести с ним дружбу, заслужить его доверие…

— Так… — Темный лорд был явно в восторге. — И что же ты сделал, мой маленький скользкий шпион?

— Я нашел способ проникнуть в Хогвартс и… Я… я убрал Д…амблдора, как вы велели, мой лорд, — голос Драко зазвенел от напряжения.

В комнате повисло напряженное ожидание. Внезапно Волдеморт рассмеялся и, резко выдернув свою мантию из рук слизеринца, оттолкнул юношу. Взмах палочкой… Тело Драко занемело, словно превратившись в камень.

— Ты врешь, Малфой!

В комнате все затихли. Казалось, что Пожиратели не осмеливались даже дышать.

— Как ты мог один заманить в ловушку такого сильного мага, как Дамблдор. Он не настолько глуп!

— Поттер... мой Лорд, он заманил Дамблдора в ловушку.

— Что? С чего вдруг Золотому мальчику предавать своего любимого неподкупного директора?

Гарри попытался передать Драко свою уверенность в том, что все будет хорошо и почувствовал ответное паническое напряжение.

— Я убедил его, что Дамблдор хочет уничтожить его.

Волдеморт прошелся по кабинету.

— А он, действительно, не хочет?

Драко запнулся лишь на секунду.

— Да.

Темный лорд, прищурившись, окинул слизеринца недоверчивым взглядом.

— Хорошо, Драко, тебе повезло, что я уже об этом знаю. Куда Поттер спрятал этого махинатора?

— Не знаю, мой…

— Что?!

От раздраженного крика Темного лорда задрожали стены. «Держись, Драко, только держись» — мысленно взмолился Гарри.

— Я… не знаю, Поттер не сказал мне места.

Гарри почувствовал, что мир вокруг начинает вращаться и понял, что Волдеморт в порыве гнева отбросил Драко к стене, и тот упал на пол, едва не придавив своего скользкого пассажира.

— А если подумать, Драко?

Поттер уже ничего не видел, но силы его воображения вполне хватило на то, чтобы представить, как Волдеморт склоняется над своей жертвой. «Держись, только держись. Все будет хорошо! Ты сможешь!»

— Если вы с ним такие уж близкие друзья, то он должен был рассказать тебе все!

— Нет… он не сказал. Клянусь вам!

— Круцио!

Заклинание, словно удар кнута, прозвенело в тишине комнаты. Драко пробовал терпеть, но его сил хватил только на первые несколько секунд, а потом боль все же заставила его отчаянно закричать. Гарри сосредоточился на связи между ними и попытался взять часть проклятья на себя, но… Малфой заблокировал его.

Пытка продолжалась несколько минут. Драко извивался на полу, но, тем не менее, ни разу не задел Гарри. Наконец, Волдеморту это надоело.

— Ты и теперь будешь настаивать?

— Да, мой лорд, клянусь вам.

Малфой сорвал связки, и теперь его голос был сиплым и едва слышным.

— Северус!

Гарри мелко задрожал, понимая, что теперь практически весь успех их операции зависит от его Наставника.

— Да, мой Лорд.

— Ты можешь подтвердить слова своего ученика?

Снейп думал лишь мгновение.

— Да, мой Лорд, — холодно заявил он, наконец, — Драко каким-то образом умудрился в начале учебного года добиться дружбы с Поттером. Я не противился этому, они даже вместе жили у меня…

— И-и-и?

— И Поттер, действительно, не настолько доверяет ему, чтобы все рассказывать. Он вообще никому не доверяет.

Гарри показалось, что в последних словах зельевара прозвучала горечь. Тут пошевелился Драко, он видимо окончательно пришел в себя после круциатуса.

— Я нашел способ попасть в Хогвартс, мой Лорд…

Казалось, Вольдеморт мгновенно забыл предыдущий разговор.

— И что же это?

— В Выручай-комнате есть Исчезательный шкаф. Мы нашли его с Поттером, когда гуляли там. Он сказал, что сможет починить его, чтобы мы могли спокойно уходить в Хогсмид, когда нам будет это необходимо.

— Истинно гриффиндорский поступок, — презрительно усмехнулся Вольдеморт. — Вполне в его стиле.

— Да, мой Лорд.

Гарри замер, ожидая окончательного вердикта.

— Когда он собирается его чинить.

— В эти каникулы, пока никого нет…

— Замечательно.

Драко глубоко вдохнул, словно собирался нырнуть на большую глубину.

— Но, если в школе появится профессор Снейп, Поттер не станет этого делать, — объявил он, — потому что боится его…

Поттер на всякий случай спрятал голову под хвостом, ожидая реакции на это заявление и мысленно прося прощение у Наставника. Долгое время все молчали.

— Северус останется тут, — решительно сказал, наконец, Вольдеморт. — Я сам прослежу за этим.

— Спасибо, мой Лорд.

— Можешь идти, Драко… но помни, что если я узнаю, что ты меня предал, я сам тебя найду и убью. И поверь мне, Авада покажется тебе спасеньем.

Голос Темного лорда практически шипел.

— Да, мой Лорд…

* * *

Мир завертелся вокруг, и Гарри почувствовал, что они с Драко падают на пол. Несколько секунд они оба лежали, переводя дыхание.

— Можешь выползать, Поттер, — тихо сообщил, наконец, слизеринец. — Мы в Хогвартсе и больше нам пока ничего не угрожает.

Гарри спешно выполз из своего укрытия и вернул человеческий образ.

Они были в комнате Снейпа, Драко, бледный и изможденный лежал, распластавшись на полу, практически не подавая признаков жизни. Взвалив безвольное тело на себя, Поттер перетащил его на кровать и, посомневавшись мгновение, улегся рядом.

Несколько минут они лежали молча, слушая, как тикают настенные часы.

— Зачем я это делаю? — прошептал Драко.

Гарри недоуменно покосился на него.

— Чтобы спасти мир от красноглазого безумца? — предположил он.

Малфой только устало покачал головой.

— Это ты этого хочешь, Поттер, а я никогда благородством не отличался.

— Тогда чтобы помочь мне?

Драко приоткрыл один глаз и внимательно оглядел, лежащего рядом с ним гриффиндорца.

— Я же тебя ненавижу, — напомнил он.

Гарри в ответ пожал плечами.

— Тогда не знаю, Малфой. Остается один вариант: тебе просто надоела твоя жалкая жизнь, и ты выбрал самый глупый способ покончить с собой — связаться со мной.

Они снова затихли на несколько минут, пока Драко не заговорил снова.

— Я хочу жить, Поттер…

В голосе слизеринца послышались отчаянные нотки. Гарри медленно повернулся к нему и… крепко обнял.

— Все будет хорошо, — пробормотал он. — Убьем мы эту тварь, и ты еще станешь гордым лордом Малфоем, Дафна будет прекрасной женой, родится у вас маленький белобрысый наследник, и вы будете счастливы…

— А ты?

Гарри промолчал…


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:55 | Сообщение # 32
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
31 глава. Ритуал

Темнота Выручай-Комнаты пугала… казалось, что где-то там, в непроглядном мраке, скрывается что-то странное, противоестественное, опасное. Тени, прячущиеся в каждом едва заметном уголке, словно угрожали гостям. Большой мраморный жертвенный стол, стоящий в центре освещенного участка, давил своей мощью. От него веяло такой сильнейшей остаточной темной магией, что у любого, кто приближался к нему хотя бы на метр, начинала кружиться голова. На его фоне Исчезательный шкаф, притаившийся в углу, где-то на границе тьмы, казался чем-то лишним и неестественным, чуждым окружающей обстановке.

Гарри нервно расхаживал по освещенному участку пространства, теребя в руках кинжал, добытый в своем родовом доме, а Драко невозмутимо сидел, развалившись на диване, стоявшем на темной стороне комнаты, и беспечно жевал яблоко. Его глаза пугающе посверкивали, подыгрывая магическим теням, танцующим свой зловещий танец.

— Поттер, ты все усложняешь, — уверил он. — Просто позови этих своих Охотников и посмотри, сколько там человек.

— Да… наверное…только вот куда их позвать-то?

— Прямо сюда и позови. Уверен, что МакГонагалл сможет на одну ночь закрыть Большой зал и снять с него антиаппарационные чары.

— А если нет?

— Ты ее спроси, а потом уже ломай голову…

— Может, у нее нет таких прав.

— Она боится Тени! Она сделает все, что ты скажешь…

— А если их окажется мало?

— Тогда и будешь паниковать… и убери куда-нибудь эту штуку! — Драко показал на кинжал. — Он слишком острый, ты можешь умереть еще до величайшего события этого века.

Гарри отмахнулся от него, но играть с кинжалом перестал.

— Ладно, — согласился он. — Давай, для начала разберемся с текущими проблемами.

Он вызвал Хроники и перекинул их слизеринцу.

— На всякий случай, — пояснил он на недоуменный взгляд Малфоя. — Вдруг, ты не помнишь.

— Ага, забудешь тут… как же, — пробормотал Драко, открывая фолиант и прося у него показать ритуал.

Гарри тем временем подошел к столу и, быстро стянув с себя мантию, улегся на него, мысленно стараясь уверить себя в том, что все в порядке, и он и не из таких ситуаций выкручивался.

— Сколько понадобится времени, чтобы я пришел в себя?

— Минимум сутки…

Драко поднялся с дивана и подошел к Гарри.

— Уточняю на всякий случай… ты уверен?

— В чем?

— В том, что стоит проводить этот ритуал?

— Да.

Малфой сглотнул, растерянно поглаживая корешок Хроник.

— Ты же знаешь, что темные заклятия оставляют в душе волшебника некоторые изменения… а ты не просто маг, ты — жертва.

— Давай, Малфой!

Драко нервно передернул плечами.

— Я… я лучше подойду на роль жертвы, — выдавил он. — Я сейчас намного здоровее тебя, и мне известно больше, и… и мне не страшно все это.

Он вскинул руку, словно собираясь показать Гарри, насколько он подвергается опасности, но тот успел перехватить его ладонь.

— Малфой, успокойся, я все знаю.

Некоторое время они неотрывно смотрели друг другу в глаза. Наконец, Драко отступил.

— Хорошо, тогда тебе необходимо снять рубашку, — вздохнул он. — И отдай мне, пожалуйста, кинжал. Он нужен для ритуала.

— А если взять другой?

— Нет, судя по всему, твой уже участвовал в подобных… акциях. Это усилит действие заклинания.

Гарри недоверчиво покосился на лезвие, пугающе ярко сверкающее в неверном свете комнаты.

— Поттер, ты доверился мне, — сухо напомнил Драко.

Откинув все сомнения, Гарри согласно кивнул и, передав слизеринцу кинжал, скинул рубашку.

— Теперь ложись и расслабься, — вздохнул Малфой. — Надеюсь, что твоя удача не оставит нас и на этот раз.

Поттер закрыл глаза и опустился обратно на жертвенный стол. На этот раз все было иначе… Магия, словно добравшись, наконец, до обнаженного, ничем не защищенного тела, приняла его в свои объятия, немедленно начав изучение жертвы. Вековой мрамор холодил кожу, оставляя на ней дорожки из тысяч колких мурашек… сердце ускорилось, кровь быстрее заструилась по венам.

— Расслабься… давай, Поттер. Ритуал начался, я уже ничего не смогу сделать. Но ты можешь облегчить боль, если расслабишься. Давай, ты сможешь!

Голос Драко доходил до сознания Гарри, словно через пелену. Он хотел было ответить, что пытается, но… язык уже не слушался, а звуки отказывались существовать в начавшемся безумии.

Заклинание просвистело в комнате, словно удар кнута — руки и ноги жертвы казалось, приросли к столу.

— Расслабься! И тебе будет не так больно!

Мышцы, скованные первобытным страхом, заложенным в любом живом существе, отказывались подчиняться. Сердце бешено трепетало в груди, грозя вот-вот выскочить из недостойного тела хозяина. Гарри попробовал глубоко дышать, но воздух, попадая в легкие, начал обжигать их. Боль, словно яд, стремительно заполняла каждую клеточку тела: мучительная, невероятно яркая. Она точно знала, куда ей ударить, чтобы становилось еще хуже.

Поттер закашлялся, чувствуя, как воздух исчезает. Страх проник уже в каждую клеточку тела. Отчаянный, пронзительный, невероятно реальный… он был везде — сверху, снизу, по сторонам, внутри. Сводящий с ума, уничтожающий любые связанные мысли.

Гарри закричал, выгибаясь и мечтая об одном — вырваться. Он чувствовал, он знал, что Драко продолжает размеренно читать заклинание. Знал, что еще чуть-чуть и оно будет закончено, и тогда боль окончательно завоюет его тело и разум… Знал! Но теперь отчаянно хотел остановить его.

— Стой! Стой!

Поттер усилием воли заставил себя открыть глаза и с мольбой посмотрел на слизеринца.

— Остановись, Драко… — губы пересохли и были искусаны в кровь. — Прошу тебя, стой.

Малфой дрожащими пальцами поднял кинжал.

— Прости, Поттер, — прошептал он. — Ты убьешь меня потом, если я остановлюсь.

Нервный взмах… Гарри зажмурился, чтобы не видеть дальнейшего. Боль! Он даже не понял, куда был нанесен удар, настолько пронзительными были ощущения. Боль окончательно захватила все тело. Казалось, сотни голодных собак впиваются в руки и ноги, отдирая куски плоти.

Гарри не запомнил сколько продолжалась эта немыслимая пытка. Час?.. Или два? А, может быть, вечность? Это было время страданья, когда не было ничего, кроме боли и жгучего желания жить, желания дышать…

Дышать… он практически забыл, как это делать. Эта мысль почему-то вернула его в чувство, прогнав панику. Дышать… надо вспомнить, как дышать. Вдох… легкие неохотно поддались и раскрылись, впуская воздух внутрь. Кровь подхватила его, разнося по всему телу…

Яркий свет, вспыхнувший перед глазами, не смотря на закрытые веки, мгновенно заполнил собой все, уводя сознание куда-то в бездну…

* * *

Вдох…

— Гарри, проснись малыш.

Мягкий ласковый голос так приятен, так нежен, так знаком…

— Гарри, проснись, приехал дядя Сириус.

Чьи-то ласковые руки гладят его по лицу.

— Давай, вставай, сынок.

Гарри испуганно распахнул глаза и уставился на женщину, склонившуюся над ним. Длинные рыжие волосы ниспадали до пояса, яркие пронзительные глаза были так реальны, так… живы.

— Мама, — прошептал он.

— Конечно, я, а кого ты еще ожидал здесь увидеть? Давай, вставай, дядя уже ждет тебя в гостиной.

Лили Поттер ласково улыбнулась сыну и неспешно выпорхнула из комнаты.

Гарри недоуменно нахмурился и огляделся по сторонам. Яркие детские обои, множество игрушек, развивающие книжки для малышей. Он перевел взгляд на свои руки… маленькие! Он снова стал маленьким!

— Ну и где этот соня?

Где-то за дверью послышались шаги, и в комнату вошел Сириус… молодой, красивый, сильный, мужественный.

— Ну, Гарри, ты что такой испуганный?

— А… а как же…

Поттер хотел было поинтересоваться про Драко, но решил пока не рисковать. Сириус озабоченно посмотрел на него.

— Тебе приснилось что-то страшное?

— Д… да.

Гарри кивнул и позволил крестному одеть себя.

— Сегодня папа разрешил нам с тобой изучить еще кое-что из истории твоей семьи, — сообщил Сириус, подхватывая малыша на руки и спускаясь с ним по лестнице.

— Да? И что же?

— Сейчас все увидишь…

Гарри во все глаза смотрел по сторонам, стараясь всеми органами чувств запомнить непередаваемые ощущения, которые вызывал у него дом. Стены, немного скрипящая лестница, благородные, но от этого не менее приятные, занавески на окнах, аккуратная мебель — все дышало родным уютом и теплом.

— А можно к маме? — тихо поинтересовался он.

Сириус покачал головой.

— Конечно, можно, но только после учебы. Она сейчас занята, и ей нельзя мешать, ты же знаешь…

Гарри расстроено кивнул, вспоминая ласковый голос мамы.

Комната, в которую привел его Сириус, была ему хорошо знакома — его родословная все так же ветвилась по стенам просторного помещения.

— Итак, сегодня мы начнем изучать твоих дедушек и бабушек…

Поттер повернулся к крестному.

— А можно… можно я спрошу про другое?

Сириус, нахмурившись, опустился перед крестником на колени.

— Да, конечно, что ты хочешь знать?

Гарри кивнул на самый верх родословной, туда, где были нарисованы две едва заметные точки и висел кинжал, на рукоятке которого красовался ворон со змеей.

— Кто это?

Сириус слегка побледнел.

— Это твои предки, — сухо сообщил он. — Они жили много веков назад, и никто не знает их имен.

— А кинжал?

— А может, ты спросишь еще о чем-нибудь? — поморщился Блек. — Тебе еще рано узнавать такие вещи. Твой папа убьет меня, если узнает.

Гарри упрямо замотал головой.

— Крестный, пожалуйста… для меня это очень важно.

— Хорошо, — сдался, наконец, Сириус. — Помнишь, я говорил тебе, что у любой семьи Рыцарей есть свои тайны и свои легенды?

Гарри закивал.

— Так вот… согласно легенде семейства Поттеров, этот кинжал является ключом и может открыть путь к Весам Равновесия. Он создан самими Мерлином и Морганой в то время, когда они были еще близки.

— Весам Равновесия, — тихо повторил Гарри. — Но как?

Сириус покачал головой.

— Никто этого не знает, но, когда это будет необходимо, один из Поттеров, найдет способ использовать кинжал.

Гарри растерянно посмотрел на Крестного.

— А что еще он может?

— Не знаю, — вздохнул Сириус. — Но когда-то в детстве, мы с твоим папой играли с этим кинжалом в библиотеке и… нечаянно проткнули один старинный фолиант. После этого книга перестала обладать волшебными свойствами. Ох! И досталось нам потом от твоего деда!

— Крестный, а, правда, что…

Внезапно Сириуса отбросило на стену. Его голова откинулась, руки судорожно вцепились в одежду, словно в надежде на спасение. Он мелко задрожал…

— Крестный!

Гарри хотел было броситься к Блеку, чтобы помочь, но не смог двинуться с места. Тело стало ватным и отказывалось подчиняться хозяину.

— Крестный!

Сириуса подбросило, выгнуло, изо рта потекли тонкие струйки крови. А потом… Гарри с ужасом застыл на месте. По всему телу Блека стали появляться мелкие кровоточащие раны, словно кто-то безжалостно полосовал его острыми лезвиями.

Поттер кричал, звал на помощь, пытался вырваться, но мог только бессильно наблюдать за мучениями родного человека. Слезы не подаваясь контролю, текли по щекам, застилая глаза, но он не мог их смахнуть… он ничего не мог.

Раны становились все больше, струйки крови, попавшие на пол, постепенно превратились в темно-бордовую лужу, все помещение заполнил дурманящий запах смерти.

— Что ты ему сказал?

Новый голос заставил Гарри похолодеть изнутри.

— Тень…

Лужа пошевелилась и медленно начала расти, постепенно приобретя форму Тени.

— Конечно, Гарри… кто же еще?

Она отвернулась от него и склонилась над Сириусом.

— Так что ты ему рассказал?

Блек подрагивая от непрекращающейся боли, неохотно приоткрыл глаза.

— Да пошла ты…

Кровь, из которой состояла Тень, пришла в движение, забурлила, зашипела.

— Ты принадлежишь мне, Блек, — шипящим голосом напомнила она. — Неужели ты думаешь, что я не найду способ заставить тебя все рассказать?

Она задумалась и резко обернулась к Гарри.

— Или его?..

— Нет! — Сириус из последних сил бросился к крестнику. — Уходи, сейчас же!

Он что-то прошептал и Гарри почувствовал, что начинает проваливаться в обморок. Он хотел остановиться, хотел защитить крестного, хотел спасти его. Но… последнее, что успело захватить сознание, были слова «Перестала обладать…».

* * *

Дышать… Он опять забыл, как дышать. А может еще и не вспоминал? Вдох… да, последний раз он сделал вдох. А потом? А потом должен быть выдох… Легкие неохотно поддались требованию хозяина.

Теперь снова вдох… Ну, я же умею.

Вдох!

Мир взорвался ослепительно белым светом.

— Гарри! Да очнись же, Гарри! Ну!

Поттер попытался понять, что происходит. Грудь… У него очень сильно болела грудь, словно по ней проехался каток. Внезапный удар заставил все тело вздрогнуть.

— Давай, Гарри! Ну! Ты не имеешь права оставить меня со всем этим!

Понятно… это Драко пытался привести его в чувство. Так вдох — выдох, вдох — выдох… Их горла раздался какой-то хрип, легкие снова опалил воздух... Малфой, кажется, что-то закричал.

Гарри открыл глаза, и недоуменно покосился на растрепанного слизеринца, бледного словно привидение.

— Ты… сейчас… на хорька… похож, — пробормотал он.

Драко облегченно выдохнул, и устало прислонился к шкафу.

— Ты больше двух минут был мертв, — тихо сообщил он. — Я думал, что уже все… не смогу тебя спасти.

Он медленно сполз по шкафу на пол.

— Это… я не хочу больше пережить такое.

Гарри кивнул и хотел поднять голову, но понял, что сил у него осталось только на то, чтобы двигать губами.

— Ритуал… законче…н? — голос хрипел и пока не совсем слушался, пропуская некоторые звуки.

— Да, все прошло… хорошо. Но этих ощущений я тоже предпочел бы больше не испытывать.

Гарри улыбнулся.

— Все будет… хорошо, — уверил он, засыпая.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:57 | Сообщение # 33
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
32 глава. Перед боем

Всю следующую ночь и день Гарри метался в бреду. Его то бросало в жар, то в холод. Ему мерещилась то кровь крестного, то Тень, то казалось, что кинжал вот-вот пронзит его… боль терзала измученное тело, не желая ни на секунду оставлять его в покое.

Драко все это время был рядом. Он всего один раз осмелился уйти, чтобы принести некоторые успокоительные из кладовки Снейпа, а когда вернулся, обнаружил мечущегося в бреду Гарри на полу с разбитой головой… больше слизеринец отходить не решился. Добби, как верный слуга, вполне справлялся с тем, чтобы приносить еду и необходимые лекарства, а так же рассказывать обо всем, что происходило в Хогвартсе. Макгонагалл пока ничего особенного не предпринимала, но контингент авроров, охраняющих школу, был значительно увеличен.

Драко успел проверить и шкаф. Тот работал практически безупречно, но порой начинал трястись безосновательно, словно кто-то пытал воспользоваться им. Решив перестраховаться, слизеринец наложил на него пару защитных заклинаний.

Все это беспокоило юного Малфоя, но здоровье Поттера все же было важнее, поэтому он терпеливо ухаживал за больным, дожидаясь, когда ему станет лучше…

Это случилось вечером следующего дня. Жар неожиданно спал, щеки Гарри порозовели, он спокойно проспал несколько часов, а проснувшись ближе к полуночи, выглядел вполне здоровым.

— Сколько сейчас времени? — поинтересовался он.

— Какая разница? Ночь, — Драко устало смахнул волосы с глаз. — Как ты себя чувствуешь?

— Нормально…

— Что-нибудь болит?

— Все. Малфой, не будь идиотом, я только что пережил сильнейший темномагический ритуал, да у меня на теле нет ни одного места, которое бы не болело.

Гарри глубоко вдохнул и решительно уселся на диване, куда его переложил Драко после падения.

— Я не идиот, — слегка обиженно сообщил Малфой. — Я в тебя обезболивающих влил несколько видов, мне надо знать, как они действуют.

— Плохо, — раздраженно пробормотал Поттер, пробуя потянуться. Мышцы тут же откликнулись ноющей болью.

Он попытался встать, но Малфой упрямо встал у него на пути.

— Полежи еще, — поморщился он. — Хочешь, чтобы шрамы опять закровоточили?

Гарри с интересом покосился на шрамы, оставшиеся на руках и ногах, сделанные, видимо, кинжалом.

— Да уж, ты постарался на славу…

Драко не обратил на него никакого внимания. Вытащив из-за пазухи конверт, он протянул его гриффиндорцу.

— Держи, это пришло сегодня… точнее уже вчера утром.

Гарри подозрительно покосился на письмо.

— Это от Астории, — поспешил добавить Драко. — Будешь отвечать?

Поттер покачал головой, неосознанно теребя медальон на шее.

— Не стоит.

— Но прочтешь?

— Нет. Так будет проще…

— Кому? Тебе или ей?

— Всем!

Гарри раздраженно попытался отодвинуть слизеринца в сторону, но тот упрямо стоял на месте.

— Поттер, куда ты собрался? Ночь на дворе!

— А Макгонагалл?

Драко покачал головой.

— Эту ночь нам надо выспаться, утром я пошлю весть темному лорду, а ты отправишься к Макгонагалл. Хорошо?

Поттер на некоторое время задумался, но потом все же улегся обратно. Драко тоже свернулся калачиком на другом диване, представленном Выручай-комнатой, через некоторое время он уже крепко спал, тихо посапывая во сне.

Гарри довольно долго пытался заставить себя уснуть, но что-то постоянно мешало… мысль, от которой начинало колоть под ложечкой, а по спине пробегал неприятный холодок обреченности. Только к утру он вспомнил…

Конверт так и остался лежать на полу возле дивана.

* * *

— Вставай...

Гарри потряс Драко за плечо, тот попробовал отбрыкнуться, но промахнулся и едва не упал с дивана.

— Вставай, Малфой, сегодня, возможно, наш последний день в жизни, ты же не хочешь его проспать?

Драко передернул плечами и глухо застонал в подушку.

— Придурок ты, Поттер!

Но все же неохотно встал.

До Магконагалл они добрались сравнительно быстро. Профессор сидела в своем кабинете и бессмысленно смотрела на каминное пламя, явно думая о чем-то своем. Увидев посетителей, она раздраженно поморщилась.

— Вы придумали место и время? — поинтересовалась она.

— Да.

Гарри вышел немного вперед.

— Сегодня, через два часа.

Макгонагалл удивленно вскинула брови.

— Поттер, это не реально…

— Думаю, этого времени будет достаточно, — оборвал ее Гарри. — Сейчас Рождественские каникулы, большинство находятся дома. Мне нужны все боеспособные маги старше семнадцати лет.

— Боеспособные?

Профессор трансфигурации резко встала с кресла.

— Поттер, что вы задумали?

— Мне нужны все боеспособные маги старше семнадцати лет, — спокойно повторил Гарри. — Те, кто не служит Волдеморту, уверен, вы сможете таких вычислить.

— Но… что я им скажу? Они не придут просто так… даже Тень не сможет напугать некоторых.

Гарри на мгновение задумался.

— Скажите, что они идут сражаться за мир, — тихо пробормотал он. — Тень знает свое дело… она заставит.

Он повернулся, чтобы уйти, но наткнулся на предупреждающий взгляд Драко.

— Да, никто, кроме Охотников, не должен знать, что происходит, — угрожающе напомнил Гарри. — Это в ваших же интересах…

Макгонагалл не стала отвечать, но ее щеки слегка побледнели. Окинув декана недовольным взглядом, Поттер вышел из кабинета, Малфой шел следом.

Но они не прошли далеко. Повернувший из-за одного из поворотов, Люпин едва не врезался в них.

— Где вы пропадали!?— тут же завелся он. — Я обыскал весь Хогвартс, все окрестности, я уже не знал, что делать!

Гарри успокаивающе поднял руки.

— Ремус, не кипятись, мы просто немного были заняты!

— Заняты? У вас что? Колец нет?

— Есть…

— Тогда почему вы не отвечали?

— Нам не до них было!

— Я тебя готов прямо сейчас излупить!

Драко, не сдержавшись, захихикал. Люпин тут же переключил свое внимание на него.

— Что смешного, мистер Малфой? — тихо поинтересовался он. — Я все еще Рыцарь, и вполне могу поинтересоваться у Люциуса делами его сына.

— Мои дела прекрасны, — холодно уверил Драко.

Гарри незаметно вытащил палочку из внутреннего кармана мантии.

— Ступефай!

Люпин, не ожидавший такого подвоха, замер на секунду и камнем рухнул на пол. Драко с интересом посмотрел на Гарри.

— И что это было?

— Кто-то из нас ведь должен быть настоящим слизеринцем, — усмехнулся тот и поспешил забрать палочку Ремуса.

— Нам надо куда-то спрятать его, — напомнил Малфой. — Причем так, чтобы его не нашли.

— Давай к нам в комнату…

Переправив обездвиженное тело Ремуса в Подземелья, они уселись на кровать.

— Тебе надо идти к Волдеморту, — спокойно напомнил Гарри, делая вид, что они разговаривают о погоде.

Драко нервно передернул печами.

— Я могу просто передать ему приглашение.

Он, поморщившись, показал на предплечье.

— Нет, — твердо остановил его Гарри. — Все должно быть по-настоящему. Помнишь? Ты — предал меня, а значит, ты должен сам рассказать об этом Темному лорду. И изобрази на лице побольше радости.

Малфой покачал головой.

— Мне все это не нравится, Поттер. Я не хочу оставлять тебя одного…

Гарри прикусил губу, на которой еще оставались сгустки запекшейся крови — последствия недавнего ритуала.

— Мы не друзья, — осторожно напомнил он.

Драко покачал головой.

— Не конечно, но… мне не хотелось бы ничего упустить.

Гарри окинул комнату задумчивым взглядом.

— Кольцо… — он поднял ладонь вверх. — Сожми кольцо и попробуй связаться со мной. Ну! Давай же!

Драко подчинился.

«Поттер, ты меня слышишь?»

— Слышу, — усмехнулся Гарри. — Если у меня еще нет слуховых галлюцинаций. А теперь вали уже отсюда! Дай мне полчаса и начинай свое шоу.

Малфой кивнул и спешно направился к двери.

— Стой!

Поттер нерешительно вскинул руку. Потом внезапно бросился к сундуку и начал в нем рыться.

— Что ты делаешь? — поинтересовался Драко, с любопытством заглядывая через плечо гриффиндорца.

— Феликс Фелицис, — Гарри победно вытянул из горы вещей маленький пузырек. — Выпей, он поможет.

Драко замотал головой.

— Нет, лучше ты! Тебе удача явно нужнее.

Поттер раздраженно фыркнул.

— Хорошо, Малфой, чтобы тебя не мучала совесть, — он немного отпил зелья. — А теперь, я приказываю тебе выпить остальное.

Драко дрожащими пальцами опрокинул пузырек в себя.

— Все… я ушел.

Он быстро направился к двери.

— И берегись Снейпа! — крикнул ему вслед Поттер. — Он тоже считает тебя предателем и что-то подсказывает мне, что это к худшему…

Драко кивнул и, не прощаясь, закрыл за собой дверь, оставив Гарри один на один с обездвиженным Люпином.

— Прости, Ремус, — прошептал он. — Но у меня нет другого выхода…

И стараясь не оглядываться, вышел.

* * *

Макгонагалл уже ждала его в Большом зале, освобожденном от столов. Увидев Гарри, она недовольно поджала губы.

— Я всех оповестила, — уверила она. — Не знаю, чего вы добиваетесь, но… уверена это не лучшая идея.

— Я тоже, — вздохнул Гарри.

В это время часы где-то на улице громко пробили. Люди стали появляться отовсюду, из каминов, аппарируя, входя через дверь. Поттер расстроенно пересчитывал их.

«Так мало?» — голос Драко раздался совершенно неожиданно, но очень вовремя.

«С чего ты взял?»

«Я чувствую, что ты расстроен»

Гарри вздохнул.

«Их не больше пятидесяти человек»

Драко ненадолго затих.

«Пожирателей больше трехсот, лорд собрал практически всех, кто у него был. Гарри..»

«Только попробуй! Выполняй то, что должен!»

«Хорошо…»

Драко замолчал, но Гарри понял, что тот растерян.

— Все в сборе, — сообщила Макгонагалл.

Гарри с интересом окинул взглядом молчаливую толпу. Некоторых он знал: Уизли, Верберы, Куты… Молодые и довольно зрелые, все они смотрели на него с затаенной опаской, а то и с лютой ненавистью.

Фред и Джордж, появившиеся в числе последних, быстро подошли к нему.

— Гарри, ты как?

— Да, ты как? Мы волновались…

Поттер кивнул.

— Все в порядке, ребята, — уверил он.

Братья подозрительно покосились на него.

— Будет заварушка, не так ли? — неожиданно серьезно поинтересовался Фред.

Гарри глубоко вдохнул, прежде чем ответить.

— Да… А теперь не могли бы вы вернуться ко всем?

Братья синхронно кивнули и направились к родителям.

— И спасибо за вещи, — прошептал Поттер. — Вы мне очень помогли.

Ни один из близнецов не обернулся, но он был уверен, что они его услышали.

«Пора!» — голос Драко слегка дрогнул. — «Мы будем через пятнадцать минут!»

Гарри поднялся на подиум и повернулся к собравшимся. Подумав секунду, он поднял руку и сделал перстень видимым. Многие из Охотников тихо ахнули, кто-то дернулся в его сторону, вынимая палочку... но тут же замерли.

Поттер сначала не понял в чем дело, но потом заметил, что в Зале исчезли тени, а по спине пробежался ледяной холодок. Тень пришла поддержать его.

— Вы знаете, кто я? — тихо поинтересовался он и стены, подхватив его слова, разнесли их по всем углам огромного помещения.

— Чудовище, — выдавил кто-то.

— Предатель!

— Враг!

Глаза Молли все так же сверкали ненавистью. Гарри сжал ладонь в кулак.

— Да, я — Рыцарь, — громко объявил он, посмотрев прямо в глаза матери Рона. — Я не могу объяснить с чего началась война между Охотниками и Рыцарями, не знаю, почему в течение многих поколений мы беспричинно убиваем друг друга!

— Беспричинно? — Вперед вышел Билл. — Вы используете темную магию!

Гарри, повинуясь интуиции, сунул руку в карман и вытащил желудь, который когда-то дал ему Ремус, чтобы тренироваться. Взмах палочкой… испуганный вздох Охотников и тонкий стебель, покрытый ярко-зеленой листвой, покоится на ладони гриффиндорца.

— Магия имеет право на обе стороны, — крикнул он, подняв вверх сотворенное им деревце. — Равновесие не служит добру и злу, они равнозначны для него!

Кто-то из охотников бросил в него заклинание, но Тень тут же отбросила его обратно хозяину, едва успевшему увернуться.

— Я! Вы слышите? Я приказываю вам повиноваться ему! — прошипела она.

Тень медленно проплыла сквозь Гарри и нависла над одним из Охотников.

— Но, госпожа… вы же сами приказали его убить!

У мужчины взбухли вены на лбу, он судорожно сжимал в руках палочку, но скорее, чтобы просто держаться за нее, а вовсе не обороняться. Внезапно он рухнул на колени.

— Вас обманули! — Тень безжалостно наблюдала за мучениями волшебника. — Волдеморт умеет играть на страхах других, но я не знала, что мои слуги настолько глупы, чтобы всему верить!

Она резко обернулась к Поттеру.

— Заканчивай демагогию, Гарри, — приказала она. — Они тебя не понимают.

Поттер шагнул немного вперед:

— Я считаю своим главным врагом Волдеморта, а не вас, — провозгласил он. — Согласно пророчеству, сегодня один из нас умрет. Я прошу вас об одном: сдерживайте Пожирателей до последнего, чем меньше их уйдет сегодня отсюда, тем лучше.

— Он будет здесь? — Какая-то девушка, совсем еще молоденькая, испуганно отскочила. — Я… я не хочу сражаться!

Гарри раздраженно передернул плечами.

— Тогда уходи! — закричал он. — Но потом, когда твоих детей будут пытать и насиловать Пожиратели, не жалуйся!

Тишина, повисшая над Большим Залом, могла задавить любого.

— Впрочем… — Гарри вздохнул. — У вас уже нет выбора!

Одновременно с его словами, дверь распахнулась и появились Пожиратели…


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:58 | Сообщение # 34
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
33 глава. И грянул бой...

Для большего эффекта советую читать под Реквием по мечте... писалось под нее.

Тень тут же исчезла, растворившись в воздухе.

— Палочки! — закричал Гарри. — Доставайте палочки!

Но его призыв был не нужен. Все Охотники уже выхватили палочки и приготовились к бою. Пожиратели, замерли лишь на секунду и, мгновенно оценив свое численное превосходство, ринулись в атаку.

Гарри огляделся по сторонам в поисках Волдеморта, но того нигде не было.

«Малфой! Ты где?!»

Ответом ему стала невнятная тишина.

«Малфой!»

Поттер бросился к выходу. Он перепрыгнул через чье-то мертвое тело, при ближайшем рассмотрении, оказавшемся трупом той самой девушки, что отказывалась сражаться, перекувыркнулся через какого-то Пожирателя, при этом удачно сбив еще одного с ног.

«Малфой! Ответь!»

Гарри удачно увернулся от заклятия, которое проделало внушительную дыру в деревянной балке стены чуть выше его плеча. Он хорошо понимал, Охотники долго не продержатся против намного превышающих их по численности Пожирателей… и именно поэтому сейчас было так важно найти Волдеморта.

Один из Охотников запустил в своего противника заклинанием, но что-то напутал, и его отбросило прямо на Гарри. Удар локтем в живот заставил гриффиндоца задохнуться от нехватки воздуха и рухнуть на пол. Перед глазами заплясали темные точки, он даже на несколько секунд отключился от реальности, но навязчивая, не замолкающая мысль не дала ему сползти в спасительное беспамятство.

«Малфой! Ответь! Малфой!»

Поттер спихнул с себя бессознательное тело, и попробовал встать… его немного шатало, но он удержался.

— Гарри, сзади!

Поттер резко дернулся в сторону, скорее для того чтобы увидеть кричавшего, чем увернуться от нападения. Заклинание, пущенное в спину, просвистело возле щеки, больно резанув по коже.

Гарри пригнулся и быстро обернулся, не задумываясь выкрикивая:

— Экспелиармус!

Чужая палочка тут же влетела ему в руки. Поттер вдохнул, чтобы произнести оглушающее заклятие, и… Молли Уизли стояла прямо посреди поля боя. Ее волосы были взлохмачены, глаза горели ненавистью, даже без палочки она казалась сильной противницей, готовой на все ради достижения необходимой ей цели.

— Гарри! Да не стой же!

Фред отбил другое заклинание, направленное кем-то из Пожирателей в Поттера. Джордж немедленно встал с другой стороны.

— Очнись! Сейчас некогда с этим разбираться!

— Давай уже!

Фред больно встряхнул Гарри, приводя его в себя. Тот решительно кивнул.

— Некогда, — согласился он и перебросил Молли Уизли ее палочку. — Сражайтесь хотя бы ради сына…

— Мой сын у тебя!

— Ваш сын у Тени.

Мать Рона некоторое время недоуменно смотрела на новообретенную палочку, но потом, отвернувшись, напала на одного из Пожирателей, пытавшихся убить Помфри. Джордж толкнул Гарри локтем в бок.

— Что дальше? Нам не выдержать!

Фред оглушил одного из нападающих, пытавшихся прорваться к ним.

— Гарри, что ты молчишь?

Поттер с ужасом посмотрел вокруг… смерть пировала в Большом Зале Хогвартса, и виной тому был он! Неожиданно голова закружилась, а ноги нервно задрожали, отказываясь слушаться. Он покачнулся и рухнул на пол.

— Что случилось?

— Гарри!

Близнецы склонились над ним. Гарри пытался ответить, но воздух не желал проходить в горло. Он стал задыхаться…

— Рябина!

Подбежавший Билл поднял с пола длинную острую стрелу.

— Мама запустила в него рябиновой стрелой!

Гарри скорчился на полу, пытаясь хоть как-то уменьшить боль. Пожиратели, словно увидев слабость противника, ринулись в их сторону. Братья Уизли загородили собой Поттера и подняли палочки, готовые сражаться до последнего. Но… Гарри хорошо понимал, что ждать этого последнего оставалось не долго.

Молли попыталась пробиться к ним, но на нее насели сразу с нескольких сторон.

«Рыцари! Зови Рыцарей!!»

Приглушенный голос Драко раздался совершенно неожиданно.

«Малфой! Где ты?»

«Зови!»

Внезапно упал Фред, сраженный чьим-то проклятьем. Джордж что-то закричал, яростнее отбивая нападение.

«Зови!»

Боль проникла в мозг… Гарри хрипло закричал. Дрожащая рука сама потянулась к поблескивающему кольцу.

«Помощь! Помогите! Кто-нибудь!»

Он даже не понял, кричал ли мысленно или слова сорвались с немеющих губ, но… Крики людей вокруг стали громче, а мир немного ярче, будто чья-то чужеродная магия проникла под своды векового замка. В это время упал Билл, из рассеченного плеча которого хлестала кровь. Джордж растерянно огляделся, понимая, что это конец…

И тут… окна Большого Зала мелко задрожали, словно кто-то пытался пробиться внутрь. Напряжение медленно начало нарастать, пока не достигло своего пика. Тысячи мелких осколков посыпались на сажающихся. Окна, находившиеся где-то на потолке, рухнули, впуская внутрь огромных черных воронов. Огонь свечей, подхваченный внезапно появившимся воздухом, на мгновение вспыхнул ярче, чтобы погаснуть, уступая место полутьме.

Они стали появляться во всех концах Зала. Черные сгустки тумана, приобретающие форму человеческих тел: Гринграсс, Паркер, даже Оливандер… Рыцари, одетые в длинные черные плащи, на спине которых гордо красовался ворон, тут же вступили в схватку.

— Наша цель Пожиратели! — крикнул Гринграсс. — И найдите Гарри!

Поттеру на глаза попался один из Пожирателей. Он внезапно снял маску и, превратил мантию Пожирателя в плащ Рыцаря. Нотт сделал свой выбор.

— Убить всех!

А вот это уже точно был голос Люциуса Малфоя… и он тоже сделал выбор…

Бой начался с новой силой. Вспышки заклинаний, словно свихнувшиеся бабочки беспорядочно летали по Залу, задевая своих и чужих. Крики и стоны, звучавшие со всех сторон, оглушали. Люди и их останки, беспорядочно валялись на полу среди осколков штукатурки, стекла, ошметков грязи и луж крови.

В какой-то момент Гарри и Джордж, все еще пытающийся отбиться сразу от троих противников, оказались в окружении Пожирателей. Их пока еще не заметили остальные, но Гарри понимал, что необходимо что-то срочно делать. Он попытался связаться с кем-нибудь из Рыцарей, но сознание мутилось и не могло ни на чем сосредоточиться, попробовал подняться… ничего не получилось.

Нотт первый заметил его. Оглушив своего противника, он бросился к ним через толпу, одновременно что-то шепча в ладонь.

Джордж заметил его и обернулся, чтобы что-то крикнуть. Это стало ошибкой… случайное заклинание, отскочив от стены, попало ему прямо в грудь. Гарри из последних сил дернулся, но мог только бессильно всхлипнуть… Джордж Уизли со стоном упал на пол рядом со своими братьями.

Нотт наконец добрался до Гарри и попытался его поднять.

— Сейчас, — прошептал он. — Сейчас он придет… Сколько уже яд в крови?

Поттер замотал головой, пытаясь выдавить из себя хоть слово. Нотт раздраженно обернулся по сторонам.

— Понятно… Не пытайся говорить!

Он сильнее сжал перстень.

— Ну же!

Где-то совсем рядом что-то громко взорвалось, послышались крики.

— Где он?

Лорд Гринграсс опустился на колени рядом с ними, спешно вынимая из кармана маленький пузырек.

— Пей!

Он приложил горлышко к губам Гарри, заставляя его выпить горькое зелье.

— Стрела лишь немного задела его, — крикнул Нотт. — Он выживет!

— Не сомневаюсь!

Гринграсс поднялся.

— Надо его перенести в безопасное место.

Поттер замотал головой, но отец Астории отступать не собирался.

— Все, Гарри! Игры кончились! Из-за тебя и так уже погибли люди!

Он забрал у гриффиндорца палочку.

— Эдриан, отправь его ко мне, только аппарируй из холла.

И быстро ушел куда-то. Гарри почувствовал, как его поднимают на руки и куда-то несут. Он все еще пробовал вырваться, но понимал, что это бесполезно. Сил практически не было, хотя постепенно рукам и ногам возвращались ощущения.

— Прости, парень, — пробормотал Нотт, — но у меня нет другого выхода. Ты действительно натворил столько всего, что еще долго разгребать придется.

«Гарри, мы идем наверх!»

Поттер вздрогнул и распахнул глаза.

«Малфой?»

«Конечно!»

«Кто мы?»

«Я, Темный лорд, Снейп, Лестранж, Фенрир, кажется еще кто-то, но я не вижу, он идет сзади, а поворачиваться рискованно. Ты был прав, Снейп считает, что я тебя предал, он убедил Темного лорда, что я предатель… и сейчас мы доказали, что это так».

«Куда вы идете?»

«Не знаю…»

Гарри пошевелился, отчаянно пытаясь придумать какой-нибудь выход из ситуации. Палочка… если бы у него была палочка. Внезапно Нотт как-то странно повернулся, отбивая очередное проклятье, и что-то больно ткнуло Поттера в бок. Он замер... Палочка! Его палочка с пером Феникса, которой он уже никогда и не собирался пользоваться.

Гарри сделал вид, что ему нехорошо, нервно заворочавшись.

— Да что с тобой? — Нотт озабоченно нахмурился. — Наверное, лекарство не действует…

Он повернулся, видимо, собираясь позвать кого-нибудь на помощь, но в этот момент рука Поттера сомкнулась на рукоятке палочки.

— Простите, Эдриан, — пробормотал он, запуская в Нотта оглушающее проклятие прямо через ткань своей мантии.

Нотт что-то ахнул и неожиданно рухнул на пол. Гарри едва успел вскочить на ноги. Судорожно сжав палочку, он обернулся по сторонам. Все, кто был рядом, были заняты боем, они практически вышли в холл.

— Еще раз простите, — крикнул Гарри и ринулся к лестницам.

«Малфой! Где вы?»

«Идем в сторону Выручай-Комнаты»

Гарри выругался про себя.

«Задержи его как-нибудь! Пожалуйста!»

«Их намного больше!»

«Драко, это наш единственный шанс!»

Поттер вскочил на лестницу, та тут же начала двигаться, уводя его в другую сторону.

— Ах ты, зараза!

Гарри разбежался и прыгнул, едва не соскользнув с края. Он схватился за какую-то портьеру, затащил себя внутрь и… внезапно перед глазами стало ярче… Он был в коридоре ведущем к Выручай-комнате... точнее там был Драко. Впереди маячила спина Волдеморта, Лестранж что-то страстно шептала ему на ухо, Фенрир невозмутимо шел следом, а Снейп... до боли сжимал локоть слизеринца, словно пытаясь его вывернуть.

— Мой лорд, я не предавал вас!

Гарри не сразу догадался, что это говорит Малфой. Впрочем, Волдеморт не обратил на слова слизеринца никакого внимания.

«Поттер, я не знаю, что делать!»

Гриффиндорец прибавил скорости.

«Пять минут, Драко! Мне нужно пять минут!»

«Хорошо…»

Поттер почувствовал, как внутри все похолодело, потому что понял, что задумал Малфой, еще до того, как тот открыл рот.

Драко прошептал заклинание, перстень стремительно нагрелся, подчиняясь воле хозяина и разрушая заклинание. Слизеринец в два шага преодолел расстояние между ним и Лестрейнж, со всей силы оттолкнул ее в сторону, так что она ударилась головой о какую-то скульптуру, выхватил у нее палочку и запустил обездвиживающим в Фенрира. Еще один поворот… заклинание… и на полу лежит еще один Пожиратель…

Волдеморт взвыл, выхватывая свою палочку.

— С..ступефай! — закричал Драко.

Его заклинание было легко отбито.

— Круцио!

Малфой едва успел увернуться, а Темный Лорд уже поднимал палочку для нового удара.

— Со мной тебе не тягаться, Драко.

Но Малфой вполне успешно отбил режущее заклинание и бросил в ответ заклинание подножки, которое впрочем, Волдеморт даже не удостоил вниманием, просто сделав шаг в сторону.

— Заканчиваем этот концерт!

Драко сосредоточился, ожидая новое нападение.

Гарри едва не упал на одном из поворотов, но мысленную связь не разорвал. Ему оставалось несколько метров, когда мозг внезапно опалила испуганная мысль.

«Снейп! Драко, Снейп считает, что ты предатель, он обязательно попробует отомстить!»

Поттер выскочил из-за поворота в коридор, выкрикивая на бегу заклинание, которое должно было остановить Наставника:

— Ступефай!

Его заклинание ярко вспыхнуло в полутемном коридоре… но он опоздал. За секунду до этого с губ Снейпа уже сорвалось оглушающее проклятье направленное в Драко. Слизеринец не успел бы увернуться, даже если бы очень этого захотел, заклинание попало ему в живот.

Волдеморт засмеялся, глядя на то, как Малфой медленно начинает оседать.

— Прощай, Драко. Авада кедавра!

Зеленая вспышка соскользнула с его палочки, ударяя слизеринца куда-то в районе горла.

Гарри с ужасом наблюдал, как на пол падает сначала Снейп, сраженный его проклятьем, а затем и Драко, убитый Волдемортом.

— Нееееет!

Волдеморт, услышав его, резко обернулся, вскидывая палочку.

— Авада кедавра!

— Авада кедавра! — вместе с ним крикнул Гарри.

Заклинания пересеклись где-то в центре коридора, переплелись друг с другом и, увеличившись в несколько раз, одновременно ударили в противников.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:58 | Сообщение # 35
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
34 глава. Мерлин и Моргана

Мокро… Под щекой очень мокро, и под пальцами, и под животом. Кажется, он лежит в луже. Луже? Гарри осторожно пошевелился, пытаясь понять, все ли в порядке с его телом. В нос тут же попала влага, он закашлялся и поспешил перевернуться на спину.

Подул слабый ветерок, на который мокрая кожа немедленно откликнулась противными мелкими мурашками. Гарри осторожно провел рукой по телу: медальон был на месте, кольцо тоже, даже кинжал поттеров все так же лежал в кармане брюк, а вот мантия куда-то исчезла, да и палочка тоже... Он нерешительно приоткрыл один глаз, потом второй… и, приподнявшись, огляделся по сторонам.

Ему показалось, что он все еще не пришел в себя, и все вокруг просто плод его воображения, взбудораженного прошедшей битвой, потому что это место не могло существовать наяву. Бесконечно огромное ночное небо, словно сказочный звездный шатер, раскинувшееся на все видимое пространство от одного края горизонта до другого, давило своей мощью и величием. Но внизу, на земле, все было еще страшнее… потому что земли в том понимании, в каком мы ее привыкли воспринимать, здесь не было. Вместо травы, камней, деревьев, ее покрывал ровный слой влаги… Не воды, а именно влаги, зеркальная гладь которой не отражала ни одной звездочки... темная, похожая на ртуть, покрывающаяся легкой рябью от каждого дуновения ветра, прохладная и приятная на ощупь, она медленно текла куда-то в даль. Влага, небо и ветер… и больше ничего.

Гарри поежился и осторожно поднялся, стараясь как можно меньше соприкасаться со странной жидкостью. Выпрямившись, он с удивлением понял, что тело больше не болит. Внутри была такая легкость и свежесть, что, казалось, он мог летать.

— Ты можешь…

Поттер резко обернулся на голос. В нескольких метрах от него на небольшом камне, взявшемся из ниоткуда, сидела девушка. Первое, что он заметил — это прекрасные абсолютно черные глаза, резко контрастирующие с белоснежной кожей и длинными белыми волосами, окутывающими ее стройное тело, едва прикрытое тонкой тканью платья. Локоны струились до самой земли и там, попадая в темную влагу, словно растворялись в ней.

Вдоволь дав налюбоваться собой, незнакомка пояснила:

— Здесь можно все: летать, петь, ходить на голове… плавать…

Она соскользнула с камня и оказалась по шею в воде.

— Только нырять не советую, в глубинах своих желаний очень легко затеряться.

Поттер нерешительно сделал пару шагов к ней, ожидая, что сейчас тоже соскользнет в невидимое озеро, но ничего подобного не произошло — земля была все так же тверда, а уровень влаги остался на прежних нескольких сантиметрах.

— Кто вы? — поинтересовался он.

Незнакомка едва заметно улыбнулась и ловко забралась обратно на камень.

— А как ты думаешь, Гарри…

Поттер слегка нахмурился:

— Вы меня знаете?

Девушка снисходительно усмехнулась, словно разговаривала с маленьким ребенком.

— Конечно. Здесь все друг друга знают, потому что никто и ничто не попадает сюда просто так.

Гарри растерянно огляделся, пытаясь понять, кто это «все».

— А…хорошо, а где мы?

— Мы?

— Ну…я и вы?

Его собеседница пожала плечами.

— Ты? Там же, где и я… а я… там же, где и ты.

Поттер резко отшатнулся, едва не упав.

— Ты Тень!

Незнакомка раздраженно поморщилась.

— Ну, если ты настаиваешь, то можешь называть меня Тенью, — ее голос приобрел знакомые интонации. — Все в мире относительно, и наше имя в первую очередь.

Гарри уже окончательно пришел в себя и то, что он знал, с кем разговаривал, сыграло в этом не малую роль.

— И все-таки, где мы? — мрачно спросил он.

Тень задумчиво нахмурилась.

— Назови мне хотя бы одну причину, почему я должна тебе отвечать, — поинтересовалась она, наконец.

Гарри задумался, подбирая причину позаковыристее.

— Я ведь умер, — напомнил он.

Его собеседница хитро прищурилась.

— Если следовать твоей логике, и ты умер, то… что ты здесь делаешь… — она неспешно подошла и болезненно ткнула его в бок, — …такой живой?

Поттер замотал головой.

— Погоди! Я точно помню, что заклятье Волдеморта попало в меня. Пророчество исполнено. Все так, как ты того хотела! Ты мне должна…

— И что? Найди что-нибудь поумнее.

Гарри раздраженно передернул плечами, но заставил себя успокоиться, отлично понимая, что в разговоре с Тенью гнев не самый лучший советник.

— Я здесь, — пробормотал он, наконец. — Для чего-то это произошло… если все не просто так, значит, и у этого должен быть смысл.

Его собеседница ответить не успела. На секунду все накрыл мрак, а когда свет вновь появился, Гарри обнаружил, что рядом с ними стоит высокий, худой мужчина с черными волосами, торчащими во все стороны. Его лицо в чем-то показалось гриффиндорцу знакомым, но он не смог бы сказать, в чем именно.

— Конечно, не просто так, Гарри, — довольно сообщил новоприбывший. — Ты прекрасно научился задавать вопросы.

Тень недовольно скрестила руки на груди.

— Так и знала, что без тебя здесь не обошлось, старый интриган!

— Я всего лишь научил его разговаривать с тобой, дорогая.

— Из-за тебя все едва не провалилось!

— Нет. Это из-за меня все случилось.

Гарри ошарашенно переводил взгляд с Тени на Незнакомца и обратно. В голове что-то постепенно начинало выстраиваться.

— Профессор Флитвик?..

Мужчина усмехнулся.

— Ну, если тебе оооочень этого хочется, можешь называть меня так…

— Но это не возможно…

— В имени нет правды.

Поттер провел рукой по волосам, пытаясь разобраться в происходящем:

— Слушайте, мне совсем не хочется играть с вами в эти игры, — раздраженно заявил он. — Если я жив, то мне надо обратно, там люди умирают! Понимаете?

— Понимаю, Гарри, — улыбнулся незнакомец. — Правда, ты немного опоздал с этим. После биты уже прошло три дня. Она окончена.

Поттер растерянно огляделся по сторонам, словно бесконечная водная пустыня могла предоставить ему выход.

— Но… кто победил? Кто пострадал?

Мужчина успокаивающе приобнял Гарри за плечи, но тот вырвался и попробовал аппарировать.

— Не получится, — уверил незнакомец. — Отсюда нельзя так просто уйти. Для этого нужен ключ и определенные знания, которых у тебя нет.

— Но я нужен там!

Тень засмеялась.

— Зачем? Говорят тебе, битва закончилась.

Гарри до боли сжал кулаки.

— Я все тебе расскажу, — пообещал бывший профессор Флитвик (Поттер никак не мог определиться, как ему называть нового знакомого). — Только давай присядем.

Прямо из жидкости появились два кресла, в одно из которых незнакомец усадил Поттера. Тот попробовал было сопротивляться, но силы были неравны.

— А я? — недовольно поинтересовалась Тень.

— А ты можешь идти, куда шла, — уверил мужчина.

— Ну уж нет, Мерль, я не для того столько мучилась, восстанавливая Равновесие, чтобы в последний момент уйти.

Тень взмахом руки создала из влаги диван и расположилась на нем.

— Начинай, — разрешила она.

Незнакомец покачал головой и, повернувшись к юноше, сказал:

— Ты все правильно сделал, Гарри. Я знал, что ты верно поймешь предсказания. Призвав Рыцарей, ты спас многих Охотников от неминуемой смерти. Возможно, проще было бы, если бы они присутствовали там с самого начала, но теперь уже сделанного не воротишь.

— Погибло бы меньше, — вздохнул Поттер.

— Зато ты выполнил пророчества, — улыбаясь, сообщила Тень.

— Какое из?.. — Гарри мрачно покосился на нее.

— Все, — девушка откинулась на спинку дивана, демонстрируя себя во всей красе. — И про то, что один не сможет жить, пока жив другой. И то, где «объединит он их под своим флагом. И уничтожит зло, восстановив равновесие ценою собственной жизни».

— Ты же сказала, что я жив, — перебил ее Поттер.

Тень пожала плечами:

— А еще я сказала, что все относительно. Здесь жив… а там, — она махнула куда-то в небо. — Тебя уже давно похоронили.

Гарри почувствовал, как по спине пробежал нехороший холодок.

— Хорошо, — хрипло пробормотал он. — Но… про Наследника — тоже исполнилось?

— Мерль, это твое, — Тень приглашающе кивнула мужчине, с интересом наблюдающему за происходящим.

— И про Наследника тоже, — сообщил тот. — Понимаешь, Гарри… предсказания — очень неоднозначная вещь. Их далеко не всегда стоит воспринимать буквально.

— То есть Рыцари живы?

Поттер даже поерзал от возбуждения.

— Ну, к сожалению, не все, — вздохнул Мерль. — Но те, кто выжили в битве, а таких большинство, живы. Другое дело, что теперь они открыли свое инкогнито, а значит, не могут существовать в том же виде, что и прежде. Поэтому… фактически, ты уничтожил орден.

— Я их подставил…

— Ничего подобного, — уверила Тень. — Кровь объединяет. Ни один из Охотников не станет теперь нападать на Рыцаря. Они видели, что я на вашей стороне, и они запомнят, что Орден пришел к ним на помощь, когда это было так необходимо. Да, они, как и прежде, будут с подозрением относиться к Рыцарям, но враждовать уже вряд ли.

— Но кто жив? — Поттер расстроено ударил кулаком по подлокотнику.

— Если ты о своем красавце помощнике, — усмехнулась Тень, — то он жив. Ты в него столько влил Феликса, что умереть он мог, только если бы сам захотел. Наставник твой тоже здоров. Ах да! Я вернула твоего друга в целости и сохранности его матери и невесте. Слез было!

На несколько минут повисло молчание. Каждый обдумывал свое.

— Так, где мы? — прошептал, наконец, Поттер.

Мерль немного наклонился к нему.

— Мы за Завесой, — он обвел рукой окружающий пейзаж. — Это — Весы Равновесия…

— Что-то не очень похоже на весы, — поморщился Гарри.

— Все неоднозначно, — кивнул его собеседник. — Сейчас весы все еще склонены в сторону тьмы, видишь, воды текут в ту сторону, но наклон уже практически незаметен. И все это благодаря тебе.

— Значит, чтобы сюда попасть, надо умереть?

Тень засмеялась.

— Нет, Гарри, чтобы сюда попасть, надо либо пройти сквозь Завесу, но тогда ты никогда не сможешь перейти обратно, либо быть Наследником Мерлина и Хранителем всех реликвий Равновесия: Хроник, Оракула и Ключа… твоего кинжала, — она вздохнула. — Но ты, действительно, мертв в том мире. Магия Равновесия сохранила тебя, но только в рамках этого места… как и твоего крестного.

— Крестного? — Поттер вскочил с кресла. — Сириус здесь?

— Тише-тише, — Мерль поднял руки. — Ты его скоро увидишь, как только мы с тобой поговорим.

Гарри усилием воли заставил себя вернуться на место.

— Значит… я мертв, но в этом мире жив… А вы получается… — он на секунду задумался. — Мерль! Это же Мерлин! А Тень, скорее всего, Моргана!

Тень плеснула на него водой.

— Конечно, а ты кого ожидал увидеть у весов Равновесия?

— Погодите… хотите сказать, что вы мои предки?

Моргана поморщилась.

— Ну, предки — это, конечно, не самое приятное для меня сравнение, но... да.

Поттер устало взлохматил свои волосы.

— И что дальше? — обреченно поинтересовался он. — Я теперь навечно заточен здесь?

Мерлин протянул ему Хроники и Оракул.

— Моргана права, это сила Равновесия спасла тебя от смерти. Хроники и Оракул не просто так выбрали тебя своим Хранителем. Это величайшие реликвии Равновесия, которые подчиняются только Наследнику, Гарри. Твоя кровь — наша кровь. Ты добровольно отдал ее, когда проводил ритуал… отдал ее, использовав ключ — реликвию семьи Поттер, и тем самым подписал магический контракт на служение Равновесию. Только оно может решить, когда он закончится…

Поттер протянул руку к фолианту…

Вдруг все мелко затряслось, земля пошатнулась, наклоняясь чуть ниже. Мерлин тут же вскочил на ноги.

— Что-то с завесой! — крикнул он.

Тень подскочила к нему.

— Какой-то идиот хочет покончить с собой при помощи Завесы.

Гарри почувствовал, что его схватили за руку. Внезапно земля ушла из-под ног, они рухнули куда-то под воду. Влага моментально попала в рот и нос… он начал захлебываться, но все закончилось так же неожиданно, как и началось.

Ударившись ногами об пол, Поттер покачнулся, едва удержал равновесие и с интересом огляделся по сторонам. Они оказались в небольшой комнате какого-то дома. Две противоположных друг другу стороны представляли собой огромные окна, из которых были видны все те же звездное небо и темная влага. Одну стену занимали разнообразные двери, а в другой была выбита огромная арка на подобие той, что когда-то поглотила Сириуса. Прямо перед ней на полу лежала…

— Астория!

Гарри бросился к бессознательной девушке.

— …или идиотка, — заключила Моргана.

— Дайте воды, — попросил Поттер. — Ей плохо!

Мерлин протянул ему неизвестно откуда взявшийся стакан.

— Не волнуйся, Гарри, — попросил он. — С ней все в порядке. Это просто реакция организма на резкое перемещение в пространстве. Она придет в себя через пару часов.

Поттер отставил в сторону бесполезный стакан и осторожно прижал девушку к себе.

— Что случилось? Почему она бросилась в Завесу? Вы же сами сказали, что все считают, что я умер.

— Это я ей сказал.

Гарри обернулся на знакомый голос.

— Сириус?

Его крестный целый и невредимый стоял возле арки.

— Да, Гарри, я. Прости, но… я несколько дней наблюдал за Асторией.

Он кивнул на мелко подрагивающую пелену Завесы. Если внимательно присмотреться, в ней можно было заметить департамент Тайн, но стоило Сириусу посмотреть на нее, как там появился особняк Гринграссов.

— Она была так расстроена твоей смертью, что у меня не было выхода, — продолжил Блек. — Я показал ей, что можно сделать. Она бы все равно что-нибудь глупое натворила, а так она будет с тобой.

— Но… — Гарри нахмурился. — Она что же мертва? Ну… в том мире?

Мерлин покачал головой.

— Нет, она жива, но вернуться она не сможет, потому что у нее нет ключа.

Поттер выхватил кинжал.

— Но вот же он!

Моргана осторожно присела рядом с ним.

— Прости, Гарри, но проходить сквозь Завесу может только Наследник и Хозяин Ключа, то есть… ты. А ты мертв в том мире, — она ласково погладила его по щеке. — Пока не появится новый Хозяин ключа, ей придется оставаться здесь.

— А вы?

Мерлин печально улыбнулся ему.

— Мы всего лишь фантомы, Гарри… Часть магии Равновесия. Мы можем проходить через Завесу, но переносить кого-то или что-то с собой — нет.

— Нам пора, — тихо напомнила Моргана мужу.

Она улыбнулась Гарри.

— Я не прощаюсь, мы еще придем и обязательно продолжим наш разговор... позже.

— До встречи, — кивнул Мерлин.

Они медленно начали растворяться, и через секунду в комнате были только Поттер, Сириус и Астория. Несколько минут стояла полная тишина.

— Что это за место? — поинтересовался, наконец, Гарри.

— В самом центре мира, — сообщил Блек. — Мы прямо на стыке добра и зла — в замке Равновесия. Здесь порой трясет и немного качает, но на самом деле это очень милое место. Через Завесу ты можешь наблюдать за всем, что происходит в мире, а если очень постараешься, то даже повлиять на некоторые события.

Он протянул Гарри конверт.

— Это письмо Астории, — пояснил он. — Может пора уже прочитать?

Поттер покосился на девушку, потом на крестного и нерешительно взял немного помятый листок. В нем было всего четыре слова, прочитав которые Гарри подумал, что возможно все не так плохо: «У нас будет ребенок».


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 25.04.2011 , 18:59 | Сообщение # 36
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
Эпилог

10 лет спустя.

— Хьюго! Где вы?!

Дафна расстроенно вглядывалась в темноту сада.

— Гарри! Хью!

— Да не волнуйся ты так, они не могли далеко уйти. Играют где-нибудь.

Драко недовольно поморщился от вечерней прохлады, выходя на балкон особняка Малфоев. Дафна укоризненно посмотрела на него:

— А если они упадут в какую-нибудь яму или заблудятся?

— С ними Уизел. Он что, допустит, чтобы его сын пострадал от чего-нибудь? Да я никогда в жизни не видел, чтобы кто-нибудь так носился со своим ребенком. Хью вырастет избалованным засранцем, как его папаша.

Дафна ласково улыбнулась мужу.

— Он просто любит своего сына.

Драко покачал головой.

— Если ты опять начнешь рассказывать, что из-за того, что наши дети лучшие друзья, мы должны помириться, можешь даже не начинать, — он подошел к краю, с наслаждением втягивая воздух, наполненный ароматами сада. — Хватит того, что я пригласил их сюда.

Миссис Малфой с любовью посмотрела на мужа и крепко обняла его.

— Ты все правильно сделал. Снейп сказал, что Гарри и Хьюго вместе творят чудеса. Они лучшие на своем курсе в Хогвартсе.

— Ты думаешь, я поверю Снейпу? Он до сих пор не верит, что я не предатель...

— Ну, он все-таки директор, — Дафна вздохнула. — Драко, это всего несколько дней. Гарри так хотел, чтобы мы познакомились с его новым другом. Ну не обращай ты внимания на Рона, общайся с Гермионой.

Малфой недовольно нахмурился.

— Я бы с удовольствием, но последнее время у меня складывается такое ощущение, что Уизел пытается мне что-то доказать, и мне это совсем не нравится. Он постоянно путается у меня под ногами на работе, то приносит какие-то никому не нужные отчеты, то сам вызывается на дежурство… Нотт утверждает, что Уизел пошел в Аврорат только из-за меня.

— Он просто хочет исправить ошибку, — прошептала Дафна. — Гарри был для него другом, так же как и для тебя…

— Мы не дружили с Поттером!

— Дружили, — улыбнулась миссис Малфой. — Еще как дружили, иначе ты не стал бы рисковать своей жизнью ради него. А Рон… Понимаешь, Рон его предал, даже если это и не совсем так, и до сих пор чувствует себя виноватым. Для него ты — это ниточка к Гарри Поттеру.

Драко некоторое время молчал, обдумывая сказанное.

— Хочешь сказать, что мне надо помириться с ним?

— Да… ради Гарри. Он хотел бы этого…

— А все те годы вражды?

— Они в прошлом.

— Уизел до сих пор порой выводит меня из себя.

— А ты его. Может, пора уже вырасти?

Драко только пожал плечами.

— Я подумаю, — пообещал он. И тут же поспешил сменить тему. — А где Гермиона? Или ее не волнует судьба собственного сына?

— Она спит, — вздохнула Дафна. — Сегодня их отдел проводил осмотр Азкабана. Сам понимаешь, бывшие Пожиратели — это не самый приятный контингент для общения.

— Не надо было идти работать в отдел по контролю, — поморщился Малфой. — Не представляю, как она все это выдерживает. Я на прошлой неделе у Дамблдора был по делам Аврората, мои бойцы наотрез отказались к нему идти, так он все силы из меня выпил.

Дафна заботливо погладила мужа по щеке.

— Он просто старый интриган, Драко. Пока он в камере, никто не пострадает, так что не волнуйся…

Внезапно откуда-то из глубины сада раздался переливчатый детский смех. Возмужавший и сильно изменившийся Рон Уизли шел рядом с двумя обаятельными мальчишками. Он что-то рассказывал своим юным спутникам, отчего они радостно улыбались.

— Мама! Папа! Мы с Хью нашли единорогов!

Светловолосый мальчик, как две капли воды похожий на Драко в детстве, заметил родителей на балконе и приветственно замахал им рукой.

— Я тебя так люблю, — прошептала Дафна, целуя мужа в ухо.

— Я тебя тоже…

* * *

— Я тебя люблю…

— Я тебя тоже…

Гарри и Астория Поттер нежно поцеловались, сидя возле камина, расположенного в одной из комнат замка Равновесия.

Завеса немедленно отразила две целующиеся пары, словно само Равновесие радовалось их счастью… и только юный Джеймс Поттер недовольно поморщился, порезавшись о лезвие кинжала, который он нашел у отца в столе.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Форум "За горизонтом" » Гарри Поттер » Гет » Рыцарь Завесы (макси, ГП/АГ, ДМ/НЖП, R, Darkfic/Thriller/AU/Adventure)
Страница 2 из 2«12
Поиск:


Copyright MyCorp © 2017
Хостинг от uCoz