Пятница, 20.07.2018, 00:28
Главная | Мой профиль | Регистрация | Выход | Вход Вы вошли как Призрак | Группа "Гости"Приветствую Вас Призрак | RSS
[ Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум "За горизонтом" » Гарри Поттер » Гет » Хогвартский клуб джентельменов (миди, много пейрингов, NC-17, Comedy/PWP/Parody/Humor)
Хогвартский клуб джентельменов
Солли
Дата: Понедельник, 18.04.2011 , 23:30 | Сообщение # 1
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
Автор: Andrian
Источник: ashwinder.sycophanthex.com/viewstory.php?sid=6226
Переводчик: Dirty Diana
Беты: Mora Winter, Aelin
Пэйринг: Северус Снейп/Панси Паркинсон/Миллисент Буллстроуд, Драко Малфой/Флер Делакур/Блейз Забини, Северус Снейп/Гермиона Грейнджер/Ремус Люпин, Гилдерой Локхарт/Джинни Уизли, Северус Снейп/Джинни Уизли, Гермиона Грейнджер/Чарли Уизли, Ремус Люпин/Луна Лавгуд
Рейтинг: NC-17
Жанр: Comedy/PWP/Parody/Humor
Размер: Миди
Статус: Закончен
Саммари: Чем в свободное от преподавания время развлекаются профессоры Хогвартса?


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 18.04.2011 , 23:31 | Сообщение # 2
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 1. Хогвартский клуб джентельменов

В канун Нового Года профессор Снейп зашел в преподавательскую комнату отдыха. От заполнившего её сигаретного дыма Снейп закашлялся.

— Ну, наконец-то ты вылез из своей берлоги и присоединился к нам, — ухмыльнулся Чарли Уизли.

— Присаживайся, Северус, — сказал Ремус Люпин, пододвигая для него стул.

После того как летом, а точнее — в день рождения Гарри Поттера, Волдеморт был побежден, Люпин вернулся на должность преподавателя ЗОТИ.

Несмотря на то, что некоторым приспешникам всё же удалось скрыться после победы над темным Орденом, магический мир наконец-то зажил спокойной жизнью.

Северус обвел взглядом собравшихся мужчин: Филиус Флитвик, Чарли Уизли, Гилдерой Локхарт, Джонатан Хардкасл — новый преподаватель маггловеденья — и Ремус Люпин сидели за большим столом, смакуя различные напитки и раскуривая сигары.

С тех пор как Хагрид уехал во Францию к мадам Максим, Чарли Уизли занимал его место преподавателя по уходу за магическими существами. Во время службы в Ордене Чарли серьезно ранили, и теперь он немного прихрамывал. Оставив работу с драконами, этот Уизли был счастлив перебраться поближе к семье и вернуться в школу.

Гилдерой Локхарт теперь преподавал Историю Магии. В больнице Св. Мунго в него попало неудачное заклинание, вернувшее ему память. Профессора Бинса, который раньше читал лекции по этому предмету, заклинило в конце прошлого года. Несколько недель подряд он рассказывал ученикам один и тот же материал. Дамблдор предложил место Локхарту, и тот с благодарностью принял его. А предыдущего профессора отправили в одну из башен, где он и по сей день читает ту самую лекцию.

— Чем травитесь? — спросил Флитвик, указывая на стоящие перед мужчинами стаканы.

«Действительно, отрава», — подумал Северус, присев за стол и разгоняя рукой клубы дыма вокруг себя.

— Коньяк.

«Если бы только Альбус мог видеть своих сотрудников…»

Альбус Дамблдор объявил о своем академическом отпуске за неделю до начала учебного семестра.

— Мне нужен отпуск, — сообщил он ошеломленному педагогическому составу. — Поэтому я пропущу следующий учебный год. Минерва заменит меня на посту директора, а ее нынешние обязанности пока возьмет на себя Северус, — произнеся эти слова, Дамблдор аппарировал.

Как только Северус перестал быть двойным агентом, он начал подумывать о том, чтобы уйти из школы, но в связи с новыми обстоятельствами ему пришлось остаться. Оказанное Альбусом доверие ему польстило, хотя Снейп не радовался перспективе еще год терпеть Мальчика-Который-Снова-Победил-Сами-Знаете-Кого. Этого несносного мерзавца!

— Что ж, — произнес Джонатан, откидываясь на спинку кресла. — Кто сегодня открывает вечер?

— По-моему, сегодня очередь Чарли, — быстро заметил Филиус, когда Гилдерой уже открыл рот, чтобы что-то сказать.

Лицо Чарли залила краска.

—Были каникулы, так что мне особо не о чем рассказывать.

— Правда? — по-волчьи оскалился Ремус. — А как же девчонка Эббот? На днях она опоздала на мое занятие — сказала, что ты ее задержал. И я ни на секунду не сомневаюсь, что в ее волосах я заметил несколько травинок, словно от падения.

Мужчины заулюлюкали, а Чарли покраснел еще больше. Брови Северуса поползли вверх. Неужели они подумали… Да, именно об этом они и подумали. Чарли продолжил:

— …не успел я прийти в себя, как она уже встала на колени и взяла его весь в рот. Мерлин, эта девчонка знает, что делает.

— Я же вам говорил, — довольно сказал Локхарт.

— Уизли, ты хочешь мне сказать, — тихим, но звенящим от возмущения голосом произнес Северус. — Что ты вступил в неформальные отношения с ученицей?

— Ну да, — невинно сказал Ремус. — А ты думал, о чем мы тут говорим? О погоде?

Мужчины засмеялись — их развеселил удивленный вид преподавателя зельеварения.

Северус изо всех сил попытался взять себя в руки:

— Это что, какая-то шутка? Чтобы припугнуть новичка? Очень смешно.

— Никаких шуток, старик, — сказал Джонатан. — Мы собираемся раз в месяц только для этого. Чтобы отвести душу, похвастаться новыми трофеями и просто расслабиться. Удивляюсь, как это ты еще ни разу не посетил наши собрания.

— А что скажет Альбус, когда узнает об этом? — возмутился Северус.

— А ты думаешь, кто основал этот маленький клуб? — фыркнул Филиус.

Сбитый с толку Северус откинулся на спинку кресла. Почему Альбус никогда не посвящал его в это?

Флитвик похлопал его по плечу.

— Думаю, Дамблдор предполагал, что ты отнесешься к этому слишком серьезно.

— Это точно, — согласился Ремус, стряхнув пепел с сигары. — Расслабься, старик. Ведь у каждого из нас есть потребности.

— Потребности?

— Именно, — ответил Люпин. — Каждый день находиться в классе с цветущими молодыми девушками... Только не говори, что у тебя не было подобных мыслей. Когда они порхают вокруг, их упругие груди мягко подскакивают под мантиями, ты задыхаешься в чувственных ароматах их духов; как они часто поглядывают на тебя, думая, что ты этого не замечаешь…Признайся, Северус.

— Вы хотите сказать, что у каждого в этой комнате были незаконные отношения со студентками?!

Застенчивые улыбки были ему ответом.

— ФИЛИУС?

— Только не надо так удивляться, мой мальчик. У меня есть свой подкупающий козырь, — тихо засмеялся он.

— И что госпожа директор говорит по этому поводу?

Собравшиеся разразились хохотом.

— Она обсуждает то же самое. Хотя мы думаем, что с тех пор, как Минерва встала у руля школы, она, скорее всего, прекратила посещать встречи, — сказал Филиус. — Могу тебя заверить, мы по сравнению с ней — святые.

— А как же Альбус? Неужели он тоже…

— Нет, с тех пор как стал директором, все закончилось. Но я могу тебе такого про него рассказать! Он был тем еще дамским угодником!

Северус сполз вниз по креслу, разинув рот.

— Со студентками?

— Только с теми, кто достиг совершеннолетия, Северус. Да ладно, не будь таким ханжой! Нет правил, которые запрещали бы подобное, — легко заметил Ремус.

— Я сам был немного шокирован, когда узнал, — произнес Чарли.

— Пока Паркинсон и Буллстроуд не добрались до тебя, — сказал Гилдерой с понимающей улыбкой.

— Миллисента и Пэнси слишком настойчивы, — пожал плечами Уизли. — Стыдно признаться, но мне захотелось убежать, когда они подошли ко мне в первый раз. Хорошо, что я не поддался этому порыву, — лукаво улыбнулся он. — К сожалению, мисс Эббот была единственным случаем за этот месяц. Люпин, твоя очередь.

— Не люблю я рассказывать о своих похождениях, — Ремус заметно покраснел, хотя волчья ухмылка сверкнула на его лице.

— Да ладно тебе, — запротестовали мужчины. — Твоя очередь, никуда не денешься!

— Хорошо, но вам придется держать Чарли.

Уизли вопросительно посмотрел на коллегу, а затем его лицо вспыхнуло от гнева.

— Ремус, только не говори, что ты…

— Ей исполнилось семнадцать за три дня до каникул, и, честно, она сама предложила.

Чарли сжал кулаки и кивнул.

-Старшим братьям часто трудно понять, что их маленькие сестрички вырастают,— закончил Люпин

— Тебе следует расширить границы, Ремус, — проворчал Локхарт. — С тех пор, как ты вернулся, никто кроме гриффиндорок тебя не интересует. Сам посуди: Грейнджер, Патил, Браун, а теперь еще и Уизли.

Глаза Северуса чуть не вылезли из орбит.

— А что я могу сделать, если на моем факультете больше выбора, — отшутился Ремус.

Послышались гневные возмущения со стороны остальных мужчин.

Ошеломленный Северус сидел и слушал, как собравшиеся по очереди делились подробнейшими историями о своих «достижениях». Локхарт ораторствовал дольше всех.

— Итак, Северус, — лукаво улыбнулся он. — Раз уж тебе доверили этот секретик, мы услышим тебя через месяц?

— Даже если бы я опустился до развлечений со студентками, я бы никогда не объявил об этом на весь мир, — раздраженно сказал Снейп.

— О, Северус, ты же игрок! — воскликнул Люпин. — Кстати, у нас тут тоже есть одна игра, и нам понадобятся твои услуги.

— Услуги? — сухо переспросил Снейп.

Мужчины таинственно ухмыльнулись.

— Каждый год мы получаем вызов от женского клуба, — начал Филиус, но его прервала вспышка пламени в камине. В огне появился образ роскошной женщины в откровенном коротком платьице. Она вышла из камина, подошла к столу, положила конверт перед Флитвиком, послала всем мужчинам воздушный поцелуй и снова исчезла в языках пламени.

— А, как раз во время, — пробормотал Филиус, открывая конверт.

Часы пробили полночь.

— Каковы ставки в этот раз? — спросил Джонатан.

— О, Мерлин! — захихикал Флитвик. — Это все твоя вина.

— В чем дело? — вспыхнул Гилдерой, выхватывая пергамент из рук Филиуса. — О, Господи! Похоже, наши милые леди становятся все более и более изобретательными.

— Что происходит? — сердито спросил Северус.

— В начале года Женский клуб бросает нам вызов — конкурс «День Святого Валентина. Обратный отсчет». Начинается второго января, когда ученики возвращаются в школу, и заканчивается в ночь на День Святого Валентина, — объяснил Филиус.

— И мы проигрываем каждый год, — прочитав письмо и тяжело вздохнув, сказал Джонатан.

— Кроме позапрошлого года, когда здесь была Амбридж, и рисковать было нельзя. А в прошлом году была война, — напомнил Гилдерой.

— Тогда мы не выиграли, — сказал Флитвик, — потому что никакого соревнования и не было. Сам понимаешь, было не до этого. Но в этом году, — улыбнулся он Северусу, — мы обязательно должны выиграть.

— По совести говоря, в прошлый раз нам не хватило самую малость, чтобы выиграть. Тогда весь счет держался практически на мне, — гордо заявил Локхарт.

— Да, но теперь у нас свежая кровь…Ну и, конечно, ты, Северус, — добавил Джонатан, игнорируя Гилдероя. — У нас хорошие шансы на победу.

— И что нужно сделать, чтобы выиграть? — С сарказмом поинтересовался Снейп.

Все захихикали, а Чарли покраснел.

— Понимаешь, соревнование заключается в следующем… Э-э-э... — смущенно замялся Флитвик. — Выигрывает тот клуб, который соберет больше трофеев.

— Трофеев? Ты хочешь сказать, что женщины тоже зажимаются со студентами? — Спросил Северус, не веря своим ушам.

— Конечно, — рассмеялся Ремус. — А почему бы и нет? Они от нас ни в чем не отстают.

— Не сердись, Северус, — сказал Джонатан. — Все в рамках спортивного интереса. Правила вполне просты. Надо соблазнить как можно больше студенток за этот небольшой промежуток…

— Использовать магию, зелья, заклинания и тому подобное запрещено, — добавил Гилдерой. — Не то, что бы мне это было нужно…

— И студентки должны идти на это по собственной воле, — сказал Джонатан, хитро улыбаясь Снейпу.

Северус посмотрел на собеседников.

— И как же вы узнаете, что трофей завоеван по правилам? Каждому даете сыворотку правды? — Едко спросил он.

Филиус хихикнул.

— Имена учеников записываются здесь, — он поднялся и достал толстую книгу из сундука. — Это Счетная книга, она заколдована чарами, сходными с сывороткой правды. Если кто-то напишет неправильное имя, оно исчезнет.

— Невероятно, — пробормотал Северус, пролистывая старинный том с перечнями фамилий студенток, записанных под именами членов клуба. Резко закрыв книгу, он объявил: — Я не собираюсь участвовать в этом унизительном идиотизме.

— Да ладно тебе, Северус, — сказал Чарли. — Ты нам действительно нужен. Особенно теперь, когда к женской команде присоединилась Флер.

Флер Делакур заняла должность преподавателя Трансфигурации после того, как разошлась с Биллом.

— Только подумай об этом, — настаивал Ремус. — Уверен, время от времени у тебя возникали мысли о молоденьких девушках.

— Если ты предпочитаешь парней, — произнес Гилдерой, отвернувшись от Снейпа, — это тоже считается.

— Я не предпочитаю парней, — прорычал Северус сквозь зубы. — И все же у меня нет никакого желания связываться с хихикающими подростками.

— Жаль, — слабо улыбнувшись, заметил Филиус. — Потому что я уже занес твое имя в контракт. Не важно, согласишься помогать или нет, в случае проигрыша придется платить по ставкам.

— Как ты смеешь, Филиус?! — взвился Снейп. — Я не намерен участвовать в этой ребяческой чепухе!

— Просто подумай об этом, — сказал Ремус. — Итак, Гилдерой, какие ставки?

Локхарт прочистил горло и поднялся.

— Ставки официальных соревнований между Мужским и Женским клубами. Первое: проигравшая команда в течение тридцати дней должна приносить завтрак в постель каждому члену выигравшего клуба…

— Пока терпимо, — перебил Чарли.

Гилдерой хмуро глянул на него и продолжил.

— Второе: проигравшая команда обязана делать массаж ног победителям один раз в неделю до конца учебного года. И последнее: члены проигравшего клуба обязаны переодеться в купидонов на бал в День Святого Валентина и разбрасывать розовые лепестки.

— Ты что, шутишь?! — Одновременно выкрикнули Чарли и Ремус.

— Боюсь, что нет, — робко заметил Гилдерой. — Лично я намерен выиграть в этом году, джентльмены.

— Когда наша очередь придумывать ставки, мы обычно не такие жестокие, — возразил Джонатан.

— Конечно, нет, — улыбнулся Флитвик. — Особенно, когда знаем, что проиграем.

Мужчины добродушно рассмеялись.

Северус сидел в кресле и ошарашено тряс головой. Он не мог поверить в то, что только что услышал.

— Коллеги, — вдруг серьезно произнес Филиус. — Лично меня не привлекает перспектива разгуливать по школе в подгузнике и с арфой в руках. Во имя спасения мужчин Хогвартса, предлагаю задействовать все свое обаяние и выиграть этот проклятый конкурс.

Собравшиеся подняли бокалы в знак согласия.

— А если мы и проиграем, — произнес Ремус, глядя на Северуса. — Мы хотя бы увидим, как Снейп бродит по замку, раздаривая розочки.

— Этого никогда не будет, — фыркнул Северус. — Даже, если вы проиграете.

— О, ты ошибаешься, — хитро улыбаясь, сказал Филиус. — Видишь ли, это магический договор, и так как я уже добавил твое имя…

Флитвик уклонился от летящего в него бокала.

— Объявляю собрание Хогвартского клуба джентльменов закрытым, — поднявшись, сказал Джонатан. — С сегодняшнего дня будем встречаться каждые пять дней.

Мужчины поднялись и стали выходить из комнаты, по очереди похлопывая Снейпа по плечу.

«Какое замечательное начало нового года», — саркастически сказал себе Северус, открыл книгу и продолжил читать списки имен.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 18.04.2011 , 23:31 | Сообщение # 3
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 2. Хогвартский клуб для леди

— Серьёзно, Помона, вытащи эту штуку изо рта, пока не подавилась и не умерла, — сказала Эмма Вектор, сморщив носик от запаха сигары, которую пыталась курить профессор Спраут.

— Каким же образом мужчинам удается курить эту гадость? — Закашлявшись, та вытащила сигару изо рта и развеяла дым рукой.

— Это то, с чем они вынуждены смириться. Мне кажется, им внушили это отцы и тяжелые времена, — хихикнула Сафина Синистра, и остальные присутствующие дамы подняли свои бокалы с шерри в знак согласия.

— Ох, мне так не хватает Минервы, — пожаловалась Поппи. — Без нее все стало по-другому.

— Ты же знаешь, что ей пришлось отказаться от этого, — напомнила ей Роланда Хуч. — Было бы неправильно, если госпожа директор продолжила посещать наши встречи, — подмигнула она, — но это не значит, что мы не можем продолжать рассказывать ей все.

— Да, правда, — сказала Помона. — Это была ее идея добавить в правила игры часть с костюмами купидонов.

Дамы рассмеялись.

— Мне не будет так смещно, если нам пр’идется пер’еодеваться, — раздраженно заявила Флер.

— Чепуха, — заверила ее Роланда. — Мы выигрываем уже в течение многих лет.

— Так, навер’ное, было, потому щто все мущины в команде, как бы это пр’авильно сказать… печальный забракованный материал. Но ведь в этом году у них есть Люпин и Уизли.

— И не забывай о Снейпе, — ухмыльнулась Сафина.

— О нем забудешь! — рассмеялась Поппи. — Не могу поверить, что после всех этих лет им удалось затянуть к себе Северуса.

— По мне, так профессор’ Снейп — не пр’облема, — надменно произнесла Флер. — Он ошень похож на, как там говор’ят ученики, на летающую мыщ — пер’ер’остка.

Дамы захихикали.

— Точно, — согласилась Роланда. — Не думаю, что Снейп может привлечь хоть одну ученицу, хотя…

— Что? — заинтересовалась Флер.

Сафина и Роланда обменялись знающими взглядами.

— Если ему удастся затащить хотя бы одну девушку в постель, тогда она всем расскажет…

— В каком смысле, — вопросительно подняла брови Флер.

— Возможно, с первого взгляда на Снейпа кажется, что там не на что смотреть, — лукаво улыбнулась Роланда, — и, возможно, он специально старается принять облик мыши-переростка, но он лучший, кто побывал в моей постели.

— А вот это уже интересно, — с сарказмом произнесла Помона. — Серьезно, Роланда, а то заработаешь еще ту репутацию.

Хуч только ухмыльнулась.

— Вы, должно быть, щутите! — фыркнула Флер.

— Отнюдь, — пролепетала Сафина с мечтательной улыбкой. — Хотя, может быть, он уже потерял хватку. Насколько я знаю, у него не было женщины уже около десяти лет.

— И вы? — ужаснулась Флер.

Сафина Синистра была очень красивой дамой, женщиной настолько, что Флер иногда завидовала ей, хотя считала, что ее светлые волосы привлекают больше внимания мужской части Хогвартса, чем иссиня-черная шевелюра коллеги. Тем более, Флер была на двадцать лет моложе.

— Да, и я тоже, — рассмеялась Сафина. — Когда Снейп только появился в Хогвартсе в роли преподавателя, он вел достаточно бурную жизнь. Возможно, шпионаж для Альбуса немного подкосил его.

— Все равно не могу поверить, что он согласился помогать мужчинам, — сказала Поппи. — Никогда не думала, что он смотрит на студенток по-другому. У него есть принципы.

— Ты хотела сказать «у учениц есть свои принципы»?

Женщины засмеялись.

— Хорошо, мы установили, что Северус — нам не угроза, — согласилась Эмма. — А как на счет Ремуса, Чарли и Гилдероя?

Улыбнувшись, Роланда откинулась на спинку кресла.

— Чарли и Ремуса следует поостеречься; хотя, уверена, Чарли немного стеснительный, и это сыграет нам на руку. А Гилдерой настолько напыщенный, что любая девушка с толикой ума будет обходить его стороной.

— Тогда можем ему приписать половину Хаффлпаффа и Слизерина, — фыркнула Эмма.

— Это несправедливо, — обиделась Помона.

— Я же шучу, глупенькая, — улыбнулась Эмма.

— Мне также сложно представить агрессивно настроенного Люпина, — сказала Поппи. — Он всегда был таким милым вежливым мальчиком.

Сафина и Роланда снова обменялись взглядами. Поппи залилась краской:

— Ну ладно, вы, двое. Мы уже наслышаны о том, какой он «зверь».

Сафина и Роланда рассмеялись.

Посмотрев на коллег, Флер покачала головой. Она не понимала, как молодой парень из Хогвартса может заинтересоваться хоть одной из этих женщин, кроме Синистры. Послушать Роланду, так у Сафины было больше «трофеев», чем вейла Флер могла себе представить.

— Вот что я вам скажу: мы выиграем, независимо от того, сколько в команде мужчин прибавилось свежей крови, — убедительно заявила Роланда. — Тем более с нашей «свежей кровью». — Она приподняла бокал в сторону Флер, подмигнув молодой девушке.

Приняв надменный вид, Делакур перекинула белокурые волосы через плечо.

— Конещно, нам всем придется постар’аться соблазнить за эти несколько недель как можно больше молодых пар’ней. Я же не могу сделать все сама.

Дамы рассмеялись.

— У нас нет никакого намерения оставлять все на тебя «одну», — с сарказмом заметила Сафина. — Лично я предвкушаю игру.

— Знаете, если кому-нибудь из мужчин удастся обогнать нас, например молодому Уизли, — заметила Эмма с озорной улыбкой, — одна из нас всегда сможет вывести его из соревнований.

— Я думала, мы игр’аем честно, — удивилась Флер.

— Но все и так честно, — широко улыбнулась Поппи. — Она имеет в виду, что мы можем так замучить мужчину, что он выпадет из игры на несколько дней.

Дамы в согласии подняли свои бокалы.

— Они нас ставят в невыгодное положение, — проворчала Помона. — Мужчине не важно, был ли у девушки опыт или нет. Им все равно, пока они получают удовольствие.

— Правда, — вздохнула Сафина. — Эти мальчишки всегда заводятся с пол-оборота, за ними не успеешь. Помню, как в прошлом году у меня был Джонатан. Я до сих пор сомневаюсь, что у нас с ним что-то было. Он так быстро кончил, что я подумала, что это нельзя и засчитать, но книга не стерла его имя.

— С моими «мальчиками» у тебя не будет никаких проблем, — лукаво произнесла Роланда.

Флер вопросительно подняла брови.

— Игроки квиддича, — пояснила Поппи. — Роланда назначает дополнительные тренировки во время сезона игр.

Хуч подмигнула Флер.

— Так, девочки, — сказала Эмма, поднявшись. — Мы готовы к наступлению хороших времен?

— Я всегда не прочь провести хорошо время, — хихикнула Роланда, отчего Флер чуть не подавилась шерри.

— Да, — согласилась Сафина. — Лично я не могу дождаться завтрака в постель, когда с этим всем будет покончено.

— А я повеселюсь, когда мужчины переоденутся в купидонов и пройдутся по Большому Залу в День Святого Валентина, — рассмеялась Помона. — Особенно этот напыщенный дурак Локхарт.

— Не забудьте взять у меня дополнительные порции Противозачаточного зелья, — напомнила им Поппи.

— Встретимся в следующую пятницу с именами для книги, — ухмыльнулась Роланда. — Мужчины, трепещите!

— «Мальчики» ты хотела сказать, — поправила Эмма. — Возможно, нам повезет, и хотя бы один из шести сможет продержаться дольше пяти минут.

— Пять минут? — удивилась Сафина. — Хочешь сказать, что тебе такие попадались?

Рассмеявшись, дамы покинули комнату.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 18.04.2011 , 23:33 | Сообщение # 4
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 3. Первая неделя

После того, как коллеги признались в том, что занимались сексом со своими ученицами, Северус заметил, что на занятиях продвинутого зелья стал смотреть на девушек более внимательно. За последний час ему уже несколько раз приходилось садиться за стол, чтобы не выдать свое нарастающее под мантией возбуждение. Будь они прокляты! Особенно Люпин. Ведь это он отметил их ароматы, упругие груди, несмелые взгляды… или что-то вроде этого. Что ж, Северус знал, что на него они так смотреть не будут. Или будут?

Паркинсон и Булстрод сидели за первой партой, открывая Снейпу прекрасный вид. Светловолосая и надменная Пэнси расцвела довольно рано для своего возраста. Она давно уже не вешалась на шею Драко Малфою и держалась довольно свободно для того, чтобы мужчины увивались за ней, что они и делали. Северус однажды заметил, как несколько гриффиндорских недоумков тоже пытались снискать милость у мисс Паркинсон, однако, будучи истинной слизеринкой, та всего лишь высмеяла их попытки.

Миллисент же, напротив, была такой обыденной, простой. Ее квадратное лицо напоминало Северусу бульдога. Тем не менее, у девочки были свои достоинства: пышная грудь, которую невозможно было скрыть под тканью мантии.

«Черт, только не сейчас», ― подумал Снейп, почувствовав как снова напрягается член. Пришлось опять сесть за стол.

Северус осмотрел класс, пытаясь отвлечься от ненужных мыслей. Его взгляд упал на Падму Патил. Черт, не помогает. Семнадцатилетняя ведьма не должна выглядеть так сексуально! Он отвел взгляд направо и заметил двух учениц из Хаффлпаффа, каким-то образом попавших на его курс. Алисия Мун и Ханна Эббот сидели и тихо перешептывались. В голове у профессора пронеслись слова Чарли о том, как ученица делала ему минет, и Северус чуть не застонал, уводя взгляд от злосчастной парты.

Рассердившись, Северус бросил взгляд в конец класса. Гермиона Грейнджер сидела между Поттером и Уизли.

«Фух, хорошо», ― Снейп почувствовал, что при виде трио, его эрекция утихла.

И как он их терпел все семь лет? Грейнджер еще ничего, она хотя бы в зельях разбирается, но вот ее дружки…

Грейнджер. Она помешивала зелье, лицо красное от жара котла, каштановые кудри обрамляли лицо. Добавляя новый ингредиент, Гермиона сосредоточенно нахмурилась, и красный язычок облизнул губки. Северус следил за каждым его движением. Язычок обвел сначала нижнюю губу, а затем и верхнюю, оставляя влажный след на алых… о, черт! Его эрекция возросла с двойной силой, по члену распространилась сладостная боль.

Чей-то сдавленный смех прервал его размышления, и Северус снова глянул на первую парту. Пэнси и Миллисен безудержно хихикали, и когда он посмотрел на Паркинсон, понял, что та его раскусила. Хитро улыбнувшись, ученица подарила ему маленький воздушный поцелуй.

― Булстрод, Паркинсон! ― прогремел Снейп. ― Наказание за шум в классе. В следующий раз, когда вас что-нибудь развеселит, будьте уверены, что смеетесь в свое свободное время.

Пэнси расплылась в улыбке и легонько локтем толкнула подругу.

* * *

― Отлично! ― похвалила Помона свой маленький класс семикурсников. ― Добыча сока из Жгучеволосого куста очень сложная задача, и, должна признаться, я поражена проделанной вами работой.

Класс состоял из пяти учеников, которые решили выбрать гербологию в качестве своей будущей профессии. «И только двое из них парни», ― грустно подумала профессор.

Помона знала, что была не так красива, как Флер и Сафина, или агрессивна как Роланда. Ее возраст и тучность отпугивали многих парней.

― Все свободны. Внимательно прочитайте параграф про подводный сбор урожая. Лонгботтом, задержитесь на несколько минут.

Невилл подождал, пока теплица освободится и, немного смущаясь, приблизился к профессору Спраут.

― Да, профессор?

― Невилл, не хотел бы ты мне помочь со специальным проектом? ― Сладким тоном спросила Помона, улыбаясь зардевшемуся юноше. ― Хагрид рассказал мне, что за опушкой Запретного леса растут дикие Стонущие фиалки, и я бы хотела собрать букетик для следующего занятия.

― Да, профессор, ― просиял Невилл. ― Буду рад помочь.

― Хорошо, скажи, а когда нужно собирать Стонущую фиалку?

― Только при свете луны, желательно до того, как появится роса.

― Пять баллов Гриффиндору, ― радостно сказала Помона. ― Встретимся здесь в три часа ночи.

* * *

Ремус прохаживался между рядами парт в классе ЗОТИ, в то время как шестикурсники заканчивали дописывать небольшую контрольную. Профессор остановился возле Джинни Уизли и через плечо посмотрел на ее листочек, в который она поспешно строчила ответ на последний вопрос.

― Вы уверены в своем ответе, мисс Уизли? ― Неожиданно спросил Люпин, отчего девушка подпрыгнула.

Покраснев, Джинни подняла голову и не увидела ничего на лице преподавателя, кроме улыбки.

― Да, уверена.

Ремус по-волчьи ухмыльнулся и выпрямился.

― Перья на парты. Мисс Лавгуд, пожалуйста, соберите работы, ― попросил он соседку Джинни.

Девушка с мечтательным взглядом посмотрела на Ремуса, улыбнулась и стала собирать листочки.

― Всем хорошей недели, ― весело пожелал Люпин всему классу, как только прозвенел звонок.

Ремус направился к своему столу, упершись одной рукой на который, стояла белокурая девушка и немигающим взором смотрела на преподавателя.

― Я чем-то могу тебе помочь, Луна? ― Ласково спросил он.

― Знаете, что у нас общего? ― Бесцеремонно спросила она, заложив волшебную палочку за ухо.

― Что?

― Наши фамилии начинаются с буквы «Л», и Джинни ― наша общая подруга, ― мягко произнесла она, и ее выражение лица немного изменилось.

Ремус удивленно поднял бровь, заметив, что девушка облизала губы.

― Правда, ― терпеливо согласился он. ― Что-нибудь еще?

― Что ж… ― медленно произнесла девушка, обходя стол, чтобы встать рядом с ним. Нос Люпина немного дрогнул. Этот запах он ни с чем не мог спутать: девочка была возбуждена. ― Вы знаете, что сегодня за день, профессор? ― С напускной скромностью спросила Луна, положив руку ему на плечо.

Ремус вопросительно посмотрел на ученицу, сопротивляясь желанию убрать ее руку. Девушка была похожа на прекрасную фею, тем не менее, он не мог поощрять юную ученицу.

― Сегодня день моего рождения, ― призналась Луна, пальцами играя с его волосами. ― И Джинни предположила, что я могу попросить вас об одолжении.

― Твой день рождения? ― Переспросил Ремус, и лукавая улыбка отразилась на его лице.

«Итак, мисс Уизли, что же вы рассказали этой девушке?» ― Подумал он.

― Желаю вам счастья, мисс Лавгуд. И о каком одолжении говорила мисс Уизли?

Луна наклонилась и, лаская губами его ухо, прошептала, что знает все об их с Джинни дополнительных «уроках».

― Я всегда думала, что тоже хочу заниматься такими «уроками» с тем, у кого богатый опыт в практике. Тогда бы я не была такой робкой со своим парнем Роном.

Ремус чуть не рассмеялся. Наверняка Рон был воображаемым парнем Луны, и бедняга даже не знал о своем счастье. Луна преследовала его уже около года.

― Что ж, мисс Лавгуд, ― мягко сказал Ремус, взяв и поцеловав ее руку. ― Может, вы лучше подождете до «уроков» с Роном?

― О, нет, ― быстро возразила она. ― Всегда надо быть подготовленной. Конечно, если вы не против меня учить.

― Против? Я только с удовольствием, мисс Лавгуд, ― хитро подмигнул Ремус. ― Возможно, вы зайдете ко мне в кабинет сегодня вечерком около семи, тогда и начнем?

― Отлично, ― мечтательно произнесла Луна.

* * *

В среду после полудня Флер сидела в классе Трансфигурации и осматривала группу семикурсников. Она решила, что начнет, пожалуй, со слизеринцев. Ей казалось, что они более решительны в вопросах, когда надо переспать с преподавателем. Узнала Флер об этом, когда в первый месяц ее преподавания в школе к ней подошли Драко Малфой и Блэйз Забини и намекнули, что, скорее всего, она чувствует себя немного одиноко, и они готовы составить ей мужскую компанию. Слабая улыбка озарила ее лицо. Это был беспроигрышный вариант.

Выдавая проверенные контрольные работы на последнем занятии перед каникулами, она внимательно следила за выражением лиц мальчиков, когда они смотрели на свои оценки. Затем они подняли головы и наградили ее лукавыми улыбками и еле заметными кивками. Внизу их работы она написала «Дополнительное занятие сегодня у меня в спальне».

Флер почувствовала влагу между молочных бедер. Последний раз, когда эти два слизеринца пришли к ней… что ж, это надо повторить.

* * *

Читая лекцию третьему курсу Хаффлпаффа и Равенкло, Гилдерой Локхарт упивался самим собой. Он обожал слышать свой собственный, отражающийся от стен, голос. Кабинет Истории магии весьма этому способствовал. Гилдерой благословил тот день, когда Биннс сошел с ума. Наконец-то прозвенел звонок, и Локхарт с неохотой замолчал, заметив, как ученики поспешили прочь из класса.

Плюхнувшись на стул и принявшись расчесывать шелковистые светлые кудри, он задумался о том, кого бы ему осчастливить своей компанией на это неделе. Большинство учеников отказались от его предмета после пятого курса. Но Гилдерою нравилось преодолевать сложности в поисках старшекурсниц вне стен кабинета. Он считал нечестным по отношению к девушкам запирать их в четырех стенах наедине с его очаровательным присутствием. Как же тогда эти красавицы будут ему сопротивляться? Тут уж им самим придется драться за право находиться подле него. В таком случае ему понадобилось бы использовать всего лишь капельку своего обаяния, чтобы затащить юных чаровниц к себе в постель.

Покрутив в руках гребень, он задумался. Действительно, кого бы выбрать? Его глаза заблестели, когда он принял решение. Схватив перо, он быстро настрочил коротенькую записку.

Дорогая мисс Перкс,

Я был так рад, когда Вы предложили мне помочь расставить оценки моим ученикам в прошлом семестре. Боюсь, я был таким черствым, что не принял во внимание Ваше великодушное предложение. Если Вы будете так любезны, я буду рад Вашему теплому присутствию сегодня вечером после ужина. Жду Вас до десяти.

Искренне Ваш,

Гилдерой Локхарт.

* * *

― Время вышло, мальчики и девочки! ― Прокричала Роланда сквозь штормовой ветер, который испытывал игроков на поле для квиддича последний час. Она наблюдала за тренировкой гриффиндорской команды, помогая отрабатывать новые приемы. Хотя Роланда была с факультета Равенкло, она беспристрастно давала советы любой команде, а в этом году она особенно гордилась сборной Гриффиндора. Они двигались как единый механизм.

Игроки команды приземлились в грязь с громким хлюпающим звуком. Все промокли до последней нитки и дрожали под холодным январским ветром.

― Я хочу, чтобы вы все приняли горячий душ, прежде чем вернетесь в замок, ― пыталась перекричать ветер Хуч. ― Чтобы никто не подхватил простуду!

Роланда наблюдала, как команда направилась к раздевалкам. Она семь лет добивалась, чтобы их наконец-то разделили на женскую и мужскую половины и оснастили душевыми кабинками. Вскоре игроки исчезли в разных комнатах, и, ухмыльнувшись, Роланда направилась к мужской раздевалке.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 18.04.2011 , 23:34 | Сообщение # 5
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 4. Первая неделя продолжается

Ремус открыл дверь кабинета навстречу прекрасному видению. Перед ним стояла Луна в кофточке, раскрашенной во все цвета радуги, и длинной цветастой юбке. Знаменитое ожерелье из крышек из-под сливочного пива охватывало ее тонкую шею, палочка была заложена за ухо.

— Входите, мисс Лавгуд, — радостно пригласил ее Ремус, стараясь не рассмеяться при виде наряда ученицы.

Он искренне симпатизировал странной девушке, оставшейся без матери, которая смогла бы научить ее женским штучкам, например, как одеваться. Жаль, потому что она была действительно милой девушкой, особенно когда ее светлые волосы ниспадали по спине водопадом, и любой мужчина мог бы утонуть в ее светящихся карих глазах, находясь на небезопасном расстоянии.

Луна осмотрелась вокруг, подошла к дивану, присела, и, взглянув на профессора, быстро стянула кофточку.

Глаза Ремуса расширились, когда он заметил, что девушка не носила бюстгальтера. Кровь хлынула к паху при виде ее полных грудей с розовыми, сжатыми от холодного воздуха сосочками.

"Девочка совсем не понимает, как стоит действовать в подобных ситуациях", — мысленно отметил Люпин, но тут же вспомнил, что сейчас не время думать об этом.

Сидя с оголенной грудью, Луна улыбнулась и взяла маленькую сумочку, которую принесла с собой. Перевернув ей, она что-то высыпала на пол. Ремус удивленно поднял брови и взял один из предметов. Озадаченный, он прочитал надпись на упаковке и закашлялся.

— Папа говорит, что если я подпущу к себе парня, я должна быть во всеоружии, — заявила Луна, и разорвала одну упаковку. — Он начал давать мне эти штучки, когда у меня начались месячные. Долго я еще соображала, для чего они нужны, ведь мне тогда было всего лишь одиннадцать. — Белокурая девушка достала латексный кружечек и развернула его на двух пальцах. — Я всегда думала, что у мальчиков эта штука гораздо больше, поэтому я распечатала с десяток упаковок, но все они оказались одного размера.

Ремус прикрыл ладонями лицо, чтобы Луна не увидела его порозовевшие щеки, и прикусил кончик языка, чтобы не рассмеяться. Интересно, почему сортировочная шляпа отправила девчонку в Равенкло? Когда Люпину все же удалось взять контроль над эмоциями, он поднял голову и понял, что Луна еще не закончила. Она распечатала несколько упаковок с презервативами и разложила их перед собой на полу, где сама сейчас и сидела.

— Так какой Вам больше нравится? Я думаю, лучше красный — он очень симпатичный, но этот, — она взяла презерватив лимонного цвета, — светится в темноте. — Раньше я ими украшала стенку над кроватью, но на пятом курсе профессор Синистра почему-то приказала мне их снять.

Присев рядом с девушкой, Ремус забрал из ее рук презерватив, наклонился и нежно поцеловал ее.

— Твой отец имел в виду тот случай, когда ты будешь вместе с магглом. Но в нашем Магическом мире, мы делаем кое-что другое, — объяснил он, доставая палочку. — Я наложу на тебя заклятие, которое предотвратит беременность и защитит от любых болезней. Лучше тебе его выучить, чтобы, когда вы с Роном, — улыбка против воли расплылась по лицу, — решите заняться любовью, тебе не надо будет ни о чем беспокоиться.

Ремус проговорил заклинание, а Луна внимательно слушала его.

— Теперь мы готовы? — Любознательно спросила она.

— Если ты уверена, что действительно этого хочешь, — мягко произнес он, хотя понимал, что если она скажет «нет» ему придется долго принимать холодный душ, чтобы остыть. Вид девушки с оголенной грудью только подстегивал его желание. Ее невинность и в тоже время отсутствие застенчивости сильно возбуждали.

— Да, хочу, — сказала Луна, поднявшись и выскользнув из юбки.

У Ремуса перехватило дыхание. Девушка не носила нижнего белья.

— Луна, — Ремус попытался возразить, но не мог прийти в себя от изумительного вида перед собой.

Девушка была отлично сложена, кожа немного отдавала золотом на нежных изгибах бедер и тонких длинных ногах, между которыми виднелись золотые завитки.

— Обычно раздеваются после предварительных ласк… — Его слова прервались, когда Луна села ему на колени и поцеловала.

«Какого черта!» — Подумал Ремус. — «Позже научится».

Люпин жадно впился в ее губы, а руки начали исследовать все изгибы ее тела.

* * *

Помона и Невилл молча шли по Запретному Лесу в предрассветные часы. Прохладный ветерок раздувал их мантии, заставляя каждый раз вздрагивать.

— Хагрид сказал, что видел фиалки за большим валуном у ручейка, — сказала Помона Невиллу, когда они приблизились к журчащей воде. Она быстро шла перед гриффиндорцем, и вдруг, остановившись, посветила под ноги фонариком.

— Так, и что мы тут имеем?

Невилл приблизился к профессору, наклонился к земле и не заметил, как та подставила ему подножку. Парень упал на землю лицом в маленькие голубые цветочки, похожие на… О, Мерлин! Быстро вскочив на ноги, Невилл начал чихать, но знал, что было слишком поздно. Пыльца цветов рассеялась по воздуху.

— Лонгботтом? Ты в порядке? — Встревожено спросила Помона, стуча кулачком по спине ученика, чтобы тот прокашлялся.

Губы так и хотели расплыться в улыбке. Лонгботтом упал в Балус Голубой Долинный, более известный как «Синие яйца», от пыльцы этих цветков у самца, будь то животное или человек, яйца становятся синими[1].

Помона использовала эту уловку уже не первый раз. Цветы были по своей природе магическими, поэтому все происходит по правилам. Разве она виновата, что мальчик такой неуклюжий?

На щеках Невилла выступил яркий румянец, глаза расширились, и он начал переминаться с ноги на ногу.

— Профессор, — голос Невилла стал вдруг высоким, и он сложил руки в области паха. — Мне, кажется, нужно в больничное крыло.

— Лонгботтом, ты же знаешь, что это не поможет, — произнесла Помона тоном профессора, в то же время быстро расстегивая мантию ученика. — Давай я тебе помогу. Тебе нечего стесняться: чего уж я только не видела на своей работе!

Кивнув, Невилл убрал руки, позволив профессору Спраут до конца расстегнуть его мантию. Помона спустила его брюки, и твердый напряженный член вырвался наружу. Положив на него руку, профессор начала медленно двигать ею вверх-вниз, и через мгновение Невилл кончил.

— О, Мерлин, — произнесла она, стараясь не выдать самодовольство. — Похоже, ты вдохнул много этой пыльцы, малыш.

Невилл только что-то промямлил в ответ. Его эрекция вернулась с прежней силой, а яички болезненно напряглись.

— Что ж, тогда нам лучше немедленно исправлять ситуацию, — заявила Помона, снимая мантию.

Невилл ошарашено смотрел на голое полное тело профессора.

— Не надо стесняться, Лонгботтом, — произнесла она, гладя его по волосам. — Я же говорила, что такое случалось раньше. А теперь скажи мне, какая позиция тебе больше нравится?

— Я… я никогда… — Промямлил Невилл, начиная дышать тяжелее, от напряжения в члене.

— Хорошо, — улыбнулась Помона. — Тогда ложись на землю. Вот так, хороший мальчик, — Спраут села сверху на залившегося краской мальчика и направила его пульсирующий член в себя. Невилл глубоко вздохнул и снова кончил.

— Извините, профессор, — смутился он.

— Чепуха! — Грубо ответила Помона, чувствуя, как его эрекция возвращается.

— Мы… — Явно занервничал Невилл, — … то есть… это так странно… извините, я такой неуклюжий, — простонал он, прижимаясь бедрами ближе к ней и чувствуя очередную разрядку.

Помона улыбнулась, наклонилась и нежно поцеловала его.

— Все в порядке, Невилл. Такое могло случиться с кем угодно, и я не могу допустить, чтобы мой лучший ученик сходил с ума из-за какой-то пыльцы, ведь так? — спросила она, начиная двигаться вверх-вниз.

— Наверное, вы правы, — согласился Лонгботтом, и, закрыв глаза, прислушался к своим ощущениям пребывания первый раз в женщине.

К тому времени как Невилл скатился с Помоны, солнце успело встать и залить золотым светом весь лес.

— Полагаю, это рекорд, — устало выдохнула преподаватель Травологии. — Сколько всего получилось, двадцать пять раз?

— Двадцать шесть, — ответил Невилл лежа в траве с глупой ухмылкой на лице.

* * *

В этот же вечер Блэйз и Драко стояли перед дверью Флер. Оба слизеринца очень повзрослели и превратились в обаятельных молодых людей. Имея рост в шесть футов, Драко возвышался над товарищем на несколько дюймов. Его светлые волосы были аккуратно заглажены назад и перевязаны черной лентой.

Смуглое обличие Блэйза было совершенно противоположным Малфою. Кожа отливалась золотым оттенком, а темные волосы были коротко подстрижены. Холодные серые глаза посмотрели в карии глаза Блэйза, и Драко постучал в дверь.

— Entrez [2]!

Слизеринцы зашли в темную комнату, освещенную лишь несколькими свечами на книжной полке. Флер сидела посередине дивана, обе ее руки лежали на его спинке. На ней была шелковая мантия алого цвета, а светлые волосы были собраны в пучок на затылке. Когда мальчики приблизились, она положила одну ногу на другую, и они заметили черные чулки в сетку и туфли на высоком каблуке. Блэйз услышал, как Драко хихикнул, и удивленно посмотрел на него. Тот лишь подмигнул в ответ и отвесил поклон даме.

— Может ли ваш покорный слуга приблизиться к вам, мадмуазель?

— Oui [3]

Блэйз последовал за Драко, но Флер резко сказала:

— Ты, мальчишка, ты не спр’осил моего р’азр’ешения находиться р’ядом со мной.

Драко усмехнулся и присел рядом с Флер. Блэйз поклонился и спросил разрешения приблизиться, но Флер, высокомерно на него посмотрев, сказала:

— Нет. Стой, где стоишь. — Взглянув на Драко, она погладила его щеку и сказала: — Можешь поцеловать меня.

Драко тут же повиновался и поцеловал ее в щеку.

Затем девушка оттолкнула его и снова повернулась к Блэйзу.

— Р’аздевайся, — приказала она.

Забини покраснел и посмотрел на Малфоя, но тот только кивнул и еще шире улыбнулся. Хотя они уже не раз были у Флер вдвоем, очевидно Драко уже играл в эту игру. Блэйз быстро разделся, и его эрекция начала усиливаться.

Встав, Флер направилась к нему, легкая улыбка играла на ее губах. Преподаватель обошла вокруг него, гладя рукой его спину, плечи, живот, пока не добралась до члена.

— О! — воскликнула она, сильнее сжав член. — Ты уже готов повеселиться, не так ли?

— Да.

— Хмм, ты готов подчиняться? — дразнила Флер, снова обойдя вокруг него, пока ее лицо не приблизилось к его лицу.

Забини чувствовал теплое дыхание на своей коже и разомкнул губы в надежде поцеловать Флер, он снова ответил:

— Да.

— Хор’ошо, — сказала она, и отпустила член. Затем она снова села на диван. — Теперь можешь сесть.

Блэйз быстро подошел и сел с другой стороны, не зная, что делать дальше.

— Драко, теперь можешь раздеться и ты.

Драко встал и быстро снял одежду.

— А ты можешь меня поцеловать.

Блэйз наклонился и поцеловал ее в щечку, как это сделал Драко, но Флер повернула голову так, что их губы соединились в страстном поцелуе. Флер раздвинула язычком его губы и проскользнула внутрь. Слизеринец застонал и поднял руку, чтобы прикоснуться к ее лицу, но Флер отстранилась.

— Ты не усвоил урок, — грозно произнесла она. — Думаю, небольшое наказание не помешает. Драко.

Блэйз с изумлением посмотрел на Малфоя, когда тот достал маленький сундучок из стола, а затем поставил его перед дамой. Ухмыляясь Забини, он стоял и ждал дальнейших распоряжений.

Флер открыла сундук и у Блэйза перехватило дыхание от увиденного. Нет, не может быть! Драко предупредил бы его, да? Преподаватель передала Малфою несколько шелковых лент.

— Отведи его в спальню.

Драко подал Блэйзу знак следовать за ним. Спальня Флер была освещена несколькими маленькими лампочками, светящимися странным зеленым светом. Огромная кровать была застелена темно-золотым покрывалом.

— Ложись, — сказал Драко, и от его взгляда у Блэйза побежали мурашки по спине. Через мгновение он уже был привязан к столбикам кровати. — Не волнуйся, — прошептал Драко, когда в комнату вошла Флер. — Она это все понарошку. Хотя жаль.

— Драко. — Флер вытянула руки, и Малфой стянул с нее мантию.

От этого эрекция Блэйза усилилась. Черт. То, что было на Флер, можно было назвать черным кожаным бюстгальтером, только он высоко поддерживал ее грудь снизу, а сверху ничего не было, от чего можно было увидеть ее светлые сосочки. Черные чулки в сеточку на бедрах были подвязаны кожаными подвязками, а светлые кудряшки были видны между ног.

Флер подошла к кровати, и Блэйз заметил что-то у нее в руках.

— Драко, — промурчала она. — Поцелуй меня.

Забини наблюдал, как Драко берет в руки лицо Флер и начинает ее целовать. Вскоре они утопают во французском поцелуе, и свободной рукой Флер начинает ласкать стройное тело Малфоя. Слушая, как эти двое стонут от удовольствия, Блэйз почувствовал, как его член наливается тяжестью и начинает болеть. Когда Драко взял в рот один сосок Флер, он попытался вырваться из пут.

Флер оттолкнула Малфоя в сторону и повернулась к другому слизеринцу. Она подняла руку, и Блэйз понял, что это был кожаный хлыст. Взмах, и послышался тяжелый трескающийся звук. Забини вопросительно посмотрел на Драко.

— Теперь давай разберемся с тобой, — сказала Флер. При новом взмахе руки Блэйз зажмурился, ожидая почувствовать обжигающую боль. Но когда хлыст коснулся кожи, он изумленно открыл глаза.

Кожаный хлыст превратился в шелковые ленты. Они легко порхали по его коже. Драко трясся в немом хохоте, а Флер лишь улыбнулась и наклонилась, чтобы поцеловать Блэйза в нос.

— Глупый мальщик. Ты же не думал, что я захощу испор’тить такое восхитительное тело?!

Забини снова потянул за веревки.

— Значит, я могу…

— О, нет, — лукаво улыбнулась Флер. — Лучше оставлю тебя так.

Она залезла на кровать и легла рядом. Драко лег позади нее и начал целовать ее шею. Флер целовала и ласкала Блэйза, а Драко ласкал ее голые ягодицы. Затем она поднялась и, сладко застонав, села сверху Блэйза прямо на его пылающий член. Драко пристроился сзади. Блэйзу был знаком этот сценарий, кроме того, конечно, что его ноги и руки будут связаны. Трое тел двигались навстречу незабываемому удовольствию.

Позже, когда мальчики уже были готовы уйти, Флер поцеловала их в щечки.

— Профессор Делакур, — начал дразниться Драко, накрыв ее груди ладонями. — Мы отработали дополнительные занятия?

[1] «Синие яйца» — довольно распространенная проблема для юноши, который возбуждается, однако по той или иной причине не имеет возможности кончить. Это может произойти после неоднократного активного петтинга или прелюдии, когда половой акт не доведен до конца.

[2] Войдите! (франц.)

[3] Да (франц.)


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 18.04.2011 , 23:34 | Сообщение # 6
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 5. Все та же первая неделя

Пэнси и Миллисент пришли в класс Зелий в девять вечера. Стоя перед деканом факультета, они хихикали и поглядывали друг на друга. Снейп смерил девушек холодным взглядом и сообщил, что они должны вычистить котлы без использования магии.

«Они у меня ещё поулыбаются!» — довольно подумал он, беря в руки очередной номер журнала «Зелья для Мастеров».

Подняв взгляд на девочек, он не поверил своим глазам. Ученицы сняли мантии и оттирали котлы в одном белье.

— Какого черта? Что вы делаете?! — закричал он, когда к нему вернулась способность говорить.

— Чистим котлы, — сладко прощебетала Пэнси. Миллисент ухмыльнулась.

— Ваша мантия, мисс Паркинсон…

— А, вы про это. Вы же не хотите, чтобы мы запачкали свою одежду, профессор? — невинно спросила она.

— Я… я… — Северус не мог вымолвить ни слова, наблюдая как Пэнси, поворачиваясь попкой к покрасневшему мастеру Зелий, наклонилась, притворяясь, что возится со шнурками на обуви.

В этот вечер она тщательно подобрала белье. Темно-зеленый кружевной бюстгальтер и такие же в тон трусики. Северус почувствовал, как его член встал по стойке «смирно» при виде округлостей Паркинсон и серебряно-зеленой полосочки ее трусиков между ягодицами. Можно даже было увидеть светлые волоски, выглядывавшие из-под краев кружева.

Снейп быстро переключил внимание на Миллисент. Не помогло. Девушка была крупная, но в нужных местах. Она была в черном бюстгальтере, приподнимающем ее большую грудь выше, с коричневыми вставками по кроям. Девушка улыбнулась, Северус облизал губы.

Пэнси выпрямилась, и, кинув быстрый взгляд на подругу, медленно направилась в сторону профессора, соблазнительно покачивая бедрами. Капельки пота выступили на верхней губе, Северус не мог выдавить из себя ни звука, в то время как девушка вскочила на его стол и, перекинув длинную ногу через него, уселась прямо напротив.

Не веря своим глазам, Снейп смотрел, как Пэнси скользила ладонью вдоль своего тела, прикоснувшись к твердым соскам, которые едва прятались под кружевом белья, и опустила руку в трусики. Пальчики нырнули под ткань и погрузились в горячую плоть. Северус не замечал Миллисент, которая теперь стояла за ним. Он чуть было не вскочил со стула, внезапно почувствовав, как девушка отодвинула его волосы, чтобы языком добраться до уха. Ее горячее дыхание отдавалось волнами желания по всему телу.

Пэнси откинулась на стол, одной рукой продолжая гладить свою грудь, а второй все быстрее и быстрее ласкать себя. Миллисент начала целовать шею Северуса, а затем и покусывать, в то время как ее руки гладили его плечи.

Тяжело дыша, Снейп чувствовал, что вот-вот проиграет битву. Он слишком долго воздерживался. Даже с тех пор, как он присоединился к Пожирателям Смерти, он поклялся себе не принимать участия в их оргиях. Осторожность никогда не помешает. Любовница однажды могла стать убийцей. Но теперь Волдеморт был мертв, а он — жив, и вот-вот был готов взорваться.

— Достаточно! — фыркнул он и поднялся так резко, что Миллисент потеряла равновесие и упала на попу. Пэнси с тревогой на лице подняла голову. Возможно, они зашли слишком далеко. Однако эта мысль быстро исчезла, как только Северус наклонился к ней и с рычанием впился в ее губы, срывая с нее трусики.

Сплетаясь языками, Пэнси и Северус боролись за контроль, и, в конце концов, Паркинсон вздохнула, позволив профессору доминировать. Его пальцы тут же заменили ее собственные. Разорвав поцелуй, Северус повернулся к ухмыляющейся Миллисент, сидящей на полу.

— Ты, — рыкнул он, — продолжай то, что делала.

Миллисент кивнула, вскочила на ноги и принялась целовать его шею.

Пэнси хныкнула, когда Снейп убрал руку, но сразу улыбнулась, заметив, что тот начал снимать мантию. Миллисент помогла ему быстро стянуть одежду и трусы. Взглянув на член профессора, такой твердый, набухший и большой, она переглянулась с подругой.

Северус рассмеялся, заметив голодное выражение лица Пэнси. «Эти девочки были самым легким трофеем», — подумал он, вставив свой член в Паркинсон, от чего та лихорадочно вздохнула. Если коллеги хотят, чтобы он трахался со студентками, что ж, он рад помочь, — сделал выводы Снейп и продолжил резкими толчками входить в девчонку.

— Разве я сказал остановиться? — прогремел он, когда понял, что Миллисент стояла рядом и глазела на них. Булстроуд продолжила исследовать тело Снейпа, ее руки ласкали его плоть, а язычок облизывал каждый дюйм кожи.

— Грязная слизеринская шлюшка, — проворчал Северус, облизывая животик Пэнси, прокладывая путь к твердому соску под кружевом белья и покусывая его.

— О, профессор! — застонала слизеринка, хватая его за руки. От подступающего оргазма ее разгоряченная плоть начала сжимать его член. Северус стал быстрее и резче двигаться, впившись пальцами в ее бедра. Накрывший обоих оргазм вырвал резкий стон из ее груди, а тело выгнулась навстречу мощным толчкам зельевара.

Резко выйдя из Пэнси, Северус схватил ее за руку и стащил со стола. Ее раскрасневшееся лицо выражало недоумение, хотя она до сих пор приходила в себя от оргазма.

— Миллисент, иди сюда, — приказал Снейп.

Полнотелая девочка попыталась запрыгнуть на стол, но Северус схватил ее за плечи и развернул к себе спиной, нагнув через стол. Стянув с нее черные трусики, он резко вошел в ее мокрую щелку.

— Паркинсон, продолжай то, что делала Булстроуд, — приказал он.

Сардоническая улыбка отразилась на его лице, когда Пэнси начала целовать его ноги, а Миллисент задрожала от возбуждения. Северус грубо массировал ее полную попку, в то время как его член вдалбливался в слизеринку, извлекая сладостные вздохи из ее груди.

Да, если мужчины хотят завлечь его в это дело, кто он такой, чтобы спорить?

* * *

Мужская раздевалка была завалена промокшими вещами, на полу валялись куски мокрой земли. В конце помещения, где пар поднимался высоко к потолку, слышался чей-то голос, немного фальшиво напевающий песенку, которая у одних вызывала пренебрежение, а у других порывы смеха. Роланда ухмыльнулась, направившись в сторону нерадивого певца, она знала этот голос. Парень имел пренеприятнейшую привычку петь в душе каждый раз, когда получалось словить кваффл.

Добавив свою одежду к лежавшей стопке вещей на полу, Роланда проскользнула в душевую. К счастью, высокий рыжий парень, закрыв глаза, вытягивал ноту, которая внезапно рванула вверх, перейдя в возглас. Прохладная рука коснулась его груди.

— В чем дело Рон? — закричал Гарри из соседней кабинки. — Неужели опять голос ломается? — начал подтрунивать он над другом.

Послышались довольные смешки из других кабинок.

Роланда приложила палец к губам Уизли, чтобы он не закричал. С широко раскрытыми от удивления глазами, парень пытался прикрыться мочалкой. Покраснев, он почувствовал, как его член наливается силой при виде крепкого и подтянутого тела тренера. «Черт», — подумал он. Юноша не раз слышал от бывших учеников и игроков квиддича про «шалунью Роланду Хуч», но всегда считал это пошлыми шуточками. Тяжело сглотнув, он отвел глаза в сторону.

Почувствовав, как мадам Хуч прижалась к нему всем телом, он услышал ее шепот:

— Продолжайте петь, мистер Уизли, — тихо прошептала она. — Если, конечно, не хотите, чтобы я ушла.

Рон открыл глаза и посмотрел на своего тренера. На ее лице ничего не отражалось кроме кокетливой улыбки. Отобрав у него мочалку, она произнесла:

— Смотри, что я нашла, — Роланда положила руки там, где прежде была мочалка. — Жаль, что ты не можешь меня остановить, — хитро улыбнулась она, лаская руками его член. — Ведь я не услышала ни единого звука от тебя.

— Это случилось на большом фестивале в прошлом году… — запел Рон, а тем временем Роланда опустилась на колени и схватилась за его бедра для поддержки. Голос Рона дрогнул, когда он почувствовал, как ее губы прикоснулись к его коленям, медленно поднимаясь вверх по бедрам, а руки ласкали его ягодицы.

— Я слышала, ты искусный маг (а-а-а…), и увлекаешься молоденькими девушками. Но мне хотелось бы узнать самой, как хорошо (стон) ты владеешь своей палочкой.

Послышался сдавленный смех из кабинки Гарри.

— Рон, ты что там, «владеешь» своей палочкой?

«Если бы ты только знал», — подумал Рон, а вслух слабо застонал, почувствовав, как Роланда взяла в рот его член и стала посасывать его. Он гладил ее по коротким волосам, пытаясь припомнить слова.

— Ее руки, губы (вздох) и бедра вскружили мне голову и сердце. И до сих пор слова смертных не могут описать, в каком блаженстве (стон) я нахожусь.

«Цирцеровы трусы!» — подумал Рон, почувствовав, как мадам Хуч вобрала его член целиком. Его бывшая девушка

Лаванда делала ему пару раз минет, но такого — никогда. Всегда давилась. Придвинувшись поближе к Роланде, Рон почувствовал, что он таким возбужденным еще никогда не был, когда его член так облизывали и сосали. От ласк ее рук слабый трепет поднимался вверх по позвоночнику.

— Мы занимались любовью до конца того дня и до рассвета следующего (хрип). Когда я вскрикнул «Я сдаюсь!», она рассмеялась «Удивлена, что ты так долго продержался!».

Рука Роланды сжала его яички.

— О, Мерлин! — воскликнул Рон, взорвавшись оргазмом, а Хуч продолжала сосать, пока он не перестал кончать.

— Рон? Чем ты там занимаешься? — нахмурившись, спросил Гарри. Стоя за перегородкой душа и вытираясь полотенцем, он теперь отчетливо слышал, как Рон стонал.

— Отвали, Поттер, — огрызнулся Рон. Помогая Роланде подняться, он чувствовал, что его самого в пору поддерживать. Хуч улыбнулась, вытерла рукой губы и нежно поцеловала гриффиндорца. Рон расплылся в ухмылке.

Рассмеявшись, Гарри сказал Рону, чтобы тот заканчивал дрочить и поторопился к ужину.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 18.04.2011 , 23:36 | Сообщение # 7
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 6. Состязание в самом разгаре

Когда Северус зашел в учительскую, комната снова была наполнена сигаретным дымом. Он закашлялся и грозно взглянул на Джонатана, который выдохнул дым прямо ему в лицо.

— Как прошла твоя неделя? — спросил Ремус, глядя на Снейпа с хитрой улыбкой.

«Лучше, чем у всех вас», — подумал Северус. Но вслух ничего не произнес, а просто сел в кресло.

— Уверен, ты скоро освоишься, Сев, — самодовольно заметил Гилдерой. — Тебе станет гораздо легче, если ты сделаешь что-нибудь со своими волосами.

Смерив Локхарта презрительным взглядом, Северус отхлебнул немного бренди.

— Мы можем закончить с этим побыстрее, Филиус? У некоторых из нас есть дела поважнее.

— Мы ждем, когда дамы отдадут нам книгу, — объяснил Ремус. — Ты пришел как раз вовремя. Филиус собирался поделиться своим счетом за эту неделю.

Снейп посмотрел на Флитвика и скривился. Этого он точно не хотел слышать.

Филиус покраснел.

— Как я уже говорил… мисс Турпин только сняла свою мантию… — его перебил странный звук.

Из камина вылетела книга и приземлилась прямо перед Флитвиком.

— Слава Мерлину, — вздохнул Северус.

Филиус открыл книгу и просмотрел список трофеев дам.

— Мои дорогие друзья, похоже, в этом году соревнования будут весьма жесткими — у дам шестнадцать трофеев на счету..

Присутствующие с возмущением запротестовали.

— Им никогда не удавалось завоевать столько за одну лишь первую неделю! Полагаю, за всем этим стоит профессор Делакур.

— У них с Роландой по пять очков.

— Черт! — выругался Чарли. — Боюсь, я подвел нашу команду на этой неделе.

— Теперь вы понимаете, с чем мы столкнулись. С этого момента надо стараться изо всех сил. — Рассмеявшись, сказал Флитвик. — Вот, Северус, тебе как новичку, предоставляется честь открыть наш список в этом году.

— Конечно, если у тебя есть что вписывать, — усмехнулся Гилдерой.

Книгу передали Снейпу. Тот взял перо и, взглянув с легкой усмешкой на Локхарта, быстро написал имена. Книга перешла в руки Люпину.

— Молодец, хорошо поработал, — похлопал по спине Снейпа Ремус.

— Ну-ка, дай я взгляну, — потребовал Гилдерой. — Пэнси Паркинсон, Миллисент Булстроуд, Ариана Дюпре, Дафна Хардвик, Менди Броклхерст, — ошарашено пролепетал он.

— Отлично, Северус, — рассмеялся Джонатан, и мужчины в честь Снейпа подняли бокалы.

— Да, молодец, — негодующе произнес Локхарт. — Сразу видно, что здесь одни слизеринки. Может ты воспользовался своим авторитетом декана факультета…

— Мисс Броклхерст из Равенкло, — возразил Ремус. — Отдай должное тому, кто заслужил, Локхарт.

Северус ухмыльнулся, но на самом деле он остался доволен. Это была самая прекрасная неделя.

Книгу стали передавать по кругу, и все вписывали свои трофеи.

— Хорошая работа, коллеги. Столько имен за одну неделю у нас никогда еще не было.

— Браво, — сказал Ремус. — Раз уж Северус вошел в раж, думаю, мы скоро обгоним дам.

— Да, — хитро улыбнулся Гилдерой. — Ему придется работать в два раза тяжелее. Ведь кому-то придется отработать за тебя, Ремус.

Люпин уставился на Локхарта.

— Вы же знаете, что Ремус не может работать в полнолуние. Он будет отсутствовать всего три ночи.

— Точно, — согласился Филиус. — Что ж, хорошо поработали, коллеги. Надеюсь на следующей неделе увидеть такой же результат.

* * *

Хогвартские ведьмы терпеливо ждали, когда им вернут книгу.

— Должна сказать, дамы, — подала голос Эмма, — вы сделали отличную работу.

— Хм, — недовольно фыркнула Флер и сложила руки на груди. — Как вы мошете так говор'ить. Если бы не я…

— И я, — хихикнула Ролана. — Сними корону, французская цаца. Для первой недели все хорошо постарались.

— Но у них только по одному или два тр’офея. По крайней мер'е от Сафины я ожидала большего.

Черные глаза сверкнули в сторону Флер.

— Не переживай, это просто такой период месяца. На следующей неделе тебе придется попотеть, чтобы обогнать меня.

— Девочки, девочки! — перебила их Помона. — Мы должны работать вместе. Флер, мы благодарны за твои достижения.

— Да, я обожаю слушать рассказ про двух слизеринцев! — улыбнулась Поппи. Интересно, как бы сделать так, чтобы Драко и Блэйз оказались вместе в Больничном крыле. Надо проверить расписание матчей по квиддичу.

Послышался хлопок, и в комнату через камин влетела книга, приземлившись перед Эммой.

— Так, девочки, давайте посмотрим, как обстоят дела у мужчин.

Роланда и Сафина встали позади нее и принялись читать через плечо.

— О! Они нас догоняют, — ухмыльнулась Хуч.

— Рада, что он вернулся в прежнюю форму, — сверкнула глазами Сафина.

— Кто? — удивилась Флер.

— Наш любимый Мастер Зелий, конечно! — хитро улыбнулась Роланда. — Теперь, когда он вернулся с отставки, надо проверить, не потерял ли он своих прежних навыков.

— Не понимаю, — сморщила носик Флер. — Как он мошет кому-то нр’авиться?!

— Тебе же хуже, дорогуша, — саркастично заявила Поппи. — Роланда, если мужчины начнут опережать нас, ты можешь занять Северуса, а пока сосредоточься на учениках.

— Кстати, Помона. — Эмма посмотрела на пухленькую ведьму. — Как там Лонгботтом? Я не думала, что он вообще смотрит на женщин. Он такой стеснительный.

Преподаватель Травологии покраснела.

— Скажу лишь, что на следующий день Поппи давала мне лекарство. У меня все болело.

Женщины рассмеялись.

— Дамы, мы хорошо поработали на этой неделе. Так держать, и мужчинам придется разгуливать по Большому залу в костюмах Купидона в День Святого Валентина, — сказала Эмма. — А возможно и в ночь.

* * *

Спустя две недели…

— Коллеги, мы по пояс в драконьем навозе, — заявил Филиус, заглянув в книгу. — Если так будет продолжаться и дальше, нам следует начинать разучивать праздничный танец.

Дамы опережали джентльменов на двенадцать трофеев.

— Если бы не пришлось трудиться за кое-кого, такого бы не случилось, — грозно посмотрел Локхарт на Ремуса. — И что случилось с нашим слизеринским жеребцом? Всего лишь один трофей на этой неделе, Северус?

— У некоторых из нас, — мягко произнес Северус, но с ухмылкой на лице, — есть дела посерьезнее, нежели трахаться с ученицами.

— Остынь, Локхарт, — раздраженно сказал Джонатан. — Только что были каникулы, многие ученики переболели гриппом. И учитывая, какая у семикурсников нагрузка, их сложно переубедить, что иногда надо на минутку отвлечься на разные шалости.

— Кажется, у дам нет таких проблем, — горько усмехнулся Чарли.

— Ты когда-нибудь видел, чтобы подросток отказывался от возможности перепихнуться? — улыбнулся Ремус. — Просто надо сильнее стараться доказать девушкам, что им тоже нужна минутка на отдых.

— У меня есть предложение получше, — тихо произнес Северус.

— И что же это? — спросил Гилдерой. — Почистишь зубы?

Снейп не обратил на него никакого внимания и достал пять пузырьков.

— Это, джентльмены, поможет нам преодолеть «комплексы» наших молодых девушек.

— Северус, — строго сказал Филиус. — Ты же знаешь, что нам нельзя использовать магию, а значит и Похотливое Зелье.

— Все правильно, но разве мы не можем использовать эти компоненты, добытые природным способом? — Снейп поднял флакон. — В каждом из этих пузырьков находится жидкость, такая же магическая, как и маггловский одеколон, но гораздо сильнее. Простая химия. Феромоны. Достаточно одной маленькой капли на ваше запястье или любую точку пульса, и девушки будут липнуть к вам, сами не зная почему.

Ремус оскалился.

— Просто и гениально, Северус!

Люпин много знал про феромоны, особенно в те периоды, когда превращался в волка. Острый нюх позволял чувствовать возбуждение женщины за несколько ярдов, даже будучи в человеческом обличьи.

— Благодаря Северусу, у нас еще есть шансы!

* * *

В субботу Чарли сидел на скамейке на улице, наслаждаясь теплым зимним вечером.

— Привет, Чарли.

Рыжеволосый парень открыл глаза и увидел перед собой Гермиону Грейнджер.

— Не нашла мальчиков, решила спуститься и подождать их здесь.

— Как поживаешь, Гермиона?

— Отлично. В этом году все тихо. — Девушка улыбнулась Чарли, и в ее глазах засверкали искорки. Она подумала о том, каким действительно «интересным» был этот год. Один похотливый оборотень уже дважды оставлял ее после занятий.

Он почувствовал, как заливается румянцем, глядя на нее. Ремус был с ней совсем недавно, и теперь вспоминая счет друга, Чарли почувствовал, как кровь приливает к паху. Тем не менее, Чарли все равно думал о Гермионе как о подружке своего младшего брата, несмотря на то, что ее кофточка обтягивала полные груди, от нее пахло летом и клубникой, а губки были такими алыми и влажными…

— Чарли?

Парень понял, что пялился на Гермиону совсем не слушая ее.

— Прости, что ты говорила?

— Неважно, — рассмеялась Гермиона.

Она заметила, как Чарли разгорячился, и глаза сами начали рассматривать его тело.

«Ничего себе, Чарли Уизли!» — подумала Гермиона, заметив его возбуждение под брюками. Девушка почувствовала, как тело наполняется приятной истомой.

Она потеряла сою девственность с Роном на шестом курсе, и с тех пор они иногда спали вместе. Но с началом седьмого курса парень и девушка договорились остаться друзьями, не более. Но вот перед ней сидел еще один Уизли.

Гермиона почувствовала, как нервный импульс прошел по всему телу. Хотя Чарли был ниже Рона, он явно был более мускулистым, а на лице играла такая очаровательная мальчишеская ухмылка.

«Уверена, он еще и более опытный» — Гермиона бессознательно придвинулась ближе, чтобы почувствовать его запах.

Чарли видел, как девушка его разглядывает, и тогда вспомнил, что сегодня утром капнул на себя немного Снейповского варева. Гермиона распутно улыбнулась, придвинувшись вплотную.

— Знаешь, Чарли, — хрипло произнесла она. — Я всегда была неравнодушна к рыжеволосым мальчикам. — Гермиона погладила Чарли по коротким волосам.

Чарли вздрогнул и закрыл глаза. Он чувствовал ее упругое тело рядом со своим. Подняв веки, он посмотрел прямо в ее глаза и увидел там желание и страсть.

— Гермиона, может, ты хочешь обсудить «это» внутри хижины?

Гриффиндорка улыбнулась и направилась в сторону домика. Чарли глубоко вздохнул. Он очень сильно хотел девушку, но не мог не думать о ней как о части семьи, потому что каждый раз, когда он приезжал домой, Гермиона была в Норе.

Проследовав за ней, Чарли увидел, что Гермиона уже лежала на кровати, опираясь на локоть.

— Вижу, ты не выкинул кровать Хагрида, — произнесла она робко и, опустившись на спину, растянулась на покрывале. — Ты где-нибудь еще видел такую большую кровать? На ней могут шесть взрослых людей поместиться.

Чарли сглотнул. Он смотрел на ее длинные ноги и руки.

— Итак, профессор, что вы хотели «обсудить»?

Сев на кровать, Чарли нагнулся и провел пальцем по ее губам.

— Все, что хочешь.

Гермиона открыла глаза и улыбнулась. Она притянула его к себе, и их губы сомкнулись в страстном поцелуе. Теперь, когда он был так близко, девушка почувствовала, как между ног у нее становится влажно.

«Черт, что же это с рыжими волосами?» — подумала Гермиона, стягивая с Уизли свитер.

Через минуту вся одежда валялась на полу, а от прикосновения горячей кожи Чарли по всему телу Гермионы пробегали мурашки. Рыжий парень рукой ласкал прекрасное тело Гермионы, и, откинув в сторону все сомнения, накрыл губами ее алый сосок.

Гермиона застонала. От его нежного посасывания все внутри сжалось в предвкушении незабываемых ощущений. У него было идеальное тело — крепкие и упругие мышцы сокращались при каждом движении.

Руки Гермионы скользили по натренированным мышцам бедер. Когда она наконец-то добралась до самого главного, Чарли простонал:

— О, Мерлин. Я хочу тебя, Гермиона!

— Да, — согласилась девушка и откинулась на спину.

Подняв ее ноги вверх Чарли начал резкие толчки внутри нее, отчего у девушки перехватило дыхание.

— Хочу тебя. Трахни меня так, чтобы аж кровать затряслась, — простонала она, и Чарли увеличил скорость.

Поддерживая себя на локтях и кончиках пальцев, парень сильно и быстро вбивался в Гермиону. Спинка кровати ритмично стучала о стенку.

* * *

Рон и Гарри не спеша шли через лужайку к хижине Хагрида, теперь уже занимаемой Чарли. Они часто навещали его по субботам с Гермионой и Джинни. Но в этот раз девочки куда-то пропали, и парни решили пойти одни.

— Что это? — спросил Рон, услышав стук, доносящийся из Хижины.

Мальчики ускорили шаг. Рон уже собирался открыть дверь, когда Гарри остановил его. Поглядев на покрасневшее лицо друга, рыжеволосый парень уже хотел спросить в чем дело, как вдруг услышал какой-то шум.

— О, боги, еще! — послышался девичий стон. Чарли что-то бессвязно проворчал, и послышался женский крик. — О-о-о-о…. да-а-а-а-а-а-а!!!

Рон стал красным как свекла, и они вместе с Гарри направились в сторону замка.

— Это неправильно! — спустя некоторое время сказал Рон. — Гермиона и Чарли.

Лицо Гарри до сих пор было красным, и он не мог не ухмыльнуться.

— Почему, Рон? Потому что он твой брат, или потому что профессор?

Рассмеявшись, Уизли только покачал головой.

— Наверное, потому что это Чарли. Мы же не можем говорить о том, что нельзя трахаться с нашими преподавателями, ведь так?

Гарри улыбался. Они рассказали друг другу про Мадам Хуч, Флер Делакур, и даже про профессора Вектор. Это были самые интересные две недели.

* * *

Джинни жалела, что не пошла с мальчишками и Гермионой к Чарли, вместо того, чтобы находиться здесь под Гилдероем, который теперь, тяжело дыша, скатился с нее.

— Это было восхитительно, мисс Уизли.

— Восхитительно? — неудовлетворенно проворчала Джинни. Если бы не мокрый след от спермы Локхарта между его бедер, она бы ни за что не поверила, что у них был секс. Мужчина продержался три минуты.

И почему она согласилась проводить профессора до его комнат? Он подошел к ней в Большом Зале во время обеда и попросил на пару слов. Джинни никак не могла понять, что же ее так привлекло в нем. Она хотела быть ближе к нему, прикоснуться, поцеловать. Не то, чтобы поцелуи были такими плохими, но вот секс! Он был ужасен.

— Да, восхитительно, — произнес Локхарт, улыбаясь ей своей очаровательной улыбкой. Он уже хотел подняться, как Джинни схватила его за длинные волосы и потянула назад.

— Одну минутку. Вы мне должны, — сказала она, и Гилдерой заметил, что ее палочка была направлена прямо на него.

— Мисс Уизли, уверен, вы немного потрясены от такого восхитительного опыта…

— Потрясающего опыта? Да любой флобб-червь доставил бы мне больше удовольствия. — Гилдерой покраснел. — Теперь твоя очередь.— Джинни раздвинула ноги.

— Моя милая, я не могу так быстро…

— Я не хочу «этого» опять, — фыркнула девушка. — Вы же должны знать другие источники наслаждения.

— Ну конечно! Хотя вы ещё слишком молоды, чтобы прочитать мою книгу «101 способ довести девушку до крайней степени возбуждения».

Закатив глаза, Джинни подумала, что он об этом ничего не знает.

— Слушайте, уверена, что у вас есть свои идеи. Поработайте ртом так, чтобы я кончила.

Гилдерой в шоке выпучил глаза.

— Вы же не думаете, что я ртом полезу «туда»? Это же негигиенично…

Палочка Джинни щелкнула.

Ворча, Гилдерой лег между ее ног. Неуверенно он коснулся ее губ.

— Ртом, профессор.

Скривившись, Локхарт закрыл глаза, и прикоснулся к ней губами. Мускусный аромат ударил в ноздри.

— Теперь языком.

Язык Гилдероя проскользнул сквозь губы и коснулся ее плоти.

«Не плохо», — подумал он. — «Солено, но все равно так возбуждает».

— Немного выше, — проинструктировала Джинни.

Вскоре Локхарт нашел ту заветную точку, и уже сам начал заводиться.

«Очень даже ничего», — подумал он, решительно атакуя, облизывая и посасывая возбужденный комочек. «Мерлинова борода! Так вот как они девушек привлекают», — Локхарт засосал сильнее.

— Да… вот так… Я сейчас… — Джинни судорожно вздохнула, а Гилдерой поднялся и вставил в неё свой твердый член. Через три толчка они оба кончили.

— Должен сказать, мисс Уизли, это было весьма поучительно.

Джинни снова закатила глаза. Хотя она и кончила, но больше быть с Локхартом она никогда не захочет.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 18.04.2011 , 23:37 | Сообщение # 8
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 7. С точки зрения Гриффиндора

— Не могу поверить, что Снейп опаздывает, — прошептал Рон Гарри, когда они сидели на Зельях.

— Да, и что вообще с учителями происходит? Ты видел, как Чарли заснул сегодня за завтраком и чуть не упал лицом в овсянку? А вчера за ужином МакГонагалл пришлось два раза толкнуть Хуч, чтобы та проснулась. Даже Люпин выглядит хуже, чем во время полнолуния.

— Ради бога, Рон, — напряженным голосом сказала Гермиона. — Уверена, преподаватели так же заняты предметами, как и мы.

Рон и Гарри с подозрением уставились на нее. На прошлой неделе на очередном занятии Зелий они очень удивились, когда Гермиона практически вбежала в класс и села за последнюю парту к мальчикам, а не на первую вместе с Парвати и Падмой, которые, кстати, сегодня отсутствовали. Друзья так же заметили, что Гермиона вздрагивала каждый раз, когда Снейп подходил к ним, чтобы проверить их успехи.

— Гермиона, — взволнованно сказал Рон. — А почему ты сидишь с нами? Не то, чтобы нам не нравится твоя компания, но… — он замолчал, так как в класс зашел Снейп и объявил, какое зелье они будут готовить сегодня.

—Черт, — прошептал Гарри, достав из сумки свои инструменты. — Посмотрите на Снейпа. Может он заболел?

Гермиона нервно взглянула на мастера Зелий, который сейчас сидел за своим столом, просматривая какие-то пергаменты. Его обычно бледное лицо порозовело, а черные глаза блестели. Волосы были взлохмачены, будто он только встал с постели, и Гермиона могла поклясться, что пуговицы на мантии были застегнуты косо. Она едва закончила свое исследование, как открылась дверь и в класс торопливо вошли Падма и Парвати.

— А, две непослушных ученицы, — шелковым голосом произнес Снейп, когда девочки сели на свои места. — По пять баллов с Равенкло и Гриффиндора. И в следующий раз постарайтесь быть вовремя.

Гарри и Рон удивленно посмотрели друг на друга. Они ожидали, по крайней мере, больше баллов и наказание.

— Урод-шовинист, — проворчал Гарри, начиная нарезать имбирный корень.

Гермиона проигнорировала его замечание, и, не веря своим глазам, уставилась на близняшек Патил. Обе девушки были разгорячены, волосы Парвати, обычно собранные в ровную косу, теперь были распущены, а на лице Падмы играла странная улыбка. И обе кидали заинтересованные взгляды на Снейпа.

Гневно прорычав про себя, Гермиона начала яростно измельчать корни имбиря.

«Конечно, они этого не делали. Так что выброси эту мысль из головы, Грейнджер. Они бы не сделали, не могли… только не вдвоем…» — но картинки двух очаровательных девушек вместе с мастером Зелий мелькали у нее перед глазами.

— Мисс Грейнджер.

Гермиона подпрыгнула и, чуть не перевернув котел, взглянула на Снейпа, который стоял рядом с ней.

— Для зелья требуется корень, нарезанный ломтиками, а не измельченный в порошок. Пять баллов с Гриффиндора.

Девушка покраснела и посмотрела на кучку раздавленных корней перед собой. Снова взглянув на Снейпа, она почувствовала, как по ее телу пронеслась волна желания. Девушка поспешно опустила голову, но заметила, что мастер слегка улыбнулся.

Северус сел за свой стол и, бросив краткий взгляд на сестер Патил, перевел его на Грейнджер. В следующий раз, когда у него будет «полуденное развлечение», надо не забыть проследить за временем, хотя он не мог пожаловался. Близняшки были полны энтузиазма.

Они были просто давалками, приятными, но только и всего. Просто удовлетворение похоти. Феромоны работали лучше, чем он мог предположить, и профессору по-прежнему удавалось лидировать среди мужчин, что приносило ему еще большее удовлетворение.

Но Грейнджер… Он знал, что она уже побывала с Люпином, Уизли и Хардкаслом, но сама мысль овладеть ею не приносила удовольствия. Не то, чтобы она была непривлекательна, или он не замечал ее последние два года; то как она закусывала нижнюю губку, когда фокусировалась на чем-то важном, или когда ее непослушные кудри спадали на щечки, или когда мантия обтягивала…

Северус гневно прорычал про себя. Он не воспользуется Грейнджер, чтобы выиграть пари, сам себе пообещал мужчина. Это было дело принципа. Она была единственной студенткой выделявшейся на фоне всех этих невежд, хотя он и сам не понимал, почему пришел к этому выводу. Снейп оттолкнул в сторону мысли об этой маленькой гриффиндорке, извивающейся под ним, и снял баллы с Гриффиндора за то, что Уизли уронил черпак в котел.

«Чертовы гриффиндорцы», — подумал мастер зелий, и улыбнулся, вспомнив, что сегодня у него назначено наказание. Что бы такое придумать для мисс Джинни Уизли?

* * *

Уже слегка перевалило за полночь, а Гермиона сидела одна в Общей гостиной, перечитывая свое эссе для Люпина. Открылся портрет, и вошла Джинни Уизли.

— О, привет, Гермиона, — сказала она странным голосом.

— Джинни, чем это ты занималась, что пришла так поздно? — осуждающе спросила Гермиона.

Джинни вся светилась, и довольная улыбка играла на ее лице.

— У меня было наказание, — счастливо сказала она, плюхнувшись в кресло.

— У кого? — прищурилась Гермиона.

— Э, у Снейпа, — захихикала девушка.

Глаза Гермионы расширились и Джинни громко рассмеялась.

— Скажи мне, что ты не делала того, о чем я подумала.

— А о чем ты подумала?

— Джинни, как ты могла? Одно дело с Ремусом, но со Снейпом?! Как ты могла с преподавателем?

— Гермиона Грейнджер, — фыркнула рыжеволосая девушка. — Как ты можешь быть такой лицемерной. А Ремус и Чарли кто, по-твоему?

— Они кажутся более знакомыми. Мы же много общались в штабе Ордена, — порозовела Гермиона, радуясь тому, что подруга не знала про профессора Хардкасла. — Но Снейп…

— … был превосходен, — вздохнула Джинни, мечтательно закрыв глаза.

— Я не хочу этого слышать.

— Отлично, — сказала Джини, намереваясь встать. Затем она взглянула на Гермиону и ухмыльнулась. — Ты действительно не хочешь ничего знать?

Наконец-то Гермиона улыбнулась. Джинни рассмеялась и плюхнулась обратно в кресло.

— Слушай, дело было так…

Джинни нервно постучала в дверь. Она до сих пор злилась по поводу наказания, которое Снейп так несправедливо назначил ей. Она не виновата, что каждый раз, когда профессор приближался к ней на сегодняшнем занятии, у нее появлялось странное желание поцеловать его. Наверное, она заболела или страдает от ужасного сексуального опыта с Локхартом, и теперь этот придирчивый сальноволосый ублюдок возбуждает ее. И она совсем не виновата, что когда он наклонился над ее котлом, чтобы взглянуть на зелье, она «случайно задела рукой его ягодицы». И это именно его вина, что он не отодвинулся, а повернулся и мягко сообщил ей, что с Гриффиндора снимается двадцать баллов, и на сегодняшний вечер у нее назначено наказание. И все это за негодное поведение.

— Войдите.

Открывая дверь, Джинни почувствовала, что ее начинает трясти. Она не будет смотреть на него, не будет думать об этой упругой попке. Войдя в класс, она прошла в конец комнаты и обнаружила, что стол был весь завален красными дынями.

Из-за кучи фруктов появился Снейп и, взяв одну, обошел стол.

— Это Розакресцентус, как вы должны знать из курса Травологии. Скажите, какое применение мы можем им найти в искусстве Зельеварения.

Джинни показалось, что его голос звучит очень нежно, и она ответила на его вопрос.

— Очень хорошо, мисс Уизли. Вы порежете эти дыни и разложите по банкам, они пригодятся для дальнейшего применения. Думаю, вы можете преступать.

Джинни взяла в руки нож и принялась дольками нарезать дыни. Вскоре воздух в классе наполнился сладким ароматом, что-то между мускусной дыней и малиной. Ее пальцы теперь были липкими, и время от времени девушка облизывала их, чтобы попробовать сок. Снейп снова сел за стол и наблюдал за ней оттуда.

— Не стесняйтесь, попробуйте кусочек, мисс Уизли, — прозвучал его шелковистый голос, когда девушка почти расправилась с последним плодом.

От этого тона, Джинни чуть не выпустила нож из рук. Она наблюдала, как Снейп взял пальцами один кусочек, его язык потянулся навстречу соку, который вот-вот должен был упасть с плода, а затем профессор медленно высосал весь сок. Джинни не могла отвести взгляд от его губ, и когда его язык облизнул мякоть плода, она застонала.

Девушка еле собралась с силами, чтобы продолжить нарезать дыню, и была рада, когда Снейп встал из-за стола и ушел. Но тут она почувствовала, как кто-то гладит ее по волосам, и поняла, что профессор ушел, чтобы встать позади нее.

— Что-то не так, мисс Уизли? — услышала она его шепот.

Джинни быстро обернулась, и, положив руки ему на голову, притянула его к себе, чтобы почувствовать на своих губах сладкий сок дыни.

«Я сейчас так влипла», — подумала она и отстранилась.

— Пять баллов с Гриффиндора, мисс Уизли, — слабо улыбнулся Снейп. — Такое плохое поведение, я разочарован.

Чертов ублюдок. Глядя на него, она почувствовала, как между бедер стало влажно. Сглотнув, она собрала всю волю в кулак и произнесла.

— Простите, сэр. Наверное, я заболела.

Снова взглянув на него, Джинни заметила, что Снейп ухмыляется. Разозлившись, она не смогла сопротивляться желанию прижаться к его губам. Тем не менее, в этот раз он не отстранился, и Джинни почувствовала, как трясутся ее коленки. Его язык развел ее губки, и, проникнув внутрь, взял поцелуй под контроль, отчего она стала задыхаться. Когда он наконец-то разорвал поцелуй, девушка схватилась за его мантию, чтобы не упасть.

— Упрямая гриффиндорка, — угрожающе прошептал он. — Пять баллов с факультета за то, что поцеловали своего преподавателя.

Джинни хотела закричать от негодования, но почувствовала, что ее подняли в воздух, а затем бесцеремонно усадили на стол, прямо на сок и разбросанные косточки от дыни.

— Я научу вас, как следует вести себя в обществе преподавателя, мисс Уизли, — сказал Северу и достал палочку.

Не успев возразить, Джинни почувствовала, как ее одежда исчезла, и липкая мякоть дыни прилипает к ее ягодицам и ногам. Почувствовав, как мужественные руки разводят ее скользкие от сока ноги, и Снейп наклоняется к ее животу, девушка судорожно вздохнула.

— Ай-ай-ай. Что за беспорядок, мисс Уизли, — промурчал Северус, наклоняясь, пока его лице не оказалось в дюйме от ее кожи. — Вам помочь прибраться?

— Д-а… — сдавленно произнесла она, вздрагивая от одной только мысли. Конечно же, Снейп не будет… о, нет! Его губы опустились на ее нежные складочки, язык скользил по влажной коже, а два пальца погрузились в жаркую плоть.

Язык скользил вверх-вниз по клитору, а пальцы трахали ее, пока она стонала и извивалась на скользком столе. Джинни услышала, как он ухмыльнулся, уделяя ее чувствительной точки все больше внимания, двигаясь все быстрее и настойчивее. Девушка схватилась за стол, когда оргазм накрыл ее, начавшись с кончиков пальцев ног и поднимаясь вверх, выгибая тело навстречу его губам.

Пока Джинни пыталась отдышаться и прийти в себя, Снейп поднялся, разделся и лег сверху на нее. Его твердый член легко проскользнул в мокрую щелку.

Северус ласкал ее грудь липкими руками, вбиваясь в нее настойчивыми толчками. Джинни схватилась за его руки и обвила ногами его талию, от чего он смог сильнее углубиться в нее, чтобы почувствовать невероятное напряжение. Их бедра двигались навстречу друг другу, стол скрипел и стонал, и когда, наконец, он поцеловал ее, Джинни почувствовала, как приближается еще один оргазм. Но вдруг Северус прекратил все движения и, разорвав поцелуй, с хитрой усмешкой посмотрел на нее.

— И как с этого момента вы будите вести себя с вашим преподавателем, мисс Уизли? — спросил Снейп, крепко удерживая ее бедра, когда она попробовала придвинуться к нему ближе.

— Делать все, что он скажет, — ответила Джинни, притягивая его за руки, чтобы он продолжал.

— Пять баллов Гриффиндору, — ухмыльнулся Снейп, входя в нее быстро и резко.

Джинни немедленно кончила, но ее стоны и вздохи приглушил его поцелуй. Обессиленная, она опустила ноги.

— Еще рано, — заметил он, подняв ее ноги себе на плечи и приподняв за ягодицы.

Держа ее за бедра, он поднимал и опускал ее тело, с каждым толчком нажимая на чувствительную точку внутри. С наступившим третьим оргазмом Джинни громко закричала, и слезы навернулись ей на глаза.

Она до сих пор стонала, а Снейп уже вышел из нее и снял со стола. Повернув к себе спиной, он поставил ее руки на стол, и, прижав ее сверху, снова проскользнул внутрь.

— Я больше не могу… — всхлипнула Джинни.

Северус усмехнулся, услышав ее мольбу. Он знал, что последний раз она была с Локхартом, а тот, по рассказам женской части преподавателей, умел испортить женщине удовольствие. Этот лакомый кусочек был слишком очаровательным, чтобы отказываться от секса с её участием. Теперь понятно, почему Люпину больше нравятся гриффиндорки.

— Еще один раз, — пробормотал он, начиная глубокие и медленные движения, в то время как его пальцы ласкали набухший комочек. Она была такой мокрой и горячей, что вряд ли он долго продержится.

Она могла только стонать, а ее тело дергалось при очередном оргазме. Перед глазами была темнота, Джинни чувствовала его горячую сперму в себе, которая затем потекла по её бедрам, смешавшись с собственным соком девушки. Северус крепко держал ее за талию, тяжело дыша в затылок. Наверное, из-за того, что она почти отключилась, ей показалось, что он гладит ее волосы, встревожено заглядывая в глаза, и обнимает, пока девушку не перестает трясти…

— Потом я оделась, а он почистил одежду и стол, — вздохнув, закончила Джинни.

Она посмотрела на Гермиону и постаралась не рассмеяться. Ее подруга сидела с приоткрытым ртом и ярким румянцем на щеках.

— Веришь или нет, Гермиона, если бы у меня был такой любовник как Снейп, я бы не вылезала из постели, — озорным тоном добавила Джинни.

— Ну да, — с сомнение в голосе произнесла ее подруга. — Но я все рано считаю, что это неправильно…

— Конечно, Гермиона, — сказала Джинни, поднявшись с кресла. — Я постараюсь не забыть об этом, когда в следующий раз буду на отработке.

«Надеюсь, что это произойдет очень скоро», — добавила она про себя.

* * *

Гарри, с ухмылкой на лице, поднимался по лестнице, ведущей на астрономическую башню. Он сильно удивился, когда профессор Синистра подошла к нему после обеда и спросила, занят ли он сегодня вечером. Она сообщила, что в небе сегодня должно было что-то произойти, и Гарри должен помочь её наблюдать за звездами в случае любых неожиданных ситуаций. Гарри сразу начал подозревать о другой, реальной причине этой просьбы, так как курс Астрономии он уже давно не посещал.

Его волосы были влажные от только что принятого душа в ванной для старост, и от прохладного ночного ветерка у него начался озноб.

— Гарри? Что ты здесь делаешь?

Поттер заметил Дина Томаса, который находился возле одного из телескопов, стоявших по периметру башни, и подошел к нему.

— Привет, Дин, — разочарованно поприветствовал парня Гарри.

Похоже, профессор Синистра действительно ожидала от него всего лишь помощь. Дин переминался с ноги на ногу, но вдруг спросил:

— Это профессор Синистра попросила тебя помочь?

— Ну да, — Гарри заметил дискомфорт Дина.

И вдруг его осенило. Конечно, они же с Роном не единственные мальчики, которым повезло в этом семестре с женской половиной преподавателей. Даже Невилл однажды вернулся в спальню под утро с глупой ухмылкой на лице, бормоча, что у него всю ночь было дополнительное занятие по Травологии.

Гарри хотел уже спросить об этом Дина, но на башню поднялась профессор Синистра.

— Добрый вечер, джентльмены, — сказала она с мягкой улыбкой.

Гарри почувствовал запах ее духов и сразу заметил, что вырез на ее черной мантии был довольно глубок, а из бокового разреза виднелись белые длинные ножки. Он услышал, как Дин сглотнул, и покраснел. Возможно, Синистра забыла, что просила его прийти, и ожидала увидеть только одного из них.

— Гарри, Дин, начните наблюдать за ночным небом через телескоп, возможно, вы увидите что-то необычное. Сообщите мне, если что-нибудь заметите.

Чувствуя, что просто теряет даром время, Гарри взглянул в ближайший телескоп. В течение нескольких минут он наблюдал за небом, когда почувствовал, как кто-то прижался к его спине.

— Что-нибудь произошло, мистер Поттер? — услышал он рядом мягкий голос Синистры, чувствуя, как она гладит рукой его затылок.

— Нет, профессор, — быстро ответил он, и она сильнее прижалась к нему. Гарри почувствовал ее полные груди.

— Ты уверен, Гарри? — прошептала профессор ему в затылок, а её рука в это время проскользнула под его мантию.

Гарри судорожно вздохнул, почувствовав руку женщины под рубашкой, ласкающую его плоть.

— Я думала, ты заметишь, что Венера сегодня светится очень ярко. Богиня любви предстает перед нами во всем блеске.

— Да, — прошептал Гарри, чувствуя, как рука профессора расстегивает молнию на его джинсах. — Теперь я вижу. — Он задержал дыхание, когда Синистра проскользнула в брюки и схватила твердеющий член.

Так они простояли несколько минут, Синистра, крепко сжав в ладони его член, двигала рукой, а губы ласкали шею. Тонкий всхлип сорвался с его губ, и Синистра отстранилась.

— Продолжай наблюдение, Гарри, — соблазнительно прошептала она.

Гарри наблюдал, как профессор направилась к Дину, который до сих пор смотрел в телескоп. Затем последовала та же сцена, что и с Гарри. Смутившись, Гарри не мог отвести глаз от парочки, гадая, продолжит ли профессор заниматься с ними по очереди. Перед ним никто никогда… не занимался сексом. Он услышал, как застонал Дин, но вдруг профессор Синистра взяла парня за руку и подвела к Гарри.

Сначала она поцеловала Дина, затем Гарри. От этих умопомрачительных движений языком и губами у Гарри все поплыло перед глазами. Хотя он и был с Флер, но эта женщина целуется гораздо лучше.

— Слушайся богиню, Гарри, — снова прошептала она ему на ухо. — Делай все, что пожелаешь.

Она развернулась и, целуя Дина, начала расстегивать его мантию.

Гарри смотрел, как она высвобождает член Дина, и став на колени, берет его весь в рот. Дин криво ухмыльнулся Гарри, затем закрыл от наслаждения глаза и запустил руки в темные волосы профессора. Гарри подумал, что ему придется самому себя удовлетворять, потому что его эрекция была настолько сильной, что член и яйца начали побаливать. Но вдруг он заметил, что Синистра приподняла свою мантию. Гарри чуть не зарычал от страсти, когда увидел, что под ней ничего не было, кроме кругленьких белых ягодиц.

Проверив, закрыты ли глаза у Дина, хотя теперь уже было все равно, Гарри встал на колени позади Синистры и стал руками ласкать ее шелковые бедра, пока не добрался до мокрой и горячей киски. Гарри знал, что она этого хочет.

Плотно прижавшись телом, Гарри проскользнул в удивительно тугую щелку и громко застонал, совсем не беспокоясь, что подумает Дин, ведь тот и сам не молчал. Гарри начал резко и сильно двигать бедрами. Довольная улыбка растянулась на его лице: это точно был самый незабываемый семестр.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 18.04.2011 , 23:38 | Сообщение # 9
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 8. Последний час

Северус пребывал в очень скверном настроении, патрулируя коридоры Хогвартса. Идиоты. Мужчины отставали на три трофея от дам, а до конца соревнования остался всего один час. Да еще и Флер только что вела за собой Невилла за галстук. Она многозначительно посмотрела на Снейпа и закрыла дверь своего кабинета.

Остается только покинуть завтра замок. Черта с два он появится в Большом Зале с крылышками и нимбом на голове. Он сделал все, чтобы выиграть; на самом деле он переспал со всеми студентками, достигшими семнадцатилетия, кроме одной. Гермиона Грейнджер. Не то, чтобы он мог сейчас сделать это. Тем более что она , скорее всего, уже спит, несмотря на то, что сегодня пятница.

Проходя мимо кабинета ЗОТИ, он остановился. Вот, опять. Кокетливое хихиканье молодой девушки. Мысленно предвкушая снятия огромного количества баллов с факультета и назначение наказания у Филча завтра вечером как минимум двум студентам, Северус открыл дверь. Его глаза сначала сузились, а затем широко раскрылись от увиденного. Люпин прижимался к распластанной на столе спелой девушке. Снейп уже начал пятиться назад, но привыкшие к темноте глаза заметили гнездо из каштановых волос. Разозлившись, он хлопнул дверью с такой силой, что с каменной стены посыпалась пыль.

Гермиона быстро вскочила, пытаясь застегнуть блузку, но Северус успел увидеть полные груди и возбужденные соски.

— Так, так, так, — надменным голосом произнес он, скрещивая руки на груди. — Что у нас здесь? Староста пытается заработать дополнительные балы?

— Северус, — с угрозой в голосе произнес Ремус.

Что ему надо? У него нет своих дел? Ремус оставил Гермиону на последний день, не желая использовать ее качестве трофея. Вообще-то, он хотел бы рассказать девушке суть дела, но это было запрещено правилами. Быстрый трах на парте до полуночи, а затем можно будет забрать ее в спальню, чтобы предаться любви.

— Оставь нас, Северус.

— Вот уж нет, — ухмыльнулся тот, чувствуя, как твердый член прижимается к брюкам.

Он поклялся, что не тронет Грейнджер, но увидев ее такую развратную, выставленную всю на показ, он передумал.

Ремус тихо сказал что-то Гермионе, затем подошел к Северусу.

— Что ты делаешь? Может пойдешь, найдешь себе другую девушку? У нас остался только час.

— В этом-то и дело, Люпин. У меня осталась только одна она, — Снейп многозначительно посмотрел на Гермиону.

Сердце Ремуса замерло.

— Похоже, у нас тут проблема.

Северус вопросительно поднял бровь. Люпин врет? Будто прочитав его мысли, Ремус продолжил.

— Я не был с ней с Нового Года.

Оба мужчины обернулись и посмотрели на девушку, которая жутко покраснела, крепко прижимая блузку к груди.

— Есть один способ, — хитро произнес Снейп.

Ремус начал возражать. Он не хотел использовать Гермиону, чтобы выиграть соревнование. Но яркие картинки, где они с Северусом вдвоем берут ее, мелькали перед его глазами, и в висках застучала кровь.

— Только, если она согласится.

— Согласится, — фыркнул Снейп.

Подойдя к Гермионе, которая стояла теперь возле стола, готовая в любую секунду вылететь стрелой из класса, Ремус положил руки ей на плечи.

— На чем мы остановились? — хрипло спросил он, целуя ее шею. Ремус снова расстегнул блузку девушки и накрыл груди руками.

— Профессор, — вздохнула она, — мы не можем. — Гермиона посмотрела на Северуса, который все это время наблюдал за ними.

Ремус прервал ее возражение очередным поцелуем.

— Северусу немного одиноко, — сказал он, покусывая ее шейку. — Может, поцелуешь его? — пробормотал он, подталкивая ее в спину.

Сначала Гермиона хотела закричать на него, чтобы ей оставили хоть каплю собственного достоинства, но сама мысль быть с двумя мужчинами завела ее. Подойдя к Мастеру Зелий, она закусила нижнюю губу, глядя на его скривленный в усмешке рот. Став на цыпочки, она обняла его за шею и подтянула к себе. Поначалу его губы совсем не отвечали на её поцелуи. Девушка покусывала нижнюю губу мужчины, а затем проскользнула язычком внутрь. В ответ на ее ласки, Снейп стал страстно целовать грифиндорку. Их языки сплетались, губы ласкали, отвечая взаимностью, и Гермиона почувствовала, что коленки вот-вот подогнуться от жара, прильнувшего к ее чувствительной точке между ног.

Девушка почувствовала руки Ремуса на своей груди, а его губы нежно целовали её шею.

«О, Мерлин!» — пронеслось у нее в голове, она ощущала волну возбуждения по всему телу. Северус снял ее блузку, а Ремус скатил с плеч бретельки ее бюстгальтера и расстегнул застежку, от чего кружевная тряпица упала к их ногам.

Снейп подхватил девушку под ягодицы под юбкой и прижался к ней бедрами, чтобы она почувствовала его возбуждение, в то время, как Люпин поцелуями оставлял влажную дорожку на ее спине. Гермиона застонала, боясь, что от дрожи ее ноги сейчас подогнутся. Заметив, как прижавшись к нему, Гермиона начинает сползать вниз, Северус поднял ее и перенес на стол Люпина. Она внимательно следила за его движениями, пока он раздевался.

— Ты хочешь нас, Гермиона?

Девушка вздрогнула, когда Ремус, став позади неё, зашептал ей это на ухо.

«Хотела ли она их?»

Мысль, что ее могут взять двое мужчин и довести до неимоверного блаженства, крутилась в голове вместе с ощущением, что так быть не должно.

— Да, — простонала она, ее голос уже трепетал от желания.

Глаза Северуса сверкнули в полутьме.

Накрыв губы девушки своими, Ремус проник внутрь язычком, пробуя ее на вкус, засасывая в себя ее язык. Гермиона почувствовала руку на бедре и вздрогнула, когда та поднялась выше. Пальцы ласкали ее через мокрые трусики, от чего бедра непроизвольно дергались в поисках очередного прикосновения. В ответ пальцы проскользнули под резиночку и потянули ее вниз.

Руки Ремуса ласкали ее грудь, пальцы сжимали твердые соски, а губы срывали ее стоны. Гермиона почувствовала, как другие пальцы раздвигают ее мокрые складочки, и хотя она не видела Северуса, но знала, что он любуется видом ее широко раздвинутых ножек и выставленной напоказ щелки. Девушка услышала скрип стула, который тащили по каменному полу, и почувствовала горячее дыхание у своего набухшего клитора.

Выгнувшись, она попыталась прикоснуться пульсирующим бугорком к чему-нибудь. И в награждение, язык Северуса лизнул чувствительный комочек нервов. Ремус разорвал поцелуй и начал спускаться ниже к грудям, втянув в горячий рот напряженный сосок, легонько покусывая его.

— О, боже, — вздохнула Гермиона, когда Северус вставил два пальца в нее, в то время как его язык исполнял невероятный танец с ее женственностью. Еще чуть-чуть…

— Северус, — хрипло произнес Ремус.

— Нет, — захныкала Гермиона, почувствовав, как язык Снейпа отстранился от нее.

Он помог ей подняться, и, подхватив под попку, сел на стол, глубоко насадив Гермиону на свой член. Все внутри взорвалось, от оргазма ее тело задрожало, а внутренние мышцы крепко сжали пульсирующий внутри член. Северус мягко рыкнул, крепко держа ее за бедра, не давая ей упасть.

Когда Гермиона начала приходить в себя, он поднял ее лицо за подбородок.

— Сладкая, — прошипел Снейп, одаряя её яростным поцелуем. Он расставил ноги шире, и девушка немного опустилась, чувствуя под собой его член. Послышался скрип еще одного стула, и Ремус уже сидел сзади, целуя ее спину. Северус продолжал целовать Гермиону ,а его руки ласкали её спину, затем опустились ниже и, подхватив попку, аккуратно раздвинули ягодицы. Гермиона вздрогнула, почувствовав, как что-то холодное и липкое коснулось ее ануса.

— Расслабься, — услышала она нежный шепот Ремуса, и почувствовала палец внутри себя.

От этого ощущения непроизвольно сжались мышцы вокруг члена Северуса, и мужчина застонал, не прерывая поцелуя.

«Он же не собирается…» — пронеслась мысль в голове у Гермионы.

Ее мысль подтвердилась, когда она почувствовала головку Ремуса, прижатую к ее анусу. Северус наблюдал за ней, видя, как сначала ее глаза расширились, затем прозвучало легкое «ох…», и Ремус проник внутрь.

— Гермиона! — голос Северуса, казалось, отдавался от ее кожи, когда он целовал чувствительную точку за ушком.

По-прежнему держа ее под попку, он начал легонько приподнимать и опускать девушку, целуя её лицо и шею. Гермиона обняла Северуса за шею и потерялась в сексуальном блаженстве, чувствуя двух мужчин внутри себя, разделенных только тоненькой перегородкой плоти. Руки Ремуса снова появились на ее груди, дразня соски.

Запах секса и трения горячих тел заполнил комнату. Ремус начал низко рычать, прикусив ее плечико, а его руки присоединились к рукам Северуса и поддерживали гриффидорку, так как он увеличил темп.

Глаза Гермионы закрылись, она вцепилась в плечи Снейпа.

— Ты понимаешь, какая ты соблазнительная? — услышала она нежный голос рядом со своим ухом. — Как горяча? — Гермиону начало трясти от соблазнительного голоса Мастера Зелий. — Как невероятно сексуальна?

— О…о… — задыхалась она, чувствуя нарастающее напряжение.

Северус рассмеялся и укусил ее за плечо.

— Кончи для нас, Гермиона, — послышался шелковистый голос. — Я хочу почувствовать твою влагу.

— Кончи с нами, дорогая, — прошептал Ремус позади нее.

Гермиона закричала от нахлынувшего оргазма, ее тело неконтролируемо двигалось между двумя мужчинами быстрее и резче. С протяжным стоном Ремус выгнулся и кончил в нее, через несколько секунд к ним присоединился Северус, шепча имя девушки в её волосы.

Она положила голову на плечо Снейпу, обхватив его руками за талию. Голова Ремуса — на ее плече, а руки нежно ласкают бедра. Так они просидели в течение нескольких минут, пока прохлада темной комнаты не заставила Ремуса отодвинуться, но только после того, как он поцеловал ее в щечку. Он нашел мантию девушки и накрыл продрогшее тело.

— Черт, — выругался он.— Осталось семь минут.

— Семь минут до чего? — спросила Гермиона, недовольно скривившись, когда Северус тоже отстранился от нее.

— До полуночного собрания преподавателей, — быстро ответил Северус, поцеловав ее. — Время странное, но очень необходимое, — были все его объяснения. Затем он прошептал ей на ушко. — Встретимся в моих комнатах. Пароль «serpentine».

Уже одевшись, Ремус нежно поцеловал ее.

— Ты же знаешь, что я не хочу уходить, но это не займет много времени. Встретимся у меня в комнатах, — добавил он тихо, чтобы не услышал Северус.

Гермиона сидела и растерянно наблюдала, как мужчину уходят от нее. Какого черта? Что сейчас произошло? Она встала и почувствовала, как что-то липкое стекает по ее бедрам. Собирая одежду, она довольно ухмылялась, хотя была все еще обижалась за то, что они ее кинули.

Двое мужчин бежали по коридору. Слава богу, что кабинет преподавателей был на этом же этаже. Они ворвались в комнату, и Чарли радостно вскрикнул.

— Вовремя вы решили зайти, — проворчал Филиус, протягивая им книгу.

Северус схватил перо и поспешно написал имя Гермионы. Через секунду Ремус сделал то же самое и отдал книгу обратно Флитвику.

Филиус посмотрел на их записи и немного покраснел.

— Что ж, все равно засчитывается, — ухмыльнулся он.

Часы пробили полночь.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 18.04.2011 , 23:40 | Сообщение # 10
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 9. Победителем становится...

Немного нахмурившись, Северус прислонился к стене. Мерлин, как он ненавидел такие глупые мероприятия. Думал, когда уйдет Альбус, все закончится, но куда уж там! Снейп нахмурился еще сильнее, заметив Помону, быстро передвигающейся по залу, одетую в трико телесного цвета, набедренной повязке, на спине крылышки, в руках лук и стрелы. Локхарт, одетый в такой же костюм, мрачно следовал за коллегой по пятам, стойко перенося насмешки со стороны всего Большого Зала.

Соревнование закончилось с равным счетом. Так как такого еще никогда не случалось, профессора единодушно решили, что договор следует аннулировать. Как же все были удивлены, когда магический контракт совместил списки участников и обязанностей, таким образом, раздав задания всем по заслугам.

Самым неудачливым любовникам из каждой команды, а именно Помоне и Локхарту, следовало нарядиться Купидонами. Флитвику и Вектор досталось массажировать ступни. Хардкасл и Поппи должны были подавать завтрак остальным. А оставшимся участникам пришлось разбрасывать лепестки роз в праздничный вечер. Всем, кроме Северуса и Флер. Они были победителями из обеих команд.

Снейп до сих пор не мог поверить, что Флитвику удастся обогнать Локхарта. Он ухмыльнулся, наблюдая, как краснеет напыщенный пустозвон. Пару слизеринцев дали ему под зад, когда он «порхал» с места на место.

— О, победитель от мужчин. Я до сих пор’ не понимаю, почему девочки любят вас больще, чем, например’, Люпина или Чар’ли.

Улыбнувшись, Северус повернулся к Флер. На ней была мантия шокирующего розового цвета с опасно глубоким вырезом. Французская стерва.

Все так же лукаво улыбаясь, Северус наклонился и прошептал ей на ушко:

— Вы когда-нибудь наблюдали за работой Мастера Зелий, Флер? Замечали ли вы, как его пальцы сжимают самые деликатные травы, чтобы добыть ценный сок, не вымазав руки? Или берет твердый пестик и растирает их в порошок? Настоящее мастерство Мастера Зелий находится в пальцах. Ими он творит магию, — сказал он, проводя кончиком пальцев по ее плечу. — Или я им нравлюсь из-за старой поговорки.

— Какой?

— Про большой нос и мужское достоинство, — промурчал он, мягко прикасаясь губами к ее ушку.

— Oui, — хрипло согласилась она.

— Предположим, что это правда. — Северус почувствовал, как Флер начинает дрожать и облизывать губы. — Жаль, что вы никогда не узнаете.

Душа радовалась кислому выражению на лице Флер. Низко поклонившись, Северус стал пробираться сквозь толпу в другой конец зала.

Облюбовав другой темный уголок, он ухмыльнулся, заметив Гермиону, танцующую с Поттером. Прошлой ночью она, наверное, пошла к Люпину. Не то, чтобы его это волновало… Как же хочется сбежать отсюда и остаться в комнате наедине с бокалом виски. Переминаясь с ноги на ногу, Снейп закрыл глаза, представляя, как часы бьют одиннадцать.

— Профессор?

Северус открыл глаза и увидел перед собой Гермиону.

«Она чудесно выглядит» — неохотно признался он.

Темно-розовая мантия с глубоким декольте соблазнительно облегала ее фигуру. Волосы были собраны в свободный узел, а обычно торчащие во все стороны кудри были аккуратно уложены красивыми локонами.

— В чем дело, мисс Грейнджер? — раздраженно отозвался Снейп.

Подойдя ближе, Гермиона прислонилась к стене рядом с Северусом. Она говорила тихо, разглядывая танцующие пары.

— Я хотела извиниться за то, что не приняла ваше вчерашнее предложение. Я… была немного поражена произошедшим… — мягкий румянец покрыл ее щечки.

Северус слабо фыркнул.

— Могу ли я рассчитывать, — продолжила девушка, приблизившись вплотную, — что предложение еще в силе?

— Возможно, — холодно ответил Северус.

— Сегодня подойдет? — хитро улыбнулась Гермиона.

Снейп сделал паузу, так как мимо в буйном танце пронеслась парочка с Равенкло.

— Да, это возможно, — равнодушно ответил он. — Надеюсь, вы помните пароль? — Снейп почувствовал, как при мысли об этой девушке в его постели, в трусах стало тесно.

Наклоняясь еще ближе, Гермиона тихо произнесла:

— Профессор, если вы не возражаете, мне будет удобнее в другом, более нейтральном месте.

Снейп с удивлением посмотрев на девушку. Гермиона Грейнджер флиртует?

— Ваши предложения, мисс Грейнджер?

— Выручай-Комната. Думаю, там будет очень уютно.

Северус фыркнул от очередной попытки девушки быть соблазнительной.

— Я заскочу, — обычным тоном ответил он.

— Я буду там, в половине двенадцатого, — сказала Гермиона и направилась к столу с закусками, не забыв напоследок улыбнуться Северусу через плечо.

Чувствуя отвращение ко всем танцующим, Снейп выскочил на улицу, предвкушая снятия баллов с прячущихся по кустам парочек. Он придет без четверти двенадцать. Ожидание еще никому не помешало.

* * *

Стоя возле появившейся двери Выручай-комнаты, Северус постучал несколько раз, и та открылась. Войдя внутрь, он услышал, как за ним защелкнулся замок.

— Рада, что вы решили зайти, профессор Снейп.

Гермиона стояла в нескольких ярдах от него, одетая лишь в бежевый кружевной бюстгальтер и такие же трусики. Глаза Мастера Зелий подозрительно сощурились, когда позади Грейнджер он заметил еще нескольких девушек, так же одетых в одно белье и вальяжно растянувшихся на многочисленных подушках — Пэнси, Луна и Джинни. За ними стоял декорированный в китайском стиле экран.

— Что это? — угрожающе рявкнул Снейп, глядя на улыбающихся девушек.

Гермиона подошла к нему и взяла под руку.

— Мы все были удостоены близкого знакомства с вами, — объяснила она низким и соблазнительным голосом, — и решили, что вы достаточно мужественны, чтобы позабавиться с нами вместе. Надеюсь, мы не ошиблись?

— Мисс Грейнджер, — тихо произнес он. — Я не игрушка, чтобы вы или любая из них играли со мной.

— Даже ради соревнования? — спросила Гермиона, игривые искры сверкали в ее карих глазах.

Остальные девушки поднялись и стали приближаться к ним.

Пэнси подошла к нему первая и принялась ласкать его спину.

— Декан моего факультета всегда охотно отвечал на вызовы, — сказала она и начала целовать его шею.

Стараясь сдержать гнев, тело Снейпа мгновенно заблокировало все аргументы. Кровь прильнула к паху. Они были такие прелестные. Каждая отличалась своеобразным характером, телом, и каждая была просто замечательна в постели. Возможно, ночь вместе с такими чувственными источниками наслаждения — то, что доктор прописал. Нащупав в кармане палочку, он невербально наложил на себя заклинание стойкости. Ради чести Слизерина, конечно.

Чужие руки стянули с него одежду, оставив одно нижнее белье, а губы ласкавшие плоть, накрыли его рот, но ему даже было все равно кто это. Вскоре он оказался на подушках. Голова немного кружилась от ощущения нежных рук на коже. Но шквал страстей закончился, и он посмотрел вверх. Гермиона стояла над ним с палочкой. Серебряные ленты выскочили из кусочка дерева и связали его руки и ноги. Снейп открыл, было, рот, чтобы возмутиться, но последний лоскут накрыл его губы.

Что, черт возьми, происходит? Они никогда не хотел их связанным, кроме Паркинсон.

Гермиона взмахнула палочкой в сторону экрана, и тот исчез. Ремус, Чарли и Гилдерой были так же связаны и с кляпами во рту.

— Теперь, когда все ваше внимание сосредоточено на нас, — сказала Грейнджер, — мы бы хотели вам кое-что сказать. Очевидно, большая часть преподавательского состава Хогвартса в течение последних нескольких месяцев была озабочено совсем не тем, чем следует.

— По-моему так было всегда, — влезла Паркинсон.

— И как обеспокоенные студенты, которые старательно учатся, чтобы сдать экзамены, — продолжила Гермиона, а Пэнси и Джинни согласно кивнули, — мы хотим, чтобы преподаватели относились к этому вопросу так же серьезно, как и мы. А не… — девушка глубоко вздохнула, пытаясь не сорваться. — А не пытаться выиграть глупое соревнование, кто больше всех уложит в постель студентов.

Мужчины вопросительно посмотрели друг на друга. Кто же все-таки проболтался?

— Мы решили, что вы должны сосредоточиться на нашем обучении, а не дремать на уроках и планировать, как стянуть с нас трусики, — сурово заявила Гермиона и многозначительно посмотрела на Чарли, который сильно покраснел, — до наших ТРИТОНов. Нашим образованием пренебрегают.

Пэнси закатила глаза, но кивнула.

— Не то, чтобы нам кажется, что это не весело, — мечтательно добавила Луна.

— И мы, то есть Гермиона и Пэнси, узнали про соревнование и клуб, — ухмыльнулась Джинни.

Четверо мужчин осуждающе посмотрели друг на друга.

— Портреты, знаете ли, любят поболтать. Любят раскрыть пару-тройку страшных секретов, особенно когда выпьют смесь масла из льняного семени и хорошего виски, — сказала Пэнси.

— Чувствуешь себя дешевкой, когда узнаешь, что ты — всего лишь очередная трофейная звездочка на палочке, — холодно произнесла Гермиона глядя на Снейпа и Люпина, которые пытались испепелить ее своими мрачными взглядами. — Все было по-другому когда…

— Грейнджер хочет сказать, — перебила ее Пэнси, — не используйте нас, договорились? Если хотите спать с нами ради удовольствия, пожалуйста, я только рада, но это низко и подло использовать нас ради какого-то спора.

— На самом деле, мы не сердимся, — сказала Луна. — Просто хотим объяснить наши чувства.

Комната наполнилась тишиной.

— Наверное, теперь можно их развязать и отпустить домой, — предложила Джинни.

— Ты с ума сошла? — захихикала Пэнси. — Лично я не собираюсь упускать такого случая, — она указала на соблазнительное белье. — А так же не планирую возвращаться в холодную постель. — Пэнси внимательно посмотрела на мужчин. Большая кровать с балдахином появилась с другой стороны комнаты. На ней лежали хлыст, наручники и другие предметы. Пэнси злобно усмехнулась и махнула палочкой в сторону Локхарта.

— Я слышала, что тебя надо научить, как удовлетворять женщину. Пришло время сделать из тебя крутого мачо.

Путы Гилдероя вмести с кляпом упали на пол.

— Мерлин, нет! Я не выдержу этой молодой леди…. — кожаный ошейник появился у него на шее, а конец цепочки от него оказался у Паркинсон.

— Считайте это расплатой, профессор, — сладко произнесла она, ведя его к кровати, и закрывая шторы.

— О, это отличная идея, — воскликнула Луна. — Не с поводком и хлыстом, конечно. Я про секс. Так, посмотрим. — Она задумчиво положила палец на подбородок и осмотрела мужчин. — Я думаю, больше всего мне нравится Уизли, — радостно сообщила она.

Появилась другая кровать, гораздо меньше с ярким розовым покрывалом и множеством подушек разных размеров. Девушка освободила Чарли от пут.

Чарли покраснел и потер затекшие кисти.

— Луна… Мисс Лавгуд, не думаю, что сейчас подходящее время… — Он посмотрел на Джинни виноватым взглядом.

— А, по-моему, как раз, — сладко сказала Луна, потянув его за руку. — К тому же у меня палочка, — произнесла она не терпящим возражения тоном.

Вздохнув, Чарли застенчиво поплелся за девушкой, бормоча что-то про хорошее заглушающее заклинание.

Джинни посмотрела на Гермиону и ухмыльнулась.

— Что думаешь? Я сама сейчас немного возбуждена. Не надо было пить этот коктейль на вечеринке.

Гермиона кивнула, старательно избегая напряженного взгляда Снейпа.

— Давай, выбирай.

Наклонившись, Джинни прошептала ей на ухо:

— Я знаю, что Снейп — бог в постели, но и Ремус тоже, а Снейп, по-моему, хочет нас убить, — и с извиняющийся улыбкой Джинни освободила Люпина.

В комнате появилась третья кровать. Ремус нервно хихикнул, взъерошив волосы.

— Ты поймала нас с поличным, Гермиона. Мы с Джинни извиняемся, — он схватил рыжую девушку на руки. — И думаю, сейчас пора расплачиваться.

Джинни весело помахала рукой на прощанье и закрыла шторы.

Оставшись наедине, Гермиона и Северус уставились друг на друга. Через несколько минут тишина переросла в нервное напряжение. Схватив палочку, Гермиона освободила мужчину и протянула ему одежду. Поднявшись, Снейп посмотрел на девушку с непонятным выражением лица.

— Вы не должны… — покраснела Гермиона, закусывая нижнюю губку.

Северус продолжал молча и серьезно смотреть ей в глаза. Но вдруг лукаво улыбнулся и сказал:

— О, нет, должен. Вы попросили меня прийти сюда, и я не собираюсь разочаровывать даму.

Протянув Гермионе руку, он хитро улыбнулся, когда девушка приняла его приглашение. Вместо кровати появился черный стул с прямой спинкой.

Не успела Гермиона вопросительно на него посмотреть, как Снейп, словно удав, схватил ее, сел на стул, и положил девушку себе на колени лицом вниз. Одной рукой, он прижал ее тело к коленям, и Гермиона поняла, что он собирается сделать.

— Отпустите меня!

— Непослушная, самоуверенная, несносная, назойливая всезнайка, — произносил он шелковистым голосом, с каждым словом хлопая ее по попке.

— Профессор! — Гермиона пыталась выскользнуть из железной хватки.

— Впредь никогда вы не будете унижать меня или любого из преподавателей, вам понятно? — промурлыкал он, снова акцентируя каждое слово шлепком.

— Да, да — ослабевая, согласилась Гермиона.

Северус улыбнулся. Он знал, что не сделал ей больно, кроме того, как задел ее гордость. Стянув её трусики длинным пальцем, он увидел круглые розовые ягодицы. Нежно лаская разгоряченную плоть, он проскользнул дальше к горячей влажности. Так значит, маленькую гриффиндорку заводят наказания?

Снейп неожиданно встал, и Гермиона свалилась на пол.

— А теперь, мисс Грейнджер, залезайте на кровать, — стул исчез, и появилась большая кровать с зелеными покрывалами, — если хотите хорошего секса.

Поднявшись на ноги, покрасневшая Гермиона потерла болевшие ягодицы и со злостью глянула на Снейпа.

— Вы сумасшедший. Вы действительно думаете, что после всего этого я лягу с вами в одну постель?

— Да, именно так я и думаю, — спокойно ответил Северус. — Сейчас же.

Несколько секунд девушка смотрела на него, потирая ушибленное место, а затем развернулась и залезла на кровать. Снейп не смог скрыть усмешки.

— Сними белье, — приказал он, стягивая с себя трусы.

Гермиона поджала губы, но расстегнула бюстгальтер, стянула бретельки и откинула вещицу в сторону. Подняв бедра, девушка сняла трусики. Со смесью пренебрежения и вожделения, она всматривалась в его лицо. Северус ухмыльнулся. Он знал, что легко не будет, и с нетерпением ждал продолжения.

Одним стремительным движением Северус оказался на кровати, придавив собой Гермиону. Прижав ее руки над головой к постели, он стал щекотать ее губы нежными поцелуями. Языком он медленно очерчивал контур ее полных губ, чувствуя соленый привкус кожи и блеска для губ. Раздвинув ее губки, он почувствовал вкус ее язычка, посасывая его кончик. От наслаждения Гермиона застонала и бедрами плотнее прижалась к его телу.

Северус терся членом об ее кудряшки, чувствуя тепло и влагу, которые разливались по телу девушки. Сегодня, как и вчера, он решил не торопиться. Он владел ею во всех смыслах.

Касаясь ее набухших сосков грудью, Снейп продолжал медленно двигаться и целовать девушку, пока Гермиона не стала метаться под ним, пытаясь плотнее прижаться к его телу. Наконец вздох неудовлетворенности вырвался из ее груди.

— Такая нетерпеливая, — хмыкнул Снейп, проделывая дорожку из поцелуев к ямочке у основания шеи.

Приподнявшись, он отпустил ее руки и подхватил ее полные груди, дразня большими пальцами отвердевшие соски. Со стоном, больше похожий на животный крик, Гермиона схватила Северуса за плечи и перекатила на кровать,прижав его бедрами к постели. Крепко сжав ногами мужское тело, Гермиона с триумфом посмотрела ему в глаза.

— Нет, киска, — усмехнулся Северус. — Сегодня ночью я главный.

Подняв ее за талию, Снейп усадил ее бедрами к себе на грудь.

— О! — глаза Гермионы расширились, когда она почувствовала его нос у клитора.

Подмигнув ей, Снейп придвинулся ближе к ее влажным складочкам. Поддерживая руками девушку за спину, Северус продолжал лизать ее розовые губки.

— Сладенькая, — пробормотал он, углубляясь языком.

Гермиона расставила ноги шире, упираясь руками позади себя на его бедра. Отпустив ее, Северус пальцами раздвинул ее складочки. Увидев воочию свой приз, он начал сосать нежный комочек, нежно покусывая кожу каждый раз заслышав ее одобрительные стоны. Снова и снова его язык ласкал и гладил ее, пока Снейп не почувствовал, как бедра Гермионы дернулись, и ее тело напряглось. Лизнув клитор более сильным движением, он довел девушку до края наслаждения, так, что она закричала.

Схватив ее за талию, он приподнял Гермиону и усадил на свой твердый член. Ее горячее тело сжалось вокруг него, но Северус не двигался, ожидая, когда ее немного отпустит. Когда ее дыхание пришло в норму, он приподнял гриффиндорку и снова опустил, и так несколько раз, пока она сама не вошла в ритм.

В течение нескольких минут Северус наблюдал за ее лицом: маленькие бусинки пота над верхней губкой, полуприкрытые глаза и закушенные от удовольствия губы.

— Ласкай свои груди, Гермиона, — мягко приказал он, ускоряя ритм своими бедрами. — Покажи мне, какая ты сексуальная. Хочу увидеть, как ты себя ласкаешь.

Гермиона накрыла груди ладошками, а румянец на ее лице стал еще ярче, когда она прикоснулась к соскам.

— Красавица, — охрипшим от возбуждения голосом произнес Снейп и, просунув руку между их телами, пальцем начал ласкать ее клитор.

Ее тихие вздохи удовольствия возбуждали Северуса еще больше, и он быстрее тер ее возбужденный узелок нервов, от чего Гермиона начинала беспорядочно дергать бедрами. С тихим всхлипом она схватила Снейпа за плечи, и все внутри сжалось вокруг его члена. Тяжело дыша, она постаралась немного успокоиться.

Чувствуя сильное напряжение в паху, Северус прекратил все движения. Рухнув на него, Гермиона улыбнулась, когда Снейп убрал с ее лица мокрые волосы. Он ухмыльнулся, заметив, как ее глаза округлились от удивления, когда она почувствовала, что его член был по-прежнему такой же твердый.

— Надеюсь, ты не удивилась, Гермиона, — лукаво улыбнулся он, переворачивая ее на спину.

Схватив ее ноги и перевесив их через плечо, Северус начал быстро погружаться в нее. Он не собирался ее отпускать до окончания действия заклинания.

Примерно через час, он наконец-то сжалился над Гермионой, когда та стала умолять его сделать паузу для отдыха после многочисленных оргазмов. Северус был очень доволен, что даже в свои года смог довести девушку до такого состояния. Гермиона лежала на боку с разгоряченным лицом и дрожащими руками.

— Договорились, небольшая пауза, — ухмыльнулся Снейп, прижимаясь к ее спине. — Можем пока обсудить твое наказание.

— Мое наказание? — не веря своим ушам, переспросила гриффиндорка.

— Как часть наказания, я назначаю тебе отработку у меня на всю следующую неделю, — шелковым голосом произнес он, гладя ее бедра.

— Но ведь это не я использовала учениц в своих целях, — вспыльчиво заявила она, хотя в глазах танцевали искорки удовольствия, когда она повернула голову к нему.

— Но именно ты унизила меня, а я так просто таких вещей не прощаю, — протянул он, целуя ее плечико. — И ради Мерлина, скажи мне, почему ты не включила женский состав преподавателей в свою лекцию о морали? — Одна рука скользнула по ее грудям и ласково сжала сосок.

— Это уже забота мальчиков, как им поступить во всей этой ситуации, чего они никогда не сделают, и если дамам не с кем будет соревноваться, я подумала, что тогда проблема решиться сама собой, — объяснила Гермиона, раздвигая свои ножки, чтобы его эрегированный член проскользнул между ними.

— Гениальная дедукция, мисс Грейнджер, — поздравил ее Снейп, подняв ее ногу и скользнув внутрь девушки. Гермиона громко вздохнула от удовольствия. — И это именно тебе пришла идея разговорить портреты, чтобы они поделились своими секретами? — свободной рукой Северус ласкал ее клитор.

— Да, с помощью Пэнси, — простонала гриффидорка, прижимаясь к Снейпу попкой, чтобы он смог войти поглубже.

— И это ты спланировала это маленькое восстание? — пробормотал он, кусая ее за плечо и начиная быстрее двигать бедрами.

— Да… все я… — судорожно вздохнула Гермиона, когда он со всей силы начал трахать ее.

Схватив ее за бедра, Северус не вынимая члена, поднялся так, чтобы девушка оказалась под ним, и поставил ее на четвереньки. Двигая ее тело с бешеным темпом вперед-назад, он прохрипел:

— Тогда, возможно еще одна неделя отработки не будет лишней.

— Да, да… Мерлин, — кричала Гермиона, хватаясь руками за простыни.

Кончая в нее, Северус думал, что никогда не остановится. Действие заклинания наконец-то закончилось. Плотно прижимаясь к ее попке, он крепко удерживал ее за бедра, пока они оба не свалились в постель с высоты своего оргазма. Удовлетворенный и обессиленный, Северус притянул Гермиону к себе и поцеловал в лоб. Уже готовый заснуть, он закрыл глаза и услышал, как в ушах стучит сердце. Почувствовав, что Гермиона пытается отстраниться, он зарычал.

— Профессор?

— Что? — сонно проворчал он.

— Можно задать вопрос?

— Как будто, я могу тебя остановить.

— Почему вы ждали самого последнего момента, чтобы переспать со мной? Для спора.

Действительно, почему? Северус открыл глаза и посмотрел в ее знакомое лицо.

— Решил, самое лучшее оставить на конец, — сказал он, и в его глазах появился странный блеск.

Гермиона покраснела.

—Профессор, а откуда вы знали, что я самая лучшая?

— Ради святого Мерлина, женщина! Ты решила заговорить меня до смерти? — положив руку на ее затылок, он притянул ее к себе для жаркого поцелуя. — Если я отвечу на этот вопрос, ты будешь хорошей девочкой и дашь мне поспать?

— Договорились, — радостно согласилась Гермиона.

— Так как ты всезнайка, я решил, что и в этом ты будешь хорошо разбираться, — хитро улыбнулся Снейп. — Возможно, даже прочитала все книги на эту тему.

— Что? Я никогда… — Гермиона заметила смешинки в его темных глазах, и поняла, что он просто дразнит ее.

Она мягко рассмеялась и плотно прижалась к нему.

— Профессор…

— За нарушения обещания назначаю еще одну неделю отработок, мисс Грейнджер.

— Я только хотела сказать, что я тоже оставила самое лучшее на конец, — тихо сказала она.

Северус прижал ее крепче, и Гермиона положила голову ему на плечо.

— Это не спасет вас от отработки, — ухмыльнулся он. — И кстати, можно просто Северус.

Вспомнив обо всех сегодняшних странных происшествиях, Северус удивленно покачал головой. Он до сих пор не мог решить, стоит ли заколдовать каждого члена Хогвартского Клуба джентльменов за то, что втащили его в свою затею, или просто простить. Что бы он ни решил, Снейп с нетерпением ждет трехнедельную отработку Грейнджер.

[1] Редкое генетическое заболевание, которое характеризуется хрупкость костей и небольшого роста. Названо в честь 19-го века французского художника-аристократа Анри де Тулуз-Лотрека, чьи родители были двоюродными родственниками, что и стало причиной заболевания.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Форум "За горизонтом" » Гарри Поттер » Гет » Хогвартский клуб джентельменов (миди, много пейрингов, NC-17, Comedy/PWP/Parody/Humor)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


Copyright MyCorp © 2018
Хостинг от uCoz