Четверг, 13.12.2018, 22:15
Главная | Мой профиль | Регистрация | Выход | Вход Вы вошли как Призрак | Группа "Гости"Приветствую Вас Призрак | RSS
[ Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум "За горизонтом" » Гарри Поттер » Слэш » Северус, это твоя собачка? (миди, ГП/ДМ, СС/ЛМ, ТР/ББ, PG-13, Humor)
Северус, это твоя собачка?
Солли
Дата: Понедельник, 18.04.2011 , 23:21 | Сообщение # 1
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
Автор: Aniana
Бета: Agnetha
Пэйринг: Гарри Поттер/Драко Малфой, Северус Снейп/Люциус Малфой, Том Риддл/Беллатрикс Блэк
Рейтинг: PG-13
Жанр: Humor
Размер: Миди
Статус: Закончен
Саммари: Гарри не хочет быть собакой. Северус не хочет ее заводить. Но кого это волнует, если у Дамблдора возник новый "гениальный" план?
От автора: Обещала мини, а получилось миди, но главы почти закончены, потому история не затянется :-)
Благодарности: Всем читателям, кто способен переварить мое творчество, и любимой бете, для которой это произведение будет сюрпризом :-)


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 18.04.2011 , 23:21 | Сообщение # 2
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
1 глава

Гарри Поттер в пятый раз за вечер сполз с кровати, подошел к окну, бездумно попялился в него, почти не замечая медленно краснеющего в преддверии заката солнца, вернулся обратно и со вздохом снова повалился на койку. Ему хотелось выть от скуки. После не то победы, не то затишья Дамблдор позволил Мальчику-который-глупо-прокололся остаться в Хогвартсе на все лето и Поттер поначалу был страшно рад.

Первый месяц скучать не приходилось — Гарри от души наслаждался прогулками и полетами на новой, подаренной Министерством метле, с аппетитом кушал в Большом зале, сидел по ночам в библиотеке, выискивая интересные заклинания и наслаждаясь своей безнаказанностью, к тому же вовсю шли работы по реконструкции разрушенной части здания, в которой принимали участие большинство сокурсников мальчика, потому на хандру времени просто не было.

К августу в Хогвартсе повисла мертвая тишина. Строители разъехались по домам, книги надоели, прогулки больше не приносили первобытного чувства свободы и в итоге у Гарри из развлечений остались лишь завтрак, обед и ужин. Герой магического мира затосковал.

Время от времени Гарри пытался прислушиваться к своим ощущениям — не разболится ли снова зигзагообразный шрам, не приснится ли змеиная рожа с красными глазами, не появится ли желание порвать-покусать, но все было тихо и спокойно, хотя на душе иногда скребли кошки.

Когда красный и зеленый лучи из палочек Гарри и Лорда скрестились, мальчик на миг почувствовал нечто, напоминающее электрический разряд, проходящий через все его тело. А потом Волдеморт рухнул навзничь, и к Гарри со всех сторон бросились преподаватели, друзья и прочие участники битвы. Когда первые взрывы счастья слегка улеглись, к мальчику сквозь толпу пробилась мадам Помфри, чтобы осмотреть его на предмет повреждений. Произнеся заклинание, она застыла с разинутым ртом, постояла с минуту и умчалась, а через мгновение вернулась, волоча за собой Дамблдора и что-то испуганно говоря ему на ходу.

Старик поздравил мальчика с успешно завершенной миссией, попросил прощения за подложенный вместо себя двойник, изобразивший труп, и, взмахнув палочкой, произнес то же самое заклинание, что и Помфри. Разинул рот, закрыл, снова разинул… Повторил заклинание… Испуганный Гарри уже собрался было спросить, что с ним опять не так, как из соседнего зала, куда сложили мертвые тела Пожирателей, донеслись испуганные крики. Тела Волдеморта и Беллатрисы Лестрейнж пропали.

Спустя час, после проведения сложного магического ритуала по обнаружению мающихся на земле душ, первоначальный список убитых Пожирателей сократился на две фамилии. В суматохе вокруг огромного количества раненых смерти констатировали спустя рукава — с живыми проблем хватало, а потому выжившая после Оглушающего заклятия Молли Беллатриса очухалась и преспокойно покинула Хогвартс, да еще прихватила с собой Лорда. Поднялся страшный переполох, но Дамблдор успокоил собравшихся, после чего попросил преподавателей и геройскую троицу подняться к нему в кабинет. На собрании не было только Снейпа, лежавшего в больничном крыле с забинтованной шеей. Позже какой-то отважный пятикурсник из тайком пробравшихся обратно в замок и чудом выживший внимательно осмотрел отрубленную голову Нагайны и огорошил всех сообщением, что змея сломала обо что-то зубы. Новость породила кучу насмешек по поводу «железобетонного» профессора, и лишь пару дней спустя выяснилось, что Снейп, зная о возможной гибели, в память о Лили прицепил на воротник под мантию ее гриффиндорский значок, еще в годы школьной дружбы подаренный ему девочкой. Нагайна, бросившись на Снейпа, угодила пастью как раз на подарок и, хотя все же поранила зельевара, сломала о железо ядовитый зуб, а потому причинила гораздо меньше вреда, чем могла бы.

В кабинете Дамблдор сообщил невероятную новость. Волдеморт, благодаря своей могущественности, не погиб, но и волшебником больше не являлся. Магия обоих противников при финальной схватке оказалась столь велика, что ни одна сторона не могла взять верх, а потому, не мудрствуя лукаво, просто сконцентрировалась в одном из объектов, наотрез отказываясь сражаться против другого. Гарри не победил Волдеморта, он просто вытянул из него всю волшебную силу, превратив того даже не в сквиба, а в обычного магла и удвоив, если не утроив, свое могущество.

Беллатриса и Волдеморт пропали, как в воду канули, сбежал и Люциус Малфой. Гарри честно дал показания о помощи Нарциссы, Малфоям приписали огромный штраф и этим ограничились. Судя по газетным статьям, Драко принял на себя все отцовские дела и, дабы поправить пошатнувшийся статус, внес щедрое пожертвование в фонд восстановления Хогвартса.

Разумеется, двух опасных волшебников искали, и очень тщательно. Отряды авроров прочесывали всевозможные места, хоть как-то связанные с Лестрейнджами или Волдемортом, Министерство клеило по углам листовки и назначало награды, волшебники в спешке изучали Поисковые и Обнаружающие заклинания, которые сигнализировали о проникновении в жилища, но Лорд и его верная преемница словно сквозь землю провалились.

Мало-помалу в магическом мире установился покой. Гарри, получавший ежедневные газеты, заметил, что сообщений о разыскиваемых преступниках становится все меньше, волшебники понемногу перестали бояться и успокоились.

Не успокоились только два человека. Гарри то и дело ожидал новых приступов, а Дамблдор почти не вылезал из Министерства, настаивая на продолжении розыскных работ. Однако поиски застопорились, а директор все чаще появлялся в Хогвартсе — до первого сентября осталась неделя.

Свернув газету, Гарри раздернул полог, встал с кровати и, взяв метлу, отправился на поле нагуливать аппетит перед ужином. В холле он столкнулся со Снейпом, тот что-то буркнул в ответ на приветствие мальчика и с мрачным видом потрусил в подземелья. После окончания войны мальчик все чаще замечал, что зельевар находится в хмуром расположении духа, и старался лишний раз не попадаться ему на глаза, чтобы не спровоцировать выброс ярости.

Подходя к квиддичному полю, Гарри заметил сидящую на скамейке игроков стройную фигурку, увенчанную породистой головой с платиновыми волосами. Гарри по большой дуге обошел Малфоя, старательно делая вид, что не удивился, завидя его здесь, но Драко уже заметил парня.

— На променад вышел, Поттер? — лениво поинтересовался он, крутя в руках метлу.

— Вроде того, — помня, что поворачиваться спиной к собеседнику невежливо, Гарри остановился и поднял голову, изучая погодные условия. — А ты какого черта здесь забыл? Учебный год начинается только через неделю.

— Прибыл по просьбе Дамблдора, нужно подписать пару бумаг по поводу пожертвований в фонд школы, — неожиданно спокойно ответил Драко, — я ведь отвечаю за все благосостояние Малфоев после того, как отец пропал.

— Держу пари, ты прекрасно знаешь, куда он пропал, — хмыкнул Гарри, удивленный мирной беседой.

— Крепче держи, а то уронишь! — в голосе Малфоя зазвучали металлические нотки и он обиженно надул губы.

— Хочешь полетать? — предложил Гарри и сам себе удивился.

— Извини, Поттер, но мне уже пора возвращаться, — Драко удивленно посмотрел на Гарри и с явной неохотой поднялся со скамьи. — Увидимся через неделю.

Сжав в руке метлу, парень зашагал к замку. Гарри некоторое время смотрел Малфою вслед, не в силах понять, куда подевался заносчивый и вредный слизеринец. Решив для себя, что война отразилась и на нем тоже, гриффиндорец перекинул ногу через метлу и взмыл в небо.

Ужин, как и всегда, был вкусным, но скучным. Гарри, подперев щеку рукой, как раз задумчиво вглядывался в котлету, словно надеялся разглядеть в ней тайные знаки, как в хрустальном шаре Трелони, когда напротив него внезапно остановился завершивший ужин Дамблдор.

— Гарри, могу я попросить тебя зайти в мой кабинет, когда ты закончишь ужинать? — улыбнулся директор, склонившись над мальчиком.

— Что-то случилось, сэр? — забеспокоился гриффиндорец.

— Я бы хотел поговорить в более спокойной обстановке, это очень важно, — тихо сказал старик.

— Я уже поел, сэр, — Гарри отодвинул тарелку и поднялся.

— Замечательно, тогда идем, — кивнул Дамблдор и направился к выходу. Парень поспешил за ним.

— Шоколадная лягушка! — провозгласил старик, остановившись у горгульи. Та отъехала в сторону, Дамблдор вошел внутрь, жестом приглашая Гарри войти следом.

— В чем дело, профессор? — спросил мальчик, усаживаясь в кресло, на которое указал ему директор.

— Видишь ли, Гарри, думаю, ты в курсе, что Волдеморт и Беллатриса так и не были обнаружены Министерством, — вздохнув, начал Дамблдор.

— Конечно, сэр, об этом весь магический мир знает, — пожал плечами Гарри, — только причем здесь я?

— Понимаешь, я подозреваю, что один человек знает об их местонахождении, — ответил директор.

— Вы уверены? И кто же он? — затаив дыхание от нетерпения, поинтересовался мальчик.

— Профессор Снейп, Гарри, — спокойно ответил Дамблдор, — но я уверен, что он ни за что не раскроет место их пребывания.

— Почему же? — удивился парень. — Разве ему не хочется покончить со всем этим раз и навсегда?

— Дело в том, что сейчас Волдеморт не представляет опасности для магического мира, — пояснил старик, — именно потому Министерство прекратило поиски. Что же до Беллатрисы, она с места не сдвинется, не получив от своего Господина прямого приказа. Северус пострадал в этой войне не меньше, а возможно, даже больше, чем все остальные. Он не желает снова ввязываться в какие бы то ни было проблемы и не станет занимать ничьей стороны. Сейчас он больше всего хочет, чтобы его оставили в покое, и я его понимаю.

— Что вы намерены предпринять, профессор? — поинтересовался Гарри.

— Я уверен, что Северус знает, где скрывается Темный Лорд и Беллатриса, — вздохнул старик, — и вероятно, встречался с ними после войны. Министерство пыталось установить слежку за профессором Снейпом, но он не зря шестнадцать лет был шпионом — он моментально чувствует преследование и меняет первоначальное место прибытия, просто отправляется в свой дом.

— Как же вы думаете обмануть его? — удивился Гарри.

— Установить не наружную, а внутреннюю слежку, — хитро улыбнулся старик, — за Северусом будет следить тот, от кого он не станет ждать подвоха, даже более — тот, кого Северус сможет взять с собой.

— Вы меня заинтриговали, сэр, — признался мальчик, — и кому же Снейп настолько доверяет? Кто возьмет на себя подобную миссию?

— Ты, Гарри, — счастливо возвестил старик.

— Я?!! — парню показалось в первый миг, что он ослышался. — Да он же меня терпеть не может! С чего вы взяли, что он позволит мне сопровождать его, да еще покажет логово Волдеморта?

— Гарри, не спеши, — директор поднял руку, призывая мальчика к молчанию. — Я сказал, что доверю тебе эту миссию, но не говорил, что это будет именно Гарри Поттер собственной персоной.

— Тогда кто же? — от напряжения у Гарри похолодела спина.

— Кто-то, кто не вызовет лишних подозрений, — спокойно ответил старик, — например, собака.

— Собака? — переспросил Гарри. — Сэр, я ведь не анимаг.

— Ты не анимаг, — согласился Дамблдор, — зато я очень сильный волшебник и, хотя заклинание, превращающее человека в животное, довольно сложное, думаю, я с этим справлюсь.

— Нет, профессор, я не хочу! — запротестовал гриффиндорец.

— Значит, ты позволишь Волдеморту уйти от ответственности? — прищурился Дамблдор. — Даже в положении магла, лишенный силы, он все еще является преступником, как и Беллатриса.

— Сэр, но почему я? — в отчаянии спросил мальчик. — Пошлите опытного аврора, это будет гораздо надежнее.

— Министерство больше не станет тратить время на поиски Пожирателей, — возразил старик, — мы с тобой единственные, кого волнует сейчас поимка преступников. Как только Северус откроет место пребывания Лорда, ты сможешь сообщить мне об этом и твоя миссия закончится. Это абсолютно безопасно.

— Сэр, но каким образом вы собираетесь вручить Снейпу собаку? — удивился Гарри, отчаянно обдумывая идиотский план. — Он даже от вас не возьмет такой «подарок».

— Охотно верю, — подмигнул ему старик, — но у Северуса доброе сердце, как бы он ни пытался скрыть данный факт. Мне нужен твой ответ, Гарри. Ты согласен помочь мне?

Гарри долго и мучительно соображал. План ему не нравился, но он вспомнил с каким напряжением и страхом ожидал почти все лето новых кошмаров и приступов. Повторения не хотелось, а потому пришлось признать тот факт, что и впрямь было бы неплохо покончить со всем этим раз и навсегда.

— Я согласен, профессор, — со вздохом объявил гриффиндорец и с опаской спросил. — А какой собакой я стану?

— Судя по твоей магической мощи, это будет крупное, взрослое животное, — ответил Дамблдор, вынимая палочку. — И, Гарри, надеюсь, ты понимаешь, что если укусишь профессора Снейпа, то наша затея провалится?

— Конечно, сэр, — усмехнулся Гарри, подумав про себя, что и без его предупреждения никогда не стал бы кусать зельевара из риска отравиться.

— Хорошо, тогда расслабься и закрой глаза, — сказал старик, направляя палочку на парня, — это заклятие можно применять на одном и том же человеке лишь раз в три дня, надеюсь, за это время Северус себя выдаст.

— Его арестуют? — нахмурился Гарри.

— Нет, мы постараемся скрыть способ выяснения местонахождения Лорда, — успокоил его Дамблдор. — Ты готов? Трансус Анимагус!

Сверкнула яркая вспышка и Гарри исчез, а вместо него на кресле…

— Упс! — прикрыл рот ладонью Дамблдор, виновато глядя на результат своих стараний. — Извини, Гарри… Что поделать, старею…


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 18.04.2011 , 23:22 | Сообщение # 3
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
2 глава

Северус Снейп сидел в кафе Фонтескью и задумчиво ковырялся в вазочке с мороженым. Все нужные ингредиенты для зелий, которые просила сварить Помфри для больничного крыла в преддверии нового учебного года, были закуплены, но возвращаться в Хогвартс пока не хотелось, потому профессор старательно изображал заинтересованность шоколадным пломбиром. Только в последний месяц Дамблдор немного ослабил контроль за Снейпом, что тем не менее не давало чувства безопасности.

Маниакальное желание отыскать Волдеморта и Беллатрису лишило старика покоя. После нескольких проведенных магических тестов выяснилась неприятная для Лорда и радостная для Северуса деталь — Господин более никогда не сможет вернуть свою силу, а потому не представляет никакой угрозы магическому населению. Белла, скорбящая на глазах у Лорда, была страшно рада подобному повороту — любимый Том наконец-то обратил на нее свое драгоценное внимание. Осталось подождать пару недель, пока не будет готово укрытие за границей, где Волдеморт и его верная помощница собирались прожить остаток жизни, и Северус не видел причин, отчего он должен лишать двух пропитанных насквозь ненавистью злодеев шанса пожить по-человечески и, может быть, даже осознать свои ошибки.

Ни Министерству, ни Дамблдору было невдомек, что обысканное сверху донизу поместье Малфоев оснащено хитрой системой подземных переходов, ведущих в благоустроенные комнаты. Авроры могли годами переворачивать Малфой-менор вверх дном, и никогда не отыскали бы скрывающихся там беглых преступников — комнаты были зачарованы и блокировали любой вид магии. Хотя гораздо больше слежка волновала Северуса не из страха за Лорда и Беллу, а потому, что у него все реже появлялась возможность видеться с Люциусом. После того, как Нарцисса развелась с супругом и завела себе парочку любовников, ничто более не омрачало счастье зельевара, за исключением то и дело наступающих на пятки авроров.

Раздумья профессора внезапно прервало деликатное покашливание. Северус повернул голову и увидел стоящую возле его столика маленькую девочку лет семи. Он слегка приподнял брови, показывая, что слушает.

— Мистер, это ваша собачка? — спросила малышка.

На руках у нее сидел черный лохматый щенок с ушками-лопушками, мокрым блестящим носом и хитрыми зелеными глазенками. Увидев Северуса, псина радостно завизжала, завертела хвостом и принялась извиваться у девочки в руках, рискуя свалиться на землю.

— Я нашла его на соседней улице, хотела отдать в «Волшебный зверинец», но тут он увидел вас и разлаялся, — пояснила малышка.

— Тяфф!!! — подтвердил щенок, выражая бурную радость.

Северус поежился, представив себе реакцию преподавателей, явись он в школу со щенком на руках. Макгонагалл и Стебль примутся прятать улыбки, Флитвик одобрительно похлопает по руке, а Дамблдор, мерцая глазами, станет во всеуслышанье нахваливать его доброе сердце. Еще чего не хватало… Мысленно увидев данную картину, зельевар нервно икнул.

— Да уж… — пробормотал он.

— Ваша, да? — девочка поняла бурчание по своему и тут же сунула собачонку Снейпу на колени. — Вот, держите и больше не теряйте. Он такой хорошенький.

Обрадованная малышка одобрительно улыбнулась зельевару, развернулась и пошла прочь, оставив его сидеть с открытым ртом. Завернув за угол, она остановилась возле высокого старика с длинной белой бородой. Тот вопросительно взглянул на нее.

— Он взял собачку, — сообщила малышка, старик кивнул, вынул из кармана мешочек с галеонами и вложил в руку девочке. — О, благодарю вас, мистер, теперь я смогу купить себе сову!

Похлопав глазами вслед ушедшей девочке, Северус, все еще в состоянии ступора, сунул ложку в вазочку с пломбиром, зачерпнул из нее и отправил в рот. Ложка оказалась пустой, что немного привело профессора в чувство. Он прекрасно помнил, что когда появилась девчонка, вазочка была наполнена лакомством наполовину. Северус сунул нос в миску и увидел блестящие, чисто вымытые стенки. От шоколадного мороженого не осталось и следа.

— Не понял… — с искренним удивлением пробормотал он.

— Тяфф!!! — напомнило о себе новое приобретение.

Северус вздрогнул от неожиданности и перевел взгляд на щенка. Вся его мохнатая рожа до самых бровей была перепачкана мороженым. Тайна пропажи пломбира раскрылась.

— Тебе никто не говорил, что брать чужое неприлично? — нахмурился зельевар.

«Нет! Нет! Никто не говорил!» — всем своим видом пытался сказать щенок, вертя обрубком хвоста, словно вентилятор, и урча от радости, а потом встал лапами Северусу на грудь и старательно облизал его, частично вытерев перепачканную морду о лицо профессора.

— Фу! — сердито рявкнул Северус, скривившись от отвращения, но тут же понял, что ничем противным от щенка не пахло. Нос учуял только слабый аромат молока, какой бывает у грудных детей.

Схватив салфетку, Снейп тщательно вытер лицо, исподтишка разглядывая малыша. Испуганный гневным окриком, тот мирно сидел на коленях профессора и вертел головой по сторонам. Отложив салфетку, зельевар протянул руку и осторожно погладил собачку по шелковой шерстке. Песик тут же повернулся к нему, вывалил язык и, без сомнения, улыбнулся во всю пасть, в которой наблюдалась нехватка зубов. Северус мгновенно испугался — привязанности, на его памяти, еще ничем хорошим не заканчивались.

— Слушай, друг, не понимаю, отчего ты выбрал именно меня, — вздохнул Снейп, отводя взгляд от сияющих глаз собачки, — но это не самая лучшая кандидатура для хозяина. Лучше тебе посидеть здесь и подождать другого варианта.

Северус бросил на столик три сикля за мороженое и недрогнувшей рукой посадил щенка на пол возле стула, утешаясь мыслью, что такой милашка, несомненно, найдет себе новый дом. Выходя из-под навеса кафе, зельевар ощутил, что его будто толкнули в спину, и оглянулся.

Щенок не бежал за ним, он сидел на прежнем месте, сгорбившись и дрожа всем телом, радость в глазках потухла, и весь вид малыша выражал вселенскую скорбь и тоску.

Чертыхнувшись, Северус повернул назад и ноги сами понесли его к собаке. Нагнувшись, он поднял песика с земли и прижал к себе. Тот заскулил и уткнулся носом в грудь профессора, размазав по мантии остатки украденного мороженого.

— Ты особо не обольщайся, — буркнул Снейп, устраивая пса поудобнее, — как только вернемся, я подарю тебя Хагриду, он будет счастлив.

Пока Северус шел к «Дырявому котлу», его репутация рушилась на глазах. Дети и родители глядели вслед профессору, и до него со всех сторон доносился шепот.

— Это же Снейп… Он что, завел собаку?

— Брат мне говорил — он такая скотина. Наврал, как всегда… Смотри, как он любит своего питомца, злой человек не способен на чувства.

— Он такой душка! Девочки, правда, он лапочка? И щеночек у него прелесть!

Северус, которого назвали лапочкой, прибавил ходу. Он уже было подумал спрятать щенка под мантию, но решил, что слухи о его беременности повредят репутации гораздо сильнее, чем обзаведение питомцем.

Выйдя из камина в своей гостиной, профессор спустил псину на пол и направился в ванную мыть руки. Вернувшись, он обнаружил щенка, вылезавшего из-под дивана с его тапком в зубах. Снейп схватил обувь и принялся выдирать из зубов малыша. Тот держался крепко.

— Эй! Фу! Фу! — заорал Северус, тряся тапок вместе со щенком. — Отпусти!

Звереныш без предупреждения разжал зубы, зельевар отлетел назад и с размаху сел, ударившись задницей об пол. Песик свесил голову на бок и с интересом посмотрел на шипящего и потирающего ушибленное место хозяина.

— Жрать хочешь? — сердито спросил Снейп, напяливая тапки.

— Тяфф! — подтвердил щенок, скача вокруг, точно мячик на резинке.

Северус вызвал домовика и заказал овсяную кашу для питомца. Пока он доставал из шкафа миску, в которой измельчал травы, и выкладывал туда собачий обед, малыш вертелся рядом, тычась носом в руки зельевара. Опорожнив чашку, Снейп подвинул кашу песику под нос.

— Ешь! — коротко приказал он, указывая на миску.

Щенок подлетел к миске и понюхал. На морде его появилось брезгливое выражение, он повернулся к посудине боком и принялся с энтузиазмом зарывать содержимое передней лапой, причем вид у него был такой, словно Северус не положил в миску обед, а использовал ее в качестве туалета.

— Ясно, — кивнул профессор, вдоволь наглядевшись на представление, — не голодный, значит? Тогда сиди тут, а я пойду к Хагриду. Если он не наступит на тебя спьяну, то ты проживешь счастливую жизнь.

Северус переобулся обратно в ботинки и вышел из гостиной, тщательно закрыв дверь, чтобы маленький негодяй не выскочил. Хагрид обнаружился на поле за хижиной. Он поздравил Снейпа с приобретением, но взять щенка, к удивлению Северуса, отказался.

— Вы ж поймите, профессор, — объяснял он, поливая тыквы из лейки какой-то вонючей жижей, — у меня ж и так две собачки, Пушок и Клык, а домик у меня махонький. Куды мне еще питомцев?

— Что же мне с ним делать? — растерялся зельевар, очень расстроенный отказом великана.

— Себе оставьте, — с энтузиазмом предложил лесничий, — живое существо вас как никто любить будет. Это ж добрые и открытые создания. Собачки оченно много радости доставляют, да…

Раздраженно кивнув, Снейп повернул к замку и направился обратно в подземелья. Сколько радости доставляют собачки, Северус узнал сразу, как только открыл дверь гостиной.

Уютная, аккуратная, тщательно убранная эльфами комната за десять минут отсутствия профессора превратилась в кошмар. Едва переступив порог, зельевар наступил в ароматную кучу, поскользнулся и с трудом удержался на ногах.

— Ёж твою мать! — рявкнул Снейп, размахивая руками, чтобы восстановить равновесие. — Вот заср…

Выхватив из кармана палочку, Северус очистил ботинки и коврик с помощью Эванеско и помчался по комнате, на ходу проводя ревизию нанесенного ущерба.

Тяжелый стеллаж с книгами лежал на боку, рассыпав содержимое по полу. Возле дивана обнаружились мелко наструганные бумажные обрывки, сложенные аккуратной кучкой и при ближайшем рассмотрении опознанные, как бывшая утренняя газета. Сам диван был засыпан страницами, выдранными из справочника по ядам. В спальню вела дорожка из щепок. Северус поспешил туда.

Бессовестное создание обнаружилось на кровати — прижав от удовольствия к макушке уши, щенок со счастливым ворчанием доедал подставку для котлов из красного дерева, подаренную Северусу на прошлое Рождество Минервой. Увидев Снейпа, питомец, явно не чувствующий за собой никакой вины, радостно завилял хвостом и весело тявкнул.

— Ах ты… щенок! — весьма неизобретательно вскричал профессор и, вне себя от ярости, трепанул щенка за ухо.

Песик завизжал так пронзительно, что у Северуса зашлось сердце. Вырвавшись из рук Снейпа, малыш спрыгнул на пол и метнулся под кровать. Оглядев свои покои, выглядевшие, словно «Волдеморт прошел», зельевар устало опустился на пол рядом с кроватью.

— Эй, ты где? — позвал он, вертя в руках недожеванную подставку и размышляя, можно ли ее восстановить. — Выходи, я не буду ругаться.

Под кроватью раздалось обиженное сопение, а потом из-под свисшего до пола пледа показались черный нос и два настороженных глаза. Северус запустил деревяшку в урну и повернулся к щенку.

— Вот скажи, что я тебе плохого сделал? — поинтересовался профессор, глядя на малыша.

Щенок, разумеется, не ответил, лишь испуганно косил на Снейпа влажными глазами, потом робко застучал хвостом по полу.

— Иди, иди, не трону, — одобрительно сказал питомцу Северус и поманил его пальцем.

Песик, громко пыхтя, медленно выбрался из укрытия и на пузе пополз к хозяину с виноватым видом, словно просил прощения. Снейп взял щенка на руки и, посадив на колени, погладил по голове. Обрадованный, что его так быстро простили, малыш облизал зельевару руки и, тяжко вздохнув, свернулся калачиком.

— Тяфф… — еле слышно вякнула псинка, засыпая. Северус перенес уснувшего щенка на диван и принялся наводить порядок в гостиной.

Комната вновь сверкала чистотой, книжный шкаф был поставлен на место, толстые тома вернулись на полки, а клочки и щепки исчезли без следа, когда внезапно раздался стук в дверь.

— Тяфф! — моментально проснувшийся щенок пулей слетел с дивана и вихрем помчался к двери.

— Тихо, тихо, — заворчал Северус, пытаясь урезонить неугомонного питомца, и, подойдя к двери, распахнул ее.

— Добрый день, Северус, — улыбнулся зельевару стоящий на пороге Дамблдор и тут увидел вертящегося под ногами щенка. — О, это твоя собачка?

— Тяф-тяф-тяф-тяф-тяф-тяф!!! — залилась псина, так и норовя ухватить старика за ноги.

— Кажется, он мне не очень рад, — грустно пробормотал директор и снова обратился к Снейпу. — Я только хотел напомнить о сегодняшней вечеринке для учителей по поводу окончания каникул.

— По этому поводу больше подошел бы траур, — проворчал зельевар, представив, во что щенок превратит комнату за час его отсутствия. — Боюсь, я не смогу прийти, за моим… кхм… питомцем требуется присмотр.

— Ничего страшного, возьми его с собой, — улыбнулся старик, — жду тебя к семи в учительской.

— Мне хана, — пробормотал Северус, закрывая дверь за стариком. Чувствуя, что хозяин расстроился, щенок из солидарности тихо заскулил.

Остаток дня прошел спокойно. Северус варил Бодроперцовое зелье, песик дремал в кресле и даже согласился поесть немного забракованной ранее каши, которую профессор додумался подогреть. Без десяти семь Северус переоделся в парадную мантию, сунул подмышку питомца и зашагал к учительской. Остановившись возле дверей, он глубоко вздохнул, успокаивая бешено колотящееся сердце, и поглядел на притихшего малыша.

— Не вздумай что-нибудь выкинуть, — строго предупредил профессор.

— Тяфф! — бодро ответил щенок.

Когда Северус вошел в учительскую, разговоры стихли. Мадам Трюк вылила пунш мимо рта. Брови МакГонагалл поползли вверх и скрылись под шляпой. Дамблдор светился улыбкой, словно рождественская елка огоньками.

— Добрый вечер, — сдержанно поздоровался зельевар. Учителя переглянулись и налетели на профессора, словно голодные утки на размоченный хлеб.

— Северус! — ахнула МакГонагалл, финишировав первой. — Это твоя собачка?

— Нет, — ответил Снейп и услышал обиженный скулеж. — Временно, — поправился он и заработал укоризненный взгляд зеленых глаз. Профессору стало стыдно, пришлось признаваться. — Да, моя.

— Какой чудесный! — восхитилась подоспевшая Стебль, гладя малыша по спинке. — Очень рада, Северус, что ты завел себе питомца.

— Он сам завелся! — в отчаянии воскликнул зельевар, мысленно прощаясь с репутацией сволочи.

— Тяфф! — рассердился щенок, видимо, обиженный, что хозяин отозвался о нем, как о таракане.

Дабы избежать мельтешащих перед лицом рук желающих погладить щенка, Северус отпустил его на пол и отошел к столу. В центре богато накрытого банкета лежала на большой тарелке огромная фаршированная курица — любимое блюдо Дамблдора. Сам Снейп курятину не переваривал, о чем было прекрасно известно как коллегам, так и хогвартским эльфам, а потому, если к ужину предполагалась птица, специально для зельевара подавались рыба или мясо. Отыскав среди разнообразия яств ростбиф, Северус положил себе кусочек с овощами и присел к столу, наблюдая, как степенные профессора, щебеча, словно пятикурсницы, тискают его питомца.

— Северус, как зовут собачку? — к столу подлетела МакГонагалл. Снейп поперхнулся — он совсем позабыл, что животным положено иметь клички.

— Никак, — буркнул он, запивая вставший поперек горла кусок глотком бренди.

— Да ты оригинал, Северус, — съязвила Минерва и отошла к Альбусу.

Доев мясо, зельевар сообразил, что профессора давно разбрелись по учительской и мирно беседуют, а питомец пропал из виду. Северус в панике завертел головой и тут же увидел малыша. Забравшись на стул, щенок встал на стол передними лапами и грыз фаршированную курицу.

— Фу! Нельзя! — тихо, чтобы не привлекать к себе внимания, зашипел Северус и, приблизившись к собачке, махнул на него рукой.

Затея не сработала. Вместо того, чтобы пуститься наутек, щенок вцепился в добычу зубами. Снейп метнулся вперед и ухватил курицу за ноги. Песик угрожающе рыкнул и дернул румяную птичку на себя. Скользкие от жира куриные лапы с весьма выразительным "чмок!" покинули пальцы профессора и любимая директорская еда, опровергая закон природы о том, что куры не летают, усвистела с тарелки, вслед за ней спрыгнул наглый звереныш.

Птица упала на пол, сочно чавкнув. Щенок заурчал и принялся валтузить курицу по полу. Северус, выругавшись, перегнулся через стол и успел заметить, как песик закатил тушку под скатерть. Неприлично высказавшись про себя, что он думает о животном мире в целом и о некоторых его представителях в частности, в особенности о курицах и собаках, профессор задрал длинную, до пола, скатерть и нырнул под стол вслед за питомцем.

Курица была здоровенная, а пасть у щенка маленькая, потому он никак не мог откусить от нее нормальный кусок. Каждый раз, когда он зажимал ее зубами, она скользила по полу, но, несмотря на это, ему удалось оборвать с нее шкуру в нескольких местах, тем самым придав красивой зажаренной птичке довольно плешивый вид.

— А ну, отдай немедленно! — рассердился Северус, протягивая руку за курицей. Не то, чтобы кто-нибудь согласился бы есть ее после собаки, но и поощрять откровенный разбой зельевар не собирался.

Потянувшись к питомцу, профессор оперся второй рукой об пол, ладонь, запачканная жиром, заскользила и Снейп с размаху воткнулся лицом в курицу, перемазавшись жиром до самых бровей. Помимо жира физиономию Северуса украсили несколько зернышек тмина и листик петрушки. Щенок, моментально сообразивший, что запахло жареным, не имеющем к курице никакого отношения, проскочил под рукой хозяина и вылетел из-под стола.

— Минерва, — позвал коллегу Флитвик, наблюдавший за Снейпом со стороны, — тебе не кажется, что с Северусом что-то не так?

— Ты о чем, Филиус? — удивилась МакГонагалл, уверенная, что «что-то не так» может случиться с кем угодно, только не со Снейпом.

— Погляди сама, — Флитвик спокойно указал пальцем за спину гриффиндорской деканши, — может, ему плохо?

Минерва обернулась и лишилась дара речи. Из-под длинной скатерти банкетного стола торчали подошвы ботинок зельевара.

— Пойду узнаю, не нужна ли ему помощь, — как можно более невозмутимо ответила МакГонагалл и поспешила к столу.

Поглядев некоторое время на башмаки коллеги, профессорша обогнула стол с другой стороны и, подняв скатерть, заглянула под столешницу.

Снейп стоял под столом на коленях, перемазанный по уши жиром и приправами. Курицу он держал в руках. Вид несчастная несушка имела как раз такой, какой ей и полагалось иметь — драный и жалкий, словно побывала в зубах дикого зверя.

— Се… Северус! — воскликнула пораженная МакГонагалл, ощущая, как самообладание покидает ее окончательно и бесповоротно. — Что с тобой?

— Все в порядке, — сдержанно ответил зельевар.

— Ты же не любишь курицу! — удивленно пробормотала Минерва, заметив тушку, зажатую в руках коллеги.

— Я ее терпеть не могу! — сердито подтвердил Снейп.

— Да, это заметно, — кивнула МакГонагалл, ткнув пальцем в ободранную птичку.

— Это не я сделал, Минерва! — непонятно почему принялся оправдываться профессор. — Это собака.

— Северус! — женщина гневно раздула ноздри. — Даже если на тебя вдруг напал… кхм… зверский аппетит, это еще не повод сваливать все на безответное животное! Малыш у Хагрида, он и близко к курице не подходил!

Северус молча выбрался из-под стола, положил курицу обратно на блюдо и, испытывая неловкость, прикрыл проплешины веточками петрушки. Хмуро обведя взглядом комнату и каменные лица коллег, он заметил сидящего в кресле у камина лесничего. Щенок сидел у него на коленях и угощался ветчиной.

Чеканя шаг, зельевар подошел к великану, взял испуганно прижавшего уши питомца на руки и, не произнеся ни единого слова, покинул учительскую.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 18.04.2011 , 23:23 | Сообщение # 4
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
3 глава

Северус ворвался в свои покои вне себя от ярости, закинул щенка на диван и скрылся в ванной. Отмыв от рук и лица вонючий куриный жир, он переоделся в пижаму и вернулся в гостиную, но питомца на прежнем месте уже не было. Приказав себе ни в коем случае не поддаваться слабости и не бросаться на поиски лохматого негодяя, профессор направился в спальню.

Негодяй нашелся сам. Вертя хвостом, щенок сидел у кровати, рядом блестела свежая лужа.

— Эванеско! — буркнул зельевар и, не удостоив поскуливающего малыша даже взглядом, рухнул в постель, погасил свет, завернулся в одеяло и сладко…

— У-у-у-у-у!!! — раздался в темноте заунывный вой.

— Люмос! — Северус подскочил, словно ужаленный. — Какого черта ты воешь? Мало ты меня опозорил, теперь еще и покою не даешь? Спи немедленно! Нокс!

Снейп повернулся на другой бок, старательно заглушая отчаянные крики расшалившейся совести, и снова закрыл глаза.

— У-у-у-у-у!!! — тут же заголосил малыш.

— Люмос!!! — рявкнул профессор, взлетая над кроватью. — Замолчи, по-хорошему прошу! Иначе выкину за дверь! Нокс!

— У-у-у! — отчаянно зарыдал песик.

Зарычав от ярости, Северус засунул голову под одеяло и заткнул уши пальцами. Звуки приглушились, но заснуть в таком положении не представлялось возможным. Через пару минут обиженный щенок замолчал. Снейп осторожно вылез из-под одеяла, улегся поудобнее и закрыл глаза. И тут питомец жалобно заскулил. Каменное сердце профессора выдержало три минуты пытки и треснуло по всему периметру.

— Черт с тобой, иди сюда! — сердито буркнул Северус и, свесившись с кровати, взял малыша под животик и втащил на кровать. — Нальешь мне на постель — скормлю Пушку.

— Тяфф! — насмешливо отозвался песик, поддел носом одеяло, забрался под него и свернулся калачиком под теплым боком зельевара. Северус, вздохнув, погладил малыша по спине.

— Ну вот какой из меня хозяин? — пробормотал он, прижимая питомца к себе. — Я тебя даже наказать не могу.

Щенка, по всей видимости, подобная новость не расстроила, скорее, наоборот — он лизнул хозяину руку и с таким энтузиазмом замотал хвостом, что под одеялом возник сквозняк. Улыбнувшись помимо воли, Северус спокойно уснул.

С промежутком в полминуты…

— Тяфф! Тяфф! Тяфф!

— Захлопнись, пожалуйста, — простонал Снейп, приоткрыв один глаз, — дай хоть в последние дни выспаться…

С промежутком в десять секунд…

— Тяфф! Тяфф! Тяфф!

— Фу, я тебе сказал! А то сейчас на пол скину! — нахмурился профессор, пряча голову под подушку. Щенок тут же набросился на спрятавшую хозяина постельную принадлежность и принялся рвать ее зубами. Снейп оторвал вцепившегося насмерть песика от подушки и снова закрыл глаза.

Без промежутков…

— Тяфф-тяфф-тяфф!!!

— Да что ты за наказание такое? — взвыл лишенный сладкого утреннего сна Северус, с трудом принимая сидячее положение и разлепляя глаза. — Ладно, встаю…

Наказание, страшно гордое собой, что сумело разбудить хозяина, принялось метаться по кровати, наступая зельевару на ноги, вертя хвостом и радостно тявкая. Снейп сполз с постели, спустил на пол щенка, натянул халат и отправился в ванную. Когда десять минут спустя бодрый и свежий, как весенний ветерок, профессор вернулся в комнату, щенок, успевший надуть лужу у дивана, гонял по гостиной свою пустую миску. Убирая следы жизнедеятельности питомца, Северус с тоской подумал, что скоро Эванеско станет его любимым и наиболее часто используемым заклинанием.

— Есть хочешь? — спросил у неугомонного малыша зельевар.

— Тяфф! — ответил тот, схватил плошку зубами за край и помчался к Снейпу. Миска перевернулась и нахлобучилась щенку на морду, закрыв весь обзор, отчего песик на полном ходу с громким «Бум!» влетел в стеллаж. С верхней полки свалилась здоровенная «Энциклопедия грибов» и стукнула Северуса по плечу. Немногим позже, кормя щенка принесенной эльфами овсянкой с мясом, профессор на полном серьезе размышлял, не позаимствовать ли в коридоре рыцарские латы, пока неугомонный питомец не подрастет.

Когда Снейп закончил завтрак, в гостиной появился эльф, пришедший забрать грязную посуду. Исчезнув с чашками и тарелками, лопоухое создание вновь возникло в комнате и протянуло профессору свернутый пополам конверт.

— Вам письмо, профессор Снейп, сэр, — пропищал эльф, вручил пергамент зельевару и исчез с громким треском.

— Хоть одна хорошая новость, — пробормотал Северус через минуту, сворачивая прочитанное письмо, и поглядел на щенка, — нас приглашают в гости.

Еще через десять минут профессор вышел из камина в Малфой-меноре и спустил щенка на пол. Малыш удивленно завертел головой по сторонам.

— Северус, — раздался мягкий голос и из кресла навстречу гостю поднялся Люциус Малфой, — я соскучился.

Одарив любовника легким поцелуем, Люциус, не скрывая изумления уставился на щенка, сидящего у ног зельевара и исподлобья глядящего на хозяина дома.

— Это твоя собачка? — поинтересовался он и, наклонившись, быстро погладил малыша. Тот сердито заворчал. — Какой серьезный…

— Да, есть немного, — улыбнулся Северус, взглянув на питомца, и снова повернулся к Малфою. — Ты говорил, у тебя хорошие новости?

— Да, верно, Драко… — начал было тот, но продолжить не успел.

— Северус, доброе утро! — в гостиную зарулила улыбающаяся Беллатриса. Выглядела она счастливой и даже помолодевшей по сравнению с военными временами.

— Здравствуй, Белла, — поприветствовал ее Снейп, Пожирательница хотела сказать что-то еще, но тут взгляд ее упал на щенка.

— Ой, это твоя собачка, Северус? — ахнула она, подходя ближе. — Какое чудо!

Чудо испуганно вякнуло, опрометью бросилось к Снейпу и спряталось за его спину. Беллатриса рассвирепела.

— Сев! — сердито нахмурившись, рявкнула она. — Ты сам дикий, как единорог во время гона, так еще и ребенка зашугал! Что с ним такое? Иди сюда, солнышко!

Ласково причмокивая, Белла подошла к Снейпу, присела на корточки и вытянула из-за его спины напуганного щенка. Малыш завизжал, упираясь всеми четырьмя лапами и растопыриваясь, как противотанковый еж.

— Не бойся, маленький, иди к Белле, я тебе конфетку дам! — присюсюкивала Пожирательница, волоча песика к себе.

Наконец, ей удалось взять его на руки. Щенок немедленно перестал скулить и тяпнул женщину за палец. Та ойкнула и занесла руку, малыш в ужасе закрыл глаза, но Белла спокойно погладила его по голове и почесала за ухом. Отчаявшись вырваться, щенок решил воспользоваться последним оружием и пописал на Беллатрису. Отведя малыша от себя на вытянутых руках, Пожирательница с удивлением оглядела свое мокрое платье и перевела на Снейпа сердитый взгляд.

— Северус, ты испортил ребенку психику! — недовольно заявила она. — Посмотри, какой он напуганный! Ну-ну, не бойся, крошка, мы это поправим. Где моя палочка? А, вот она… Эванеско!

Снейп тихо усмехнулся. Белла сунула палочку обратно в карман, перехватила малыша поудобнее и отправилась к камину. Усевшись в кресло, она посадила щенка на колени и принялась его гладить, что-то ласково ему бормоча. Вскоре песик перестал вырываться и спокойно улегся.

— Пойдем в столовую, — предложил Люциус, — выпьем, а заодно услышишь новости.

Северус кивнул и они прошли в огромную, прилегающую к залу комнату, которая использовалась для званых обедов и ужинов. Люциус открыл бар и налил понемногу коньяка в два пузатых бокала.

— Так что за хорошие новости? — спросил профессор, сделав небольшой глоток.

— Многочисленная помощь магическому миру от лица Малфоев, которую, как ты знаешь, оказывал пострадавшим Драко все это время, — начал Люциус, усевшись на подлокотник кресла зельевара, — наконец, дала свои плоды. В обмен на существенный вклад в ремонт Гринготтса министр магии подписал указ, снимающий обвинение со всех Малфоев.

— То есть… — не веря своим ушам, прошептал Северус.

— В том числе и с меня, — улыбаясь, кивнул блондин. — Через два дня указ официально вступит в силу и мне больше не придется прятаться.

— Даже не верится, — пробормотал Снейп и, обняв Малфоя одной рукой за талию, облегченно вздохнул. — Когда съезжают Лорд и Беллатриса?

— Через три дня, — ответил Люциус, допивая коньяк, — только не называй его Лордом. Ты же знаешь, как он расстраивается.

— Если честно, я думал, ты не станешь терпеть его в своем доме теперь, когда он больше ни для кого не опасен, — задумчиво пробормотал Северус.

— Возможно, так и было бы, — кивнул Малфой, перебираясь к зельевару на колени. — Но, во-первых, мне его стало жаль, а во-вторых, он-то может и неопасен, а как насчет Беллатрисы? Она бы мигом пустила меня в расход, посмей я обидеть ее ненаглядного.

— А я и не знал, что ты боишься женщины, — поддел его профессор.

— Это не женщина, это Беллатриса, — напомнил ему Люциус и обиженно надул губы.

— Ладно, извини, — Северус примиряюще погладил любимого по коленке, — лучше пойдем поглядим, как себя ведет мой питомец.

Они выбрались из кресла и направились обратно в гостиную. Едва переступив порог, Северус замер с открытым ртом.

Щенок сидел на полу посреди комнаты, перед ним на карачках стояла Белла и, задрав зад к потолку, пыталась заглянуть щенку в глаза, одновременно тряся у него перед носом ярко-красным мячиком с погремушкой внутри.

— Ну что с тобой, маленький? — бормотала она, маня песика игрушкой. — Не хочешь играть? Посмотри, какой у меня мячик. На, лови!

Она с силой запустила мячик в сторону, тот, подпрыгивая и погромыхивая, поскакал через всю комнату. Щенок повернул голову и посмотрел мячику вслед.

— Ну, лови! — уговаривала собачку Белла. — Ты, наверное, и играть-то не умеешь… Сев не играет с тобой (стоящий в дверях Сев сердито хмыкнул)? Давай покажу, как нужно приносить мячик.

Беллатриса, как была на четвереньках, припустила за собственноручно брошенной игрушкой. Щенок, смешно свесив голову на бок, с интересом наблюдал за ней. Когда Пожирательница, держа для наглядности мячик в зубах, возвращалась обратно, песик свесил голову на другую сторону и поглядел на нее с другого ракурса.

— Теперь понятно? — вынув мячик изо рта, простонала запыхавшаяся Беллатриса.

— Тяфф! — подтвердил щенок и запрыгал вокруг нее, пытаясь отнять игрушку.

— Белла, дорогая, ты почему на полу? Тебе что, плохо? — раздался немного испуганный голос, и в гостиной возник Волдеморт, вошедший в противоположную от Северуса дверь.

Вот только он был совсем не похож на Волдеморта. Мужчина лет сорока, довольно приятной наружности, с глубокими серыми глазами и густой шапкой темных волос. Посреди богато обставленной комнаты стоял Том Риддл собственной персоной.

— Нет, я в порядке, — успокоила мужчину Беллатриса, — забавляюсь с питомцем Северуса. Правда, он просто чудо?

— Ну-ка, кто у нас тут? — заинтересованно протянул Волдеморт, склоняясь над щенком.

— Тяфф! — песик взлетел вверх, словно выпущенный из пращи, и клацнул зубами, если бы не хорошая реакция бывшего Лорда, отсутствие носа стало бы для Риддла доброй традицией.

— Ой! — Волдеморт, подскочив от неожиданности, шарахнулся прочь от агрессивного песика.

— Тяф-тяф-тяф-тяф-тяф-тяф!!! — завелась с пол-оборота собачка, нарезая круги вокруг Риддла, забежала ему за спину и вцепилась в мантию зубами. Раздался треск и у щенка в пасти оказался здоровенный шмат ткани, который малыш тут же начал с остервенением трясти, мотая головой.

— Ой, простите, милорд, — испуганно забормотала Белла, хватая щенка в охапку, словно в попытке защитить его от гнева Волдеморта, — он ведь еще крошка…

— Ну что ты, Белла, он и правда прелестен, — успокоил ее Том, горестно оглядывая испорченное одеяние, и уселся в кресло. Беллатриса, а вместе с ней и Северус облегченно вздохнули.

Ближе к обеду появилась немного недовольная Нарцисса, настроение которой не улучшилось при виде очередной лужи, оставленной на полу неугомонным щенком. Вскоре домовики сервировали стол и все уселись обедать. Белла посадила щенка рядом с собой и поставила на пол мисочку с мясом.

— Что с тобой сегодня, Цисси? — удивленно спросил Люциус, заметив, что бывшая жена не в духе.

— Жорж уехал во Францию на три дня, — пыхтя, сообщила Нарцисса, и Люциус благоразумно замолк. Чтобы не злить лишний раз сестру, Белла быстро завела посторонний разговор о политике.

Когда обед подходил к концу, Северус сообразил, что в столовой царит подозрительная тишина. Заглянув под стол, он обнаружил, что возле миски пусто и принялся оглядываться. Щенок нашелся сразу же — он и не думал прятаться. Задрав лапу, песик с самым ангельским выражением на морде преспокойно прудил на безукоризненно вычищенные ботинки Люциуса.

Пока Северус лихорадочно соображал, как бы незаметно достать палочку, Малфой-старший тоже заметил безобразие.

— А, сука! — совсем не аристократично выругался он, вскакивая на ноги и тряся по очереди оскверненными ботинками.

— Это кобель! — машинально поправила его Беллатриса и, заметив, что тот замахивается для пинка, гневно закричала, выскакивая из-за стола и хватая малыша на руки. — Люциус, ты офонарел? Не смей трогать ребенка!

— Белла, он меня обос…

— Ничего, не размокнешь! — рявкнула Пожирательница, гладя испуганного песика. — Как только в голову пришло обижать такую крошку!

— Так займи чем-нибудь свою крошку, пока я его в коврик для ног не трансфигурировал! — заорал аристократ, очистив ботинки заклинанием.

— Маленький мой, не бойся, Белла не даст тебя в обиду, — замурлыкала Пожирательница, отпуская псинку на пол. — Хочешь поиграть? Я могу дать тебе мячик или палочку.

Услышав о палочке, щенок огляделся и немедленно наметил себе новую цель.

— Тяфф!!!

— Стой, сука!

— Это кобель!

Северус даже не успел понять, что произошло, а несносный питомец уже удирал во все лопатки, волоча за собой в зубах знаменитую трость Люциуса со змеиной головой.


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Солли
Дата: Понедельник, 18.04.2011 , 23:23 | Сообщение # 5
Величайшее Божество
Группа: Администраторы
Сообщений: 292
Репутация: 0
Статус: Offline
4 глава

Не успел Снейп и глазом моргнуть, как щенок с украденной тростью в зубах выскочил в распахнутые двери. Трость зацепилась за косяк и малыш потерял ее, но тут же вернулся, вновь сжал зубами и умчался. За ним, выкрикивая нехорошие слова, поскакал Люциус, яростно грозя песику кулаком. Всполошенная Нарцисса побежала следом.

— Он же его убьет! — испуганно закричала Беллатриса.

— Если поймает, — уточнил Снейп, тоже ощущающий беспокойство.

Едва он закрыл рот, как перепуганный щенок, уже без трости, влетел в столовую. За ним, размахивая отнятой вещью, бежал Малфой.

— Иди скорее ко мне, малыш! Фью-фью! — свистнула Белла и, хлопнув себя по коленкам, наклонилась и вытянула вперед руки. Щенок с разбегу заскочил ей на руки и, жалобно скуля, свернулся калачиком у нее на груди. Взбешенный Люциус подлетел к Пожирательнице и заорал, тряся тростью у нее перед носом.

— Я его пришибу! Он погрыз фамильную ценность!

— Что ты орешь, как ужаленный? — не уступая Малфою в силе голоса, рявкнула разозленная Белла, поглаживая дрожащего малыша. — Возьми палочку и поправь!

— Предупреждаю, держи от меня подальше эту суку! — продолжал голосить аристократ.

— Люциус! Это! Кобель! — прогрохотала Беллатриса прямо в лицо Малфою.

— Белла, ты что, спятила? — удивленно вытаращилась на сестру входящая в гостиную Нарцисса. — Что за заявления? Ты еще транспарант напиши. Тоже мне, открыла Америку… Между прочим, именно по этой причине я с ним и развелась.

— С кем? — захлопала глазами Белла, недоуменно глядя на Нарциссу.

— С Люциусом, — ответила женщина, возвращаясь за стол и продолжая прерванную трапезу. — Он изменял мне с Северусом, так что я и без тебя знаю, что он кобель.

— Вообще-то я о собаке, — ухмыльнулась Белла, заметив, как Люциус побагровел.

— Поверь, мой бывший муж больше кобель, чем вот эта невинная псина, — как ни в чем не бывало ответила Нарцисса и принялась за салат.

Люциус, малиновый от ярости, прошествовал к столу, сердито уселся и, покосившись на малыша, уложил трость рядом с тарелкой. Белла облегченно вздохнула и поглядела на щенка.

— Знаешь, милый, тут тебе оставаться опасно, — сказала она, почесывая песика за ухом, — вдруг я не догляжу и получишь палкой по хребтине… Пойдем-ка со мной, я тебя кое с кем познакомлю.

Она покинула столовую, унося щенка с собой. Поднявшись по широкой мраморной лестнице, женщина прошла по многочисленным коридорам, повернула за угол и, очутившись возле светлой дубовой двери, негромко постучала.

— Войдите! — донеслось из комнаты.

Белла толкнула дверь и вошла в большую, изысканно обставленную спальню. Лежащий на кровати светловолосый парень при виде женщины торопливо засунул что-то под подушку.

— Привет, тетя, — поздоровался он, — что-нибудь случилось?

— Нет, я к тебе с гостем, — улыбнулась Беллатриса, отпуская собачку, — погляди, кто у нас здесь.

Спущенный на пол, щенок в режиме электровеника промчался по комнате, нырнул под кровать, тут же вылез обратно с паутиной на носу, громко чихнул, запрыгнул на низкий журнальный столик, где стоял поднос с ланчем, и быстро обобрал с бутербродов всю колбасу. Затем соскочил на пол, с грозным рычанием налетел на один из стоящих у кровати меховых шлепанцев и принялся драть добычу. Драко засмеялся.

— Нельзя, малыш, — сказала Беллатриса, но ее воспитательные меры прошли впустую.

— Какой замечательный! — восхитился блондин, наблюдая за охотящимся щенком. — Откуда он взялся?

— Северус принес, — пояснила женщина, — можешь приглядеть за псинкой немного, пока он не отправится домой? В гостиной ему появляться опасно — Люциус может наподдать.

— Чем же ему досадил маленький щенок? — удивился мальчик, спуская руку с кровати и гладя песика по спинке.

— Украл его любимую трость и немного погрыз, а еще пописал ему на ботинки, — смущенно промямлила Беллатриса.

Драко заржал так, что едва не свалился с кровати. Белла тоже засмеялась, глядя на веселящегося племянника.

— Надо же, такая маленькая собачка, а так хорошо разбирается в людях, — немного отдышавшись, восхищенно заявил Малфой.

— Так ты присмотришь за ним? — спросила Беллатриса, подходя к двери.

— Конечно, не волнуйся, — кивнул парень и женщина покинула спальню.

— Да брось ты его, он уже умер, — сказал щенку Драко и, свесившись с кровати, ухватил малыша и втащил на постель. Шлепанец, уже порядком потрепанный, песик держал в зубах.

Посадив щенка на колени, слизеринец отобрал тапок и погладил малыша по голове. Тот немедленно перевернулся кверху лапами, подставляя ему живот. Драко улыбнулся и почесал щенку мохнатое пузо, песик тут же вскочил и принялся облизывать блондина.

— Ой! Ой! Не надо! — парень со смехом начал отбиваться от скачущего и слюнявящего его щенка.

Оставив Драко в покое, собачка побродила по кровати, сунула нос под подушку и вылезла обратно, сжимая в зубах большую фотографию в деревянной рамке, спрятанную Драко при появлении Беллатрисы.

— Эй, не коцай Поттера! — испугался блондин, выдирая фото из цепких зубов щенка. — Это моя единственная фотка.

Песик поглядел на фото, изображающее мальчика в очках и с метлой в руке, в алой гриффиндорской форме, и удивленно заскулил, приподняв ухо.

— Точно, я вот тоже сам себе удивляюсь, — Драко со вздохом поставил снимок на тумбочку и прижал щенка к груди. Малыш вывернулся из объятий, подошел к фото и поковырял его лапой, после чего повернулся к парню и тявкнул.

— Что тебе надо? — улыбнулся слизеринец, подтаскивая к себе зверька за передние лапы. — Хочешь знать, где я ее взял?

— Тяфф! — подтвердил малыш и лизнул Малфоя в нос.

— Панси по моей просьбе купила ее у одной когтевранки, а та приобрела ее у Криви, — пояснил Драко, почесывая щенку животик. — Зато чтобы убедить Панси оказать мне эту услугу, пришлось соврать, что я собрался проводить на ней черномагический ритуал и втыкать в нее иголки.

— У-у-у… — в ужасе заскулил песик.

— Не бойся, я же пошутил, — улыбнулся Малфой, — разве я могу причинить вред человеку, спасшему мне жизнь? Только лучше бы Поттер этого не делал — теперь я еще чаще начал думать, что был когда-то не прав.

— Тяфф! — попытался успокоить его щенок.

— Вот скажи, почему я раньше не попытался стать ему другом? — грустно спросил у него Драко. — Даже пусть и не вышло в первый раз, почему снова не попробовал? Вот зачем я его на празднике по случаю победы двухвосткой назвал? Только за то, что за ним везде Уизли и Грейнджер таскаются?

— У-у-у! — песик лизнул руку слизеринцу и положил голову ему на колени.

— Он теперь даже и разговаривать со мной не захочет, — с горечью сказал Малфой. — Я его думал в Хогсмид пригласить, а потом передумал. Не хочу, чтобы надо мной весь Гриффиндор смеялся. Хочешь, покажу тебе кое-что? Ты же никому не расскажешь?

— Тяфф! — мотнул головой щенок, тряхнув ушами.

— Ладно, верю, — улыбнулся Драко, потрепал пса по спине и, встав с кровати, подошел к шкафу. Порывшись на полках, парень вынул небольшую подарочную коробку и принес ее на кровать.

— Тяфф! — песик сунулся к коробке и с интересом понюхал.

— У Поттера летом был день Рождения, — пояснил Драко, — а он на все праздники получает свитера от Уизли, вот я и решил…

Открыв крышку, блондин вынул из нее красивый кашемировый джемпер и развернул. На светло бежевом фоне был изображен огромный лев, вставший на дыбы. Щенок одобрительно заворчал.

— Тебе нравится? — Драко снова вздохнул. — Я думал, что Гарри тоже понравится, вот только отослать подарок смелости так и не хватило. Но я его храню, может, когда-нибудь и хватит…

Щенок подобрался к Малфою и ткнулся носом в руку. Слизеринец помолчал, затем засунул джемпер обратно в коробку.

— Ладно, не будем о грустном, — встряхнулся он, — хочешь погулять?

— Тяфф!!! — песик прямо с кровати на бреющем полете стартовал к двери и радостно запрыгал, пытаясь достать зубами ручку. Драко засмеялся, встал с кровати и, выпустив малыша в коридор, пошел за ним.

— Что это за шум в саду? — удивленно спросила Нарцисса, цедя кофе из маленькой чашечки.

— Драко гуляет со щенком, — пояснила Белла, выглянув в окно. — Дай мальчику развеяться, он и так в последнее время из комнаты не выходит.

— Наверное, нашел себе невесту, — предположил Люциус.

— Почти, — хихикнула бывшая жена.

— Что значит — почти? — нахмурился Малфой. — Давай, говори, я тоже должен знать.

— Обойдешься, — буркнула Нарцисса, — а то голова станет квадратной от избытка информации и прическа будет смотреться плохо.

— Ну ты и язва! — восхитился Люциус.

— Зато хорошая мать, — парировала та, — и никогда не стану чинить сыну препятствий в личной жизни.

— Не хочешь ли ты сказать, что это не она, а он? — вытаращился на Нарциссу Малфой.

— А что, тебе можно, а ему нельзя? — скривилась миссис Малфой и, услышав донесшийся с улицы лай, сердито спросила. — Что они там делают?

— Наверное, удобряют твои клумбы, — усмехнулась Беллатриса.

— Что значит… Что?!! — Нарцисса подавилась кофе, вскочила, бросилась к окну и, распахнув его, высунулась в сад. — Драко! Не смейте сра… то есть, не смейте гулять в саду! Там раритетные цветы! Идите на квиддичное поле!

— Ну, ты молодец, мама! — с укоризной заметил сын, входя в столовую через минуту. — Значит, на клумбах нельзя, а на поле можно?

— Пойду, попрошу у эльфов немного каши для него, — Белла встала и вышла из комнаты.

Щенок, вбежавший вслед за Драко, обежал столовую, покрутился на месте, собрал лапы в кучу, сгорбился…

— Это что еще такое? — с отвращением вскричала Нарцисса, зажимая нос пальцами.

— Вот дерьмо! — со свойственной ей прямотой и абсолютно в тему заявила вернувшаяся с миской Беллатриса.

— Ага, угадала, — похвалил ее Северус, глядя на щенка, с недоумением нюхавшего кучу. Весь вид песика говорил: «Это еще откуда взялось?»

— Почему он это делает в доме? — надрывалась Нарцисса. — У нас тут что, свинарник?

— Нет, стервятник! — огрызнулся Люциус, вынимая палочку. — Эванеско!

— Кроме того, на улице ты запретила это делать, — напомнил матери Драко, — щенок справедливо рассудил, что здесь клумб нету.

Пока все препирались, песик выскользнул из столовой и оказался на крыльце. Пройдя пару шагов, малыш остановился, как вкопанный — на террасе в кресле-качалке сидел Том Риддл и разглядывал маленькую бархатную коробочку. Завидя щенка, бывший Лорд спрятал коробочку в карман и улыбнулся.

— Привет, кроха, погулять вышел? — Риддл поманил малыша пальцем, тот немедленно попятился. — Не бойся, иди ко мне.

Песик некоторое время недоверчиво смотрел на Волдеморта, но тот продолжал доброжелательно улыбаться. Щенок подошел к нему и тот, подняв псинку, посадил ее к себе на колени. Любопытный малыш тут же сунул нос Лорду в карман.

— Подожди, я сам достану, а то обслюнявишь, — засмеялся Риддл и, вынув коробочку, осторожно раскрыл ее — на алом бархате переливалась платина, украшенная изумрудом в обрамлении нескольких мелких бриллиантов.

— Вяв! — удивленно пискнул щенок, переведя взгляд на Лорда.

— Это для Беллатрисы, — ответил Том, защелкивая крышку и убирая коробочку в карман. — Я купил его год назад, когда убили Родольфуса, и хотел поднести ей после нашей победы над Поттером, но мне не повезло. Беллатриса спасла меня, а потом выхаживала целый месяц. И вот теперь я никто… Разве такой мужчина нужен чистокровной аристократке? Думаю, у этого кольца незавидная участь — пролежать в моем кармане многие годы…

— Р-р-р… — не одобрил планов Лорда песик.

— Том, ты где? — раздался голос и на террасе показалась Беллатриса.

— Тяфф!!! — щенок шустро сунул морду в карман Риддла, выхватил оттуда коробочку и, соскочив с его колен, метнулся к Пожирательнице.

— Стой! Куда? — ахнул Лорд и бросился за щенком.

Подбегая к Белле, Риддл споткнулся и рухнул к ее ногам, растянувшись во весь рост. Песик бросил коробочку ему под нос и с независимым видом уселся рядом. Испуганная женщина кинулась к упавшему.

— Том, ты в порядке? — взгляд ее упал на бархатную коробочку, удивленная Беллатриса взяла ее в руки. — Что это?

— Это… это мое… — замямлил Риддл, бросая сердитый взгляд на довольного малыша.

— Тяфф! Тяфф! Тяфф! — запрыгал щенок вокруг Беллатрисы.

— А что там? — женщина продолжала вертеть в руках красную коробочку.

— Это для тебя, — вздохнув, ответил Лорд, поднимаясь на ноги, — то есть, было для тебя, а теперь уже не знаю… Открой.

Несмело взглянув на Риддла, Белла осторожно открыла коробочку и ахнула. Мужчина заметно смутился.

— О, мой Лорд! — прошептала ошарашенная Беллатриса. — Вы… вы… вы это серьезно? Почему же теперь не знаете?

— Я ведь уже не Лорд и даже не волшебник, — пожал плечами Риддл, переминаясь с ноги на ногу.

— О, Том!!! — залившись слезами, Белла бросилась любимому на шею. — Ты такой глупый!

— Спасибо… — пробормотал слегка обалдевший Лорд, но тут же отстранил женщину и заглянул ей в глаза. — Так ты что — согласна?

— Конечно! — вскричала она, снова повиснув у Риддла на шее. — Я так этого ждала!

Не желая мешать, щенок развернулся и потрусил обратно в дом. Северус уже метался по столовой, разыскивая питомца.

— Вот ты где! — облегченно выдохнул он, завидя малыша. — Я тебя обыскался! Нам пора домой.

Со щенком обитатели Малфой-менора прощались дольше, чем с профессором. Едва зельевар с питомцем вышли из камина в подземельях, тут же перед ними возник домовой эльф с сообщением, что профессора Снейпа сэра просил зайти директор Дамблдор.

— Сейчас буду, — сказал Северус и домовик исчез. Быстро сменив парадную мантию на повседневную, зельевар прихватил щенка и отправился в кабинет директора.

— Северус, мальчик мой, ты уже вернулся? — обрадовался Дамблдор при виде Снейпа. — Как дела дома?

— Неплохо, спасибо, — сдержанно ответил профессор.

— А твоему питомцу там понравилось? — пронзительный взгляд старика остановился на сидящем на коленях зельевара щенке.

— Тяфф-тяфф-тяфф!!! — подтвердил песик. Директор удовлетворенно кивнул.

— Прекрасно, — кивнул старик, — Северус, ты не мог бы посадить собаку на соседнее кресло?

— Зачем? — напрягся Снейп, прижимая малыша к себе.

— Я ничего плохого ему не сделаю, просто выполни мою просьбу, — мягко, но настойчиво попросил Дамблдор.

Северус, не сводя со старика подозрительного взгляда, опустил песика на стоящий рядом стул. Дамблдор вынул палочку и направил на щенка.

— Анимагус Веритас! — выкрикнул директор прежде, чем Снейп успел сказать хоть слово.

Сверкнула ослепительная вспышка и щенок исчез, а на его месте появился страшно злой Гарри Поттер. Зельевар испуганно ахнул.

— Ну… блин… профессор Дамблдор, вы ваще!!! — злобно рявкнул гриффиндорец, едва к нему вернулся дар речи.

— Гарри, Гарри, извини, это вышло совершенно случайно! — зачастил директор, отодвигаясь подальше от мальчика. — Я понимаю, что тебе было слегка неудобно…

— Неудобно? — вскричал Гарри. — Вы понимаете, что я не мог даже контролировать себя?

— Ну, это понятно… — забормотал Дамблдор, — у тебя были инстинкты и восприятие двухмесячного щенка, а вот сознание и разум осталось человеческими.

— Инстинкты и восприятие? — разъярился мальчик. — Я чуть не умер от горя, когда профессор бросил меня в кафе!

— Поттер!!! — наконец к забытому всеми зельевару вернулся дар речи. — Это был Поттер! Все это время! Альбус, что еще за шуточки?

— Северус, прости меня, — вздохнул директор, — но ты ведь сам отказался сотрудничать.

— Лорд и Белла! — лицо профессора окаменело. — Вот к чему этот спектакль? Вы следили за мной!

— Северус, я лишь хочу, чтобы преступники получили по заслугам, ты никак не будешь фигурировать в этой операции, — ответил с довольным видом Дамблдор. — Я отправлю в Министерство письмо с сообщением, что сам обнаружил их местонахождение.

— Что, несомненно, добавит чести вашим заслугам, Альбус, — горько усмехнулся Снейп.

— Гарри, скажи, пожалуйста, — всем своим видом излучая доброжелательность, спросил директор, — вы с профессором были в тех местах, где бывать не следовало?

— Да, сэр, — взглянув на побледневшего зельевара, ответил гриффиндорец.

— И где же? — Дамблдор приоткрыл рот от любопытства.

— В Лютном переулке, — спокойно сказал парень. Снейп на соседнем кресле удивленно завозился.

— А… А потом? — ликование на лице старика слегка поугасло.

— Купил некоторые ингредиенты для зелий и отправился к себе домой, — пожав плечами, закончил Гарри.

— Нет, это не то, Гарри, — теряя терпение, поправил Дамблдор, — я ведь спросил о местах, где быть НЕ СЛЕДУЕТ.

— Ну, так в Лютном ведь запрещено, разве нет? — во всю ширь улыбнулся мальчик.

— И это все? — упавшим голосом спросил старик. — Больше нигде?

— Нет, сэр, — помотал головой Гарри, — к сожалению, нет. Теперь я могу идти?

— Иди, Гарри, — Дамблдор тяжко вздохнул и откинулся на спинку кресла.

Не подняв глаз на Снейпа, мальчик выскользнул за дверь. Директор заискивающе заулыбался, глядя на зельевара.

— Северус, извини, что я тебе не поверил, — начал было он, но профессор взмахнул палочкой и на стол Дамблдора лег пергамент с печатью и подписями. — Что это, мальчик мой?

— Заявление об увольнении, — отрезал профессор и, поднявшись, направился к двери.

— Северус! Северус! — засуетился Дамблдор и, подскочив, пустился вдогонку за зельеваром. — Пожалуйста, не уходи! Ну что я могу для тебя сделать?

— Понятия не имею, — фыркнул Снейп и снова нацелился на дверь.

— Понимаю, ты обижен, мне следовало верить тебе, — старик ухватил профессора за рукав. — но думаю, мы можем договориться?

— Я подумаю, — милостиво согласился Снейп и покинул кабинет.

Спустившись в подземелья, профессор подошел к своим покоям и увидел Поттера, мающегося перед дверью.

— Какого черта вы тут делаете, Поттер? — нахмурился Северус, открывая двери.

— Хотел извиниться, сэр, — пробормотал мальчик.

— Считаете, что должны? — приподнял бровь зельевар. — Ну что же, входите.

Гарри вошел в гостиную профессора и тот, закрыв дверь, повернулся к нему.

— Я вас слушаю, Поттер, — сообщил он, присаживаясь на диван.

— Сэр, поверьте, я действительно натворил все это не со зла, — забормотал Гарри.

— Вы загадили мне всю гостиную! — обвиняющим тоном начал Северус.

— Вы не водили меня гулять, а щенок в моем… в таком возрасте терпеть не может! — моментально отбрил гриффиндорец.

— Вы разодрали газету!

— Она так вкусно пахла краской! — смущенно сказал мальчик.

— Вы порвали справочник по ядам!

— А он пах невкусно!

— Вы разгрызли подставку!

— У меня чесались зубы!

— Вы украли курицу и подставили меня!

— Я есть хотел! А вы сами кинулись отнимать!

— Вы… ты… Ты обоссал Люциуса! А ведь он тебя даже погладил!

— Ага, погладил! — обиженно заявил Гарри. — А потом вытер руки о мантию!

— Ладно, Поттер! — рявкнул зельевар. — Так мы ни к чему не придем! Ответьте только на один вопрос — почему вы не выдали Дамблдору местонахождение Лорда и Беллатрисы?

— Он ведь искал преступников, а в Малфой-меноре я их не видел, — пожал плечами Гарри. — К тому же, вы обо мне заботились, и я не хотел отплатить вам злом за добро… Если бы их обнаружили в Малфой-меноре, Люциуса бы арестовали… И Драко тоже.

— Ясно, — тихо ответил Снейп, — свободны, Поттер…

Гарри кивнул, попрощался и покинул подземелья. Северус молча сидел на диване, испытывая странное чувство, словно из гостиной вдруг пропало что-то важное и весомое. А может, из его сердца…

Спустя неделю Гарри, Рон и Гермиона спешили на свой первый урок седьмого курса. Завернув за угол, Гарри нос к носу столкнулся с Драко. Слизеринец покраснел, разинул рот…

— Пошел к черту, Малфой! — рявкнул Рон, выступая вперед.

Драко дернулся, испуганно взглянул на Гарри и, даже не огрызнувшись, метнулся в сторону и понесся прочь по коридору. Гермиона пришла в ярость.

— Рон, кто тебя просил вмешиваться? — закричала она. — Между прочим, Малфой, кажется, пытался поговорить с Гарри!

— Им не о чем разговаривать! — отмахнулся от подруги Уизли. — И он не пытался говорить, только пасть раззявил, словно надумал его сожрать!

— А потом решил, что я поперек горла встану, да? — огрызнулся Гарри и поспешил на урок, дав себе слово, что непременно поговорит с Малфоем — в честь восстановления безопасности ученикам позволялось посещать Хогсмид гораздо чаще и первая вылазка была назначена уже на эти выходные.

Гарри брел из библиотеки перед самым отбоем, когда увидел в окно сидящего во дворе Малфоя. Недолго думая, парень поспешил на улицу.

— Привет, Малфой! — поздоровался Гарри, подходя к лавочке, на которой сидел слизеринец.

— Чего тебе надо, Поттер? — грустно вздохнул Драко, не поднимая на него глаз.

— Хотел просто поговорить, — пожал плечами Гарри и сел рядом.

— А с чего ты взял, что я хочу с тобой разговаривать? — все таким же бесцветным тоном поинтересовался Малфой.

— Ни с чего, — ответил Поттер, наблюдая за прячущимся за башнями Хогвартса солнцем, — если хочешь, я могу уйти.

— Сделай одолжение, — промычал Драко.

— Я только хотел спросить, Малфой, — заявил Гарри, поднимаясь со скамейки.

— О чем? — по-прежнему без особого интереса буркнул блондин.

— Где мой джемпер на день Рождения? — мирно продолжил гриффиндорец.

Драко подскочил на месте и вскинул на Гарри испуганный взгляд, щеки его медленно залились краской.

— Ты о чем, придурок? — еле шевеля губами, прошептал он.

— О моем подарке, который ты для меня приготовил, — спокойно объяснил Гарри.

— Поттер, ты больной? — румянец на щеках Малфоя сменился зеленоватой бледностью. — С какой стати я бы стал…

— Бежевый джемпер, очень красивый и явно дорогой, на груди вышит лев на задних лапах, — пожав плечами, перебил его брюнет.

— Откуда… узнал? — Драко затравленно поглядел на Поттера.

— Извини, но это тайна, — улыбнулся Гарри. — Просто я подумал, что могу надеть твой подарок на прогулку в Хогсмид. Или ты не согласен пойти со мной?

Не дожидаясь ответа от обалдевшего слизеринца, мальчик преспокойно повернулся и направился обратно в замок. Драко остался сидеть на лавочке, хлопая глазами вслед Поттеру и улыбаясь уголками губ.

На следующее утро, когда завтрак в Большом зале подходил к концу, рядом с Гарри на стол приземлилась крупная, школьная сова. К лапе ее была привязана нарядная коробка, сразу узнанная гриффиндорцем. Среди других, разносящих почту сов, была и та, что уселась в центре стола Слизерина и настойчиво принялась клевать в руку взволнованно глядящего на противоположный стол Малфоя.

— Драко, к тебе сова прилетела, — дернула его за рукав Панси.

Блондин очнулся и отвязал от совиной лапы плотный конверт. Заслонив от любопытной Паркинсон его содержимое, Драко заглянул внутрь и улыбнулся — в конверте была толстая стопка фотографий зеленоглазого гриффиндорца.

Спустя еще неделю прекрасным осенним днем Гарри и Драко отдыхали у озера. Вернее, отдыхал Гарри, лежа головой на коленях слизеринца, а Малфой читал учебник по трансфигурации.

— Странно очень, — пробормотал Гарри, глядя вслед промчавшемуся через двор Снейпу. Не обратив внимания на кучку орущих первокурсников, к тому же гриффиндорцев, и не сняв с них ни одного балла, профессор быстро пересек двор и скрылся в замке.

— Ничего странного, дубина, некоторые люди умеют читать, — не отрываясь от книги, буркнул Драко, но противореча обидным словам, тут же опустил руку на голову брюнета и погладил его по волосам.

— Да я о Снейпе, — пояснил Гарри, принимая сидячее положение. — Он какой-то сам не свой — баллы не снимает, Невилла не гоняет, не орет, не язвит, да и вообще, на Снейпа почти не похож…

— С отцом поругался, — вздохнул Драко, закрывая книгу. — Он потребовал у Дамблдора взять отца на должность преподавателя Защиты, старик согласился, а папенька выкобенивается. И еще, я думаю, он скучает…

— Люциус? — удивился Гарри.

— Нет, крестный, — покачал головой Малфой, — у него был щенок, а потом он куда-то делся. Куда именно, крестный не говорит, но видно, он успел к нему привязаться.

— Черт… — Гарри и подумать не мог, что зельевар мог привязаться к собачке. — Мы должны что-то сделать…

— Например?

— Пока не знаю, но это жалкое подобие Снейпа мне не нравится еще больше, чем сам Снейп, — твердо сказал Гарри.

* * *

— Минерва, тебе не кажется, что с Северусом что-то неладно? — тихонько спросил у МакГонагалл Дамблдор за обедом, ткнув вилкой в сторону Снейпа, вяло ковыряющегося в тарелке.

— Кажется, — кивнула Минерва, — он стал таким рассеянным… Сегодня за завтраком спросил, почему каша без мяса, а потом насыпал в чай соли. Может, нужно с ним поговорить?

— Не стоит, лучше дайте ему время, — сказал сидящий с краю стола Хагрид, накалывая на вилку три котлеты за раз.

— На что время? — удивился старик.

— С потерей свыкнуться, — серьезно заявил великан, — он по сбежавшей собачке тоскует, к ним быстро привыкаешь. Бедный профессор, жалко на него смотреть…

Альбус и Минерва одновременно поглядели на Северуса, переглянулись и вздохнули.

* * *

Северус возвращался в свои покои. Куча бездарных эссе была проверена, практическая работа седьмого курса тоже, но в отличии от прошлых дней профессора это совсем не радовало. Вопреки ожиданию, привыкнуть к возвращению в пустую гостиную не удалось, даже за две недели. Убеждение себя в том, что никакого щенка на самом деле не было результата не принесло. Северусу пришлось выбросить восстановленный справочник по ядам, но выбросить диван, кровать и стеллаж было невозможно.

Открыв дверь, профессор вошел в гостиную и замер на месте. Возле дивана блестела лужа, а по ковру валялись клочки, не поддающиеся идентификации.

— Что за черт? — прошептал Северус, сердце неприятно защемило.

— Тяфф! — раздалось сзади. Зельевар резко обернулся — из спальни со всех ног к нему мчался черный лохматый щенок с бантиком на шее. Но теперь профессора было не так-то легко сбить с толку.

— Анимагус Веритас! — направив палочку на зверька, произнес Снейп. Сверкнула вспышка, но когда она рассеялась, щенок по-прежнему оставался щенком и, подлетев к зельевару, принялся радостно скакать возле него.

— Тяфф! Тяфф! Тяфф! — бурно радовался малыш.

— Ты настоящий… — Северус плюхнулся на ковер и взял малыша на руки. Тот завизжал от счастья и облизал профессору все лицо. Тут зельевар заметил привязанную к банту на шее щенка открытку, аккуратно отвязал ее и раскрыл. « Северус, прошу у тебя прощения еще раз. Мы надеемся, этот малыш заменит тебе утраченного питомца и вернет душевное равновесие. С любовью, Альбус и Минерва». Профессор свернул записку и улыбнулся.

— Тяфф! — внезапно послышалось… сбоку. Снейп повернул голову и увидел черного лохматого щенка… вылезающего из-под дивана, с бантиком на шее. Подарок Дамблдора тем временем продолжал облизывать хозяину руки.

— Он что, издевается? — нахмурился Северус и сорвал записку с банта второго щенка. Пока малыши затеяли веселую возню на коленях профессора, борясь за лучшее место, Снейп с ужасом развернул послание.

«Дорогой профессор Снейп, прекращайте хандрить и возвращайтесь к нам, а это вот вам вроде… лекарство от скуки, во! Хагрид»

— Черт бы побрал этих заботливых! — буркнул Северус, поднимаясь на ноги с малышами в охапке. — Ладно, посидите тут, а я закажу вам поесть!

Он отнес щенков к дивану и уложил на плед. Внезапно плед зашевелился и из-под него выбрался, хлопая сонными глазенками… черный лохматый щенок с бантом на шее.

— Мама! — заорал профессор, бессовестно греша против истины. Если бы у Эйлин Принц была такая мохнатая рожа, она никогда не стала бы Снейп, да и Северус на свет вряд ли бы появился.

— Тяфф! — недовольно вякнул песик, поглядев на Северуса. Тот уже знакомым жестом сорвал с банта записку и развернул.

«Профессор, я тут подумал, раз уж я лишил вас щенка, то я должен и исправить это. Гарри Поттер».

— Да они меня в гроб загнать решили! — вскричал Северус и метнулся к камину. Бросил в огонь горсть порошка и засунул туда голову. — Люциус! Ты мне срочно нужен!

— Соскучился, Сев? — игриво замяукал Малфой, выходя из камина. Северус мгновенно схватил его за руку и поволок к дивану. — Ой, и правда соскучился… Это что за хрень?!!

— Тяфф! Тяфф! Тяфф! Тяфф! Тяфф! — на все лады заголосили щенки, недовольные тем, что их назвали хренью.

— Можно сказать, что это цена твоей свободы, — хмыкнул профессор, — только учти, что я с этой ценой один возиться не собираюсь. Ты согласился на место учителя?

— Пока нет.

— Считай, что согласился, — Снейп похлопал любимого по плечу. — Альбус тебе выделил комнаты по соседству с моими.

— Ты с ума сошел, Сев? — вид у аристократа был испуганный и жалкий. — Как я буду здесь жить?

— Счастливо! — рявкнул Северус и, поглядев на свалку, что устроили на диване наглые щенята, добавил, успокаивающе погладив Люциуса по волосам. — Ну, по крайней мере, я точно могу тебе обещать, что очень, о-о-очень весело!


Женская народная мудрость: сама придумала - сама обиделась.
 
Форум "За горизонтом" » Гарри Поттер » Слэш » Северус, это твоя собачка? (миди, ГП/ДМ, СС/ЛМ, ТР/ББ, PG-13, Humor)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


Copyright MyCorp © 2018
Хостинг от uCoz